Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ есть новые публикации за сегодня \\ 16.09.19


© Александра Ивановича Вештомова (1768 - около 1830 г.) ПЕРВЫЙ ИСТОРИК ВЯТСКОГО КРАЯ

Дата публикации: 07 марта 2019
Автор: В. А. БЕРДИНСКИХ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Номер публикации: №1551959943 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. А. БЕРДИНСКИХ, (c)

найти другие работы автора

Александра Ивановича Вештомова (1768 - около 1830 г.) принято считать первым историком Вятского края. Родился он в г. Кунгур Соликамской провинции Казанской губ. в семье священника1 . Кунгур входил тогда в Вятскую епархию, поэтому дети местного духовенства обучались в Вятской духовной семинарии. Она имела 8 классов. Кроме основного предмета, богословия, изучали там и общеобразовательные - историю, географию, поэзию, риторику, философию, латинский и греческий языки2 .

В 1790 г. из выпускного класса семинарии (богословского) по приказу губернатора трое воспитанников были направлены в Вятское главное народное училище для приготовления к учительской должности. В их числе оказался и Вештомов3 . В конце XVIII в. такие переводы при большой нужде в грамотных людях были


1 Эммаусский А. В. Александр Иванович Вештомов (к 200-летию со дня рождения). В кн.: Календарь знаменательных и памятных дат на 1968 год. Киров. 1968, с. 73.

2 Верещагин А. С. Краткий очерк истории Вятской духовной семинарии. В кн.: Столетие Вятской губернии, 1780 - 1880. Сб. материалов к истории Вятского края. Т. 2. Вятка. 1881, с. 590, 593.

3 Спицын А. А. История Вятского главного народного училища. В кн.: Календарь Вятской губернии на 1891 год. Вятка. 1890, с. 47.

стр. 178


в Вятке нередкими. В том же году открывались три малых народных училища в Сарапуле, Котельниче и Нолинске. Для них и требовались учителя. Поэтому, прослушав в течение нескольких месяцев в училище "методу преподавания" и пройдя курс предметов, не читанных в семинарии, назначены они были учителями в уездные училища. Вештомову выпал Сарапул4 .

Преподавание в то время велось иначе: учитель редко рассказывал и разъяснял урок. Чаще он только читал его с учениками по книжке и заставлял их пересказывать тут же в классе до тех пор, пока не выучат. Зубрежка лежала в основе обучения. Крайне редки были учителя, пытавшиеся как-то изменить форму обучения, найти контакт с детьми. Сохранились свидетельства, что Вештомов водил учеников на прогулки, собирал травы, семена дикорастущих растений, оживлял изучение предметов, пробуждая в детях любознательность5 . Он был одним из лучших преподавателей вятских училищ конца XVIII - начала XIX в.. знавшим и любившим свое дело. В апреле 1800 г. его перевели в Вятку в народное училище учителем второго класса6. Кроме этого, он вел параллельно занятия в первом классе, оказавшемся без учителя, естественно, бесплатно; платить учителям за дополнительную работу не было принято.

В последующие годы Вештомов заведовал естественноисторическим кабинетом, минц-кабинетом (нумизматическим), а с 1802 г. стал еще и училищным библиотекарем7 . Библиотека и кабинет помещались в крохотных тесных комнатушках приказа общественного призрения. В январе 1804 г. Вештомов был назначен учителем третьего класса8 , где изучали историю. Поэтому Александр Иванович с гордостью подписывался: "Учитель исторических паук". И хотя он получал теперь более 400 руб. в год, жил он трудно, на жалованье со все увеличивавшейся семьею (к 1810 г. у него было 6 детей). В 1807 г. он был произведен в титулярные советники. Человек горячий, увлекающийся, страстный патриот, он в 1807 г. пожертвовал 100 руб. за подвижную милицию (народные ратники для войны с Францией), взяв эти деньги вперед из жалованья9 .

У Александра Ивановича в третьем классе обучались по 16 - 20 учеников. Проходили они историю древних народов, всеобщую историю, историю России, естественную историю. Вештомов много рассказывал им сверх программы, т. к. учебники были краткими и носили справочный характер. Энергичная натура Вештомова искала лучшего применения. После перевода на службу в Вятское училище он вначале удовлетворялся составлением ежегодных отчетов по училищу и много читал, размышляя над прочитанным. Особенно его привлекали идеи французских просветителей. В своей публичной речи на выпускных экзаменах 3 июля 1809 г. он сказал: "Нет пособия к благосостоянию человеческому столь общего, которое бы можно применить к выгодам всякого человека, как-то, что мы называем учением. Ибо во всяком состоянии рождающийся человек есть все человек, с одним и тем же наследством от природы в свет отпускаемый. Разум заключает все природное его богатство... По справедливости общежитие есть обширная школа! Школа самая естественная для человечества! В ней возобновляется природный человек, душа возрастает в своих дарах, сердце образуется в чувствованиях и человек делается с искусством и нравом"10 .

Училищный устав 1803 г. рекомендовал учителям изучение местной истории, статистики, этнографии и поощрял их посылать статьи в официальные издания. Но решимости у вятских учителей не хватало. Отчет 1804 г. свидетельствует о том, что никто из учителей не представил записок по истории, топографии и статистике Вятской губернии11 . Губернатор В. И. Болгарский, желая составить описание


4 Там же.

5 Столетие Вятской губернии. 1780 - 1880. Т. 2, с. 619.

6 Государственный архив Кировской области (ГАКО), ф. 205, оп. 1, д. 1, л. 3 об.

7 Эммаусский А. В. Ук. соч., с. 74.

8 ГАКО, ф. 205, он. 1, д. 2, л. 5.

9 Юрьев В. П. Народное образование в Вятской губернии в царствование Екатерины II. Вятка. 1887, с. 121.

10 ГАКО. ф. 205. оп. 1, д. 1, л. 273.

11 Спицын А. А. Ук. соч., с. 48.

стр. 179


этой губернии, поручил в 1805 г. сделать это Вештомову пообещав снабдить его необходимыми материалами12 .

Александр Иванович принялся на сбор материалов но истории и экономике Вятского края. Он использовал при описании старины повествования вятских летописцев конца XVII - начала XVIII в. "Повесть о стране Вятской" и "Вятский временник" - источники не вполне достоверные, но за неимением других пришлось довериться им, перепроверяя сведения по иным материалам. Вештомов сделал также выписки из "Повести временных лет", Новгородской. Устюжской, Двинской летописей, Степенной книги. Известия о Вятке были в них краткими и порой бессвязными. Судебник Ивана IV, Соборное уложение 1649 г., законодательные акты Петра I, Елизаветы Петровны и Екатерины II, правительственные грамоты и указы, купчие, переписная книга Караулова 1654 г., подворная ландратская перепись 1717 г., материалы ревизий, различные документы из архивов провинциальной канцелярии, духовной консистории, церковных хранилищ - все это дало обильный материал к написанию истории Вятского края13 . Видимо, в процессе сбора материала изменились намерения Вештомова: то, что должно было быть второстепенным (краткая историческая справка о губернии перед обширным описанием ее современного состояния), стало главным.

С "Истории вятчан" Вештомова начинается историческое краеведение в Вятке Это сочинение позволило последующим историкам - А. С. Верещагину, А. А. Спицыну, В. П. Юрьеву и др. - определить и расширить круг своих исследований, выявить новые источники. В труде вятского учителя рассказывалось, как сменяли друг друга вятские воеводы. Терпеливо перечисляет Вештомов и местных епископов. Пользуясь архивными материалами, он проследил события год за годом, приближаясь к XVIII в., когда "любезное наше отечество стало из ветхого приходить в новое состояние"14 . Приводятся в сочинении и данные о налогах, собираемых здесь; список бургомистров; о строительстве новых церквей, "хотя их уже и так довольно в Хлынове"; о неторопливой жизни российской провинции. Автор ищет то, что связывает вятскую историю с общерусской. Он так определял свою задачу: "А посему осторожного повествователя должность, кажется, есть предавать вещи к сведению других так, как они самому ему преданы, но, не предупреждаясь в оных совершенно сам, оставлять совесть на волю читателей судить об оных самим. Я следую сему правилу в настоящем повествовании моем"15 .

В духе традиций XVIII в. Вештомов уделял немало внимания этимологии и решал многие вопросы исторической географии и этнографии на основании схожести звучания топонимов, гидронимов, наименований народов и личных имен. Большое место он отводил примечаниям. В них содержались полемика с другими авторами, ссылки на грамоты и прочие документы. В первом же примечании Вештомов дает сноску на "Повесть временных лет", полемизирует с историком Эминым, который не различает племя вятичей и вятчан, ссылается на Геродота, объясняет слово "вятка". По его мнению, новгородцы назвали реку Вотяткою по местному населению - вотякам (удмуртам), а затем это название преобразовалось в Вятку. Критически относится он к источникам, перепроверяет их по мере возможности, а когда нет такой возможности - оговаривает: "Я взял сие обстоятельство из истории г. Стриттера, но отколь он взял, мне не известно"; "Что я ни говорил доселе и впереди буду говорить о чудотворном Николаевом образе, все то почерпнуто мною из описания, находящегося при здешнем кафедральном соборе, и других подобных записок"16 .

В начале работы Александр Иванович затронул сложный (не совсем ясный и доныне) вопрос о заселении Вятки русскими. Он считает, что "первые у реки Вятки поселившиеся словяно-российского происхождения люди, сделавшиеся праог-


12 Там же.

13 Эммаусский А. В. Ук. соч., с. 75 - 76.

14 Вештомов А. И. История вятчан со времени поселения их при реке Вятке до открытия в сей стране наместничества, или с 1181 по 1781 годы чрез 600 лет. Казахи,. 1907, с. 117.

15 Там же, с. 23.

16 Там же, с. 35.

стр. 180


цами вятчан, были из Новгорода Великого выходцы". В пользу этого предположения он выдвигает следующие доводы: "Древнее новгородское наречие, сохранившееся у них поныне, есть первое тому доказательство; склонность к плотничеству и искусство в оном ость второй вероятный признак происхождения вятчан от новгородцев... Третье - общее мнение самих вятчан, основанное на преданиях предков о происхождении своем из Новгорода; четвертое - историческое (впрочем краткое и притом из бессвязных отрывков состоящее, следовательно неполное письменное известие)... Пятое - приемлемое большею частию сведущих людей мнение о происхождении вятчан из Новгорода Великого"17 . Примечания с такими доказательствами превышали на некоторых страницах основной текст. Вештомов принял мнение, высказанное в "Повести о стране Вятской", о заселении Вятки русскими еще в XII веке. Впрочем, в достоверность этого источника верили и Н. М. Карамзин, и С. М. Соловьев, и Н. И. Костомаров.

Александр Иванович привлек много документов, находившихся у частных лиц и в губернских хранилищах. Поэтому-то по сей день и сохранил его труд ценпость. К тому же многие из использованных им источников давно утрачены. Человек широкого кругозора, сторонник идей просветителей, он в своей работе осторожно критикует духовенство, церковные чудеса. Описывая ссору местного епископа с воеводой в 40-х годах XVIII в., из-за чего произошел развал в управлении краем, Вештомов замечает: о преосвященном пишут, что "науки любил и защищал де до чрезмерности, за которые де будто (чему поверить не можно) подверг себя и императорскому гневу..."18 .

Будучи рационалистом, Вештомов верит в силу и мощь разума, способного все объяснить без вмешательства бога. "В древние времена много естественного относили к сверхъестественному, а немало, может быть, и нарочито для потомства чудес...вымышляли и тем вещи обезображали в естественном их ходу, а писателей об оных поставляли на такой критической точке, что с одной стороны разум и совесть заклинают их следовать в описании вещей беспрерывным путем чудодеяпий, а с другой...иначе думать о вещах, как они преданы от предков"19 . Как и у просветителей, у Вештомова палпцо гуманистическое отношение к людям, которых он считает равными от рождения. Чужды ему и национальные предрассудки. Об удмуртах оп писал: "Они и поныне суть лучшие и трудолюбивейшие здесь земледельцы"; о марийцах: "Народ сей так, как и вотяки, поныне не имеют своей грамоты, хотя б было и не трудно им дать оную"20 .

Важнейший для Вештомова критерий в исторической критике - здравый смысл. Не отказывался он и от психологических портретов. Говоря об Амфале Никитине, бежавшем в Вятку в начале XV в.. он писал: "Человек беспокойного духа, признавший себя обиженным от отечества своего (Новгорода. - В. Б.), хотя сам учинился изменником оного,.. человек предприимчивый, натурально не мог быть спокоен между вятчанами, коих он волновать и руководствовать мог так, как хотел"21 .

Александр Иванович сделал первую попытку периодизации истории местного края. Он разделил ее на три периода: первый - от времени расселения русских в бассейне р. Вятки до присоединения Вятской земли к Русскому государству (1181 - 1459 гг.); второй - от присоединения Вятки до образования Вятской провинции (1459 - 1718 гг.); третий - от образования провинции до учреждения паместничества (1718 - 1781 гг.). Основным критерием для выделения периодов он считал форму административно-политического устройства, т. е. государственный фактор, что было вполне в духе того времени. Но в то же время Вештомов старался осветить и экономическую сторону жизни края, приводя в своем труде сведения о развитии земледелия, ремесла, торговли, а также о просвещении. Отношение его к простому народу ("поселянам - сей основе государства") на протяжении всего труда доброжелательное. Заметно его стремление просветить народ, улучшить его положение.


17 Там же, с. 11 - 15.

18 Там же, с. 166.

19 Там же, с. 23.

20 Там же, с, 179, 7.

21 Там же, с. 40 - 41.

стр. 181


С сочувствием описывает он бедственное житье крестьян: "Без хлеба! и без денег! Там еще подушные подати! Недоимки! Кража!"22 .

Конечно, содержание труда Вештомова во многом зависело от того материала, который ему удалось собрать и свести воедино. Он старался максимально использовать достоверные источники (особенно по XVII в.: данные переписей населения) и сетовал, что из-за частых в Вятке пожаров большинство старых документов сгорело. Стиль его повествования свободный: рассказ ведет человек, хороню владеющий устной речью. Но от передовой русской исторической мысли того времени его труд все же отличается. Объединение фактически разнородного материала у Вештомова произведено формально, в изложении его нет внутренней связи, логики исследования. Отсутствует у него и какая-либо концепция. Рационализм, лежащий в основе его метода, при котором главным критерием провозглашается здравый смысл, позволил ему, однако, усвоить начатки научной критики.

Свод ценного, хотя зачастую не проверенного фактического материала, у которого есть начало, но нет конца, - вот что представляет собой "История вятчан". Отсюда слабость многих выводов и оценок. Вештомов - собиратель, причем пристальное внимание к социально-экономическим вопросам объясняется не только его принадлежностью и личными симпатиями к низшим слоям общества, но и небогатой политическими событиями вятской жизнью XVI-XVIII веков. Тем не менее это была первая попытка синтеза в местной историографии. Отсюда ее роль для последующего развития исторической мысли в Вятке. 1807 - 1808 годы - время окончательной обработки собранного материала и написания Вештомовым своей работы.

Рукопись "Истории вятчан" более 100 лет хранилась в библиотеке Вятской мужской гимназии (преемницы Вятского главного народного училища), а сейчас находится в фондах Кировского областного краеведческого музея. Именно с нее в 1907 г. была напечатана в Казани книга (по определению Совета общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете). Инициатором издания сочинения Вештомова был попечитель Казанского учебного округа А. Н. Деревицкий. 220 страниц книги обычного формата - источник, можно сказать, драгоценный, поскольку многие материалы, коими пользовался автор, погибли и сохранились отрывочно лишь в его труде. Но та ли это рукопись, которую Вештомов посылал попечителю Казанского учебного округа С. Я. Румовскому? Внимательный осмотр убеждает, что, видимо, не та. Перед нами 149 страниц бумаги большого формата, исписанных мелким убористым почерком и почти без обычных в таком случае украшений. Вряд ли подносимый попечителю экземпляр был столь беден. Не случайно другой труд Вештомова (который был к тому же и недюжинным ботаником), "Вятская флора", посылавшийся им в Петербург, изобилует виньетками, рамочками и писан почерком гораздо более четким и удобным для чтения23 .

Рукописью Вештомова пользовались многие, обращавшиеся к истории Вятского края. Один из ее списков, принадлежавший Вятскому губернскому статистическому комитету, хорошо переплетенный, хранится ныне в краеведческом отделе областной библиотеки им. А. И. Герцена. На обороте титульного листа надпись: "Владимира Короваева, 28 июля 1857 года. Вятка". Фактически все местные историки в своих работах начинали отсчет от Вештомова. Спицын, Верещагин, Спасский опирались на его труд.

В сентябре 1810 г. Александр Иванович уволился из училища и перешел на службу форстмейстером (чиновником лесного департамента) Вятской округи, но вскоре тяжело заболел и не смог более работать, оставив свою семью в нищете. По исповедной книге 1816 г., в третьем дворе прихода Покровской церкви г. Вятки вслед за семьей коллежского советника Николая Стефанова указана и семья "бывшего Вятской округи фоштмейстера Александра Иванова сына Вечтомова"24 . Уральское произношение его фамилии, которое он отстаивал, сменилось вятским, через "ч". Так станут писаться его потомки в Вятке. Датой смерти Вештомова


22 Там же, с. 179.

23 Отдел рукописей Кировского областного краеведческого музея. Вештомов А. И. Вятская флора. Вятка. 1809 (рукопись).

24 ГАКО, ф. 205. он. 1, д. 2, л. 48: ф. 237, оп. 71, д. 200, л. 79.

стр. 182


считали 1825 г., но, по исповедной росписи, еще и за 1828 г. он значился в живых25 . Точная дата кончины талантливого вятского историка и просветителя остается пока не установленной.


25 Там же. д. 214, л. 29об.

 

Опубликовано 07 марта 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама