Рейтинг
Порталус


МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ "ТЕЛЕСНЫЙ КОД В СЛАВЯНСКИХ КУЛЬТУРАХ"

Дата публикации: 22 февраля 2022
Автор(ы): Н. В. ЗЛЫДНЕВА
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Номер публикации: №1645540889


Н. В. ЗЛЫДНЕВА, (c)

В июне 2003 г. отделом культуры Института славяноведения РАН была проведена международная научная конференция "Телесный код в славянских культурах" (исследование выполнено в рамках Программы фундаментальных исследований ОИФН РАН "История, языки и литературы славянских народов в мировом социокультурном контексте". Контракт N 10002 - 251/ОИФН-01/242 - 239/110703 - 1047). Это научное мероприятие явилось частью более обширного проекта по изучению категорий славянской культуры, что составляет основную направленность исследований коллектива. "Телесный код" стал звеном в цепи конференций и монографий, освещающих славянский мир в таких аспектах, как книга, человек, пейзаж, эротическое и светское/сакральное начала, пространство. На этот раз предметом обсуждения стала категория телесности в традиционной славянской культуре, литературе славянских народов, а также в изобразительном искусстве и театре.

Проблематика телесности представляется важной для славистики и гуманитарного знания в целом. Она вошла в жизнь современной науки на острие постмодернистского виража, наследовавшего принципам неклассической философии, а также успехов биологии, породивших переосмысление телесной идентичности. Понятия тела и телесной коммуникации стали изоморфными понятию текста самой культуры, обозревающей собственные границы. Признание телесности знака определило интерес к данной проблематике со стороны когнитивной семиотики. Парадоксальное сочетание гедонизма и телесной уязвимости, свойственное нынешней глобалистской цивилизации, делает позицию исследователя данной проблематики особенно ангажированной. Обо всем этом невозможно забыть, когда мы сужаем круг внимания до непосредственного поля наших исследований - а именно, до славянского мира. Материальность знака, я и другой как тело и тела, всеобщее и частное в телесном обличьи здесь залегают в народной культуре, многое определяя и в так называемых высоких стратах. Тело как текст находит соответствие в архаическом славянском понимании пространственности; в мифопоэтической традиции телесность выступает как основная категория пространства, определяя принципы его антропоморфизации и стратегию ориента-

стр. 98


ции. Литература и искусство барокко в плане выявления архаических универсалий также являют собой благодатную для анализа почву в аспекте именно телесного кода. Мотивы тела в контексте беспрецедентного в истории опыта насилия и перверзий XX в. образуют особенно богатое поле для исследований в русской, польской, чешской и других славянских литературах и искусстве.

Хронологический и проблемный диапазон рассматривавшихся на конференции явлений был широк - от барокко до современности, от глобальных проекций нейросемиотики до анализа конкретных литературных произведений. Язык и литература, изобразительное искусство и театр, реклама и народная демонология - таков спектр объектов, задавший широкое интердисциплинарное поле исследований. В конференции приняли участие сотрудники Института славяноведения и других академических институтов Москвы, а также зарубежные коллеги, среди которых были как известные ученые, так и молодые исследователи из Тайваня, Германии, Хорватии, Польши, представляющие ряд ведущих направлений в современной славистике.

Среди проблемных докладов следует в первую очередь отметить выступление проф. Й. Ужаревича (Загреб), в своем докладе "Нейросемиотическое тело (статус и концепция тела в нейросемиотических работах русских семиотиков: Вяч. Вс. Иванов, Ю. М. Лотман, А. Б. Успенский и др.)" осветившего связь новейших представлений о деятельности мозга в плане пространственной ориентации с наработками ведущих представителей Московско-Тартусской школы. Доклад оппонировался официальным диспутантом конференции - известным польским литературоведом проф. Е. Фарыно. Широкое поле для обобщений в плане сопоставительного анализа картин мира содержалось и в докладе молодой исследовательницы из Тайваня Го-Синь-И "Соматический код в русской и китайской фразеологии". Большой интерес вызвал доклад проф. Д. Буркхарт (Гамбург) "Шрам. Археология литературного мотива", в котором на материале русской литературы (от Аввакума до Маканина, включая Пушкина, Тургенева, Бунина, Мандельштама и Ахматову) были исследованы функции мотива в характеристике персонажа/действия от денотативного в XIX в. до коннотативно-символического и метонимического в модернизме, а также в контексте философии и интертекстуальности постмодернизма. По мнению докладчика, на метапоэтическом уровне мотив шрама в русской литературе выполняет функцию метафоры культурной памяти: речь идет о боли как "могущественнейшем подспорье мнемоники" (Ницше). С этим докладом концептуально и тематически перекликался анализ фольклорного материала в докладе Л. Н. Виноградовой (Москва), в котором телесный код в славянской культуре рассматривался с точки зрения телесных аномалий и телесной нормы в народных демонологических представлениях.

Большой тематический блок докладов был посвящен проблематике культуры барокко и Возрождения. Так, в докладе Г. П. Мельникова (Москва) речь шла о сложном взаимодействии идеологии и художественной практики в репрезентации телесности в чешском барокко, а доклад аспиранта сектора культуры А. Деньщиковой (Москва) развивал ряд соображений предыдущего докладчика на материале искусства рудольфинцев. Интерес аудитории вызвало выступление Л. А. Софроновой (Москва), посвященное русскому любительскому театру XVIII в. Было показано, что в нем резко возросла роль "телесных" эпизодов (болезнь, смерть, любовь) и вербального представления тела, а также изменилось отношение к актеру: он активизировал возможности игры не голосом, а телом. Согласно выводу докладчика, все проявления телесного кода на сцене любительского театра XVIII в. выявили тенденцию к формульности, характерной для театрального "примитива" в целом. Л. А. Перфильева (Москва) в докладе "Телесное и бестелесное у Пушкина (метаморфозы "Евгения Онегина")" выдвинула ряд интересных нетрадиционных трактовок сюжета поэ-

стр. 99


мы на основе мифологических аспектов телесного кода.

Доминирующим на конференции стал блок тем, касающихся литературы и искусства славянских народов в XX в., а также "горячей" современности. В фокусе внимания оказались поздний авангард - доклад В. И. Новикова (Москва) "Фламандцы в красноармейской шинели ("Великодушный рогоносец" на сцене театра Мейерхольда)"; соцреализм - доклад Н. М. Куренной (Москва) "Код жизни тела/жизни духа в соцреалистическом романе", а также актуальная современность. В докладе Н. А. Фатеевой (Москва) предметом анализа стал материал современной женской прозы (Улицкая, Габриелян, Толстая, Нарбикова и др.), изобилующей брутальными откровениями: лингвопоэтический разбор текстов был посвящен проблемам телесности в аспекте идентичности автора. По заключению докладчика, "подвергая пересмотру устоявшиеся эстетические модели, "новые амазонки" наполняют свои тексты суперфизиологизмом как бы изнутри женского естества. Таким образом, "антиэстетизм" становится способом женской самоидентификации". Наряду с русской литературой, телесный код рассматривался на материале славянских литератур XX в. Так, в докладе Т. Чепелевской (Москва) "Телесный код в романе И. Цанкара "Нина"" было показано, как активное использование элементов телесного кода в описаниях глаз, рук, лица служат выявлению духовного состояния героев словенского автора на пути постижения ими идеи вечной жизни. В докладе [Л. Н. Титовой] "Телесность. Самоидентификация чешки на вершинном этапе чешского национального возрождения", основанном на материале чешской новеллистики 30 - 40-х годов XIX в., показан процесс самоидентификации чехов посредством сравнения физического облика чешских и немецких девушек (разумеется, не в пользу последних). В докладах молодых польских коллег анализировались произведения польских авторов: Р. Бобрык (Седлице) говорил о мотивах телесности в поэзии З. Херберта, Ю. Урбан (Седлице) коснулась метафоры телесных инверсий в мотивике недавно скончавшегося поэта-аутсайдера С. Чича, а М. Бурта (Седлице) обратилась к более раннему периоду, показав страницу польского романтизма сквозь призму репрессивно-телесной антропологической теории и практики, которые определили жизнь и творчество поэта С. Гошчиньского.

В особую секцию выделились доклады, основанные на анализе изобразительного материала. Г. Бобилевич (Варшава) подробно остановилась на проблеме функций и семантики тела в живописи К. Петрова-Водкина, а Б. Юнгер (Цюрих) сфокусировала свое внимание на творчестве В. Мухиной в аспекте идеологических контекстов телесности эпохи 1930-х годов, противостоявших доктрине соцреализма. Тело как социальная метафора в актуальном русском искусстве явилось темой доклада Н. В. Злыдневой (Москва), обратившейся к деятельности радикальных художников постперестроечной России - авторов инсталляций, акций, нетрадиционных живописных, а также фото- и видеотехник, в чьем творчестве презентация тела наделяется смыслом политического негативизма. В докладе И. А. Седаковой (Москва) анализу был подвергнут язык современной уличной - московской - рекламы, активно оперирующей изображением человеческого тела, символической связью вербальных и визуальных компонентов слогана, общая семантика которого часто воплощается в телесной "расчлененке".

Следует признать высокий научный уровень всех участников форума, неординарность представленных материалов в аспекте избранной тематики. Представляется, между тем, что границы собственной ниши в области проблематики телесности научному коллективу еще предстоит уточнять. Работа над планируемой по материалам конференции (и шире) монографией, безусловно, может способствовать прояснению и углублению общей исследовательской позиции, плодотворность стратегического курса которой не вызывает сомнений.

Опубликовано на Порталусе 22 февраля 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама