Рейтинг
Порталус


ЛИДИЯ ДАН

Дата публикации: 19 мая 2021
Автор(ы): Н. А. Казарова
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ
Номер публикации: №1621428270


Н. А. Казарова, (c)

Семья Цедербаумов вписала яркую страницу в историю социал-демократического движения в России. Самым известным ее представителем был Юлий Осипович Мартов, один из лидеров меньшевизма. Юным студентом- первокурсником переступил он порог царской тюрьмы, решив стать профессиональным революционером. Вслед за ним в революцию пошли все его братья и сестры.

Существует версия, что инициал "Л." в псевдониме "Л. Мартов" - дань привязанности Юлия Осиповича к младшей сестре Лидии 1 . Она была его другом, единомышленником, находилась рядом с ним во все переломные моменты жизни и внесла также свою лепту в историю революционного движения как участница российских социал-демократических кружков, политического "Красного Креста", агент и секретарь редакции "Искры", "Начала" и "Голоса социал-демократа". Жена Ф. И. Дана, она была знакома со всеми выдающимися деятелями Февраля и Октября 1917 г. и воспринималась многими современниками как "первая леди" российской социал-демократии.

Лидия Осиповна Цедербаум (Дан) родилась 21 мая 1878 г. в Одессе и была в семье четвертым ребенком из восьми. Детство и юность она провела в Петербурге, куда семья переехала после еврейского погрома 1881 года. Отец Осип Александрович был человеком широких взглядов, относился с уважением к детям и мирился с тем, что молодое поколение резко отличалось от него. "Иногда, - вспоминала Лидия Осиповна, - он говорил с большим добродушием: "У меня уж такое счастье, сын [Юлий] ходит лохматый, т. к. ему некогда сходить к парикмахеру, а дочери ходят стриженые, т. к. им некогда возиться с волосами; дочери мои на курсах, т. к. нынче нельзя без высшего образования, а сыновья плюют на университеты и дипломы, т. к. это старые выдумки" 2 . Мать Ревекка Юльевна тоже не проявляла особой строгости по отношению к детям, хотя не все понимала и принимала в их поведении.

16-ти лет Лидия стала социал-демократкой. По ее признанию, это было не выстраданное мировоззрение, но зато прочно осевшее на всю жизнь. Марксизм тогда владел умами многих представителей молодежи. Большая роль в этом принадлежала Г. В. Плеханову, книга которого "К вопросу о развитии монистического взгляда на историю" произвела революцию в умах. Позже Лидия писала, что принадлежит к тому поколению, которое, прочитав "Бельтова" (псевдоним Плеханова), за одну ночь стало другим. "Плеханов открыл нам глаза, сделал нас всех социал-демократами" 3 . Лидия считала, что еще в детские годы было заложено многое из того, что осталось в ней на всю жизнь. Юлий, имевший на младших членов семьи сильное влияние, придумал для них город-утопию Приличенск, существовавший на началах правды и справедливости. Благодаря Юлию в детских играх неизменно фигурировали запрещенные


Казарова Нина Акоповна - кандидат исторических наук, доцент Ростовского государственного педагогического университета.

стр. 142


книги и нелегальные типографии, а Лидия с братом Сергеем издавали домашнюю газету и печатали в ней роман "Записки ссыльного". В 1892 г., когда Юлий был впервые арестован, 14- летняя Лидия со старшей сестрой Надеждой носили ему передачи и выполняли его поручения.

В 1896 г. Лидия, закончив гимназию, поступила на физико- математическое отделение Бестужевских высших женских курсов. Энергичная, общительная, острая на язык, любившая поспорить, она быстро оказалась в центре общественной жизни, активно работала в политическом "Красном Кресте", собирала пожертвования и делала передачи заключенным, не имевшим родных, распределяла пособия между нуждающимися. В приемной "предварилки" Лидия познакомилась с матерью и сестрами В. И. Ульянова, который сидел по одному с Юлием делу петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса". Общие заботы сблизили их, и родственники заключенных стали вместе проводить лето на даче между Белоостровом и Куоккалой 4 .

Постоянно хлопоча за того или иного арестованного товарища, Лидия хорошо узнала все ходы и выходы в Департаменте полиции, добилась аудиенции у директора Департамента и получила разрешение для Юлия побыть неделю дома перед отправкой в Туруханскую ссылку. Она продолжала деятельность в "Красном Кресте" и принимала участие в устройстве концертов в пользу нуждающихся слушательниц курсов. В ноябре 1896 г., по ее просьбе, в благотворительном концерте участвовал Ф. И. Шаляпин. Когда 4 марта 1897 г. в Петербурге вспыхнули волнения и студенты вышли к Казанскому собору протестовать в связи с гибелью в Петропавловской крепости слушательницы курсов Марии Ветровой, Лидия тоже была в числе участников демонстрации 5 .

В 1898 г. Лидия вышла замуж за студента Военно- медицинской академии Г. С. Канцеля, с которым познакомилась в "Красном Кресте". Он оказывал содействие газете "Рабочее знамя", выпускавшей прокламации к рабочим. Мимеограф достала Лидия. За участие в издании N 1 этой газеты она была арестована вместе с мужем и руководителем группы, братом Сергеем. Арест отразился на здоровье Лидии, которая тогда ждала ребенка: у нее начался туберкулезный процесс в легких, и ей заменили тюрьму административной ссылкой. Канцель не был выслан и остался в Петербурге для сдачи экзаменов. Закончив медицинское образование, он охладел к революционным кругам и "всем своим поведением явно стремился загладить грехи своей революционной молодости и отряхнуть от своих ног прах марксизма" 6 . Лидия потом разошлась с ним.

Из ссылки Лидия писала Юлию в Туруханск, пересылала ему журналы и книги, сообщала о перспективах публикации его статей в легальных изданиях 7 . После возвращения из ссылки Юлий приехал к сестре в Ялту. Там Лидия познакомила его с М. И. Туган-Барановским и его женой Л. К. Давыдовой с которыми она дружила. Но Юлий скорее присматривался к Туган-Барановскому, чем смотрел на него как возможного союзника в постановке будущей "Искры", и никаких переговоров с ним относительно совместного издания газеты не вел.

Окончательное решение стать профессиональной революционеркой Лидия приняла после поездки к Сергею и Юлию в Полтаву. Вернувшись в Петербург, она включилась в революционную работу. В 1900 г. возникла группа "Социалист", во главе которой стояли братья А. В. и Б. В. Савинковы, с которыми Лидия познакомилась во время поездки на Кавказ в 1896 году. Лидия вошла в группу и приняла участие в переговорах о ее слиянии с группой "Рабочее знамя". Вскоре обе группы были разгромлены, и Лидия, спасаясь от ареста, уехала в Мюнхен, где жил Юлий. На ее глазах складывался временный триумвират "Ульянов - Потресов - Мартов", и при ее сотрудничестве создавалась "Искра". Вспоминая о том времени, Лидия писала, что никогда больше не было такой безусловной солидарности в идеях, понимании задач работы и такой пламенной дружбы, которая связывала их в те годы 8 . В воспоминаниях Л. О. Дан начальное время "Искры" представлено героической эпохой, а редакция - большой семьей, члены которой связаны общим мировоззрением и уверенностью, что законы истории работают на них.

В январе 1902 г. Лидия как агент "Искры" нелегально вернулась в Россию. Департаменту полиции было известно, что, проживая в Москве, "Лидия Канцель переписывается со своим братом Юлием..., одним из главных деятелей организации "Искры" и вообще одним из самых серьезных и талантливых русских революционеров". Лидию обязали обеспечить избрание в Москве сочувствующего "Искре" делегата на II съезд РСДРП. Благодаря знакомству с М. Горьким она заручилась содействием издателя Скирмунта, который стал выделять московскому комитету РСДРП по 100 руб. в месяц и предоставил свой особняк для ночевок нелегальных партийных работников. Однако вскоре произошел провал. Жандармы арестовали около 70 человек, в том числе А. В. Савинкова и Лидию. В письме Мартову она сообщала: "От

стр. 143


дачи показаний отказалась. Мою роль в Москве страшно преувеличивают, называют меня "революционными дрожжами". О влиянии "Искры" самого преувеличенного мнения... О моей жизни за границей не имеют ни малейшего понятия, думают, что я все время была в России. Видела Зубатова, в которого пустила чернильницей, т. к. он посмел предложить мне поступить на службу (конечно намеками, но очень ясными)" 9 .

Лидия просидела свыше года в Таганской и Бутырской тюрьмах, затем была сослана в Олекминск. К ней приехал А. В. Савинков, который перепросился с Урала в Восточную Сибирь. В письме Мартову Лидия передавала привет от него. В феврале 1905 г. Лидия бежала из Олекминска. Организовать побег ей помог М. С. Урицкий, а деньги прислал участник революционного движения князь В. А. Кугушев. Осенью 1905 г. он же помог редакторам "Искры" вернуться из Вены в Петербург и дал деньги на издание газеты "Начало". А после побега Лидии А. В. Савинков, друживший с ней, покончил с собой.

В мае 1905 г. Лидия появилась в Женеве, где тогда находилась редакция "Искры". Она стала секретарем редакции и в этом качестве переписывалась с социал- демократическими организациями в России, занималась подготовкой материалов к публикации, сообщала явки и готовила паспорта для поездки агентов в Россию, принимала участие в работе Женевской конференции и съезда Заграничной лиги русской социал-демократии. Вместе с А. И. Кабцаном она выпускала "Информационный бюллетень" для ознакомления членов редакции с поступающими материалами 10 . Комплект этого бюллетеня является ценнейшим и практически еще не изученным источником по истории социал-демократического движения.

В августе 1905 г. Лидия вместе с редакцией "Искры" перебралась в Вену, а после Всероссийской октябрьской стачки вернулась вместе с Ф. И. Даном, ставшим ее мужем, в Россию. Тут ей пришлось много сил и энергии отдавать дому и заработку. Умерла ее мать, функции хозяйки перешли к Лидии, времени для активной политической деятельности оставалось мало, поскольку под крышей отчего дома собрались все братья и сестры с семьями. Тем не менее, она продолжала трудиться в секретариате столичного Совета рабочих депутатов, в социал-демократической фракции II Государственной думы, в редакции "Начала" и других меньшевистских газет. Она также пересылала газеты Плеханову, для которого они стали основными источниками информации о ходе событий в России 11 .

Летом 1907 г. Лидия была арестована вместе с другими товарищами по фракции на квартире у И. Г. Церетели. После тюремного заключения ее ожидала высылка из Петербурга с правом ее замены отъездом за границу, и Лидия Осиповна с Федором Ильичом покинули Россию. Путь их лежал через Финляндию в Германию. На пароходе они оказались вместе с В. И. Лениным и Н. К. Крупской. Встреча была дружеской: Лидия не разделяла неприязни Мартова и Ленина, возникшей после разрыва ими на II съезде РСДРП личных отношений. Ленин относился к ней благожелательно и всегда называл Лидашей даже много лет спустя (например, в 1920 г., когда она работала в советских учреждениях и неоднократно встречалась с ним) 12 .

В начале 1908 г. Лидия и Дан перебрались в Женеву, затем в Париж, где у них родилась дочь. Юлий жил вместе с ними, а после смерти в 1909 г. отца Лидии пришлось заботиться также о младших сестрах Маргарите и Евгении. В письме В. И. Засулич она сообщала: "Бедным девочкам так плохо пришлось после смерти папы, что их совершенно необходимо обогреть, поласкать, без меня этого некому было бы сделать". В те годы Мартов и Дан работали над пятитомником "Общественное движение в России в начале XX века". Взяв на себя заботы о хозяйстве, Лидия создавала им необходимые бытовые условия. В 1911 г. Лидия вернулась в Петербург, а когда в 1913 г. по случаю 300-летия дома Романовых была объявлена амнистия, вернулись и Дан с Мартовым. Поселились они снова вместе. Лидия вновь оказалась в центре общественной жизни, будучи тесно связанной с социал-демократической фракцией IV Государственной думы.

В 1913 г. в меньшевистской газете "Луч" было опубликовано письмо о том, что депутат Думы, член ЦК РСДРП Р. В. Малиновский - провокатор. Большевики решили, что автором письма была Лидия, так как незадолго до того был арестован ее друг П. Л. Лапинский, и она получила анонимку, в которой говорилось, что он "пал жертвой доноса ваших друго-врагов". Вставший на защиту Малиновского И. В. Сталин потребовал от Лидии прекратить распространение порочащих слухов. "Товарищ Василий, - вспоминала она, - предложил встретиться со мной для недолгого разговора, но не пришел, требовал прекращения травли Малиновского. Вскоре он исчез с горизонта. Значительно позже, кажется Стасова, говорила мне, что его [Сталина] предал Малиновский" 13 .

В 1914 г. Дан был сослан в Минусинск. Лидия поехала с ним. В Сибири она получила письмо от Б. И. Николаевского о том, что ссыльный Джугашвили сильно нуждается, и ему

стр. 144


необходимо помочь. Лидия Осиповна послала ему посылку, не подозревая, что Джугашвили и известный ей "товарищ Василий" - одно лицо. Благодаря врачебной практике Федора Ильича и урокам, которые давала Лидия, они жили в Минусинске неплохо, но духовный голод и оторванность от общественной жизни делали их существование безрадостным.

Февральская революция позволила Данам вернуться в Петроград. Вся семья опять собралась вместе, и Лидия вновь взяла на себя функции хозяйки дома. "Живу пока у сестры Лидии, - сообщал Мартов в письме к Н. С. Кристи, - это очень удобно, ибо есть условия семейной обстановки и не надо заботиться о столе, что теперь для холостого невероятно трудно. Но удастся ли остаться у них при условии серьезной политической борьбы с Даном, не знаю". Политические разногласия Мартова с Даном были таковы, что Мартов был готов вообще к разрыву близких отношений. Благодаря усилиям Лидии этого не произошло, Юлий остался жить на общей квартире, а она создавала там такую атмосферу, при которой возникала почва для взаимопонимания 14 . Неприязнь между политическими оппонентами не распространялась на Лидию: ее любили и уважали. Поэтому среди ее знакомых были не схожие по характеру и мировоззрению люди.

После Октябрьской революции Лидия возглавила "Совет защиты детей", который занимался устройством и обслуживанием детских колоний, спасая от голодной смерти сотни беспризорных. Благодаря покровительству А. В. Луначарского и Крупской ей удалось сделать много полезного. До 1920 г. жизнь Лидии, несмотря на лишения первых послереволюционных лет, была относительно благополучной. Федор Ильич Дан заведовал отделом в Наркомате здравоохранения РСФСР, брат Сергей находился на государственной службе по военному ведомству и занимался обеспечением продуктами демобилизованных солдат и детей на железнодорожных станциях, Юлий был членом ВЦИК и депутатом Моссовета, работал в Социалистической академии общественных наук.

В 1920 г. усилились большевистские репрессии в отношении меньшевиков и эсеров. Не участвуя формально в партийной работе (в марте 1917 г. Лидия вышла из РСДРП), она, в отличие от ее родных, не подвергалась арестам. Но на ее плечи опять легла забота о близких, оказавшихся за решеткой. Особенно трудным был 1921 г.: Федор Ильич сидел в петроградской тюрьме. Когда в дни Кронштадтского мятежа председатель Петроградского совета Г. Е. Зиновьев приказал расстрелять всех арестованных меньшевиков во главе с Даном, только вмешательство из Москвы остановило расправу. Лидия не могла поехать к мужу, так как в Москве сидели в тюрьме брат Сергей вместе с женой Конкордией Ивановной, и ей пришлось взять на себя заботу об их детях. После неоднократных прошений ей удалось добиться перевода Федора Ильича в московскую тюрьму и замены Сергею тюремного заключения высылкой в Симферополь для лечения.

В январе 1922 г., после годичных скитаний по тюрьмам, Дану удалось добиться замены предстоявшей ссылки высылкой за границу. Лидия уехала с ним. Они обосновались в Берлине, где их ждал тяжелобольной Мартов, уехавший ранее. И больше они не расставались вплоть до смерти Мартова в апреле 1923 года. Потом Лидия занялась его архивом. В январе 1924 г. вышло в свет подготовленное ею вместе с Даном и Николаевским собрание писем Мартова и П. Б. Аксельрода за 1901 - 1916 годы. Это издание отличается прекрасными комментариями. Тогда же Лидия восстановилась в РСДРП и начала представлять российскую социал- демократию в Женском интернационале. Большое внимание она уделяла работе политического "Красного Креста", который заботился о смягчении участи ссыльных и заключенных в СССР. Она занималась сбором средств и снабжением посылками заключенных, среди которых оказались и почти все ее родные. До 1933 г. Даны жили в Берлине, затем переехали в Париж, а когда началась вторая мировая война - в Нью- Йорк. В начальные годы войны Лидия Осиповна ездила в Литву и Латвию, чтобы организовать помощь детям, оставшимся без присмотра в результате военных действий.

В 1947 г. умер Федор Ильич. Лидия Осиповна обратилась к видному французскому социалисту Л. Блюму с просьбой помочь ей выяснить судьбу родных в России. И она узнала, что все ее близкие погибли. Особенно тяжело перенесла она гибель старшей дочери Нины (младшая дочь умерла летом 1917 г.) 15 . Погибли братья Сергей и Владимир, племянники Андрей и Юлий. Информация исходила от запрошенного из Парижа Л. П. Берии. Лидия Осиповна старалась заглушить одиночество работой в Секретариате ООН. Она восстановила контакты с известными людьми, которых знала в молодости, - Е. Д. Кусковой, С. Н. Прокоповичем, Н. В. Вольским и многое сделала, чтобы облегчить им последние годы жизни. От одиночества спасала ее и работа над воспоминаниями. В 1954 г. вышли в свет ее мемуары "Около редакции "Искры", а в 1959 г. - сборник воспоминаний и документов "Мартов и его близкие". Тогда же Лидия Осиповна взяла на себя инициативу создания межуниверситетского

стр. 145


проекта по изучению истории меньшевизма. Финансовую поддержку проекту оказали благотворительные фонды. В рамках этого проекта увидели свет многие работы по истории меньшевизма. Многие собранные материалы - автобиографии, воспоминания, статьи меньшевиков- эмигрантов были переданы в архив при Колумбийском университете в Нью-Йорке и способствовали бурному всплеску в процессе изучения меньшевизма американскими исследователями 50 - 60-х годов.

Лидия Осиповна активно переписывалась, давала интервью исследователям Л. Хеймсону, Дж. Кипу и И. Гетцлеру, редактировала рукописи. Ее ответы на вопросы и интервью часто становились единственным источником для выяснения и уточнения фактов и событий, свидетелем которых она была. А ее переписка с Кусковой содержит интересные сведения о деятельности масонов в России в период первой мировой войны; другие письма проливают свет на причины охлаждения отношений между Лениным и Мартовым весной 1903 года. Ценным источником является переписка Лидии Осиповны с Вольским, которому она сообщала об обстоятельствах выхода Плеханова из редакции "Искры" в 1905 г., переезде "Искры" из Женевы в Вену и отвечала на другие вопросы, на которые уже никто кроме нее не мог ответить. Хеймсон, который сотрудничал с ней в рамках меньшевистского проекта, писал, что, несмотря на возраст и болезни, Лидия Осиповна проявляла вечную молодость духа и ума, непоколебимую верность тем политическим и моральным ценностям, которые руководили ее поведением во всех испытаниях политической и личной судьбы 16 .

Годы и утраты отразились на ее здоровье и настроении. В последний период жизни она производила впечатление бесконечно уставшего человека. Умерла Лидия Осиповна Дан 28 марта 1963 года. "Хождением по мукам" назвал ее жизненный путь Николаевский 17 .

Примечания

1. МАРТОВ Ю. О. Письма, 1916 - 1922. Benson. 1990, с. 311.

2. Мартов и его близкие. Нью-Йорк. 1959, с. 18.

3. Из архива Л. О. Дан. Амстердам. 1987, с. 189, 173.

4. ЛЕВИЦКИЙ В. За четверть века. Ч. I. М.-Л. 1926, с. 41.

5. Там же, с. 45; Из архива Л. О. Дан, с. 99.

6. Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории (РЦХИДНИ), ф. 362, оп. 1, д. 26, 27; ЛЕВИЦКИЙ В. Ук. соч. Ч. II, с. 3.

7. РЦХИДНИ, ф. 362, оп. 1, д. 30.

8. Там же, ф. 24, оп. 1, д. 186; Из архива Л. О. Дан, с. 35.

9. Архив Дома Плеханова в Санкт-Петербурге (АДП), ф. 1093, оп. 1, д. 55; Из архива Л. О. Дан, с. XX; Искра, N 23, 1.VIII. 1902, с. 6; Ленинский сборник. Т. IV. М.-Л. 1925,с. 124.

10. РЦХИДНИ, ф. 362, оп. 1, д. 40; ф. 278, оп. 1, д. 314, 418, 435; БУРГИНА А. Социал-демократическая меньшевистская литература. Stanford. 1968, с. 329.

11. АДП,ф. 1093, оп. 3. д. 465.

12. Из архива Л. О. Дан, с. XXIII.

13. АДП, ф. 1098, оп. 1, д. 138; Из архива Л. О. Дан, с. 103, 104.

14. РЦХИДНИ, ф. 362, оп. 1, д. 51; Из архива Л. О. Дан, с. XXIV.

15. МАРТОВ Ю. О. Ук. соч., с. 35; ПОПОВА Т. Ю. Судьба родных Мартова в России после 1917 г. М. 1996, с. 35; РЦХИДНИ, ф. 362, оп. 1, д. 51.

16. Меньшевики в 1917 году. Т. 1. М. 1994, с. 56.

17. НИКОЛАЕВСКИЙ Б. И. Памяти Л. О. Дан. - Социалистический вестник, 1963, N 3 - 4, с. 59.

Опубликовано на Порталусе 19 мая 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама