Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ есть новые публикации за сегодня \\ 18.09.19


АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ РЫКОВ

Дата публикации: 10 августа 2019
Автор: А. С. СЕНИН
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Номер публикации: №1565435783 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. С. СЕНИН, (c)

найти другие работы автора

"Профессиональный революционер". Так написал Рыков в графе о профессии, заполняя анкету делегата X Всероссийского съезда Советов 19 декабря 1922 года1 . В течение десятилетий имя этого человека было вычеркнуто из нашей истории. А если и упоминалось, то только в негативном смысле, как имя "врага народа" или "вечного оппозиционера". Этот клеветнический стереотип не изжит и в наше время2 . Об этом выдающемся советском государственном деятеле еще будут написаны и статьи, и книги. А здесь пойдет речь лишь об основных вехах его жизненного пути, о его взглядах на проблемы строительства социализма в СССР как одного из крупнейших деятелей большевистской партии, участника трех российских революций и главы Советского правительства в 1924 - 1930 годы.

Алексей Иванович Рыков родился 13 февраля 1881 г. в Саратове. Его отец, Иван Ильич, крестьянин слободы Кукарки Иранского уезда Вятской губернии, уехал из родного места после пожара, уничтожившего все его скромное имущество. Перейдя в мещанское сословие, он попытался стать торговцем, но у него ничего не получилось. Тогда он отправился искать счастья в Закаспийский край, где, сопровождая из Мерва соляные обозы, умер от холеры в 1890 году. Еще в 1886 г. умерла мать. Шестеро детей остались круглыми сиротами. Помощь бабушки, старшей сестры и собственное упорство помогли Алеше не сломиться. Он поступил в Саратовскую классическую гимназию, хорошо учился, постоянно получал похвальные листы, проявляя склонность к математике, физике и естествознанию. Позднее рассказывал, что уже в 4-м классе не верил в религиозные сказки. Лишь успехи в учебе спасли юного безбожника от исключения из гимназии, хотя учитель физики при всех говорил: "Рыков, а я знаю, что вы в бога не верите". В старших классах Алексей зарабатывал на жизнь, давая уроки, в частности своему однокласснику - генеральскому сынку.

Юноша рано увлекся революционными идеями, особенно полюбил книги о Французской революции конца XVIII века. В 7-м классе познакомился с нелегальной литературой, вскоре начал серьезно изучать "Капитал" К. Маркса. В 1890-е годы Саратовская губерния была одним из центров революционных кружков народнического направления. В Саратове пользовался особой известностью народоволец В. А. Балмашев, работавший библиотекарем Коммерческого собрания. К нему на "субботники" собирались учащиеся, с которыми он беседовал на общественные темы. Разговоры часто превращались в споры, в которых Рыков


СЕНИН Александр Сергеевич - кандидат исторических наук, и. о. доцента Московского историко-архивного института.

1 Центральный государственный архив Октябрьской революции (ЦГАОР СССР) ф. 1235, оп. 9, д. 314.

2 История КПСС. Курс лекций. Вып. 1. Изд. 2-е, перераб. и доп. М. 1988 с. 230, 259, 378.

стр. 85


принимал самое горячее участие. Одним из наиболее близких друзей Алексея в те годы был его ровесник, сын В. А. Балмашева Степан, будущий эсер, казненный в 1902 г. за убийство министра внутренних дел Д. С. Сипягина.

Путь народничества, особенно террор, противоречил взглядам Рыкова, который склонялся к социал-демократическим идеям. В 1897 - 1898 гг. в Саратове возникли первые социал- демократические кружки. В августе 1898 г. они объединились в "Саратовскую социал- демократическую рабочую группу"3 . Вскоре в нее вступил и Рыков4 . Участились его столкновения с гимназическим начальством, особенно после того, как он стал известен в качестве автора распространенной в гимназии листовки с призывом разрешить свободно читать любые книги и отменить преподавание ненужных для жизни предметов. Учитель чистописания узнал по почерку руку Рыкова, доложил "куда следует", и в местном жандармском управлении появилось очередное "дело" о неблагонадежном молодом человеке. Ему поставили 4 по поведению, что закрыло перед ним дорогу в столичные университеты. Тогда он подал документы для поступления на юридический факультет Казанского университета.

В его характеристике директор Саратовской гимназии написал: "Рыков происходит из крестьянской среды, чем до некоторой степени можно объяснить угловатость его манер... В общении с преподавателями нередко проявлял излишнюю развязность и в беседах с ними обнаруживал некоторое свободомыслие... Обладая довольно хорошими способностями, он занимался с большим старанием физико-математическими науками. За уроками обнаруживал достаточное внимание, но письменные работы исполнял не всегда с должным старанием, особенно по древним языкам. По своему умственному развитию Рыков может считаться достаточно подготовленным к получению высшего образования; что же касается его дальнейшего поведения, то оно в значительной мере будет зависеть от той среды, в которую ему удастся попасть впоследствии. Материальное положение его крайне плохое, так как он круглый сирота и воспитывался в гимназии на скудное жалованье сестры,.. причем последние два года жил исключительно уроками"5 .

В 1900 г. юноша был принят в Казанский университет. Вскоре местная агентура Департамента полиции сообщила, что студент 1-го курса А. И. Рыков "замечен в сношениях с рабочими тайными кружками гор. Казани", читает им лекции по истории рабочего и крестьянского движения, участвует в движении студентов за демократизацию университетского устава; когда 19 февраля 1901 г. полиция арестовала 29 рабочих и 12 студентов, первым в списке арестованных студентов стоял Рыков. Более шести месяцев он провел в тюрьме, затем был сослан в Саратов6 . Там он вошел в местный комитет РСДРП, вел революционно-просветительскую работу среди трудящихся города. Она была сопряжена с большими усилиями, требовала упорства и изобретательности. Филеры ходили за ним по пятам, постоянно следили за домом, где он жил. Поднадзорный состоял на службе в статистическом отделе губернской земской управы, что не только давало средства к жизни, но и снабжало важными цифровыми сведениями, используемыми в пропаганде7 .


3 Очерки истории Саратовской организации КПСС. Ч. 1. Саратов. 1968, с. 28 - 29.

4 ЦГАОР СССР, ф. 102, 7-е д-во, 1902 г., д. 958, л. 155.

5 Советская Татария, 16.II.1988.

6 ЦГАОР СССР, ф. 102, ОО, 1898 г., д. 3, ч. 13, лит. "Б", лл. 46, 48 - 49; д. 3, ч. 125, т. 16, лл. 93, 95; 3-е д-во, 1903 г., д. 49; 7-е д-во, 1901 г., д. 90, лл. 21, 36, 37, 89, 104; 1902 г., д. 644, лл. 22, 28; д. 958, лл. 3, 22, 173, 204, 205, 248.

7 Там же, ф. 102, ОО, 1898 г., д. 3, ч. 125, т. 16, л. 93; д. 5, ч. 36, лит. "Б", л. 148; т. 2, лл. 160 - 165об.; лит. "Г", т. 3, лл. 26 - 33; д. 80, лит. "Д", т. 2, лл. 14 - 273. Вот отрывок из агентурного донесения о нем: "Выхода наблюдаемого из дома не видели, а в 4 часа дня он неизвестно откуда пришел домой вместе со своей сестрой".

стр. 86


Алексей Иванович был одним из организаторов городской первомайской демонстрации 1902 года. При ее разгоне он был схвачен жандармами, избит, но, воспользовавшись оплошностью охраны, сумел бежать. В 1903 г. с помощью агентов "Искры" эмигрировал за границу. Встретившись в Женеве с В. И. Лениным и получив обстоятельный наказ, вернулся в Россию для работы в революционном подполье. Позднее он писал: "Передо мной, как в кинематографе, мелькали села, города, люди и события, и я все время куда-то устремляюсь на извозчиках, лошадях, пароходах. Не было квартиры, на которой я прожил бы более двух месяцев"8 . Ярославль, Кострома, Рыбинск, Нижний Новгород, Сормово... Охранка постоянно разыскивала революционера-организатора, выполнявшего сложные задания партии. "Высочайшим повелением" от 2 июня 1904 г. он был включен в циркуляр о повсеместном розыске. Полиция сообщала такие приметы: рост средний, телосложение среднее, держится несколько сутуловато, выглядит старше своих лет, волосы темно-каштановые, прямые, глаза карие, дальнозорок, очков не носит, голос баритон, речь чистая, в различных городах имеет большие связи, взять его можно только на улице9 .

Летом 1904 г. Рыков прибыл в Москву для укрепления ослабленной многочисленными арестами городской партийной организации. С той поры почти вся его жизнь связана с Москвой. В марте 1905 г. посланцем от московской организации РСДРП он уехал в Лондон на III съезд партии. Там участвовал в дискуссиях по всем обсуждавшимся вопросам и настаивал на включении в решения съезда таких положений, которые максимально конкретизировали бы задачи, стоявшие перед большевиками10 . Съезд избрал в состав ЦК партии пятерых: В. И. Ленина, А. А. Богданова, Л. Б. Красина, Д. С. Постоловского и 24-летнего Рыкова. 14 мая 1905 г. Алексей Иванович был схвачен полицией в Петербурге11 . "За принадлежность к преступному сообществу" и за "хранение в целях распространения значительного количества революционных изданий" он был определен к ссылке в северные уезды Пермской губернии. Царский манифест 17 октября избавил его от ссылки, и Рыкова избрали в состав Петербургского Совета рабочих депутатов. Затем партия послала его в Москву, где он зимой 1905 - 1906 гг. вместе с М. Ф. Владимирским встал во главе Московского бюро ЦК партии12 .

В апреле 1906 г. Алексей Иванович выехал в Стокгольм для участия в IV, Объединительном, съезде РСДРП. Съезд проходил в острейшей борьбе между большевиками и меньшевиками. В своем выступлении Рыков подверг резкой критике позицию меньшевиков: "Если бы т. Аксельрод умел хорошо смотреть на русскую действительность, хотя бы и с Альпийских гор, он увидел бы, что после знаменитого манифеста правительство пошло так далеко, как никогда. Он увидел бы виселицы, штыки и прежние и новые тюрьмы... Я уверен, что рабочие назовут тактику Аксельрода провокацией в тюрьму, в ссылку, на виселицу... Логика жизни двигает меньшевиков на новый путь. Логика жизни подводит меньшевиков к кадетам"13 . Съезд избрал от большевиков в состав ЦК партии Богданова, В. А. Десиицкого, Красина и Рыкова.


8 Цит. по: Ломов А. Алексей Иванович Рыков. М. 1924, с. 14; см, также: ЦПА ИМЛ, ф. 70, оп. 3, д. 248, лл. 5 - 6; д. 255, лл. 6 - 9; ф. 124, оп. 1, д. 1678, лл. 3 - 4; ЦГАОР СССР, ф. 102, ОО, 1898 г., д. 5, ч. 36, лит. "Г", т. 2, лл. 160об - 165об; - т. 3, лл. 10 - 33; 7-е д-во, 1903 г., д. 2086, л. 19; д. 2852, л. 8.

9 ЦГАОР СССР, ф. 102, 1905 г., д. 6, ч. 284; п. 1 - 3, д. 1800, ч. 29, л. 47; ф. 58. оп. 1, д. 534, л. 118; ф. 63, оп. 14, д. 11, л. 96. О соответствующих действиях охранки см.: Спиридович А. И. История большевизма в России. Париж. 1922, с. 234 и др.

10 Третий съезд РСДРП. Протоколы. М. 1959, с. 144, 262, 289, 295, 328, 336 и др.

11 ЦГАОР СССР, ф. 102, 7-е д-во, 1905 г., д. 2890, лл. 3, 5.

12 История КПСС. Т. 2, с. 144.

13 Четвертый (Объединительный) съезд РСДРП. Протоколы. М. 1959, с. 306.

стр. 87


Летом 1906 г. Рыков приехал в Одессу, чтобы организовать большевистские ячейки в рабочих кварталах, наладить прерванные связи и транспортировку нелегальной литературы. Полиция напала на его след. Он возвратился в Москву, где и был схвачен. Последовала ссылка в Архангельскую губернию. Весною 1907 г. он, бежав из ссылки, вернулся в Москву, но 1 мая был снова арестован вместе с Красиным, сестрами Шмидт и другими участниками совещания, обсуждавшего вопрос о сборе денежных средств для РСДРП14 . Последовало 17-месячное пребывание в Таганской тюрьме и ссылка под гласный надзор полиции в Самару. В те годы за революционную деятельность преследовались также его брат и сестра; брат Иван, врач по образованию, был также арестован и находился в тюрьме15 .

После ссылки Рыков в апреле 1909 г. уехал за границу по заданию Русского бюро ЦК партии, в которое он входил в 1907 - 1910 годах. Правые и "левые" оппортунисты раскалывали тогда партию, остро стоял вопрос о сохранении ее как революционного авангарда рабочего класса, причем немало зависело от позиции каждого видного партийного руководителя. 23 апреля 1909 г. Ленин писал члену ЦК РСДРП И. Ф. Дубровинскому: "Похоже на то, что Власов (партийный псевдоним Рыкова. - А. С. ) теперь решает судьбу: если он с глупистами, обывателями и махистами, тогда, очевидно, раскол и упорная борьба. Если он с нами, тогда, может быть, удастся свести к отколу парочки обывателей, кои в партии ноль"16 . 5 мая ему же Владимир Ильич сообщал: "Вчера приехали Марат (целиком с оппозицией) и Власов (с нами)... Власов настроен по-Вашему: с нами принципиально, но порицает за торопливость... Значит, не бойтесь: Власов отныне будет у власти, и ни единой несообразности мы теперь не сделаем. Власов упрекает нас за неуменье обходить, обхаживать людей (и он тут прав). Значит, и тут не бойтесь: Власов отныне все сие будет улаживать"17 .

С 8 по 17 июня Рыков, являясь членом Большевистского центра18 , принимает участие в совещании расширенной редакции газеты "Пролетарий" и председательствует на первом заседании. В своем выступлении он осудил отзовизм и ультиматизм. Ленин поддержал его предложение не распространять идеи богостроителей через "Пролетарий". Алексей Иванович выступил также с докладом о меньшевистской партшколе на о. Капри: "Вопрос о школе сводится к вопросу о расколе нашей фракции... Эта школа стремится сделаться политическим центром... Товарищ Максимов (псевдоним А. А. Богданова. - А. С. ) спрашивает, отчего погибла Троя? От коня, т. Максимов! Вот и вы хотите ввести в нашу фракцию каприйскую школу и погубить ею фракцию"; после дискуссии совещание утвердило резолюцию, предложенную Рыковым: "Расширенная редакция "Пролетария" заявляет, что большевистская фракция никакой ответственности за эту школу нести не может". В то же время Рыков не сумел увидеть принципиальных расхождений между социал-демократами, придерживавшимися различных философских взглядов: "Я бы воздержался от голосования, ибо я не философ... Должен указать, что при выборах в редакцию Ц. О. товарищи руковод-


14 ЦГАОР СССР, ф. 102, ОО, 1907 г., д. 5, ч. 34, лл. 188, 189, 191; д. 3288, лл. 3об. - 42; ф. 63, оп. 25, д. 839.

15 Здесь и в ряде мест ниже использованы сведения и семейные документы, любезно предоставленные дочерью Алексея Ивановича, Н. А. Рыковой; см. также: ЦГАОР СССР, ф. 102, ОО, 1909 г., д. 5, ч. 51, лит. "А", л. 111.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 47, с. 174.

17 Там же, с. 179.

18 Большевистский центр был избран на заседании большевистской фракции V съезда РСДРП. В него входили: В. И. Ленин, А. А. Богданов, Г. Е. Зиновьев, Л. Б. Каменев, Л. Б. Красин, В. П. Ногин, А. И. Рыков, И. А. Теодорович, В. Л. Шанцер, И. Ф. Дубровинский и др.

стр. 88


ствуются политическими и тактическими взглядами, а не философскими. В этом направлении я намерен поступать и дальше"19 .

Возвратившись в Москву, он вновь занялся работой партийного организатора. Филеры ведут за ним слежку. Осенью 1909 г. последовали очередной арест - за проживание по чужому паспорту - и очередной побег. В начале 1910 г. Алексей Иванович опять был схвачен и сослан в Пинежский уезд Архангельской губернии. Там он организовал из ссыльных социал-демократическую группу и вошел в ее бюро20 , а вскоре бежал за границу. Революционное оживление 1910 г., а затем и революционный подъем вызвали собирание партийных сил, формирование блока большевиков с меньшевиками- партийцами, оживление партийной работы, подготовку новых большевистских кадров. Ленин поставил задачу "собрать разрозненные силы и идти в бой за РСДРПартию, очищенную от проводников буржуазного влияния на пролетариат"21 .

В феврале 1911 г. Рыков, находившийся в Берлине, высказался против размежевания с "впередовцами", мотивируя это тем, что они не ведут борьбы с большевиками. Ленин в письмах "Дорогому Власову" и "Дорогому Ал." убеждал Рыкова в ошибочности занятой им позиции22 и вскоре поставил вопрос о созыве партийной конференции. В Париже 28 мая - 4 июня 1911 г. состоялось совещание членов ЦК РСДРП, живущих за границей. По сведениям Департамента полиции, Ленин поручил созыв этого совещания Рыкову. Большевиков на совещании представляли Ленин, Рыков и Зиновьев. Было принято решение о создании Заграничной организационной комиссии (ЗОК) для подготовки конференции. В ее состав вошел и Рыков, до отъезда в Россию являвшийся секретарем ЗОК. В августе 1911 г. Алексей Иванович в качестве уполномоченного ЗОК нелегально уехал на родину, но в первый же день пребывания в Москве был по доносу провокатора арестован23 .

Снова - стены Таганской тюрьмы, и снова - Архангельская губерния. Он писал: родным: "Мы почти все здесь живем на казенное пособие"; все деньги "немедленно уходят, и я до следующей получки хожу, как бог, без копейки в кармане. Теперь я устроился с заработком, корреспондирую из Пинеги в паршивую газетку "Архангельск" об убийствах, кражах, ценах на сено и проч. пустяках. Получаю 1 1/2 коп. за строчку. К моему несчастью, ни краж, ни грабежей здесь нет, и писать совсем не о чем"24 . Освобожденный по амнистии в феврале 1913 г., он возвратился в Москву25 .

В письме Департамента полиции в декабре того же года томскому губернатору отмечалось: "Рыков является наиболее активным представителем московской организации РСДРП. После отбытия административной высылки в Арханг. губ. Рыков прибыл летом в Москву и стал усиленно восстанавливать связи с фабрично-заводскими рабочими... Ранее Рыков был неоднократно задерживаем на нелегальных собраниях рабочих, в том числе на собраниях боевой дружины МК. Он занимался все время революционной деятельностью под чужим видом, под чужим именем"26 . Постоянная полицейская слежка снова привела его к аресту и


19 Протоколы совещания расширенной редакции "Пролетария". М. 1934, с. 3, 30, 37, 45, 47, 49 - 50, 59, 121 - 122.

20 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 1, д. 824, лл. 17 - 28; ЦГАОР СССР, ф. 63, оп. 44, дд. 1064, 4780; ф. 102, ОО, 1908 г., д. 474, л. 141об; 1909 г., д. 5, ч. 51, лит. "А", л. 210; 1910 г., д. 5, л. 166об.; д. 5, ч. 4, лит. "Б", лл. 38об. - 39об.

21 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 20, с. 285.

22 Ленинский сборник XVIII, с. 24; Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 48, с. 15 - 22.

23 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 1, д. 953, л. 1; д. 1035, д. 966, лл. 4 - 41 об.; д. 1003; д. 1050, лл. 1 - 2; д. 1085, лл. 1 - 2; д. 1086, лл. 2 - 4; дд. 1114, 1190, 1200; ЦГАОР СССР, ф. 63, оп. 47, д. 247, лл. 183 - 184, 270, 297; История КПСС. Т. 2, с, 345.

24 Алексей Иванович Рыков (его жизнь и деятельность). М. 1924, с. 26 - 27.

25 ЦГАОР СССР, ф. 63, оп. 1913, д. 359, лл. 33, 42.

26 Ломов А. Ук. соч., с. 11.

стр. 89


ссылке в Нарымский край. Оттуда последовал смелый побег через 2 тыс. верст сибирской тайги, болот и рек, когда сутками не встречалось ни одного селения, и тут же - новый арест, ибо из доноса провокатора охранка узнала о пересылке Рыкову в Нарым денег и паспорта, заклеенных в корешок книги, после чего выявила его местопребывание.

В очередной ссылке Алексей Иванович вел революционную агитацию среди местного населения, наладил переписку со "свободой". 4 июня 1915 г. Рыков и А. В. Шотман с товарищами организовали демонстрацию с пением революционных песен27 . На этот раз Алексею Ивановичу пришлось отбывать ссылку вплоть до Февральской революции. 3 марта 1917 г. из частной телеграммы Рыков узнал о событиях в Петрограде и написал родным: "Впечатление колоссальное. Но кроме нас никто ничего не получил. Пристав тоже ничего не знает и плохо всему верит. Телеграф испортился... По-видимому, происходят события, невиданные в России".

Вырвавшись из Нарымского края, Рыков вернулся в Москву. I Московская общегородская конференция РСДРП приняла в начале апреля расплывчатую резолюцию о власти, не определив политического места Советов. Один из руководителей московских большевиков П. Г. Смидович высказался на Московской областной конференции РСДРП(б) за контроль Советов над Временным правительством. Г. И. Ломов, А. С. Бубнов, Рыков поддержали этот план. Однако партии не хватало четкой ориентировки. Она была обретена после ленинских Апрельских тезисов. На VII, Апрельской, конференции РСДРП Ленин говорил: "Москвичи в третьем пункте (резолюции. - Л. С. ) прибавляют контроль. Представлен этот контроль Чхеидзе, Стекловым, Церетели и другими руководителями мелкобуржуазного блока. Контроль без власти есть пустейшая фраза... Вот поэтому я возражаю против третьего пункта товарищей москвичей"28 .

В прениях по докладу Ленина выступил и Рыков: "Можем ли мы рассчитывать на поддержку масс, выкидывая лозунг пролетарской революции? Россия - самая мелкобуржуазная страна в Европе. Рассчитывать на сочувствие масс социалистической революции невозможно". Он ошибочно считал, что поддержка курса на социалистическую революцию приведет партию к отрыву от масс и превращению ее в пропагандистский кружок. "Толчок к социальной революции должен быть дан с Запада. У нас нет сил, объективных условий для этого". Партия должна полностью реализовать программу-минимум "до социализма, а потому на ней и должно беспрерывно сосредоточиваться наше внимание". Хотя прошло почти два месяца после начала революции, "платформа демократических преобразований не только не осуществлена, к осуществлению ее даже не приступлено. Перед нами лежит безбрежное море работы по развитию революционных завоеваний, по углублению революции, и особенно в деревне. Широкая масса населения России только просыпается к революции"29 .

Как известно, на конференции выявились различные взгляды на стратегию и тактику партии. Ленин не согласился со взглядами своих оппонентов. Он был твердо убежден, что в России созрели необходимые условия для социалистической революции, и назвал пародией на марксизм ту точку зрения, что "социализм должен прийти из других стран, с более развитой промышленностью"30 . Апрельские тезисы, нацелившие


27 ЦГАОР СССР, ф. 63, оп. 44, д. 4780, лл. 1 - 36; д. 5484, лл. 1 - 2; оп. 50, д. 56, л. 2; оп. 1913, д. 359, лл. 33, 42; ф. 102, 00, 1911 г., д. 5, ч. 27, лит. "Б", л. 71об.; 1914 г., д. 5, ч. 46, лит. "Б", л. 163; Нарымская ссылка. Томск. 1970, с. 272 - 273; Годы реакции (1908 - 1910). Вып. 1. М. 1925, с. 140, 144.

28 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 31, с. 345 - 346.

29 Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (большевиков). Протоколы. М. 1958, с. 106, 107.

30 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 31, с. 363.

стр. 90


партию на третью революцию, на борьбу за власть Советов, помогли не только партии в целом, но и лично многим большевикам избрать верный курс. Вместе со всеми в его реализацию включился и Рыков. Он вел активную работу в Комитете общественных организаций при Моссовете, а в мае 1917 г. был избран в Президиум Московского Совета рабочих депутатов31 .

В июне Рыков принимает участие в работе I Всероссийского съезда Советов. Когда в июле Моссовет рассматривал вопрос о коалиционном Временном правительстве, Рыков от имени фракции большевиков заявил, что нельзя оказывать никакой поддержки такому правительству; престиж "революционных партий" в стране резко пал, ибо "нигде не было так тихо, как в Совете рабочих депутатов" в то время, как казаки и юнкера обыскивали в Петрограде рабочие кварталы, закрывали профсоюзы и громили левые типографии; о каком же доверии правительству можно говорить? Рыков выступил также за установление рабочего контроля на производстве и против направленного на борьбу с революционерами восстановления смертной казни32 .

Корниловский мятеж острее, чем до этого поставил вопрос об отрядах Красной гвардии, о вооружении рабочих для защиты дела революции. Под председательством Рыкова 4 сентября состоялось заседание исполнительных комитетов Советов рабочих и солдатских депутатов Москвы, утвердившее устав отрядов Красной гвардии. На следующий день он выступил с докладом на общем заседании Советов рабочих и солдатских депутатов Москвы со страстным призывом: "Без захвата власти рабочими и крестьянами немыслимо торжество революции, немыслимо спасение родины". По его докладу была принята резолюция ленинской фракции - важный политический документ, свидетельствовавший о большевизации, вслед за Петроградским, Московского Совета. Избранный VI съездом партии в состав ЦК, Алексей Иванович принимал активное участие в Октябрьском вооруженном восстании, был назначен комиссаром в министерства внутренних дел и юстиции, а в Москве являлся кандидатом в члены Военно-революционного комитета33 .

Победа Великого Октября внесла кардинальные изменения в судьбу Рыкова. Но его деятельность в составе Совета Народных Комиссаров началась драматически. Полагая, что Советская власть не удержится, если не включит в правительство представителей от эсеров и меньшевиков и что альтернативой может явиться лишь сохранение однопартийного большевистского правительства средствами отвергаемого им политического террора, он 4 ноября 1917 г. вместе с В. П. Ногиным и В. П. Милютиным вышел из состава Совнаркома, в котором был наркомом внутренних дел. ЦК партии расценил этот шаг как дезертирство и осудил поступок товарищей, вставших на небольшевистскую платформу. Ленин выразил уверенность, что трудящиеся "не пойдут за Рыковым и Ногиным"34 . Через несколько лет, анализируя случившееся, Владимир Ильич говорил, что вскоре после Октябрьской революции "ряд превосходных коммунистов в России сделали ошибку, о которой у нас неохотно теперь вспоминают. Почему неохотно? Потому, что без особой надобности неправильно вспоминать такие ошибки, которые вполне исправлены", и подчеркнул, что эти "виднейшие большевики" "через несколько недель - самое большее через несколько месяцев - все эти товарищи уви-


31 Центральный государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства (ЦГАОРСС) г. Москвы, ф. 1722, оп. 1, д. 2, лл. 72, 107.

32 Игнатов Е. Московский Совет рабочих депутатов в 1917 году. М. 1925, с. 291 - 293.

33 Известия Московского Совета рабочих депутатов, 4, 5, 6.IX.1917; ЦГАОРСС г. Москвы, ф. 166а, оп. 1, д. 2, лл. 6 - 7; ф. 1722, оп. 1, д. 13, л. 77об.; д. 24, л. 1; Рябинский К. Революция 1917 года. Хроника событий. Т. V. М. -Л. 1926, с. 188, 193 - 194, 200; Вознесенский А. Н. Москва в 1917 году. М. - Л. 1928, с. 138.

34 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 58.

стр. 91


дели свою ошибку и вернулись на самые ответственные партийные и советские посты"35 .

Знания Рыкова, его революционный энтузиазм партия решила использовать самым максимальным образом. 3 апреля 1918 г. Совнарком РСФСР утвердил его председателем Высшего Совета Народного Хозяйства36 . ВСНХ был центральным органом руководства экономикой страны с чрезвычайной широтой функций: организация народного хозяйства в условиях "отчаянной борьбы и бешеного сопротивления эксплуататоров"37 ; организация новых финансов; разработка общих норм регулирования экономической жизни, объединение и согласование деятельности местных совнархозов и экономических наркоматов, а также решение многих других важных вопросов38 , включая руководство работой Главкожи, Главсахара, Главнефти, Главторфа, Центрочая, Центротекстиля, и мн. др. Рядом с Рыковым и под его руководством работали в ВСНХ такие видные деятели, как Л. Я. Карпов, Л. Б. Красин, первый председатель ВСНХ до 1918 г. В. В. Оболенский (Н. Осинский), Г. И. Ломов (Оппоков), В. П. Милютин, В. П. Ногин, Я. Э. Рудзутак, В. Я. Чубарь, В. В. Шмидт, А. В. Шотман и многие другие. Осенью 1918 г. А. И. Рыков уже председательствовал на некоторых заседаниях СНК. 1 ноября 1918 г. он вошел в состав Чрезвычайной транспортной комиссии, на которую была возложена координация действий Наркомата путей сообщения и Главного управления водного транспорта, проведение срочных мероприятий по транспорту, ускорение ремонта вагонов и паровозов, перевозок грузов и пр.39 . Оставаясь председателем ВСНХ по 1920 г., Алексей Иванович руководил тогда практически всей советской промышленностью, распределением сырья и готовой продукции, обеспечением материальных нужд Красной Армии. Его вклад в победу над белогвардейцами и интервентами до сих пор по-настоящему не оценен.

Вплоть до I съезда совнархозов (25 мая - 4 июня 1918 г.) Рыков занимался преимущественно организационной работой. Приходилось ему тогда встречаться и со многими людьми, кто "прорывался" к народному комиссару, чтобы разобраться в каком- то вопросе или добиться решения неотложного дела. К нему являлись с жалобами на дезорганизованный транспорт, помехи в рыночной торговле, нехватку денежных средств, невыплату зарплаты, с предложениями наладить контакты с зарубежными фирмами, национализировать или денационализировать какое-то предприятие, приносили фантастические проекты построить "коммунистический мост" Москва - Берн, ввести с июля 1918 г. "одежду мирового социализма" и т. п. До 1 июля было национализировано центральными постановлениями около 100 фабрик и заводов. Рыкову с сотрудниками приходилось вести переговоры с некоторыми из бывших их владельцев. Отдельные предприниматели вошли на какое-то время в Московский экономический райком, Харьковский совнархоз, 1-й Кожевенный главк. Состоялись сложные дебаты с теми капиталистами, кто, отказываясь от сопротивления, рассчитывал еще действовать как частник при Советской власти, и с различными "инициативными" инженерами (уральская группа Мешкова, группа Второва и пр.).

Новую страницу работы ВСНХ открыл декрет Совнаркома РСФСР от 28 июня 1918 г. о национализации крупнейших предприятий горной, металлургической и металлообрабатывающей, текстильной, электротехниче-


35 Там же. Т. 41, с. 417.

36 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 2, д. 1, л. 222.

37 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 36, с. 379.

38 Осинский Н. Строительство социализма. М. 1918; Коржихина Т. П. История государственных учреждений СССР. М. 1986, с. 64 - 68.

39 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 2, д. 41, л. 41; ф. 1235, оп. 93, д. 74, лл. 14 - 15; д. 381, л. 16; ф. Р-9550, оп. 3, д. 619, л. 1; Верещагин И. Председатель Совета Народных Комиссаров Алексей Иванович Рыков. М. - Л. 1925, с. 20 - 21.

стр. 92


ской и прочих отраслей промышленности. Почти ежедневно в разном составе из числа 12 членов бюро Пленума и 80 членов Пленума ВСНХ заседала его коллегия под руководством Рыкова. Она регулировала и организовывала материальное производство в стране, рассматривала предварительно сметы государственного бюджета, распределяла наличные товары. С конца 1918 г. Рыков с товарищами погрузились с головой в обслуживание военных нужд и выполнение заказов Красной Армии. Система "военного коммунизма" потребовала централизации всей экономической деятельности. К 1920 г. ею руководили в рамках ВСНХ более 50 главков и центров.

На плечи Алексея Ивановича легла величайшая ответственность. Он трудился с неслыханным напряжением. Чтобы вынести в один из обычных дней суждение о целесообразности предложения Химического отдела, председатель ВСНХ должен был предшествующей ночью, съев за сутки 100 г хлеба, кусок вяленой воблы и выпив три кружки кипятку без сахара, изучить месячные сообщения секций и главков шамотного, спичечного, табачного, кости, крахмала, масла, красок и лаков, бумаги, шиферного, кожевенного, стройматериалов, химической основы, химико-древесного, цементного, спирта, сахара, жиров, щетины, москательного, механического, электрохимического, взрывчатых веществ, анилина, фармацевтических заводов, резины, стекла, выработать свое мнение и дать в этой связи ряд поручений секретариату. Таких ночей и таких суток было тогда ежегодно десятки и сотни.

26 февраля 1919 г. Рыков выступил на заседании ВЦИК с докладом "О положении промышленности". В условиях гражданской войны, голода и разрухи он высказался за экономическую диктатуру, которая не считалась бы с интересами отдельных групп и лиц, а, учтя все ресурсы Советской России, использовала их там, где они нужны прежде всего. В те недели быстро ликвидировалась частная собственность на средства производства, крупные и средние предприятия уже были почти полностью национализированы (кроме оккупированных белыми районов). Удалось наладить снабжение сырьем только хорошо оборудованных и важнейших заводов и фабрик40 . Требовался жесточайшим режим экономии, соблюдение строжайшей дисциплины: "Мы не можем жить в данное время без принуждения. Необходимо заставить лодыря и тунеядца под страхом кары работать на рабочих и крестьян, чтобы спасти их от голода и нищеты". Обстоятельства вызывали "применение отдельных черт из жизни армии" в хозяйстве.

Вместе с тем Рыков одним из первых увидел серьезные недостатки системы "военного коммунизма": злоупотребления, выросшие на основе "гипертрофии централизованных форм управления" и приобретшие роль "крупного экономического фактора, отрицательное значение которого далеко превышает отдельные злоупотребления отдельных лиц", поскольку нарастали бюрократические извращения в работе аппарата управления. И на VIII Всероссийском съезде Советов в декабре 1920 г. Алексей Иванович предложил принять резолюцию о децентрализации управления предприятиями41 .

Весной 1919 г. возникли серьезные проблемы со снабжением РККА вооружением, боеприпасами, обувью, обмундированием, связанные частично со слабостями учета, бессистемностью войскового хозяйства, оторванностью военного ведомства от заготовительных органов, истощением запасов старой армии и анархичностью действий некоторых военных органов. Рациональное снабжение можно было наладить, только имея отчетливое представление о всех производственных возможностях


40 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. I. М. - Л. 1927, с. 145; Два года диктатуры пролетариата. М. 1919.

41 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. I, с. 306; Отчет ВСНХ VIII Всероссийскому съезду Советов. М. 1920.

стр. 93


страны и потребностях армии, при четкой системе распределения. 9 июля 1919 г. ВЦИК принял декрет о назначении Рыкова Чрезвычайным уполномоченным Совета рабоче- крестьянской обороны по снабжению Красной Армии и Красного Флота (ЧУСОснабарм). Ему были переданы органы снабжения Наркомата по военным и морским делам, Чрезвычайная комиссия по снабжению Красной Армии и Центральный отдел военных заготовок с правом переформировывать подведомственные учреждения, объединять действующие параллельно, ликвидировать излишние органы, назначать и смещать любых должностных лиц, имеющих отношение к материально-техническому снабжению РККА.

Алексей Иванович развил кипучую деятельность, решительно пресекая бумажно- канцелярскую волокиту, и обратился к новым сотрудникам с требованием не терять драгоценные часы: "Настоящим приказываю никаких проектов реорганизации не разрабатывать и с таковыми ко мне не являться, а, напротив, сосредоточить все внимание на усилении работы ныне существующих органов снабжения Красного фронта"42 . 12 сентября 1919 г. Рыков подписал приказ об учреждении Совета военной промышленности, под чей контроль перешли почти все оборонные предприятия. Совету удалось в кратчайшие сроки наладить их снабжение сырьем, топливом, рабочей силой вплоть до отзыва с фронта квалифицированных рабочих и специалистов, установить более строгие порядки на производстве, организовать материальное стимулирование труда. Постепенно сложился аппарат ЧУСО: управление делами и шесть отделов. В январе 1921 г. в ЧУСО работало около 500 человек43 .

Рыков никогда не был кабинетным работником. Он постоянно разъезжал по стране, по фронтам гражданской войны, учреждениям и предприятиям. Обычно он пользовался отдельным поездом, вел переговоры по прямому проводу, посылал вне очереди телеграммы, мог требовать объяснений и докладов всех без исключения должностных лиц военных и гражданских учреждений44 . Под руководством Рыкова ЧУСО наладил и поддерживал снабжение РККА в сравнительно удовлетворительном состоянии. Одновременно велся сбор трофейного, переданного населением и "бесхозного" военного имущества, его учет и использование, шла борьба с расхищением и незаконными реквизициями, был налажен ремонт военного имущества и создана сеть военно- ремонтных мастерских, регулярно издавался "Бюллетень Чрезвычайного уполномоченного Совета обороны по снабжению Красной Армии и Флота".

Успеху этой работы способствовали чрезвычайные полномочия, предоставленные ЧУСО и его представителям. По мере освобождения территории страны от белогвардейцев и интервентов ЧУСО воссоздавал нормальные экономические органы. Ленин высоко оценил работу председателя ВСНХ на этом посту: "Рыков, когда работал в Чусоснабарме, сумел подтянуть дело, и дело шло", - говорил Владимир Ильич на XI съезде партии45 . За заслуги в организации снабжения Красной Армии Алексея Ивановича наградили орденом Красного Знамени. IX съезд партии вновь избирает его членом ЦК РКП(б), а в апреле 1920 гг. он избирается в Оргбюро ЦК46 .

Помимо того, Рыков в годы гражданской войны возглавлял ряд государственных комиссий, был секретарем ВЦСПС, членом правления Всероссийского хозяйственного центра рабочей кооперации. Для него были характерны сочетание воли, энергии и упорства в достижении


42 РыковА. И. Статьи и речи. Т. I, с. 420.

43 Труды II Всероссийского съезда СНХ. М. 1919; Резолюции III Всероссийского съезда СНХ. М. 1920; ЦГАОР СССР, ф. 1235, оп. 36, д. 42, л. 3.

44 ЦГАОР СССР, ф. 130, оп. 4, д. 363, л. 125.

45 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45, с. 114.

46 ЦГАСА, ф. 55, оп. 1, д. 7, лл. 25 - 28, 73 - 74; д. 14; д. 43, л. 1; д. 47, л. 29; оп. 2, д. 1, л. 153; д. 91, лл. 31 - 54; д. 96, л. 9об.

стр. 94


цели, организаторского таланта, энтузиазма и умения работать с людьми, блестящее знание фактов повседневной жизни.

В мае 1921 г. его назначают заместителем председателя Совнаркома РСФСР, а также Совета Труда и Обороны. Ведению Рыкова подлежали наркоматы финансов, внешней торговли, труда, социального обеспечения, продовольствия, по военным делам, по иностранным делам, здравоохранения, Госплан, Центральное статистическое управление, Концессионный комитет, Комиссия по внутренней торговле, Центросоюз и областные экономсоветы. 21 июля Рыков был назначен также заместителем председателя Всероссийского комитета помощи голодающим47 . Лишь на несколько месяцев, с осени 1921 по март 1922 г., в его напряженной деятельности был вынужденный перерыв, когда в Берлине ему делали серьезную операцию. В политическом отчете ЦК на XI съезде партии Ленин отмечал: "Тов. Рыков должен быть членом бюро ЦК и членом Президиума ВЦИК, потому что между этими учреждениями должна быть связь, потому что без этой связи основные колеса иногда идут вхолостую"48 . В 1922 г. Алексей Иванович становится членом Политбюро; этот партийный пост он непрерывно занимал до декабря 1930 года.

12 декабря 1922 г. Ленин последний раз работал в Кремле, с 12 до 14 час. беседовал со своими заместителями по Совнаркому А. И. Рыковым, А. Д. Цюрупой, Л. Б. Каменевым об организации работы СНК и СТО. 10 января 1923 г. Рыков вошел в состав комиссии по выработке Положения о СНК, СТО и наркоматах СССР. Он же возглавил комиссию по составлению проекта построения руководящих органов наркоматов и определению их персонального состава, а 9 мая вновь был назначен председателем ВСНХ (в 1921 - 1923 гг. им был прежний член коллегии ВСНХ П.. А. Богданов), оставаясь одновременно заместителем председателя СТО49 . В те годы преодолевались тяжелые последствия гражданской войны, в рамках нэпа развернулось успешное восстановление народного хозяйства, преодолевались перегибы "военного коммунизма", когда "вместо рыбы царила лишенная субстанции Главрыба, вместо соли - Главсоль, вместо стекла и спичек - Главстекло и Главспичка. В заработной плате преобладала натуральная часть, в учете - цифирная тьма, хозяйственного расчета не существовало, хозяйственные нули числились хозяйственными единицами"50 .

В повороте к новой экономической политике и более полному использованию товарно- денежных отношений в качестве инструмента социалистического строительства самое активное участие принимал Рыков. Новое не сразу входило в жизнь. Алексею Ивановичу приходилось порою преодолевать сопротивление кое-кого из тех, рядом с кем он вместе трудился с 1918 г., но кто теперь считал слова "товарное обращение", "прибыль", "рынок" свойственными лишь капитализму и был готов вытравить их из языка строителей социалистического общества. Рыков полагал, что работа на основе новой экономической политики "вводится твердо и на долгий срок... Основа, узел новой экономической политики, заключается в торговле"51 .

Но именно здесь были достигнуты наименьшие результаты: "Мы так поставили нашу торговлю, что крестьяне и рабочие от нее шарахаются и идут к частному торговцу"; это объяснялось прежде всего непониманием со стороны многих коммунистов того, что "торговля есть тоже спе-


47 Ленинский сборник XXIV, с. 72, 83, 99, 140; ЦГАОР СССР, ф. 1235, оп. 38, д. 51, л. 4.

48 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45, с. 115.

49 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 12, с. 534; ЦГАОР СССР, ф. 1245, оп. 40, д. 69, л. 116; ф. 3316, оп. 13, д. 1, лл. 1 - 2; Ленинский сборник XIII, с. 19.

50 Драбкина Е. Я. Зимний перевал. М. 1988, с. 133.

51 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. И. М. 1928, с. 123.

стр. 95


циальность", что это "одна из ответственнейших отраслей народного хозяйства", требующая особых знаний, такой же "детализации и специализации", как любая другая сфера экономической деятельности. Часто же наблюдалась такая картина: "Наши промышленники привезли и разложили товары в деревне и начали ждать, пока мужик к ним придет. Мужик товары обревизовал, приценился и сказал: "Я буду жить сам по себе, а вы будете жить сами по себе"; следовало научиться торговать, изучать рынок и спрос в ответ на контроль потребителя над торговлей. И напротив, предложения о государственном нажиме на частную торговлю Рыков считал шагом "к ликвидации всего нэпа"52 .

Осенью 1923 г. в народном хозяйстве СССР наметились осложнения, связанные с "ножницами" - резким расхождением высоких цен на промышленные изделия и низких - на продукцию сельского хозяйства. Промышленные цены выросли за год на 300%. Рыков стремился выявить объективные и субъективные причины этого явления. К первым он относил несоответствие между развитием сельского хозяйства и промышленности, унаследованное от прошлого, и напоминал, что диктатура пролетариата была установлена в стране, в которой "капитализм не проделал еще значительной части работы, проделанной им в других, западноевропейских странах"53 . Высокие промышленные цены обусловливались недостаточной загрузкой предприятий, непомерной величиной накладных расходов, непропорционально большим числом служащих и вспомогательных рабочих. На высокую себестоимость оказывали влияние также падение трудовой дисциплины, перерасходы топлива.

"Если нынешние безобразия будут продолжаться, то, конечно, дороговизна останется, - говорил Рыков 11 декабря 1923 г. в Деловом клубе Москвы. - Савва Морозов, прежде чем издать свой журнал, накопил бы прибыль, а у нас сначала заводят журнал - и так во всем"; ко вторым причинам зам. Предсовнаркома относил ошибки, допущенные ЦК РКП(б) и СНК, причем главными из них являлись непродуманная политика цен и соответствующие действия зам. председателя ВСНХ Г. Л. Пятакова ("тов. Пятаков составил и издал приказ, который я прочитал уже после того, когда кризис начался"), согласно которым работа правления треста оценивалась по прибыльности предприятия без учета спроса, после чего заводы еще больше взвинтили цены54 .

Возглавляя комиссию "по ножницам", Рыков решительно настоял прежде всего на снижении соляного акциза и цены на керосин - важнейшую в ту пору продукцию для крестьян. Затем были снижены цены на спички и ситец. Алексей Иванович поддержал также предложения об увеличении экспорта хлеба. Это дало возможность использовать полученную валюту для закупок импортного заводского оборудования. Вывоз хлеба только в 1923/24 финансовом году возрос на 120 тыс. пудов; в результате цена 1 пуда пшеницы к выгоде крестьян поднялась с 55 до 95 копеек. Рыков был также председателем комиссии по заработной плате. Инициативно действуя, он добился повышения зарплаты железнодорожникам и металлистам и гордился этим чисто по-человечески. Он же возглавлял комиссию по выработке и введению единого сельскохозяйственного налога. Опять-таки по его предложению крестьянам была разрешена уплата налога в три срока, самый налог снижен, и часть его разрешалось платить дензнаками. Прямым результатом этих мер стало укрепление смычки между городом и деревней55 .


52 Там же. Т. II, с. 129, 179, 191, 193; т. III. М. - Л. 1929, с. 19, 24.

53 Там же. Т. II, с. 176; т. III, с. 12.

54 Там же. Т. II, с. 201; т. III, с. 43; Пятаков Г. Изменение организационных форм государственной промышленности. В кн.: Ежегодник Коминтерна. М. 1923.

55 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. III, с. 18 - 19; Смилга И. Промышленность в условиях новой экономической политики. М. 1924.

стр. 96


В те годы окончательно сформировались взгляды Рыкова на развитие экономики страны в переходный период. Реализацию своей концепции, которую он рассматривал как непосредственное продолжение ленинских политических и экономических установок, он начал, став преемником Владимира Ильича на посту председателя Совнаркома СССР. В этой должности Рыков был утвержден 2 февраля 1924 г. на I сессии ЦИК СССР 2-го созыва. Одновременно он до 1929 г. возглавлял и правительство РСФСР. В союзное правительство вошли заместители Рыкова Л. Б. Каменев, М. Д. Орахелашвили, А. Д. Цюрупа и В. Я. Чубарь, наркомы Н. П. Брюханов, Ф. Э. Дзержинский, Л. Б. Красин, В. В. Куйбышев, Я. Э. Рудзутак, И. Н. Смирнов, Г. Я. Сокольников, Л. Д. Троцкий, Г. В. Чичерин и В. В. Шмидт56 . Этот коллектив разрабатывал под руководством Алексея Ивановича все важнейшие вопросы экономической жизни страны. Очень тесно контактировал Рыков с Дзержинским, которому передал в 1924 г. главенство в ВСНХ, к тому времени упорядочившему свою деятельность: все отраслевые главки в нем, кроме Главметалла и Главэлектро, были ликвидированы; промышленностью руководило Главное экономическое управление, союзными трестами - Центральное управление госпромышленности. Возросла роль планового начала57 .

XIV партийная конференция в апреле 1925 г. по докладу Рыкова принимает резолюции, нацеленные на осуществление в деревне ленинского кооперативного плана. На XV партконференции в октябре - ноябре 1926 г. он сделал доклад "Хозяйственное положение страны и задачи партии", конкретизировав задачи ВКП(б) на связанном с завершением реконструкции народного хозяйства новом этапе социалистического строительства, проанализировав первые шаги индустриализации, определив ее темпы и источники накопления и поставив очередные задачи по улучшению работы всех государственных учреждений. На XV съезде партии в декабре 1927 г. глава Советского правительства сделал доклад о директивах по составлению пятилетнего плана развития народного хозяйства и с обоснованием этого плана выступил также на XVI партконференции в апреле 1929 года. Изучение этих его выступлений свидетельствует о том, что он был активным и принципиальным сторонником индустриализации СССР, превращения его в высокоразвитое промышленно-аграрное государство, твердо вел линию в сельском хозяйстве на успехи кооперации и оставался решительным противником любой политики, при которой игнорировались бы объективные экономические законы.

На заре социалистической революции Рыков, как и многие другие руководители Советской власти и Коммунистической партии, надеялся на быстрое развитие мировой революции: "Я верю, я глубоко убежден в том, что социалистический переворот в Западной Европе произойдет". Более того, он считал, что вообще организовать социалистическое общество в России можно лишь "при условии международного социалистического переворота"58 . Но шли годы. Революционный процесс развивался не по прямой дороге, взлеты чередовались со спадами. Миру капитала удалось к 1923 г. отбить первый после Октября натиск революционной волны. Советская страна осталась единственной республикой трудящихся в империалистическом окружении и вынуждена была рассчитывать преимущественно на собственные ресурсы59 . Надо было строить социализм


56 ЦГАОР СССР, ф. 3316, оп. 2, д. 41, лл. 2, 4, 6; д. 42, л. 32.

57 Цыперович Г. Главкизм. М. -Л. 1924; Святицкий Н. В. Организация российской государственной промышленности. М. 1924; Гинцбург Л. Я. Высший Совет Народного Хозяйства. Саратов. 1925; Канторович В. Я. Плановое начало в промышленности. М. 1925.

58 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. I, с. 29, 42.

59 См. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 44, с. 167 - 168.

стр. 97


первоначально в одной стране. В вопросе о том, что это возможно и вполне достижимо, большая часть членов Политбюро ЦК партии (И. В. Сталин, Н. И. Бухарин, А. И. Рыков и др.) была абсолютно солидарна.

В этих условиях Рыков пришел к выводу, что переходный период продлится несколько десятилетий; только после этого "ликвидация бедности, невежества, неграмотности, отсталости, которые мы унаследовали от всего царского периода нашего государства, и достижение в материальном и культурном отношении уровня, превышающего Западную Европу или даже достигающего его, - будет при условии диктатуры рабочего класса означать ликвидацию новой экономической политики и всего переходного периода и вступление в стадию непосредственного социалистического строительства"60 . Новому обществу понадобится прочно усвоить лучшие промышленные достижения капитализма - производить много, быстро и дешево, а рабочему классу - показать, что он в условиях своей диктатуры сумеет наладить трудовой процесс и работать лучше, "чем работает Форд и капиталисты"; после этого мы "с полным правом можем сказать, что все главнейшие трудности переходного периода преодолены"61 .

Оттолкнувшись от достигнутого капитализмом уровня техники и организации производства, считал Рыков, СССР станет и далее развивать производительные силы, но на основе иной организации труда, и доведет их до уровня, недоступного эксплуататорскому строю. Предвосхищая будущее, Алексей Иванович высказал и свою точку зрения на то, что значит построить социализм полностью: "Самое понятие "полное" социалистическое общество, мне кажется, является условным. Капитализм в своем развитии пережил целый ряд фаз и изменений. Несомненно, что и развитие социалистического общества будет иметь свою богатую историю. Сказать же с абсолютной точностью, где мы будем иметь полный социализм и где кончается "неполный", мне кажется, совершенно невозможно, и споры по этому вопросу являются праздными"62 .

Вслед за Лениным Рыков справедливо указывал, что главным аргументом в соревновании двух общественных систем - социализма и капитализма - являются внутренние достижения: "Никакой пропагандой и агитацией ничего не сделать, если этого не подкрепляет объективная жизнь страны"; "наша крепость, особенно в настоящий момент, - в нашем внутреннем строительстве"63 . Алексей Иванович был активным проводником курса на ускоренное восстановление экономики страны и последующую ее индустриализацию. В начале 20-х годов первоочередной задачей являлось восстановление тяжелой индустрии (металлургия, угольная, нефтяная, рудная промышленность, машиностроение) и транспорта: "Эти отрасли являются политической и экономической базой пролетарской диктатуры и поэтому должны быть выдвинуты на первый план". Финансирование металлургии и топливной промышленности Рыков предлагал организовать путем предоставления им "государственных заказов"64 . Оплачивать их намечалось в размерах не ниже себестоимости, а при возможности - и выше, по "восстановительным ценам".

Судьба Октябрьской революции зависела и от того, сумеет ли страна найти необходимые средства для перестройки всего хозяйства на базе крупной промышленности. Поэтому вопрос об источниках накопления являлся одним из определяющих для политики партии, взявшей курс на индустриализацию. Рыков называл основными следующие источники: внутрипромышленное накопление, использование доходов разных отрас-


60 Рыков А. И. На переломе. М. 1925, с. X.

61 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. III, с. 307.

62 Рыков А. И. Речь на VII Пленуме ИККИ. М. -Л. 1927, с. 23 - 24.

63 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. III, с. 180, 244.

64 Там же. Т. II, с. 115 - 116.

стр. 98


лей путем их перераспределения через госбюджет и кредитную систему, использование сбережений населения. Он считал, что накопление внутри самой промышленности неизбежно должно возрастать по мере улучшения ее работы, с пуском в ход каждого нового станка, каждой новой фабрики, созданных по последнему слову техники, на базе рационализации производства и правильной организации труда, что еще больше укрепляет ведущую роль рабочего класса. И по этому вопросу большинство членов Политбюро ЦК партии стояло на одинаковых позициях.

Важную роль, по мнению Рыкова, могло сыграть привлечение сбережений населения через сберегательные кассы и государственные займы. Правда, сначала тут успехи были скромными: сбережения в кассах равнялись на 1 октября 1926 г. 6% остатка вкладов, имевшихся на 1 января 1914 года. Торможение объяснялось главным образом невниманием к этой проблеме: "Ни наша печать, ни государственные и кооперативные органы, ни партийные и профсоюзные организации не уделяют должного внимания, чтобы принять все необходимые меры для увеличения притока вкладов в сберегательные кассы"65 .

В поисках средств для индустриализации далеко не все пути были приемлемы. Так, Рыков решительно возражал против использования во второй половине 20-х годов денежной эмиссии во имя расширения основного капитала. "Так как устойчивость нашей валюты является одним из главнейших условий бескризисного развития всего хозяйства, - говорил он на XV конференции ВКП(б), - то рисковать использованием эмиссии для капитальных вложений значило бы идти навстречу острому кризису всей системы нашей экономики"66 . За 1925/26 хозяйственный год средний размер денежного обращения в стране увеличился против 1924/25 г. на 55%. Чрезмерный рост выпуска денег вызвал серьезные хозяйственные осложнения, а дальнейшее использование эмиссии привело бы к колебанию денежной системы и расстройству товарооборота, что всей тяжестью обрушилось бы на рабочего и крестьянина.

Рыков предупреждал о возможности в этой связи не только экономических, но и политических осложнений. Наша политика, утверждал он, должна сводиться не к расширению эмиссии, а к уменьшению непроизводительных расходов, упорядочению и усилению налоговой политики, к строжайшей экономии в государственном управлении и в хозяйстве. Его огорчало также, что часть средств на развитие промышленности поступает от продажи населению водки. В народе ее даже звали тогда "рыковкой", полагая, что эту экономическую линию наметил глава правительства. На деле инициатива в столь пагубном мероприятии принадлежала Сталину, в чем он сам же и признался67 . Отдаленные тяжелые последствия такого решения советские граждане испытывают до сих пор.

От успешного развития тяжелой индустрии зависели успехи легкой промышленности и сельского хозяйства. Поэтому требовалось разумное перераспределение средств, чтобы не проводить индустриализацию за счет крестьянства. Рыков подчеркивал, что индустриализацию нужно провести при соблюдении двух условий: укрепление союза между пролетариатом и крестьянством; сохранение подвижного равновесия хозяйственной системы страны. Резкий разрыв межу вкладыванием средств в промышленность и на решение социальных вопросов, на укрепление инфраструктуры недопустим: "Недостаточное развитие транспорта и жилищного строительства может сыграть роль тормоза в развитии всего хозяйства в целом"68 . До 1928 г., когда Сталин взял иную линию, у большинства коммунистов и среди партийного руководства не было


65 XV конференция ВКП(б). Стеногр. отч. М. -Л. 1927, с. 110 - 111.

66 Там же, с. 109.

67 Сталин И. В. Соч. Т. 9, с. 191 - 192.

68 Рыков А. И. Социалистическое строительство и международная политика СССР. М. -Л. 1927, с. 68.

стр. 99


особых разногласий на этот счет: ленинский тезис о прочном союзе трудящихся города и деревни еще сохранял свою силу. Да и в большинстве тогдашних работ, касавшихся индустриализации, данная идея была общим местом69 .

Постоянно в центре внимания главы Советского правительства оставались проблемы сельского хозяйства. Вопросом вопросов для поднятия производства на селе Рыков считал "сочетание интересов индивидуального товаропроизводителя с интересами общественными, государственными, с контролем со стороны государства, с борьбой против эксплуатации кулаков". Сравнительно слабое развитие сельского хозяйства в СССР было в значительной степени связано с тем, что самодеятельность основной фигуры в деревне - середняка, его хозяйственные интересы, его стремление к расширению посевов и увеличению урожайности "не активизированы, не разбужены в должной мере"70 . Курс на упрочение союза с середняком, провозглашенный Лениным и прочно усвоенный Рыковым, - вот гвоздь его отношения к крестьянству, охарактеризованного впоследствии Сталиным как "правый уклон".

Алексей Иванович понимал, что экстенсивный путь развития аграрного сектора экономики уже в основном исчерпан, и видел в интенсификации "основной путь развития сельского хозяйства", выступал за строительство на селе заводов для переработки овощей и фруктов, "которые теперь иногда пропадают вовсе", за рост сети учреждений культуры в деревне и вообще очень много внимания уделял кооперативному движению, ибо "после завоевания пролетариатом власти кооперация приобретает значение крупнейшего организационного фактора социалистического переустройства общества"71 . Сходной позиции придерживались заместители Предсовнаркома той поры: А. Д. Цюрупа (по май 1928 г.), В. В. Куйбышев (январь - ноябрь 1926 г.), Я. Э. Рудзутак (с января 1926 г.), Г. К. Орджоникидзе (ноябрь 1926 - ноябрь 1930 г.), В. В. Шмидт (август 1928 - декабрь 1930 г.), все на редкость дружно трудившиеся плечом к плечу с Рыковым.

Проблема кооперации оказалась для Рыкова в связи со сталинской постановкой вопроса о "правом уклоне" поистине судьбоносной. Организация кооперации, по мысли Рыкова, займет в СССР весь переходный период. Социалистический строй есть "Советы плюс электрификация плюс кооперация", - подчеркивал он72 . Отводя упреки насчет недостаточного выделения средств на осуществление коллективизации в сельском хозяйстве, он на V Всесоюзном съезде Советов в мае 1929 г. отметил: "На данной стадии трудности организации коллективных хозяйств связаны не только с размерами ассигнований, но и с реальной возможностью обеспечить растущий обобществленный сектор сельского хозяйства средствами производства (тракторами, машинами, удобрениями и т. д.). Построить же колхоз на сохе это значит дискредитировать всю идею обобществления и практически сорвать все дело"73 . Не торопливость, не безудержная ломка дров, а разумные и взвешенные шаги, основанные на здравой оценке состояния экономики, - вот линия, представлявшаяся Алексею Ивановичу правильной. На пути строительства социализма лежало немало трудностей. Главными из них Рыков считал общую отсталость страны как наследие дореволюционной России, особенно культурную отсталость в широком смысле слова, и то, что совет-


69 Розенфельд Я. С. Промышленная политика СССР. М. 1926; Куйбышев В. В. Система промышленного управления. М. - Л. 1927; Сабсович Л. М. Организация промышленности. М. - Л. 1926; Милютин В. П. История экономического развития СССР. М. - Л. 1928; и др.

70 Рыков А. И. Индустриализация и хлеб. М. -Л. 1928, с. 46.

71 Рыков А. И. Социалистическое строительство и международная политика СССР, с. 72; его же. Статьи и речи. Т. III, с. 150.

72 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. III, с. 72, 106.

73 V съезд Советов. Стеногр. отч. М. 1929, бюллетень N 7 - 8.

стр. 100


ские люди вынуждены строить новое общество почти исключительно своими силами и средствами. У Рыкова вызывал серьезное опасение тот факт, что развитие культуры в конце 20-х годов значительно отставало от хозяйственного развития. "Нельзя отделять хозяйственную революцию от культурной, - говорил он на XV съезде партии. - Ножницы в этой области могут обойтись очень дорого... Отставать на культурном фронте едва ли намного безопаснее, чем отставать в восстановлении той или другой отдельной отрасли нашего хозяйства или нашей промышленности"74 .

Когда же вскрываются какие-либо трудности и недочеты, говорил Рыков, то пытаться их преуменьшить, затушевать опасно: нужно непременно вскрывать их во весь их рост "и искать меры к быстрейшему преодолению"75 . Трудящиеся же "обязаны указывать своему правительству, в чем оно ошибается и что в его деятельности нужно исправить"76 . Одну из причин просчетов он видел в том, что, "несмотря на бесчисленное количество постановлений о внутрипартийной демократии, о демократии в профсоюзах, о привлечении рабочих масс к обсуждению производственных вопросов, об оживлении Советов и т. д. и т. п., мы этого сделать еще не смогли"77 . Поэтому он требовал обсуждения всех кардинальных вопросов экономической жизни на партийных и беспартийных рабочих и крестьянских собраниях при возможно более широкой дискуссии в печати и на всевозможных совещаниях в центре и на местах. Через такие обсуждения планы ЦК партии и Советского правительства должны получать "проверку и поддержку"78 . Гласность и состязательность мнений были для Алексея Ивановича не пустым звуком, а необходимым элементом жизни79 .

Социализм, говорил он на XV Московской губпартконференции в январе 1927 г., будет таким обществом, в котором непосредственная и активная созидательная работа всех трудящихся явится главнейшей предпосылкой его существования. Поэтому еще в переходный период необходимо обеспечить максимальное привлечение масс к социалистическому строительству, поощрять и поддерживать общественную инициативу, различного рода добровольные общества типа "Долой неграмотность!", "Общества по борьбе с алкоголизмом" и т. п.; "значение этих обществ очень большое, они не только воспитывают массы, прививают навыки общественной работы, мобилизуют внимание их, но и непосредственно личным трудом, мобилизацией средств и т. д. помогают в практическом разрешении огромной важности вопросов культурного и хозяйственного развития"80 . Рыков видел и трудности на этом пути: "Мы имеем систему всеобъемлющих гигантских организаций, которые часто являются монополистами в соответствующей отрасли не только хозяйственной, но и общественной жизни. Эти организации с величайшей ревностью относятся к какой-либо конкуренции с ними"; но в будущем "нам не обойтись без усложнения системы массовых организаций"81 .

Говоря о соцсоревновании как об имеющем огромное принципиальное значение методе строительства социализма, Рыков подчеркивал опасность бюрократического подхода к организации этого движения. Он видел в соцсоревновании массовую школу воспитания, укрепления и роста трудовой социалистической культуры, построенной в отличие от


74 Пятнадцатый съезд ВКП(б). Стеногр. отч. Т. 2. М. 1962, с. 876; ЦГАОР СССР, ф. 7820, оп. 1, д. 1, лл. 2, 48 - 49, 69 и др.

75 Рыков А. И. Десять лет борьбы и строительства. М. - Л. 1927, с. 37.

76 Рыков А. И. Социалистическое строительство и международная политика СССР, с. 99.

77 Рыков А. И. Перед новыми задачами. М. - Л. 1926, с. 15.

78 Там же.

79 Правда, 10.XI.1928.

80 Рыков А. И. Техническая революция и организация масс. М. 1929, с. 22.

81 Пятнадцатый съезд ВКП(б). Стеногр. отч. Т. 2, с. 879 - 880.

стр. 101


капиталистической на основе слияния личных и общественных интересов82 .

Введение нэпа совпало с некоторыми переменами во взглядах Алексея Ивановича на международную жизнь. Встал вопрос о поисках пути "сожительства и сотрудничества" с капиталистическим миром в условиях победы социалистической революции в одной стране. Этот вопрос "встал бы совсем иначе перед нашей партией и Советским государством, если бы мы имели не одну, а несколько советских республик. Тогда бы мы имели Союз Совнаркомов разных стран, общий Госплан, может быть единую коммунистическую партию. Такого рода надежды питали многие из среды коммунистической партии, когда производили Октябрьский переворот. Тогда думали, что наш переворот является... этапом, от которого революционные перевороты в других странах будут отделены небольшим промежутком времени. Думали, что мы имеем начало общего непрерывного революционного процесса во всех европейских странах. Прошло шесть лет. Такого непрерывного революционного процесса... в Европе не произошло. Капитализм оказался более живучим, чем этого можно было ожидать"83 .

Поэтому Рыков тесно связывал внутренние успехи с миролюбивой внешней политикой, постоянно подчеркивал необходимость и возможность "мирного сосуществования двух систем народного хозяйства - капиталистической и социалистической". Отвечая на вопрос американского корреспондента У. Резвика о перспективах взаимоотношений между СССР и США, Алексей Иванович говорил: "Я считаю, что рано или поздно дело окончится экономическим сотрудничеством между СССР и Америкой". "Координация экономических действий" этих двух стран необходима ввиду той роли, которую они играют в мировом хозяйстве. Для такого сотрудничества есть "весьма серьезные экономические основания", которые "соответствуют интересам и нашим и Америки". На вопрос о гарантиях безопасности мирных отношений между двумя странами Рыков ответил: "Я думаю, что наиболее убедительной гарантией в глазах Америки должна быть наша заинтересованность".

Советские люди, считал Рыков, должны быть хорошо информированы о внешней политике; наступил момент, когда такие вопросы "невозможно решать при помощи постановлений верхушки нашей партии или верхушки советского аппарата". Любой международный договор возлагает ряд обязательств на наше государство, значит, на рабочих и крестьян, и заключать его можно только в случае, если трудящиеся будут твердо поддерживать правительство на основе детального, конкретного знания сути договора84 .

Наша политика должна быть и будет, писал Рыков, политикой невмешательства во внутренние дела других стран, политикой мира. Мы поддерживали и будем решительно поддерживать "каждое действительное движение в борьбе за мир и целиком и полностью согласны поддерживать каждую настоящую пацифистскую организацию, искренне и активно борющуюся за сохранение мира"85 . Очень опасна бесконечная гонка вооружений: "На вооружение затрачиваются средства большие, чем раньше, и тем стихийно предрешается война, хотя все будто идет под флагом мира. Большое накопление пушек через известный период времени требует, чтобы они начали стрелять". Наибольшая опасность для человечества заключена не в численности армий, а в том, что армии вооружены такими средствами уничтожения, о которых даже не думали


82 V съезд Советов. Стеногр. отч., бюллетень N 2, с. 12.

83 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. III, с. 201.

84 Там же, с. 111, 112, 176, 177, 202, 203; ЦГАОР СССР, ф. 3316, оп. 2, д. 64, лл. 13, 15.

85 Рыков А. И. Социалистическое строительство и международная политика СССР, с. 35.

стр. 102


во время первой мировой войны. В будущей войне не будет, в сущности, понятия фронта и тыла, ибо с помощью новых технических средств можно будет уничтожать целые города со всем их населением86 .

Алексей Иванович являлся страстным поборником идеи разоружения и твердо отстаивал на посту председателя Совнаркома этот курс. СССР в 20-е годы неоднократно выступал с предложениями радикальных мер по предупреждению войн и борьбе с гонкой вооружений, предлагал уничтожить постоянные армии и военную промышленность, установить строгий контроль за финансовой политикой, чтобы не допустить выделения средств на подготовку очередных войн. "Для нас совершенно несомненно, что достижение всеобщего разоружения явится результатом продолжительной и упорной борьбы, что оно будет означать ликвидацию огромного периода истории. Несомненно, что такие события не происходят внезапно, а являются результатом огромного движения и гигантских сдвигов в отношениях людей, наций, государств"87 . Эти воззрения наглядно свидетельствуют о дальновидности Рыкова и трезвости его взглядов.

Что касается совершенствования хозяйственного механизма СССР, то важнейшей стороной новой экономической политики после образования свободного рынка и организации торговли Рыков считал перевод государственных предприятий на хозрасчет. Он поддерживал идею Ленина, что "в ближайшем будущем" этот тип предприятий неминуемо "станет преобладающим, если не исключительным"88 . 18 мая 1921 г. Рыков, выступая на IV съезде совнархозов с докладом "Состояние и возможности развития промышленности в условиях новой экономической политики", говорил: до нэпа в управлении промышленностью господствовала крайняя централизация. Такая практика хозяйствования не позволяла предъявлять высокие требования к предприятиям, не поощряла их совершенствовать организацию производства, вырабатывала у хозяйственников отрицательные черты, связанные с монопольным положением предприятий в экономике. "Мы не имели конкурентов, мы их не терпели, мы их всегда убивали, умерщвляли путем реквизиции, конфискации и т. д. даже в том случае, если конкуренты были более толковы, чем наши органы. Мы, пользуясь преимуществом государственной власти, всегда имели возможность удалить конкурента с поля экономической деятельности и экономической жизни. Этому должен быть положен самым решительным образом предел. Теперь мы должны побеждать не путем приказаний и монопольного положения, а путем лучшей работы".

Нэп, подчеркивал Рыков, "заставит каждого из экономических работников подтянуться, дабы победить в открытом бою экономической конкуренции... До сих пор мы часто прибегали к зажиму. Теперь нам необходимо внимательно изучать местные рынки, местные привычки, местные обычаи и индивидуализировать свою работу"89 . Систематическое изучение текущей рыночной конъюнктуры и выработку основных мероприятий для воздействия на рыночные отношения должен был, по его мнению, осуществлять Госплан.

Переход к новым формам и методам работы проходил болезненно. Нэп привел вначале к самостоятельности отдельных предприятий и объединений, которые оказались в плавании по рыночному морю. Переход "от чрезмерного, с бюрократическими извращениями, централизма" к децентрализации и хозрасчету, "происшедший во всей промышленности на протяжении этого года, - писал Рыков в 1922 г., - не мог, конечно, совершиться с большой планомерностью и вылиться в четкие орга-


86 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. III, с. 65, 181.

87 V съезд Советов. Стеногр. отч., бюллетень N 1. с. 11, 13.

88 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 44, с. 342 - 343.

89 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. II, с. 46.

стр. 103


низационные формы". Трестирование промышленности длилось полтора года. Трест находился на хозрасчете и выступал от имени предприятий на рынке. Сами же предприятия, входившие в трест, не являлись юридическими лицами и не распоряжались средствами. Так как тресты не справлялись со сбытовыми функциями, то возникли синдикаты. Они занимались не производством, а ведали сбытом готовой продукции. Позднее, на XII съезде РКП(б), указывалось, что многие трудности возникли из-за того, что переход от "военного коммунизма" к нэпу совершался методами того же "военного коммунизма", поэтому группировка предприятий, разбивка их на тресты и распределение между ними средств носили "априорный, бюрократический характер"90 . Возникла стихийная тяга к самоорганизации. Появилась идея созыва съездов представителей трестированной промышленности. Рыков считал эту тенденцию целесообразной. "Организационные формы, в которые выльется этот процесс самоорганизации (Совет Съездов, Совет Синдикатов, отчасти и Промбанк и т. п.), должны быть, в конце концов, связаны с аппаратом ВСНХ и другими государственными, экономическими организациями". Государство должно регулировать всю промышленность (центральную, местную, арендную и концессионную) путем законодательства, разработки правовых и таможенных вопросов, налогового обложения, выполнения функций государственного надзора. Каждое предприятие должно работать с трестом "на основании вполне ясных отношений - договоров или обязательств". Установление же подлинного хозрасчета невозможно без точного учета производства, каждого израсходованного рубля, каждой израсходованной сажени дров, без максимально экономного расходования средств. Отсюда - необходимость жесткого режима экономии, сокращения непроизводительных расходов государства и штата чиновников. Экономию "нужно со всей решительностью провести в быт, в нравы, во все расчеты наших хозяйственных организаций, и расточительность карать беспощадно"91 .

Рыков призывал преодолевать собственническую психологию, от которой не могли отрешиться многие работники. "Часто наблюдаются такого рода случаи, когда организации и их руководящие органы, состоящие из безусловно честных и преданных людей, не только не стремятся дать полные сведения о своих запасах и фондах, утаивая то, что у них имеется, но и стремятся во что бы то ни стало обеспечить себя на возможно дальний срок теми материалами, которые им не только не нужны на ближайшее время, но и не понадобятся и на протяжении долгого времени вперед". В связи с передачей в ведение местных органов большого числа предприятий он настаивал на создании в губернских СНХ фондов снабжения, которые станут обслуживать предприятия, работающие по общегосударственному плану, и те, которые обслуживают места. Таким образом, с центра снималась бы трудная задача снабжения подсобными материалами фабрик и заводов92 .

Важный принцип хозрасчета - обеспечение рентабельности, прибыльности социалистического предприятия. Требование получения максимальной прибыли следует, по мнению Рыкова, понимать в широком смысле. Если продукция имеет важное для страны значение, если предприятие может дать прибыль только через несколько лет, государство должно пойти на покрытие этих убытков и поддержать предприятие. "Декрет о государственных промышленных предприятиях, действующих на началах коммерческого расчета (трестах)" (ст. 1) гласил: "Государственными трестами признаются государственные промышленные предприятия, которым государство предоставляет самостоятельность в про-


90 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 9- е. Т. 3, с. 64.

91 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. II, с. 97, 99, 109, 158, 182.

92 Там же. Т. I, с. 309, 397.

стр. 104


изводстве своих операций, согласно утвержденного для каждого из них устава, и которые действуют на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли"93 .

Важный элемент деятельности предприятий, трестов и синдикатов в новых условиях, считал Рыков, - конкуренция. Она отнюдь не вредна с точки зрения интересов потребителя и позволяет в условиях рынка "испытать нашу работу... Я боюсь, что мы слишком часто и слишком многих спасаем. Когда мы вводили новую экономическую политику, мы вводили ее в расчете на то, что рынок произведет отбор лучших наших предприятий, при этом неизбежно, что кое-кто вылетит в трубу, а у многих наших работников такое сознание, что данное предприятие обязательно спасут, до банкротства не допустят. Мы страдаем не от большого количества конкуренции, а от недостатка конкуренции в нашей государственной промышленности". Мы победим, если будем такими же революционерами, какими были накануне и во время Октябрьской революции, если внесем радикальные изменения во всю систему нашей организации, "если вольем дух конкуренции и инициативы в любое из наших экономических предприятий"94 .

Большое значение имело тогда и ценообразование. "Вопрос о цене есть основной вопрос хозяйства при условии денежного исчисления себестоимости и определения прибыли. В этой области до настоящего времени хаос", - писал Рыков в сентябре 1922 года. Первые годы нэпа показали, что предприятия стали стремиться "к непомерному повышению цен на промышленные товары", чтобы за счет высоких цен покрыть возросшую себестоимость промышленной продукции. Вместо борьбы за понижение себестоимости хозяйственники "сплошь и рядом думают только о том, чтобы как можно дороже продать. Эта политика в корне неверна". На заседаниях СТО постоянно выяснялось, что установление цен часто происходило от "чистого разума" или в порядке административного усмотрения, причем иногда докладчики не могли объяснить, почему они называют те, а не другие цифры. "Это, - подчеркивал Рыков, - одно из опаснейших явлений нашей экономической политики". Регулирование цен - топкое дело. Одна серьезная ошибка - и "торговля легко может из легальной сделаться нелегальной. Если до сих пор тайно торгуют самогонкой, то почему так же тайно не будут торговать керосином или чем-нибудь еще, если это будет выгодно". Мерами, которые могли бы сдерживать рост цеп, являлись самоорганизация покупателей, завоевание рынка кооперацией и государственной торговлей.

Большое внимание уделял Рыков финансовой реформе, которая имела первостепенное значение для правильных расчетов между предприятиями, работающими в условиях хозрасчета, а также Промбанку, созданному на акционерных началах для финансирования восстановления и развития промышленности95 .

В 20-е годы разными лицами неоднократно высказывались уравнительные идеи об установлении равенства заработков квалифицированного и неквалифицированного рабочего. Рыков был решительно против этого. Еще на IX съезде РКП(б) в 1920 г. он подверг критике Наркомпрод, выработавший "обязательную для всех инструкцию, чтобы ни каких премий никому, нигде, ни при каких условиях не выдавать, все должно идти в порядке общегосударственной разверстки; работающий и неработающий, лентяй и лодырь наравне с трудящимися получают паек по общесоветской норме. Эта инструкция была утверждена коллегией Наркомпрода. Я тогда же ответил на это принципиальным отказом и за-


93 Там же. Т. II, с. 160, 161; Законодательство о трестах и синдикатах. М. -Л. 1926, с. 4.

94 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. II, с. 47; т. III, с. 315.

95 Там же. Т. II, с. 46, 81, 97, 124, 243 - 244.

стр. 105


явил, что эта инструкция в корне подрывает возможность восстановления хозяйства, производительности труда"96 .

Если необученный рабочий будет получать столько же, сколько обученный, считал Рыков, - "то охота учиться трудному и сложному делу пропадет". В связи с тем, что "в широких рабочих массах существует тенденция работать меньше и получать больше", он подчеркивал принципиальную необходимость поставить дальнейшее повышение заработной платы "в зависимость от восстановления народного хозяйства и роста производительности труда"97 . Источником увеличения зарплаты вовсе не должен служить "печатный станок". Дополнительный выпуск в оборот червонцев вместо товаров приведет к понижению стоимости денег, удорожанию товаров и падению реальной зарплаты.

Рыков ставил вопрос и о моральных стимулах труда: "Герои труда заслуживают не меньшего внимания, чем герои фронта". Высокую инициативу и сознательность, трудолюбие и самопожертвование на экономическом фронте надо поощрять тем более, что труд "является единственным и почетным занятием в нашей республике", "республике трудящихся". 28 декабря 1920 г. на VIII Всероссийском съезде Советов именно Алексей Иванович внес предложение учредить орден Трудового Красного Знамени. Одной из трудностей в осуществлении планов партии был низкий уровень культуры труда и организационных навыков. "В результате иногда, а может быть и часто, машины расставлены не на лучшем месте, подача материалов организована не лучшим образом, внутризаводской транспорт ниже всякой критики". Немалые трудности создают "наша рутина, наше головотяпство".

Рыков постоянно поддерживал деятельность Центрального института труда, созданного в 1920 г. для поиска рациональной организации производительного труда. Нам необходимо "использовать то, что давным давно осуществляется и осуществлялось в Западной Европе и, в особенности, в Америке,., выйти на широкое поле массового применения методов экономного использования труда и его организации". Даже в капиталистических странах в основу государственных мероприятий кладут данные науки и статистические исследования. "Тем более необходим синтез науки и организации, синтез науки и практической работы" в социалистическом государстве98 . Рыков не обходил также контроля за количеством и качеством труда. Хозяйственники стараются обходить контрольные органы. Но выход - не только в усовершенствовании органов контроля, а прежде всего в поиске "легальных путей" избавления хозяйственного руководителя от "излишних пут и стеснений". В противном случае контролеров может стать больше, чем работников.

Много времени уделял Рыков капитальному строительству. "Вопрос этот достаточно стар, по поводу него говорилось много, но тем не менее на нем вновь необходимо остановиться, потому что здесь мы имеем одно из наиболее слабых и ответственных мест во всей нашей работе". Новое строительство - самое дорогое по цене из всего, что было тогда в СССР. Решить проблему его удешевления и рационализации, целесообразной затраты средств сразу не удавалось. На XV съезде ВКП(б) Алексей Иванович привел следующие факты: одна из новых строек была запроектирована стоимостью в 7 млн. руб., обошлась в 20 млн. руб.; другая проектировалась на 8 млн., обошлась в 10 млн. рублей. В Фергане начали строить хлопчатобумажную фабрику в 5 км от железной дороги, в 17 км от питьевой воды, в 14 км от воды для производства и в таком


96 Там же. Т. I, с. 252 - 253.

97 Рыков А. И. Перед новыми задачами, с. 21 - 22; его же. Статьи и речи. Т. II, с. 30, 101.

98 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. I, с. 402 - 403; т. II, с. 98; его же. Индустриализация и хлеб. М. - Л. 1928, с. 18, 24.

стр. 106


месте, где отсутствует всякое жилье, "как будто нарочно выбрали самое необитаемое и плохое место в нашем Союзе"99 .

В подобных фактах он видел не только безответственность, за которую надо наказывать, но указание на такие элементы хозяйственной системы, которые надо совершенствовать, заострял вопрос о качестве работы и в зависимость от этого ставил темпы развития СССР, считая необходимым добиться наилучшего использования существующих мощностей, достигнуть максимального эффекта от вкладываемых в народное хозяйство гигантских средств: "В этом гвоздь вопроса в настоящее время"100 .

Имелась прямая связь между проблемами развития экономики дореволюционной России и первых лет Советской власти. Одна из причин того, что российская промышленность не достигла уровня западноевропейских государств, - дешевизна рабочей силы. Отсюда - незаинтересованность во внедрении новой техники. После революции зарплата резко увеличилась, но еще больше возросла стоимость продукции. Это поставило вопрос "об интенсификации труда рабочей силы при помощи усовершенствования техники нашего производства", что требовало кадров, в совершенстве знающих производство. Поэтому особое значение приобретала подготовка новых специалистов в советских вузах. "Но ни у кого не может быть сомнения в том, что человек, получивший диплом хотя бы самого хорошего и самого красного вуза, ни в коем случае еще не является специалистом". Им он сможет стать только в ходе практической работы под руководством старших поколений инженеров и ученых.

Выступая с докладом на II съезде Всероссийской ассоциации инженеров 1 декабря 1924 г., Рыков обращал внимание на роль интеллигенции в послеоктябрьский период: "В наших условиях специалист, инженер, человек науки и техники должен обладать полной самостоятельностью и независимостью выражения своих мнений по вопросам науки и техники, и никакое подслуживание ни к общественности, т. е. боязнь испортить отношения с рабочими, ни к администрации в этих вопросах недопустимо. Полная самостоятельность суждения в этой области должна быть обязательна для каждого специалиста, который искренне хочет работать над переустройством хозяйства в соответствии с данными науки. По вопросам науки и техники должна быть полная искренность, независимость суждений"101 .

Рыков вел настойчивый поиск оптимального соотношения централизма и демократизма в управлении народным хозяйством. "Изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц" ему приходилось убеждаться в том, что "управлять страной, которая охватывает одну шестую часть суши, управлять ею из Москвы на основе бюрократического централизма невозможно... Я должен сказать, - обращался он к делегатам XII съезда партии, - что... правительство нашей Республики из всех правительств, которые знало человечество, является наиболее переобремененным и перегруженным громадной работой" и потому не справляется с массой разных дел, поступающих на рассмотрение центральных органов, тем более, что большинство вопросов требует знания местных условий. "Такого знания у членов центрального правительства нет и быть не может, и мы часто разрешаем их без полного учета той среды и той обстановки, в которой эти вопросы возникли. Ошибки в таких случаях совершенно неизбежны"102 .


99 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. II, с. 58; Пятнадцатый съезд ВКП(б). Стеногр. отч., с. 877.

100 Рыков А. И. Индустриализация и хлеб, с. 21.

101 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. I, с. 122, 165; т. III, с. 351, 355, 356.

102 V съезд Советов. Стеногр. отч., бюллетень N 1, с. 11 - 13; Двенадцатый съезд РКП(б). Стеногр. отч. М. 1968, с. 468 - 469.

стр. 107


Еще в декабре 1918 г. на II Всероссийском съезде Совнархозов Рыков поставил вопрос о преодолении "обнаружившихся недостатков и уродливостей" в аппарате управления, чтобы упростить его, уничтожить ряд промежуточных ступеней и параллельных организаций. "Несчастье нашей советской практики не в том, что у нас есть большая и хорошая канцелярия, а в том, что мы наслаиваем одну плохую канцелярию на другую. Теперь наступил тот момент, когда необходимо исключить целый ряд промежуточных ступеней, уничтожить наслоение канцелярий, приблизить наши решающие хозяйственные органы к фабрикам и заводам". После Октябрьской революции, считал Рыков, у нас выявился тот недостаток в управлении экономикой, что мы стали пытаться создать "идеально разработанные планы", сажали в многочисленные канцелярии людей и тратили на это месяцы, а затем стремились "накрыть" фабрики и заводы этой выработанной схемой. В результате долгое время "планы и схемы жили сами по себе, хозяйство - само по себе. Я утверждаю, что для хозяйственной жизни России десятки хорошо пущенных фабрик были гораздо дороже сотен детально разработанных, но бумажных планов". Безусловно, "невозможно регулировать промышленность без плана, без системы". Но было бы безумием думать, что "при современных военных, продовольственных и иных случайностях можно было накрыть всю хозяйственную жизнь детально разработанным планом"103 .

Он решительно выступал против мелочного вмешательства в текущую административную и оперативную работу трестов, считал необходимым сохранить за ними возможность гибкого приспособления к изменяющимся условиям хозяйственной жизни. "Мы можем нормировать только крупное дело, нормировать же все и вся мы не можем". Хотя переход к нэпу привел к подъему местной инициативы, административные методы периода "военного коммунизма" оставили глубокий след.

В 1926 г. Рыков отмечал, что хозяйственное управление в настоящее время "покоится на такой централизации, которая исходит из недоверия к каждому нижестоящему звену". Мы имеем, указывал он на XV съезде ВКП(б), огромные централизованные организации. "Верхушки" этих организаций далеко отстоят от фабрик и деревень. Реальной становится опасность "отрыва от того, что делается внизу... Мы стоим перед опасностью того, что эти сложившиеся, окрепшие, имеющие огромное значение в жизни Советского государства органы, приобретая некоторую рутинность и инерцию, будут давить и сдерживать то новое, живое, революционное и прогрессивное, что вырастает в порах Советского государства и хозяйства"104 .

На XVI партконференции Рыков говорил, что местные органы часто жалуются на чрезмерную централизацию управления хозяйством, при которой ущемлялись даже конституционные права республиканских органов. Небольшое число руководителей центральных учреждений стремилось сосредоточить в своих руках огромное количество работы административно-оперативного характера. Это порождало иждивенчество, надежду на то, что все местные проблемы будет решать Москва. "При наличии разнообразнейших местных органов: и Советов, и кооперации, и иных (у нас иногда в кооперативах товара нет, а всяких организаций-то везде и всюду сколько угодно!) не суметь вырыть в нужном месте колодца, это совершенно нетерпимая вещь!.. Всякому ясно, что при помощи союзных органов, союзных чиновников никогда деревенских колодцев мы рыть не будем и через каждый овраг наводить мосты не станем. Это дело местных органов". "Бюрократической утопией" назвал он проект организации государственной розничной торговли вместо


103 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. I, с. 113, 114.

104 Там же. Т. II, с. 169; XV конференция ВКП(б). Стеногр. отч. М. -Л. 1927, с. 117; Пятнадцатый съезд ВКП(б). Стеногр. отч. Т. 2, с. 880.

стр. 108


кооперации, ибо "на основании централизма и бюрократизма рынок охватить нельзя". Если государственного приказчика посадить за 1000 км, то "мы не услышим, как он обкрадет нас до последней нитки"105 .

Рыков считал необходимым "смягчить централизованные формы распределения, а в области промышленности освободить главные и центральные управления от мелкой, не соответствующей им задачи - снабжения своих предприятий всеми видами сырья, полуфабрикатов и подобных материалов. Это достигается сочетанием централизованных форм руководства промышленностью в лице ее центральных органов и объединением предприятий на каждой данной территории для разрешения их общих задач, передачи сырья и полуфабрикатов с одного предприятия на другое". Он предлагал построить систему управления центральными государственными промышленными предприятиями "как систему коммерческого управления", положив в ее основу "прибыль, приносимую государственными промышленными предприятиями своему хозяину, т. е. государству".

В те годы в печати обсуждался вопрос о том, должны ли партия и государство предоставить рынку стихийно регулировать отношения между производителем и потребителем, промышленностью и сельским хозяйством. Рыков полагал, что нэп вовсе не должен развиваться в сторону свободной игры экономических сил. "Советская власть не может отказаться от тех прав на свое участие в экономической жизни, которые сохраняет за собою значительная часть буржуазных правительств до настоящего времени". Нэп не исключал административных мер принуждения по отношению "к верхушкам государственных экономических организации"106 .

Плановое начало в руководстве хозяйством, по мысли Рыкова, будет возрастать. Но зато необходимо уменьшить "плановый бюрократизм" и "плановую волокиту", которая "в целом ряде случаев приводит к полной бесплановости". Вместе с улучшением планового руководства надо добиться децентрализации управления хозяйством, исполнения плана и распределения ответственности между людьми. "Децентрализация исполнения плана должна относиться не только к государственным объединениям, как республика, область, губерния, но и к отдельным отраслям хозяйства, к отдельным промышленным объединениям и предприятиям, т. е. к фабрике, заводу, а в некоторых случаях даже к цеху на заводе".

Рыков был убежден: "Отвечать за все - это значит ни за что не отвечать. В смысле ответственности за фактическое непосредственное управление и непосредственное администрирование можно отвечать только в очень ограниченной области работы". Наоборот, требовалось усиление персональной ответственности, поощрение новаторов, смелых и инициативных людей: "Нужно каждого ответственного работника и каждого работника вообще оценивать не по количеству чужих мнений и предложений, которые он механически подписал, а по тому, как много он вносит в дело своего, как он организовал для работы своих сотрудников и какую ответственность на каждого из них возложил"107 .

Рыков выступал против копирования в республиках системы союзных органов, "независимо от того, вызывается ли это делом или нет... Есть подготовительная комиссия у Союзного Совнаркома - обязательно нужно, чтобы была и у меня. Малый Совнарком имеется в РСФСР, - обязательно пусть будет и у меня. Есть у Наркомзема РСФСР 8 управ-


105 Шестнадцатая конференция ВКП(б). Стеногр. отч. М. 1962, с. 23; V съезд Советов. Стеногр. отч., бюллетень N 7, с. 6; Рыков А. И. Статьи и речи. Т. II, с. 169, 183; т. III, с. 72.

106 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. I, с. 308; т. II, с. 92, 126, 158.

107 Рыков А. И. Пройденный путь и очередные задачи. М. -Л. 1927, с. 10; Пятнадцатый съезд ВКП(б). Стеногр. отч., с. 1171.

стр. 109


лений и 11 отделов, -8 управлений и 11 отделов организую и я. Это приводит к тому, что количество чиновников возрастает совершенно безгранично, а так как они все-таки должны что-то делать, то они усиленно переписывают и портят бумагу". Бумаг пишется бесчисленное множество, их никогда не читают, да и прочесть физически невозможно. "Отчетность часто насчитывается пудами, люди пишут без всякой надежды, чтобы кто- нибудь когда-нибудь прочел написанное".

Рыков предлагал "уменьшить штаты до 50%, до минимума, но обеспечить оставшихся так, чтобы они имели возможность работать, оставаясь честными... Если бы меня спросили, в чем наиболее яркий признак бюрократизма, я бы сказал, что в защите, в преувеличении достоинств его аппарата и в пренебрежении, в недостаточно внимательном отношении к "жителю", к рядовому крестьянину и рабочему, для потребностей которых этот аппарат в сущности и создан". Значительная часть руководителей партийных и советских органов видела в замене одних чиновников другими, особенно старых специалистов выдвиженцами из народа основной метод борьбы с бюрократизмом, и некоторые из них сожалели, что "не всех представителей ранее господствовавших классов в нашей стране мы перестреляли, не всех их посадили в тюрьмы и не все они бежали за пределы нашего Союза". Рыков же подчеркивал, что язвой бюрократизма заражены "многие из наших новых работников", а причины этого надо искать в несовершенстве управления государством, в действующем экономическом механизме: "Ведомственность и ведомственное буквоедство есть одно из выражений многообразного лика бюрократа и общая платформа для всех бюрократов, а в настоящее время эта платформа особенно опасна, как опасен именно теперь и административный произвол". Сказано это было в мае 1929 года108 .

Неоднократно говорил Рыков о неоправданном дублировании функций партийных, советских, хозяйственных и профсоюзных органов. Он выступал против некомпетентного вмешательства в технические вопросы производства. Такое вмешательство во все детали и мелочная опека приводили к пассивности трудящихся: "Если партийная организация будет брать в свое ведение вопросы о том, какие окна или двери нужно будет строить в той или другой фабрике, то для активности беспартийных масс не будет места"109 . Для обеспечения успехов хозяйственного строительства необходимо "каждому работнику усвоить правильную меру наших экономических достижений, не допускающую колебаний ни в сторону беспросветного пессимизма, ни в сторону легковесного, необоснованного оптимизма". В публичных выступлениях Рыков отмечал, что традиции нашей партии требуют не замазывания недочетов и промахов повседневной работы, а честного, открытого взгляда на них, ибо это "вернейший путь к тому, чтобы, изучив свои ошибки и промахи, мы быстро и наверняка могли сводить их в нашей работе до минимума".

В критике и самокритике он видел важнейшее средство мобилизации масс, поднятия их активности и сознательности, организации нового общества. Отнюдь не всем такой подход был по душе; раздавались голоса в пользу "дозирования" критики и жалобы по поводу развертывания самокритики. Алексей Иванович подчеркивал, что плох не сам метод, а его извращения как результат "недостаточной еще культурности масс". Эти извращения чаще всего выражались в том, что "вместо содействия хозяйственным, государственным или профессиональным органам и улучшения их работы самокритику сводят не к деловой критике, а к травле отдельных, иногда очень хороших работников". Бюрократизм и на самокритику, которая должна помочь его уничтожить, иногда оказы-


108 Рыков А. И. Пройденный путь и очередные задачи, с. 56, 57; его же. Статьи и речи. Т. II, с. 60; Шестнадцатая конференция ВКП(б). Стеногр. отч. М. 1962, с. 514; V съезд Советов. Стеногр. отч., бюллетень N 2, с. 22, 23.

109 Рыков А. И. Статьи и речи. Т. III. с. 238.

стр. 110


вает разлагающее воздействие; "это происходит во всех тех случаях "самокритики", когда критикующий "глазами ест начальство" и ждет указания, кого бить, кого критиковать; это есть наихудший вид подлаживания, подхалимства и прочих болезней, распространяемых бюрократической заразой"110 .

Анализ экономических, социальных и политических воззрений Рыкова приводит нас к выводу, что, во-первых, он был исключительно проницательным человеком; во-вторых, приносил Стране Советов, делу ленинской партии огромную пользу. Очевидна и несомненна перекличка многих точек зрения Алексея Ивановича с теми, которые стали преобладать в нашей жизни после апреля 1985 года. Отстранение Рыкова и его сторонников от руководства делом строительства социализма принесло нашей Родине огромный ущерб.

Для Алексея Ивановича были в принципе характерны критический взгляд, трезвая оценка любых событий. В своих выступлениях и статьях он всегда призывал к размышлениям, к поиску наиболее оптимального выхода из таких ситуаций, когда не было готовых рецептов. В его предложениях не было авантюризма, экспериментов "левацкого" толка. Он отстаивал экономические законы и методы, провозглашенные Лениным "всерьез и надолго"; выступал против максимальной централизации политической и экономической власти на базе обобществления абсолютно всех средств производства, боролся против возврата в мирных условиях к административно-приказному стилю времен "военного коммунизма".

Даже в годы гражданской войны Рыков считал, что проведение идея в массы с помощью аппарата внутренних дел "по своему духу, по своей организации стоит в резком противоречии с коммунистическими принципами"; выступал против сужения демократических норм партийной и государственной жизни, полагая, что "сохранить за партией 100%-ю верность ленинизму" нельзя навешиванием политических ярлыков. В партии, говорил он, вырастает новое, послеоктябрьское поколение. Старое поколение воспитывалось в условиях борьбы и дискуссий с эсерами, меньшевиками, народниками, буржуазной интеллигенцией. Новое поколение не прошло этой школы, ему нужно дать возможность высказываться, спорить, обсуждать. Если в этих высказываниях будут ошибки, то их нужно поправлять, доказывать правоту аргументацией, пропагандой, литературой и без особой нужды не сбивать с ног, не "улюлюкать", "так как в подавляющем количестве случаев ошибки будут исправлены и доказаны верные решения"111 . Найти верное решение сложных вопросов можно только при обмене мнениями, в ходе дискуссии.

Рыков твердо отстаивал нравственные принципы революции, которым он следовал на протяжении всей своей жизни. И не случайно в конце 20-х годов Алексей Иванович пережил тяжелые минуты, когда многие его товарищи по революционной борьбе и совместной работе не приняли его трезвого подхода к оценке экономических задач, основательного решения вопросов в ходе осуществления ленинского плана строительства социализма. Почему же взгляды Н. И. Бухарина, А. И. Рыкова, М. П. Томского не нашли тогда поддержки большинства? Ответ на этот вопрос следует искать в послеоктябрьской истории нашей страны.

На каждом этапе строительства социализма окончательный выбор пути зависел у нас от руководящего звена партии. Суровые условия революции, годы борьбы с контрреволюцией и иностранной интервенцией, разруха и голод способствовали закреплению командных методов решения вопросов жизни страны. Еще Ленин писал в декабре 1922 г.: "Я замечал у некоторых из наших товарищей, способных влиять на направ-


110 Рыков А. И. Перед новыми задачами, с. 7; его же. Техническая революция и организация масс. М. 1929, с. 15, 16; XV конференция ВКП(б). Стеногр. отч., с. 113.

111 Рыков А. И. Новая обстановка и задачи партии. М. -Л. 1926, с. 70 - 71.

стр. 111


ление государственных дел решающим образом, преувеличение администраторской стороны, которая, конечно, необходима в своем месте и в своем времени, но которую не надо смешивать со стороной научной, с охватыванием широкой действительности, способностью привлекать людей и т. д."112 . В увлечении чисто административной стороной дела Ленин, как известно, упрекал Пятакова, Сталина, Троцкого и других. Но главные положения последних ленинских работ не были верно осознаны в то время, не были претворены в жизнь, и крайности "военного коммунизма" получили широкое распространение, остались близки сердцу многих партийных руководителей в центре и на местах.

Рыкову и его единомышленникам постоянно приходилось бороться со стремлением поскорее свернуть нэп. Первая мощная волна критики нэпа поднялась в 1923 году. "К моему величайшему изумлению, - говорил Рыков, - в газетах печатают статьи на тему "конец нэпа". Это же глупость! Какой там, к черту, конец нэпа, когда учитель умирает с голоду, количество рабочих равно 40% довоенного количества,.. в стране более 1 миллиона безработных и 400 миллионов дефицита в обрезанном бюджете! При таком положении писать о конце нэпа - это значит не понимать решительно ничего. Ведь нэп кончится тогда, когда мы достигнем высшей стадии развития хозяйства"113 .

Постепенно все более усиливались настроения в пользу применения чрезвычайных мер для ускорения строительства социализма. Многие люди высказывались за жесткую централизацию управления, искренне считая, что создание единого государственного механизма, работающего как часы и по законам военного времени, являлось единственно верной мерой. Тоска по быстрым и энергичным действиям охватила широкие массы рядовых коммунистов, большинство которых вступило в партию уже после социалистической революции. Им порою были свойственны лозунговое понимание коммунизма и упрощенные представления о путях его построения. Они дополнялись революционным нетерпением, максимализмом требований, стремлением к немедленному осуществлению идеалов Октября. Торопливость, близкая к экстремизму, была характерна и для молодого рабочего класса страны.

Большинство руководителей партии считало, что великие исторические цели близки, энтузиазм советских людей беспределен. Вот одна из причин невосприятия мыслей тех, кто подчеркивал трудности строительства нового общества, призывал не отрываться от действительности и реалистично смотреть на проблемы. Судьбы сторонников строительства социализма в переходный период именно на путях нэпа решились в конечном счете тем, что большинство тогдашних членов и кандидатов в члены Политбюро (А. А. Андреев, К. Е. Ворошилов, Л. М. Каганович, С. М. Киров, С. В. Косиор, В. В. Куйбышев, В. М. Молотов, Г. И. Петровский, Я. Э. Рудзутак) и других популярных в народе деятелей (М. Ф. Владимирский, П. П. Постышев, Р. И. Эйхе, И. С. Уншлихт) предпочли в тот исторический момент иную политику - ту, за которую наиболее активно выступал Сталин.

На выборе методов строительства социализма сказалось и политическое противоречие тех лет: нельзя было построить настоящий социализм без развития демократии; но диктатура пролетариата в стране с гигантским преобладанием мелкобуржуазного населения в условиях враждебного окружения вела к концентрации власти в руках партийного и государственного руководства, к резкому усилению веса центральных учреждений. "Мы за отмирание государства, - говорил Сталин. - И мы вместе с тем стоим за усиление диктатуры пролетариата, представляющей самую мощную и самую могучую власть из всех существующих до


112 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 45, с. 351.

113 Тринадцатый съезд РКП(б). Стеногр. отч. М. 1963, с. 475 - 476.

стр. 112


сих пор государственных властей"114 . Возникли условия для стремительного роста советской и партийной бюрократии, формирования бюрократического режима. Этой тенденции способствовало свертывание внутрипартийной демократии. Были преданы забвению ленинские идеи социалистического самоуправления, демократизации всех сторон жизни. Методы классовой борьбы, свойственные гражданской войне, были перенесены на мирное строительство. Создалась обстановка нетерпимости к любым инакомыслящим.

Под прикрытием положений резолюции X съезда РКП(б) о железной дисциплине в партии, полном единстве и единодушии партийных рядов, непримиримой борьбе с уклонами от ленинской линии стало практикой навешивание политических ярлыков и прямое устранение политических противников. Бухарина, Рыкова, Томского называли с трибуны партийных конференций и съездов "кулацкой агентурой", "кулацкими прихвостнями", "мелкобуржуазными либералами". Сталин, прибегая к искусственному раздуванию подлинных и мнимых трудностей в деле социалистического строительства, виртуозно использовал в своих выступлениях выхваченные из контекста произведений Ленина цитаты и добился вывода из состава Политбюро всех неугодных ему лиц, навязав партии собственные представления о социализме и путях его построения.

Свою роль сыграла также отсталость политической культуры широких слоев населения, уходившая корнями в прошлое и имевшая прочную основу в непродолжительности развития капитализма в дореволюционной России, в сравнительной малочисленности рабочего класса, распространении патриархальных взглядов и отношений, отсутствии глубоких демократических традиций и соответствующего политического опыта. Новому обществу был присущ низкий уровень общей культуры, со слабыми дисциплиной, квалификацией, умением вести хозяйство, сознательностью людей. В среде мелкой буржуазии быстро возрождалась психология "вождизма", что стало серьезной преградой для элементов самоуправления. Им препятствовали также "ужасающая политическая безграмотность среди новых слоев молодежи"115 , политическая пассивность части населения.

"Как нельзя сразу в стране нищей, в стране, разрушенной войной, ввести общего благополучия, точно так же нельзя в стране, в которой большинство населения безграмотно, привыкло к кнуту, к хозяйству чиновников, - провести сразу полностью советскую систему. Для того, чтобы всякий рабочий, всякий крестьянин, всякая работница управляла государственным делом и хорошо управляла, для этого нужно, во-первых, чтобы они захотели этим заняться. А всякий знает, что громадное большинство населения уходит всецело в свои ежедневные заботы, в борьбу за кусок хлеба, пару обуви, и даже тогда, когда для того, чтобы этот кусок хлеба получить, надо соединиться всем рабочим с крестьянами, взяться организованным путем за совместное действие, громадное большинство рабочих и крестьян думает всегда о том, что лучше будет всякому в одиночку позаботиться о себе. Вот одна из главных причин, почему мы только медленно, шаг за шагом, можем осуществить вполне и окончательно советскую систему, т. е. власть трудящихся через трудящихся"116 .

Нэп отнюдь не был бесконфликтным периодом нашей истории. Крайне болезненно реагировали коммунисты и вообще рабочие на относительный рост тогда буржуазных элементов в городе и деревне. Значительная часть низовых партийных и советских работников в любой момент была готова раздавить "контру" и только ждала приказа "резать" врагов.


114 XVI съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стеногр. отч. М. -Л. 1930, с. 56.

115 КПСС в резолюциях. Т. 3, с. 467.

116 Радек К. О бюрократизме и борьбе с ним. Б. м. 1921, с. 2 - 3.

стр. 113


На местах сохранялось враждебное отношение к любому частнику. Воинственные призывы не раз попадали на страницы газет и звучали с трибун. Однажды Алексей Иванович увидел в Москве на выставке плакат: "Кустарь - враг" ("не помню хорошо, - говорил Рыков, - не то народа, не то промышленности"117 ). "Величайшей глупостью" называл он подобную пропаганду в условиях, когда наследием гражданской войны стал еще один лозунг тех лет: "Кто не с нами, тот против нас".

Все это создавало обстановку недоверия к определенной части общества, порождало нетерпимость к инакомыслию и грубый произвол по отношению даже к честным коммунистам. На XV партконференции в 1926 г. Рыков привел характерный пример вмешательства ОГПУ в хозяйственную жизнь - допрос без серьезных причин известного хозяйственника - и отметил, что если это происходит, когда "дело не возбуждает никакого сомнения и во главе его стоит человек, которого знал Ильич, знаю я, знают Кржижановский и Бухарин, с которыми раньше вместе в подполье работали, то что же с другими делается?"118 . Особая роль карательных органов тем более вытекала из антидемократических методов управления, которые получили особое развитие в конце 20- х и 30-е годы. В 1930 г. Сталин открыто заявил, что "репрессии являются необходимым элементом" строительства социализма119 . Подобная установка обернулась затем массовым уничтожением ни в чем не повинных людей.

Противники Бухарина, Рыкова, Томского использовали и такой психологический фактор, как тяга некоторых слоев общества к уравниловке. Эти настроения поддерживались в 20-е годы и отдельными лидерами партии. Накануне XIV партсъезда Г. Е. Зиновьев писал в брошюре "Философия эпохи": "Хотите знать, о чем подлинно мечтает народная масса в наши дни?" И отвечал, что народ мечтает о новой жизни, об уничтожении классов, о социалистическом равенстве, в котором видел "ключ к пониманию философии нашей эпохи". "Во имя чего в великие дни Октября поднялся пролетариат, а за ним и огромные массы всего народа? Во имя чего пошли эти массы в огонь за Лениным? Во имя чего массы эти под перекрестным огнем неприятеля, преследуемые голодом и холодом, шли за знаменем Ленина в первые тяжкие годы Советской власти?.. Ленин увлек за собою многомиллионные массы трудящихся не только идеей борьбы против царя или против войны, но прежде всего и больше всего именно идеей социалистического равенства"120 .

Рыков на XIV съезде партии подверг острой критике и эту брошюру, и аналогичные по духу другие выступления Зиновьева за извращение ленинских идей и за политическое мошенничество, ибо Ленин говорил: "Пустейшая фраза и глупая выдумка интеллигента" - претензии на то, что "мы сделаем всех людей равными друг другу"121 . Требование всеобщей уравниловки являлось карикатурой на новый строй. Под прикрытием лозунга равенства начиналось наступление на основы нэпа.

Не желая поддерживать линию Сталина, с которой он внутренне не был согласен, Рыков подал в отставку с поста главы правительства. 19 декабря 1930 г. Президиум ЦИК СССР удовлетворил его просьбу и освободил от обязанностей Председателя СНК и СТО122 . Объединенный Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б), состоявшийся 17 - 21 декабря 1930 г., освободил Рыкова от обязанностей члена Политбюро. С 30 марта 1931 г. по 26 сентября 1936 г. Рыков работал наркомом почт и телеграфов123 .


117 Рыков А. И. Пройденный путь и очередные задачи, с. 22.

118 XV конференция ВКП(б). Стеногр. отч., с. 120.

119 XVI съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стеногр. отч., с. 38.

120 Зиновьев Г. Е. Философия эпохи. Л. 1925. с. 20, 21.

121 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 38, с. 353.

122 Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства (СУ), 1930, N 62, ст. 428.

123 СУ, 1931, N 7, ст. 82; 1936, N 28, ст. 280.

стр. 114


На новом посту он уделял большое внимание развитию радиовещания, городских телефонных сетей, строительству АТС, оперативной доставке населению периодической печати, увеличению расходов на научно-исследовательские работы по новейшим средствам связи, фототелеграфа, телевидения.

В октябре 1936 г. семья Рыковых переехала из кремлевской квартиры в "дом на набережной" (пл. Серафимовича, д. 2). Впоследствии его называли "домом предварительного заключения". Уж очень часто освобождались в те годы его квартиры. Предчувствовал недоброе и Рыков. Его дочь Наталья Алексеевна рассказывала автору этих строк, что характер ее отца в 30-е годы резко изменился. Общительный и веселый, Рыков стал более замкнутым, раздражительным, часто уединялся, говорил мало. В обстановке недоверия и отчуждения трудно было быть другим. Однажды он сказал жене, Нине Семеновне: "Они меня хотят посадить в каталажку, они посадят меня в каталажку". Свои последние надежды он связывал с Г. К. Орджоникидзе. Но после трагической смерти Серго надеяться было не на кого и не на что.

Февральско-мартовский (1937 г.) Пленум ЦК ВКП(б) исключил Бухарина и Рыкова из состава кандидатов в члены ЦК и из рядов партии. 7 июля участь Алексея Ивановича разделила его жена, участница революционного движения с 1901 г., агент "Искры", неоднократно выполнявшая ответственные поручения Ленина, секретарь Моссовета, в 30- е годы - начальник Управления охраны здоровья детей Наркомздрава РСФСР124 . Была арестована и около 20 лет находилась в тюрьме, лагере и ссылке их дочь Наталья Алексеевна. Жена (посмертно) и дочь Рыкова были реабилитированы только после XX съезда КПСС. Эти люди и сталинизм были исторически несовместимы. Что касается их мужа и отца, то Военная коллегия Верховного суда СССР в марте 1938 г. приговорила его к расстрелу. Этот приговор был отменен лишь спустя 50 лет. Комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30 - 40-х годов и начала 50-х годов, Комитет партийного контроля при ЦК КПСС восстановили Алексея Ивановича (посмертно) в рядах КПСС125 . Имя видного большевика, крупного государственного деятеля, соратника Ленина навсегда возвращено истории нашей Родины.


124 ЦПА ИМЛ. ф. 124, оп. 1, д. 1679, лл. 6 - 7.

125 Правда, 10.VII.1988.

 

Опубликовано 10 августа 2019 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ РЫКОВ


Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама