Рейтинг
Порталус


ЛОКАЛИЗАЦИЯ ЮГРЫ И АРЕАЛЫ ОБИТАНИЯ СОБОЛЯ

Дата публикации: 09 февраля 2021
Автор(ы): Н. А. ХАН
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: БИОЛОГИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 11, Ноябрь 2006, C. 124-130
Номер публикации: №1612865888


Н. А. ХАН, (c)

Русский соболь, знаменитый представитель пушной фауны России, играл важнейшую роль в товарно-денежных отношениях Древней Руси, Российского государства. Исторические источники прямо свидетельствуют о значении пушнины как товара, средства обращения и предмета сбора податей. Соболиный мех в составе другой мягкой рухляди входил в состав русского экспорта, посольских памятных даров. Наиболее ранние сообщения о соболе происходящем с территории Печоры и Югры мы находим в киевском и новгородском летописании. Соболь отразился и в русском фольклорном эпосе, где соболей называют "заморскими". Иногда его сравнивали с драгоценными камнями - "камень во как, а выбирать с приметами, как соболь добрый, купит от дешева фунт 2 гривны, а дорого 2 рубля"1.

 

Исторические ареалы соболя и других пушных зверей впервые попытался обобщить Н. Я. Аристов, когда создал, пожалуй первый капитальный труд по истории торговли Древней Руси. Подвинье и Приобье он считал главными зонами происхождения меха соболя2. В литературе неоднократно указывалось на истребление соболя, начавшееся еще в древности. А. Л. Хорошкевич обращала внимание на коммутацию ренты на Руси в конце XV в., вызванной депрессией численности соболя3. Постепенное отступление западной границы ареала распространения данного пушного зверька, который в настоящее время локализуется экологами восточнее Сев. Двины и правых притоков Камы, вызвано интенсивной охотой на него4.

 

Секретарь посольства багдадского халифа ал-Муктадира Ибн Фадлан описывая торговлю булгарских купцов с северными народами, отметил, что из страны Вису булгарские купцы "привозят соболей и черных лисиц". Эмир булгар Алмуш собирал дань соболями, причем шкурка соболя была единицей налогообложения5. Согласно сочинению придворного врача Сельджукидов - ал-Марвази, автора конца XI - начала XII в., написавшего труд "Природа животных", наилучший соболь водился на территории, занятой народом Иура, а по данным австрийского дипломата С. Герберштейна первой половины XVI в., "самые черные соболя" водились в горах Северного Урала. "По сю сторону Устюга и Двины, - писал он, - соболя попадаются весьма редко, а около Печеры гораздо чаще и притом гораздо лучше"6.

 

В хулагуидском Иране XIII-XIV вв., согласно росписи Рашид ад-Дина, в качестве вознаграждения за выслугу выдавалась соболья шуба только тем-

 

 

Хан Николай Александрович - докторант Института экономики РАН, доцент кафедры истории и социологии Московского государственного горного университета.

 

стр. 124

 

 

но-синего, то есть иссиня черного цвета. Известно, что придворным цветом Аббасидов был черный. У Низами можно найти характеристику соболя только черного цвета. "Его черный как у Аббасидов, зонт пускал камень на чашу бургасов" (союзников русов), читаем мы в описании седьмого боя Искендера с русами. В описании шестого боя говорится: "Соболь, который по природе черный, происходил только из тех мест" (страны русов. - Н. Х.). В этой связи представляется весьма ценным наблюдение английских ученых, писавших, что Саманиды регулировали торговлю, чтобы добиться господства над всем мусульманским миром в Средней Азии. Они направили Аббасидам в 910 г. множество мехов, включая соболей, скорее всего темных расцветок7.

 

В оригинальных известиях восточных авторов страна Июра (Югра) помещена после страны Вису. Последняя расположена на полпути между Булгаром и Йюрой. Известия восточных авторов X, XII, XIV вв. о расположении стран Вису - Иура не вызывает сомнений и независимо от расстояния до последней, расположенной за страной Вису. Это позволило очертить ее территорию, как расположенную в Вятско-Камском междуречье между 57° и 60° северной широты.

 

В "Выборке из воспоминаний о чудесах разных стран" арабского путешественника из Гранады Абу Хамида ал-Гарнати говорится: "А у жителей Йуры нет войны. И нет у них ни верховых, ни вьючных животных - только огромные деревья и леса, в которых много меда, и соболей у них очень много, и мясо соболей они едят. И привозят к ним купцы (булгары. - Н. Х.) эти мечи и коровьи и бараньи кости, а в уплату за них берут шкуры соболя и получают от этого огромную прибыль"8.

 

Считается, что своего максимума булгарский экспорт, в том числе и оружия, в Приобье достиг в XIII-XIV в., не прекращаясь в XV-XVI веках9. При этом имеется ввиду сухопутное направление, описанное восточными авторами. Путь от Волги до Оби составлял, согласно Ибн Батуте, 40 дней; по нему шли изделия булгарских торевтов, начиная с X века10. Окончание пути булгарских купцов в Западной Сибири следует, по-видимому связывать с районом многокомпонентного клада, найденного в 1893 г. близ с. Терехово Тарусского района Тобольской губернии. Клад этот, к сожалению, не сохранившийся полностью, состоит из 2 русских монолитных (?) денежных слитков, 4 чаш и 10 золотоордынских монет, и по младшей монете его можно датировать 1362 годом11.

 

Другой материальный артефакт - меч, найденный в среднем Обь-Иртышье и введенный в научный оборот В. И. Молодиным12, подтверждающий торговлю булгарских купцов и жителями Юры, описанную ал-Гарнати. Поэтому можно предположить, что путь булгарских купцов на Югру, описанный Омари и Ибн Батутой, заканчивался не за Полярном кругом в стране Мрака13, а гораздо южнее. Поворотным пунктом сухопутного, по описанию магрибского путешественника XIV в., пути на Югру служило устье Чусовой, документируемое кладом Варейко 1884 г. в Чусовской волости Пермского уезда, состоявшего из 3-х ладьевидных сомов-слитков с весовой нормой около 202 граммов14.

 

Пушной фауне принадлежала огромная роль у автохтонного населения, в ней был и соболь, игравший роль валюты, а также как средство обращения и сбережения. Об этом свидетельствуют как исследования этнографов Западной Сибири, так и раскопки археологов. Можно привести в качестве примера стопку мехов, найденной в погребении N 19 Нижняя стрелка на Ветлуге15. Однако подобные примеры лишь иллюстрируют пространственную атрибуцию соболя, что помогает локализовать некоторые неясные с географической точки зрения исторические источники.

 

Методика локализации исторических явлений через призму экосистем получила распространение в отечественной науке16. Берестяная грамота N 724, датируемая В. Л. Яниным зимой 1166/1167 г., имеет локализацию в пределах Арктики и Субарктики. "От Савы поклонанее к братье и дружине. Оставили ма были людьи; да остатъ дани исправити было имъ досени, а по первому пути послати и отьбыти проче. И заславъ Захариа въ вере уроклъ: "Не даете Саве ни одиного песца хота на ниъ емати. Сам в томъ..."17. Комментируя эту грамоту, Янин сопоставил ее с летописными событиями 1193

 

стр. 125

 

 

года18. Она однозначно свидетельствует о вине Савы, от которого отложилось податное население, ввиду превышения полномочий данником. Отсутствие в составе дани соболя и наличие экологического индикатора - песца позволяет локализовать сферу ее действия севернее Полярного круга, а широтная локализация, в этой связи, указывает на территорию от устья Сев. Двины до Обской губы.

 

Определение ареала обитания соболя влияет на пространственную атрибуцию Югры. Локализация Йюры - летописной Югры, куда, как говорится в Повести временных лет, "старые мужи" совершали походы за данью на "Югру и Самоядь", находящиеся в Приобье, аргументируется на основе сочинения придворного врача Сельджукидов ал-Марвази - автора конца XI - начала XII вв., сообщавшего о "Черней земле", восходящее к ал-Гарнати о "Черном море". Б. Н. Заходер, рассмотрев топонимию устья Сев. Двины (Морж-гора, Усть-морж), показал, где добывали моржей, кость которых шла на изготовление рукоятей кинжалов, а булгарские купцы достигали Беломорья именно в этом месте19. Поэтому легендарные народы йаджудж и маджудж ибн Фадлана можно локализовать побережьем Сев. Ледовитого океана между устьями Сев. Двины и Оби.

 

Экология соболя, обитавшего в кедровых лесах, подтверждается сообщением ал-Гарнати о "поясе огромных деревьев и лесов", на территории Югры. Южная граница обитания соболя и распространения кедровника не опускается ниже 57 параллели. В эту территорию входят ареалы распространения восточной, специально изученной Н. В. Федоровой, византийской торевтики, поступавшей сюда Северным морским путем. Начало такого распространения совпадает с Северным полярным кругом, что как раз совпадает с северной границей распространения кедровых лесов, которые, согласно исследованиям экологов, являются естественной средой обитания соболя. Сюда следует добавить выписку из Югославского дорожника С. Герберштейна, где сообщается: "там растут деревья кедры, среди которых водятся самые черные соболя"20.

 

Археологические исследования не обнаружили на территориях севернее Полярного круга, прежде всего на Ямале и Гыдане, то есть в нижнем Приобье, остеологических остатков соболя, тогда как кости песцов встречаются постоянно. Работы экологов показали, что современная северная граница популяции соболя расположена в пределах Полярного круга, а южная в пределах 54° с.ш. Совпадение показаний источников относительно обитания соболей в поясе "огромных деревьев и лесов" (ал-Гарнати), не позволяет принимать во внимание те утверждения Ибн Фадлана, ал-Гарнати и других авторов, что народ и страна Йура располагается на побережье Черного моря - море Мрака, то есть Северного Ледовитого океана21.

 

Таким образом, данные о находках соболя, являвшегося предметом торговли и денежного обращения народа страны Йюра, как и его экологической топографии, позволяют локализовать страну Йюра: Приполярный Угзал - Среднее Приобье. С самого начала взаимоотношений населения Югры-Йюры с Русью устанавливались даннические отношения. Регулярность и периодичность сбора податей документируется летописными известиями, начиная с XII века.

 

Гигантский потенциал меховых ресурсов Северо-востока Европы находит неоднократное освещение в летописных известиях, начиная с Повести временных лет, как установил в свое время А. Н. Насонов, с середины XI в., а регулярность сбора дани в частности с Югры документируется летописным известием под 6701/1193 г. в Новгородской первой летописи, когда югорцы вынесли новгородцам положенную дань "...льстьбою ревуще тако" со словами: "копимъ сребро и соболи и ина узорочья, а не губите своихъ смердъ и свои дани, а льстяще ими, а вое копячи..."22.

 

Практически аналогичная ситуация сложилась и в 1446 г., когда новгородцы, собрав 3-х тысячное войско напали на города и станы Югры. И тогда югорцы заявили: "мы хотим вамъ дань даяти, а хотим счестися и указати вамъ стан и островы, уречища". А. Н. Насонов заметил, что в данном летопи-

 

стр. 126

 

 

сании и известии речь идет об учете населения местными властями. К выплате дани готовились заблаговременно и платили регулярно, что подтверждает вывод И. Я. Фроянова, заметившего по этому поводу: "Дань собиралась в размерах, определяемых договором, и, кроме того, взималась постоянно, или ежегодно. В этом состоит главная особенность данничества сравнительно с военным грабежом и контрибуцией"23.

 

В летописях не нашли отражения события, связанные с обычным развитием даннических отношений Новгорода с Югрой. Источники упоминают о Югре, когда новгородские данники подвергались нападениям третьих лиц. На этом основании делались выводы о непрочности позиций Новгорода на внешнем поясе его колоний. События XIV в. были связаны в основном с взаимоотношениями двинян со своей метрополией. В Новгородской летописи под 6831/1323 г сообщается о нападении устюжан на новгородцев, "хто ходилъ на Югру", которых взяли в плен и ограбили. Военный поход на соседей в эпоху средневековья - "это своего рода возмездие за оскорбление"24, то есть ответ за предшествующую обиду. Средневековые традиции военной культуры требовали дать адекватный ответ и незамедлительно.

 

Устюжская компания князя Юрия Даниловича весьма неплохо описана в литературе25. Представляется, что новгородцы, возглавляемые московским князем Юрием Даниловичем, "взяша Устюгъ на шит" зимой 1324/1325 г., а нападение устюжан на югорских сборщиков дани должно было состояться не в 1323 г., а летом 1324 года.

 

Сходно выглядят события 1364 и 1365 гг., сохраненные новгородским и тверским летописанием. Зимой 1364 - 1365 г. новгородские ушкуйники под предводительством Александра Обакуновича и Степана Ляпы ограбили новгородские владения на Оби, а также земли на Северной Двине, платившие дань Новгороду. Окончание статьи под 6872 г. Софийской первой летописи старшего извода звучит следующим образом: "тое же зимы приехаша съ Югры новгородци дети боярскые и люди молодые, и воеводы Александрь Абакуновичъ, Степанъ Ляпа въеваша по обе реки до моря, а другая половина рати на верхъ Оби въеваша, и двиняне противу их полком, и биша двинянъ на Курье". В историю ушкуйников данный поход прочно вошел как последний, совершенный новгородцами в пределах Севера, после этого, как считается, ушкуйников направили на Волгу. Датировка данного события хорошо согласуется с последующими известиями летописей. Согласно Рогожской летописи, в 1365 г. двиняне, взяли новгородскую Курью, после того как новгородцы, ежегодно собиравшие дань, "поидоша из Югры"26. Так двиняне ответили Новгороду за нападение ушкуйников, что, впрочем, не помешало новгородцам построить в Новгороде в том же 1365 г. каменную Троицкую церковь, что свидетельствует о колоссальных доходах новгородцев в торговле с Югрой.

 

Запись Софийской летописи под 6872 годом позволяет по крайне мере связать среднее течение Оби с летописной Югрой. Следовательно, зимой 1364 - 1365 гг. ушкуйники проникли вероятно несколько выше по течению Оби, нежели расположение современного Ханты-Мансийска.

 

Можно утверждать, что новгородцы знали, откуда поступало серебро к югорцам, что вытекает из рассказа Гюраты Роговича (возможно под 1114 г.), почему вероятно и препятствовали торговым связям булгарских купцов с югорцами. Да и в Булгаре знали источники поступления соболей к русам. Это следует из сообщения Гардизи (XI в.). Русские постепенно вытеснили булгар из бассейнов Двины и Камы в Приобье27.

 

В литературе, в частности у А. Л. Хорошкевич, обращалось внимание на эфемерность управления Новгородом одной из своих колоний внешнего пояса. Результаты походов новгородцев в 1193 и 1446 г. свидетельствуют, что местные жители могли дать достойный отпор новгородцам, которые, очевидно, превышали свои полномочия сбора дани. Археологические свидетельства и сообщения Повести временных лет говорят о такой возможности.

 

Географическая клаузула новгородско-княжеских докончаний наиболее консервативна, она и существовала более 200 лет в международно-правовых

 

стр. 127

 

 

актах со вполне конкретной локализацией территорий, имеющих конкретное административно-податное назначение. Клаузула внешнего пояса новгородских колоний "Пермь-Печора-Югра" не является штампом или фразеологической формулой, но источником, согласно которому мы можем судить о новгородских владениях. Об этом прямо свидетельствует грамота 1474 - 1475 г., выданная Новгородом Троице-Сергеевому монастырю на право беспошлинного провоза товаров по Двине, где в отличие от предшествующей грамоты 1450 г. "исключалась Вологда, на которую в то время Новгород не решался претендовать"28. В частности, Пермь Вычегодская оспаривалась Новгородом у Москвы в течение всего XIV века. Специальные историко-географические наблюдения над Пермью, показали, что под этим названием значилась территория, которая с 1333 г. стала административно подчиняться Москве29.

 

Иван Калита и вслед за ним Дмитрий Иванович в своей политике расширения за счет Новгорода своих податных территорий на Северо-востоке Европы в период с 1333 по 1389 гг. использовали дипломатические, политические меры, наказывали Новгород за походы ушкуйников в 1360 - 1370-е годы. Такая политика объективно способствовала вытеснению золотоордынских купцов, которые вынуждены были добывать меха с территории среднего Приобья, что объективно приводило к конкуренции булгарских купцов с Новгородом.

 

Страна Йюра-Югра встречается как Югория в "Записках" С. Герберштейна, относящихся к первой половине XVI века. Здесь приводятся фантастические сведения о ее локализации, свидетельствующие, между прочим, и о потере исторического названия. В Европе употребляли термин Сибирь30. Последний раз в источниках Югра как податная территория русского государства упоминается в Пустозерской платежнице 1574 - 1575 гг., согласно которой "...прихожие казаки ходят на морской промысел и в Югру з гостьми, пустозреский данщик емлет с них на государя явки по две денги с человека". Население, то есть самоядь югорская давала "по шти сороков соболей в год"31.

 

Данные письменных источников документируют культовое значение пушной фауны, в частности, у населения Перми Вычегодской. В "Житии епископа Стефана Пермского" в споре со Стефаном, местный жрец Пим, обосновывая преимущество языческой веры в сравнении с православной, сообщает о богах, которые "дают ловлю все елико ... белки или соболи, или куницы, или рыси и прочаа ловля наша"32.

 

Известно, что истребление соболя вызвало коммутацию ренты, которая с XV в. с территории Перми стала взиматься в денежной форме. Однако сведения письменных источников, как арабо-персидских, пермских и западноевропейских позволяют уверенно отодвинуть западную границу обитания соболя. В конце XIX - начале XX в. в бассейне р. Вятки исчезли, обитавшие доселе млекопитающие выхухоль, соболь, бобр, горностай, а также белка. Соболь пришел в бассейн Вятки из Сибири в связи с распространением темнохвойной тайги. Кстати, наиболее ценные породы белки обыкновенной также обитают в Сибири. Добавим, что на Пижме, правом притоке Вятки, имеется населенный пункт под названием "Соболи"33. Все это позволяет отодвинуть западную границу промыслового значения соболя до р. Ветлуга и Северная Двина.

 

Выяснение ареала промыслового значения соболя позволяет уточнить историческую экологию данного зверька и пушной фауны в целом. Представляется, что потенциал добычи пушных зверей в средневековье может быть уточнен с помощью ретроспекции современных данных.

 

Ретроспективные исследования экологов, данные топонимии, а также арабо-персидские, русские и западноевропейские письменные источники позволили отодвинуть исторический ареал обитания соболя, имеющий промысловое значение, до р. Ветлуга и Северной Двины. Наиболее качественный сорт собольего меха добывался на территории занятой народом Йюра-Югра-Угра, которую следует связывать со средним Приобьем. Локализация Перми и Вису позволяет более уверенно локализовать Йюру-Угру как Приобье. Анализ топографии археологических находок, среди которых отметим ювелирные изде-

 

стр. 128

 

 

лия булгарского производства, изделия византийских, восточных и булгарских торевтов, а также находки боевого наступательного вооружения в среднем Обь - Иртышье, позволяют уверенно очертить южную и северные границы страны Угра-Йюра - между 54° с.ш. и Северным полярным кругом. Именно с данной территории шли самые лучшие сорта собольего меха.

 

Новгород вывозил мех через устье Печоры, Сев. Двину, Онегу и Ладогу в Прибалтику и Западную Европу и получал большие доходы. Доходность булгарской торговли соболем была аналогичной. В Индию пушнина поступала через Булгар - Ургенч и Центральную Азию.

 

Йюра-Югра-Угра была богатой страной, известной арабам с X в., и с XI в. являвшейся податной территорией Новгородской республики. Население, в случае превышения полномочий сборщиками даней, оказывало как пассивное сопротивление, растворяясь в бескрайних просторах тайги, так и прямое вооруженное противодействие. Решительное наступление московских великих князей на новгородские податные территории на Северо-востоке Европы в XIV в., все более вытесняло новгородцев на Югру, побуждая их конкурировать с бунтарскими купцами. Такое положение делало Югру для Новгорода самой значимой территорией внешнего пояса его колоний.

 

Примечания

 

1. ХОРОШКЕВИЧ А. Л. Торговля Великого Новгорода с Прибалтикой и Западной Европой в XIV-ХV вв. М. 1963, с. 51, прим. 19; СЫРОЕЧКОВСКИЙ В. Е. Гости-сурожане. М. - Л. 1955, с. 61.

 

2. АРИСТОВ Н. Я. Промышленность Древней Руси. СПб. 1866, с. 3 - 5.

 

3. ХОРОШКЕВИЧ А. Л. Ук. соч., с. 63 - 64.

 

4. Соболь, куница, харза. М. 1973, с. 24 - 26, 53, рис. 11.

 

5. КОВАЛЕВСКИЙ А. П. Книга Ахмеда Ибн Фадлана о его путешествии на Волгу в 921 - 922 гг. Харьков. 1956, с. 138, 140.

 

6. ЗАХОДЕР Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Горган и Поволжье в IX- X вв. Т. I. М. 1962, с. 114 - 115; ГЕРБЕРШТЕЙН С. Записки о Московии. М. 1988, с. 128.

 

7. РАШИД АД-ДИН. Переписка. М. 1971, с. 280; НИЗАМИ ГЯНДЖЕВИ. Искендер-намэ. Баку. 1983, с. 326, 313; FRANKLIN S., SHEPARD J. The Emergence of Rus. Lnd. -N.Y. 1996, p. 64.

 

8. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131 - 1153 гг.). М. 1971, с. 33. (мясо соболя в пищу не употребляется).

 

9. ФЕДОРОВА Н. В. Золотоордынская торевтика в Приобье. - Исследования по средневековой археологии лесной полосы Восточной Европы. Сб. статей. Ижевск. 1991, с. 202 - 203; МАЛОЗЕМОВА О. В. Торговля Руси с "Югрой и Самоядью": исторические мифы и археологическая реальность. - Россия и Восток: Археология и этническая история. Омск. 1997, с. 80 - 84.

 

10. Дж. Мартин, используя сведения Бируни, пишет, что путь из Волжской Булгарии до страны Йюра занимал 32 дня. См. MARTIN J. Treasure of the Land Darkness. The Fur Trade Its Significance for Medieval Russia. Cambridge. 1986, p. 21; ФЕДОРОВА Н. В. Культурные связи. - Угорское наследие. Екатеринбург. 1994, с. 66. О сайгановских и сургутскихе находках булгарских торевтов в Приобье см.: ее же. Золотоордынская торевтика в Приобье, с. 193- 203.

 

11. BAUER N. Die Silber- und Goldbarren des russischen Mittellaltters: eine archaologische Studie. - Numismatische Zeitschrift. Bd. 64. Wien. 1931, с 71, N 145; ФЕДОРОВ-ДАВЫДОВ Г. А. Клады джучидских монет. Основные периоды развития денежного обращения в Золотой Орде. - Нумизматика и эпиграфика. Т. 1. 1960, с. 153, N 127; АДАМОВ А. А. Археологические памятники города Тобольска и его окрестностей. Тобольск-Омск. 2000, с. 63; ЯНЮШКИНА (ГЛАЗУНОВА). Рубль XIV-XV вв. - Нумизматика на рубеже веков. Нумизматический сборник. 2001. Ч. XV, с. 139, N 42.

 

12. МОЛОДИН В. И. Находка меча из Западной Сибири. - Известия Сибирского отделения АН СССР. 1976, N 11, с. 125 - 127.

 

13. ТИЗЕНГАУЗЕН В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. 1. Извлечения из сочинений арабских. СПб. 1884, с. 297 - 298. Впрочем, сам Батута туда ехать отказался ввиду "больших хлопот" и "малой пользы". "Страна Мрака" ("Darkness") топографически не совпадает с Печорой, как иногда пишут в литературе. См. IBN BATTUTA. Travels in Asia and Africa 1325 - 1354. Lnd. 1929, p. 150.

 

14. BAUER N. Op.cit, с 91. N 204; ИЛЬИН А. А. Топография кладов серебряных и золотых слитков. - Труды нумизматической комиссии. 1. Петроград. 1921, с. 399 N 164; СОТНИ-

 

стр. 129

 

 

КОВА М. П., СПАССКИЙ И. Г. Русские клады слитков и монет в Эрмитаже. - Русская нумизматика XI-XX вв. Материалы и исследования. Л. 1979, с. 60, N 48.

 

15. ГОЛОВНЕВ А. В. Историческая типология хозяйства народов Северо-Западной Сибири. Новосибирск. 1993, с. 57 - 58; Финно-угры Поволжья и Приуралья в средние века. Ижевск. 1999, с. 195.

 

16. См.: Историческая экология и историческая демография. М. 2003, с. 6, 7, 13, 21, 36.

 

17. ЯНИН В. Л., ЗАЛИЗНЯК А. А. Из раскопок 1990 - 1996 гг. М. 2000, с. 21 - 25. Перевод: От Саввы поклон братьям и дружине. Оставили меня люди, да остаток дани приказал собрать им до осени, а по первопутку послать и убыть прочь. И заставил их Захар сказав: "Не давайте Савве ни одного песца в любом случае. Сам виноват в этом...".

 

18. Точно также Янин по существу контаминирует участника событий 1193 г. по надписи на гурте печати в Белозерской находке, где написано "Ядрей писал", что может быть простым ономастическим совпадением, хотя значение самой находки на Волоке отрицать нельзя. См.: ЯНИН В. Л., ГАЙДУКОВ П. Г. "Ядрей писал". - Нумизматика, 2004, N 5, с. 12 - 13.

 

19. ЗАХОД ЕР Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. 2. Булгары, мадьяры, народы Севера, печенеги, русы, славяне. М. 1967, с. 92. До истоков Сев. Двины булгарские купцы, как показала Дж. Мартин, используя сообщения Бируни, добирались по маршруту Волга-Унжа-Юг. См.: MARTIN J. Op. cit., p. 22. Мог использоваться и иной вариант: Кама-Вятка- Молома- Юг.

 

20. ГЕРБЕРШТЕЙН С. Ук. соч., с. 161.

 

21. ФЕДОРОВА Н. В. Призраки и реальность ямальской археологии. - Российская археология, N 2, 2002, с. 99 - 109; ГОЛОВНЕВ А. В. Ук. соч., с. 55, 194; Соболь, куница, харза, с. 24 - 26, 53, рис. 11; МОНАХОВ В. Г. Соболь Урала, Приобья и Енисейской Сибири. Екатеринбург. 1995, с. 23; А. Л. Монгайт приводит цитату из книги Р. Хёнинга "Неведомые земли", отсутствующую у В. Г. Тизенгаузена: "За Югрой живет на берегу морском народ, пребывающий в крайнем невежестве. Они часто ходят в море". См.: Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати.., с. 104 - 105, прим. 76.

 

22. НАСОНОВ А. Н. "Русская земля" и образование территории Древнерусского государства. М. 1951, с. 80. События, изложенные в Новгородской первой летописи как старшего, так и младшего изводов под 6701 г. нуждаются в самостоятельном изучении; в историографии как правило использовалось лишь описание событий, связанных с процессом расширения новгородской податной территории.

 

23. Данное известие в Новгородской летописи находится в самом конце этой летописи младшего извода, изучение которой не позволяет утверждать об обыденности описанных в ней событий. Скорее всего, рассматриваемый поход призван был предотвратить последовавший финансовый кризис, приходящийся на конец 1446 года. По этому поводу В. И. Маевский заметил, что в эпоху монометаллизма "финансовые катастрофы всего лишь краткие, хотя и болезненные эпизоды в истории экономического развития". См.: МАЕВСКИЙ В. И. Статистика роста, деньги и эволюционная теория. М. 2006, с. 15 - 16; НАСОНОВ А. Н. "Русская земля", с. 111; ФРОЯНОВ И. Я. Рабство и даничество у восточных славян. СПб. 1996, с. 274.

 

24. НАЗАРЕНКО А. В. Древняя Русь на международных путях: Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX-XII веков. М. 2001, с. 189.

 

25. FENNELL J. L. I. The Emergence of Moscow. 1304 - 1359. L.nd. 1968, p. 101; ГОРСКИЙ А. А. Москва и Орда. М. 2005, с. 55.

 

26. Полное собрание русских летописей. Т. 6. Вып. 1, стб. 436; т. 15, вып. 1, стб. 81.

 

27. ДЖАНПОЛАДЯН Р. М., КИРПИЧНИКОВ А. Н. Средневековая сабля с армянской надписью, найденная в приполярном Урале; ЗАХОДЕР Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Т. 2, с. 65; ХОРОШКЕВИЧ А. Л. Ук. соч., с. 269, прим. 22; НОВОСЕЛЬЦЕВ А. П. Восточные и западные источники о Древнерусском государстве. - Древнерусское государство и его международное значение. М. 1965, с. 399; Сокровища Приобья. СПб. 1996, с. 10 - 11; ФЕДОРОВА Н. В. Культурные связи, с. 64 - 66.

 

28. КАШТАНОВ С. М. Внутренняя торговля и спрос крупных землевладельцев на предметы потребления в XIV-XV веках. - История СССР, 1977, N 1, с. 154.

 

29. На примере Перми Вычегодской, которая в источниках как самостоятельная административная территория известна с конца XV в., И. Л Жеребцов показал динамику развития отдельной территории как субъекта административно-территориального деления. См. ЖЕРЕБЦОВ И. Л. Коми край в системе административно-территориального деления России конец XV в. - начало XX века. Сыктывкар. 1993, с. 3 - 20.

 

30. ГЕРБЕРШТЕЙН С. Ук. соч., с. 156 - 161; SPULER В. Central Asia From the Sixteenth Century to the Russian Conquests. - The Cambridge History of Islam. Vol.1. The Central Islamic Lands. Cambridge. 1970, p. 470 - 471.

 

31. ЯСИНСКИ М. Э., ОВСЯННИКОВ О. В. Пустозерск. Русский город в Арктике. СПб. 2003, с. 112 - 113.

 

32. Житие Стефана епископа Пермского, написанное Епифанием Премудрым. СПб. 1897, с. 47.

 

33. СОЛОВЬЕВ А. Н., СОТНИКОВ В. Н. Млекопитающие. - Энциклопедия земли Вятской. Т. 7. Киров. 1997, с. 459 - 460.

 
 

Опубликовано на Порталусе 09 февраля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама