Рейтинг
Порталус


РУССКИЙ БАЛЕТ В ЮГОСЛАВИИ

Дата публикации: 06 мая 2022
Автор(ы): В. И. КОСИК
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Источник: (c) Славяноведение, № 6, 31 декабря 2007
Номер публикации: №1651787094


В. И. КОСИК, (c)

"То, что сделано в балете, должно только поражать и изумлять. Белградский балет в настоящее время, благодаря Поляковой и Фортунато, может доставлять большое удовольствие и искушенному балетману. Успех у публики балет имеет громадный и неизменно наполняет зрительный зал. На первом месте в балете необходимо поставить Кирсанову, московскую балерину, характерную танцовщицу и горячую, темпераментную исполнительницу. Весь состав балета насчитывает 45 человек, из них 30 русских балерин и танцовщиков. Из русских балерин следует отметить прекрасных характерных танцовщиц Оленину, Шматкову, Грунд и Нечепоренко, опытную танцовщицу Бологовскую и подающих надежды молодых Ланкау и Васильеву. Конечно, балету еще многого не достает, но время, школа Поляковой и неукротимая энергия и талант режиссера дают надежду, что балет не застынет на достигнутом. С большой гордостью и радостью мы все русские смотрим на это наше создание." [1. С. 43]. Эти слова можно с полным правом отнести ко всему творчеству русских мастеров искусства балета на югославской земле.

Начну с Белграда. В отличие от оперы в балете не было языковой проблемы, но само искусство Терпсихоры было определенным "вторжением" для сербской культуры. В газете "Политика" так было обрисовано концертное выступление в 1921 г. русской балерины Маргариты Фроман, ее коллег и учеников: "Долгожданный русский балет... представил на суд многочисленных зрителей множество мелких пьесок. Мы имели возможность насладиться художественной продукцией ног, весьма выразительных и красноречивых... Госпожа Фроман живо и грациозно исполнила свои элегантные номера, а госпожа Бекефи, дама темпераментная, танцевала с необычайным огнем и такой стремительностью, что публика все время с замиранием ждала, что у нее вот-вот отлетит либо рука, либо нога. Лишь она была на сцене в длинной юбке, что, впрочем, не помешало ей до пояса оголить свое искусство" [2. С. 306 - 307]. И тем не менее... Во многом благодаря совместным усилиям директората Народного театра в Белграде и собственно русских артистов сербская публика "приучалась" видеть балетное искусство вначале в виде номеров в оперных спектаклях, потом,


Косик Виктор Иванович - д-р ист. наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ "Эмиграция и иммиграция в странах ЦЮВЕ" N 05-01-01-283а.

стр. 3


опять-таки вследствие обоюдного интереса в 1920 г. создается под руководством известной балерины Клавдии Лукьяновны Исаченко "Малая балетная школа". Здесь можно вспомнить и В. Д. Чалееву, руководившую школой танцев (ул. Короля Милана, 69), в которой обучали пластике, ритму, бальным, но не модным, танцам. Месячная плата за 12 уроков составляла 120 динаров [3. 10 VII 1925].

Это примерно была одна пятая жалованья неквалифицированного рабочего. Ежегодно белградская читающая публика через прессу оповещалась о годовых концертах учащихся этой заметной в столице школы.

Вскоре школа танцев вошла в актерско-балетную школу Народного театра, где хореографию стала вести Елена Дмитриевна Полякова.

Эта замечательная балерина родилась 7 мая 1884 г. в Санкт-Петербурге. Поступила в северной столице в балетную школу, училась в классе Клавдии Михайловны Куличевской, дружила с Тамарой Карсавиной. После завершения в 1902 г. учебы была принята в Императорский Мариинский театр. Уже в 1903 г. переведена в звание корифейки кордебалета, в 1904 г. - второй балерины. Танцовщицей первого ряда стала в 1913 г. и тогда же награждена серебряной медалью на Владимирской ленте. В 1908 г. попала в труппу Адольфа Болма на гастроли по северной Европе - Хельсинки, Стокгольм, Копенгаген, Прага и Берлин, танцевала вместе с Анной Павловой. Репертуар - "Коппелия", "Жизель", "Пахита", "Лебединое озеро" (II действие) и др. В 1909 г. с труппой вновь была на турне. В том же году вышла замуж за Владимира Николаевича Седикова, родив через несколько лет дочь Людмилу. В 1910 г. в Париже в труппе СП. Дягилева избрана ведущей солисткой. После революции в конце 1918 г. уехала на юг. Некоторое время была в Кисловодске, где в "Казино-театре" участвовала в благотворительных концертах и давала часы мастерства. Концертмейстером ее был Сергей Прокофьев. Потом были Одесса, Царьград, Салоники, Скопле (совр. Скопье), Любляна. 14 февраля 1922 г. прибыла в Белград с партнером и учеником Сергеем Стрешневым и ученицей Меткой Франке. Тогда в театре было два десятка балерин во главе с Клавдией Лукьяновной Исаченко как режиссером. Не было поставлено ни одного балетного спектакля, только дивертисменты. После триумфального выступления им было предложено остаться в Белграде. Полякова - прима-балерина, хореограф, режиссер в Народном театре и педагог классического балета в актерско-балетной школе, основанной в 1921 г. Сергей Стрешнев - первый танцовщик.

Первый белградский сезон в Народном театре Полякова начала 1 сентября 1922 г. постановкой балета в опере "Проданная невеста" Б. Сметаны. В последующие сезоны поставила балеты в операх "Кармен" Визе и "Еврейка" Фроменталя (4 апреля и 15 мая 1923 г.), в которых танцевала заглавные партии. 11 июня 1924 г. Полякова в "Коппелии" танцевала Сванильду: режиссура и хореография А. Фортунато, дирижер Д. Ризнич, декорации В. Жедринского. В оперно-балетном репертуаре станцевала еще одну партию в "Пиковой даме" Чайковского и как хореограф поставила два балетных номера в операх: "Лакме" Делиба 23 ноября 1923, "Манон" Массне 1 февраля 1924 г. В сезоне 1924/1925 г. исполняла сольную балетную партию в опере "Аида" 1 мая 1925 г., в "Лебедином озере" 29 июня 1925 г. Как хореограф 29 октября 1924 г. поставила танцы в драме "Свадебный марш" А. Батая. В мае 1925 г. выступала в Сараеве. В сезоне 1925/1926 г. сыграла Королеву фей в "Жизели" и др. В балетно-актерской школе поставила балет-пантомиму "Кот в сапогах" В. Нелидова в

стр. 4


трех картинах. В следующем сезоне танцевала Аврору в "Очарованной красавице". Ангажемент Поляковой закончился в сезоне 1926/1927 г. Она продолжала выступать, но уже как приглашенная балерина в отдельных балетных спектаклях. 21 мая 1929 г., отметив 25-летие выступления на сцене ролью Царевны в балете Ц. Пуни "Волшебный конек", она простилась с белградской публикой. Награждена орденами св. Савы 5 и 4 степени. Круг судьбы завершился: она исполняла эту партию после окончания училища в Царском селе перед русским монархом и завершила в том же балете перед югославским королем. После ухода со сцены, на которой она выступала с Вагановой, Преображенской, Кшесинской, Павловой, Карсавиной, Спесивцевым, Легатом, Фокиным, Нижинским, много времени отдавала педагогике, которой она занималась с 1922 г. в актерско-балетной школе. После того как в 1927 г. школа, вследствие недостатка денег, закрылась, Полякова открыла свою студию. Именно там готовились артисты и артистки балета, мастерство которых будет восхищать поклонников этого завораживающего своей красотой искусства. Полякова воспитала и выпустила Бошкович, Живкович, Оленину, Бологовскую, Грундт, Васильеву, Жуковского, Панаева и др. В русской прессе подчеркивали: "В школе Поляковой, кроме русских, много и сербских учениц, - сама школа так прочно срослась с Белградом, стала неотъемлемой частью его культурной жизни, - что восторженные отчеты сербских газет с одинаковой радостью называют, независимо от национальности, имена новых балерин, созданных школой Поляковой". Уроки мастерства у нее брали и солисты из Народного театра. С 1937/1938 г. по 1940/1941 г. вела балетный класс в средней музыкальной школе при Музыкальной академии в Белграде. В марте 1943 г. Полякова с мужем, дочерью и зятем покинула Белград. По некоторым данным, причина отъезда была в том, что зять, также русский, бывший на немецкой военной службе, должен был отправиться на Восточный фронт. Свой класс в Музыкальной академии и учеников своей школы передала танцовщику и педагогу Милораду Йовановичу Милету. 15 марта 1943 г. простилась с учениками и на следующий день уехала поездом в Вену. Начались несчастья. В дороге заболел муж, она получила слабый инсульт, после чего с трудом говорила. Работала в венской "Volksoper" и в балетной студии Dia Lucca. Потом была в Кицбухеле, где ей помогал ее бывший ученик Борис Пилат, а затем в Инсбруке аранжировала балетные номера в операх и опереттах. Поставила балет в оперетте "Бал под масками". Перед входом советских войск в Вену двинулась к Мюнхену, к западной зоне. В поезде умер муж. Похоронила через три дня в Зальцбурге. Между 1947 г. и 1949 г. теряется всякий ее след. Где-то в беженском лагере ждала визу в США. В 1949 г. с дочерью и зятем прибыла в Чили. Сняла студию, давала часы, потом была принята педагогом в Национальный балет Чили и в оперный Муниципальный театр в Сантьяго. Проработав 20 лет, ушла на пенсию. Балетный архив в Сантьяго носит ее имя Archivo Internasional de Ballet "Elena Poliakova". Мэр Сантьяго наградил ее Золотой медалью Сантьяго. В июле 1972 г. заболела и после выхода из больницы умерла дома. Похоронена на Русском кладбище под Сантьяго [2. С. 307; 4 - 6].

Москвичка Оленина Марьяна Петровна (1901, Москва - 1963, Белград) после школы у Поляковой и стажировки в Париже стала с 1923 г. солисткой Народного театра в Белграде. Пожалуй, она единственная из русских балерин, которая во время Второй мировой войны участвовала в народно-освободительной борьбе. После войны - художественный руководитель и хореограф ансамбля

стр. 5


Югославской народной армии, основатель и хореограф балетной труппы Сербского народного театра в Нови Саде [7. С. 560].

Другая ее ученица - Васильева Яна Владимировна (1912, Варшава) также танцевала на сцене Народного театра в Белграде. В 1942 г. с мужем, А. Жуковским, покинула Югославию. Выступала в Вене, Германии, Франции. До 1950 г. входила в труппу "Оригинальный русский балет" полковника де Базили (наст, фам. Воскресенский В. Г.) в Европе. В США балетный педагог в Сан-Франциско и в собственной студии "Про арте" в Паоло Альто [8. С. 238 - 239; 9. 1999. Т. 1. С. 636 - 637].

Ее муж балетмейстер Анатолий Жуковский писал о ней: "Самым главным фактором моей жизни было мое счастливое супружество с Яней, которая оказалась не только идеальной женой, но и другом, сотрудником, единомышленником и поддержкой во всех моих начинаниях и тяжелых минутах жизни..." [10].

Было известно ценителям балета и имя балерины Ксении Федоровны Грундт-Дюме (? - Канны, 1979), солистки Народного театра в Белграде, стажировавшейся в Париже под руководством Ольги Осиповны Преображенской. В октябре 1930 г. по возвращении из Лютеции она, надо полагать, восхитила привезенными оттуда танцами всех "направлений и стилей от классических до гротесков и характерных и индусских танцев - последнее увлечение Парижа" [3. 9 X 1930; 7. С. 259].

Добавлю, что она много гастролировала в Бельгии, Голландии, Франции. Участвовала в драматических спектаклях [7. С. 558].

Из солистов назову Соню Ланкау, Тамару Полонскую, З. Маркович, М. Коржинскую, Тамару Максимову, Александра Доброхотова, Михаила Панаева, Олега Гребенщикова, Машерова, Наташу Бошкович. Пианистами в балете были Ольга Цакони, вышедшая замуж за Александра Слатина, виолончелиста из харьковской музыкальной семьи [11. С. 467], потом на протяжении 15 лет - Димитрий Конради [12]. На большие постановки на белградскую сцену приглашали Маргариту Фроман из Загреба, Елизавету Никольскую из Праги, Бориса Романова из Метрополитен Опера, поставившего "Болеро" М. Равеля и "Тамару" М. Балакирева [12].

И конечно, нельзя не назвать имя Анатолия Михайловича Жуковского - балетный танцор, солист, хореограф, режиссер, шеф балета Народного театра в Белграде в 1925 - 1943 гг. Он родился в 1906 г. в польском городе Седлец в семье офицера. Детство провел в родительском имении Сурмачевка Полтавской губернии. С началом Первой мировой войны поступил в Киевский кадетский корпус им. св. Владимира. Находился вместе с отцом в составе Добровольческой армии. В 1920 г. во время Новороссийской эвакуации эмигрировал с отцом в греческие Салоники, здесь он вступил в ряды скаутов, связав всю последующую жизнь с этим молодежным движением, отдавая ему все свободное время, имел лесное имя "Сип". В 1922 г. был отправлен в Королевство сербов, хорватов и словенцев (СХС) для продолжения образования в разместившийся там Крымский кадетский корпус. После его завершения в звании вице-унтер-офицера в том же году поступил сразу в Белградский университет на строительный факультет и как бедный студент был рад всякой работе, за которую могли заплатить. Так был принят в 1922 г. в Белградскую оперу статистом оперы и драмы. Днем учился, а вечером в оперу - работать. Потом, по совету балетмейстера А. Фортунато, прибывшего в Белград в 1924 г. на пару сезонов, ставившего "Коппелию" и "Лебединое озеро", поступил в балетную школу Елены Поляко-

стр. 6


вой. Его талант заметила и поддержала не только Полякова, но и Анна Павлова, школьная подруга Поляковой, приехавшая в гости в Белград. Постепенно, заменяя уезжавших на гастроли артистов, он стал исполнять весь балетный репертуар. "Так как уже я зациклился на балете и потерял всякий интерес ко всему иному, хотя и еще числился студентом, но главным был балет, и мне, - писал А. Жуковский в своей "Исповеди", - всучили главные роли. Я не был готов к этому, но им было нужно, и они меня уговорили. Вероятно, был смешон как Дон Жуан у Кристофа Глюка, но это мне много помогло, так как я обращал внимание на себя, на то, как я работаю. И день и ночь учился, репетировал, читал. Вошел в постоянный состав Народного театра, т.е. стал чиновником Королевства Югославии. Плата была мизерной, но я не был голоден". Первый раз его имя упоминается в официальном списке танцовщиков балета Народного театра в сезоне 1925/1926 г. С сезона 1927/1928 г. он - солист балета. Потом по приглашению Ф. А. Васильева с русской Оперой выступал на гастролях в Барселоне: в 1927 как солист, в 1929 как помощник Васильева. Начал ставить самостоятельно некоторые хореографии. По возвращении ставил хореографию балета "Путешествие вокруг мира" Б. Нушича, обратившего на него внимание и поселившего его у себя, пока Жуковский не найдет себе квартиры. "Я у него жил три месяца. Он меня называл "Скакавац" (Кузнечик. - В. К.). У него была пожилая родственница, которая заботилась и обо мне. Чувствовал себя как сыр в масле. Так началась моя хореографическая карьера". Одновременно продолжал солировать в балете. Потом заменил Макса Фромана в главной роли "Конька-Горбунка" - Иванушку Дурачка. С 1932/1933 г. - первый танцовщик. В 1932 г. венчался с прима-балериной Яной Васильевой. Танцевал больше всего с Н. Бошкович, Я. Васильевой, Н. Кирсановой, М. Олениной и А. Прелич. В середине 1930-х годов был поставлен исполняющим обязанности балетмейстера. С 1938 г. - официальный балетмейстер. С 1935 по 1941 г. поставил 11 балетов в операх и 10 хореографий в балетном репертуаре. В 1938 г. после выступления в Болгарии получил орден от царя Бориса III. Изучал народные танцы. Был в числе организаторов неофициальной группы фолкбалета. В Коларчевом университете его выступление было встречено восторженно публикой. Для Жуковского "народные игры" не воняли "крестьянином", а были настоящим искусством. В 1938 г. на фестивале в Праге на всесокольском слете получил первую награду. Во время войны поставил патриотический балет "В долине Моравы", выдержавшего только четыре представления, после которых он был закрыт немцами, увидевшими в нем "националистическую пропаганду". В 1941 г. пошел добровольцем в армию, воевал до "непобедного конца", попал в плен к немцам, бежал на третий день и вернулся в Белград, где русские антикоммунисты ненавидели Жуковского и его жену за то, что они не с ними, а сербы за то, что не идут в партизаны. Сам же он, по его словам, не был героем, чтобы бросить Яну, которая не могла идти "в лес". Положение осложнялось тем, что их успехи в балете многим кололи глаза. В 1943 г. было принято решение об отъезде в Вену, где было много знакомых. В конце войны, когда театр был закрыт, сумел выйти к французской армии, перешедшей Рейн. Стал ее солдатом, освобождал Штутгарт и другие города. После завершения войны остался до 1948 г. во французской армии (5-я бронированная дивизия) как артдиректор труппы, в которой стала работать и его жена. Отказались с женой от лестных предложений из "красных" Белграда и Софии. Потом был контракт с Русским балетом полковника Базили (наследника Дягилева), отъезд в Париж и турне до конца 1949 г. по

стр. 7


Европе и Африке. После распада труппы вследствие болезни ее директора работали с женой в Королевском оперном театре в Бельгии, ожидая визу в США. Потом в 1951 г. была Америка, куда он с женой приехал с 50 долларами в кармане. Ставили по школам и университетам представления, связанные с югославянским фольклором, балканским фольклором. Потом стал преподавать в Сан-Францисском университете, в котором отработал до 1978 г., в городской консерватории. Изучал фольклор американских индейцев. Написал книгу об искусстве народного танца. Со студентами ставил представления в университетском театре с фолктанцами. Его имя внесено в палату Славы в университете. В своей "Исповеди" он писал: "Ни о чем не жалеем, видели много и многому научились. Всюду, где мы были, получили признание, везде нас оценили. К концу пути мы видели, что родились не в том времени и не в том месте. Попали в тяжкие времена. Сейчас работаю над своими мемуарами" [10; 11. С. 202; 13. С. 287, 290, 292 - 300; 14. С. 137 - 140 ]. Умер А. М. Жуковский 5 октября 1998 г. в Калифорнии.

И еще небольшое добавление к биографиям этой звездной пары: "Жуковский и Васильева ездили в Париж и привозили оттуда знаменитые постановки Мясина, Лишина и Фокина. Обладая феноменальной... хореографической памятью, они восстанавливали талантливые постановки "королей" балета. Особенно удавались балеты на музыку пятой симфонии Чайковского "Человек и Судьба" и на его же музыку "Франческа да Римини". В репертуаре были, кроме трех балетов Чайковского, "Жар-Птица" Стравинского, "Павильон Армиды" Черепнина, Фокинские "Сильфиды" на музыку Шопена и др." [12].

Блистательный успех имела и Нина Васильевна Кирсанова, отдавшая десятилетия сцене. Будущая звезда родилась в Москве 21 июля 1898 г. в семье Василия и Зинаиды Венер. Фамилию Кирсанова взяла как псевдоним. В семье было два актера Большого театра: дед по отцу - Вильгельм Венер и бабушка по матери - Елизавета Медведева. Отец не хотел, чтобы дочь была балериной. Только в двенадцатилетнем возрасте после того, как девочка чуть не наложила на себя руки, отец позволил учить балет и поступить в частную балетную школу Лидии Ричардовны Нелидовой, балерины и педагога. Параллельно ходила в гимназию свв. Петра и Павла, которую завершила в 1916 г. Затем записалась в Московское театральное училище к педагогу Вере Ильиничне Масаловой, у которой проучилась два года, потом была два года у А. А. Горского. Завершила учение в 1919 г. Выступала по московским театрам - в Малом государственном театре, театре музыкальной драмы и др. Потом был Воронеж, где играла Одиллию. Вскоре опять вернулась в Москву. В конце 1919 г. вышла замуж за Бориса Попова, оперного солиста Большого театра, затем - бегство в Польшу. Выступала в Варшаве, Кракове, а также во Львове вместе с Александром Фортунато (1921 - 1923). Во время выступлений в Бухаресте последовало приглашение в Белград. Первое выступление состоялось 7 ноября 1923 г. вместе с Фортунато в "Вечере балета", потом 9 ноября - в "Шехерезаде", 15 ноября - в "Вальпургиевой ночи" и "Фаусте". Успех обусловил предложение ангажемента, который был подписан 24 февраля 1924 г. после истечения срока соглашения с Бухарестом. Нина стала прима-балериной, а Фортунато директором-режиссером и первым танцовщиком Народного театра в Белграде. Тогда балет начал свой четвертый год существования, но еще не было ни одного целостного балетного спектакля. 1 июня 1924 г. Фортунато поставил "Коппелию" с Кирсановой в роли Сванильды. С 1923 г. по 1926 г. она танцевала заглавные партии в "Шехере-

стр. 8


заде", "Коппелии", "Лебедином озере", "Жизели" и др. В операх "Фауст", "Малой", "Пиковая дама", "Проданная невеста", "Миньон", "Еврейка", "Аида" исполняла балетные партии. Выступала в Русском доме и в Офицерском доме. В конце июля 1926 г. не возобновила контракт и уехала вместе с Фортунато в Париж - центр балетного искусства. Там давала со своим партнером концерты. Одновременно брала уроки у Любови Николаевны Егоровой, великой балерины. Подписала ангажемент с Русской оперой, разъезжавшей по миру. В 1926 - 1927 гг. в турне по Южной Америке выступала с Борисом Князевым в известном театре Teatro Colon в Буэнос-Айресе, в котором хореографом была Бронислава Нижинская. В 1927 г. вступила как прима-балерина в труппу Анны Павловой - объехала все континенты. После смерти в 1931 г. Павловой труппа распалась. Но Кирсанова уже стала звездой, и двери всех театров были для нее открыты. Слава уже пришла к ней. С 1931 по 1934 гг. - опять Белград. Была и прима-балериной, и шефом балета, и режиссером, и хореографом Народного театра: поставила 28 хореографий в балетном и оперно-балетном репертуаре: "Жизель", "Тайна пирамиды", "Охридская легенда", "Петрушка", "Осенняя поэма" и др., станцевала 18 главных партий в балетах и 11 балетных соло в операх. В 1934 - 1939 гг. танцевала на европейских сценах, была балетмейстером и хореографом. Вначале была Голландия, опера де Monte Carlo - шеф балета, прима-балерина, хореограф. С 1 июня по 1 октября 1937 - Англия, Шотландия, Испания. В сезоне 1937/1938 г. - Литва, Каунас - прима-балерина и хореограф. В сезоне 1938/1939 г. - Франция, Голландия, Италия. Потом последовало возвращение в Белград. Были гастроли в Болгарии. В Югославии опять ставила хореографию, была прима-балериной. Имела свою частную балетную студию. Третий контракт с Народным театром подписала 12 мая 1942 г., руководила балетом в тяжелейших условиях. После бомбардировки Белграда 15, 16, 17 апреля 1944 г. союзниками, когда город лежал в руинах, а население уменьшилось наполовину, Кирсанова стала медицинской сестрой. Во время освобождения Белграда она перевязывала раненых, работала хирургической сестрой, забросив на время балет. В 1946 г. основала балетную студию, которая быстро переросла в государственную балетную школу. Последний контракт длился с 1 марта 1946 г. до 1 декабря 1950 г. Поставила балет в четырех операх: "Женитьба Фигаро", "Проданная невеста", "Князь Игорь", "Травиата", и четыре коротких балета - "Сильфиды", "Вторая рапсодия", "Вальпургиева ночь", "Болеро". После окончания ангажемента поставила свой последний спектакль "Лебединое озеро". В 1947 г. была одним из учредителей и основателей средней балетной школы в Белграде. Ее ученики Милорад Мишкович и Душанка Сифниос. Работала в театрах Сараева, Скопье, Риеки. По завершении балетной карьеры (1961) посвятила себя археологии. В 1964 г. завершила курс археологии на философском факультете Белградского университета. В 1969 г. стала магистром. Готовила докторскую, но не успела. 3 февраля 1989 г. умерла. Похоронена в Аллее великанов на Новом кладбище в Белграде [15. С. 117 - 136].

Русские не только учили, но и руководили на протяжении ряда лет белградским балетом. Работа хореографами нередко сочеталась с выступлениями на сцене. Благодаря русским хореографам уже только в 1920-е годы было поставлено около 40 спектаклей! При этом следует отметить, что некоторые хореографы стремились ввести в постановки элементы национального танца. Жуковский даже создал на их основе особый балетный стиль. Практически, труд и мастерство русских позволили белградскому балету не только обрести себя, но и

стр. 9


войти в русло европейского музыкально-сценического искусства. Даже по прошествии войны, в 1950 - 1960 гг. прослеживалось их влияние, позволявшее балету творчески расти и совершенствоваться [2. С. 306 - 310].

Имена русских балерин вошли в историю и словенского балета. Прежде всего это Елена Полякова, которая была принята в Словенский народный театр прима-балериной и хореографом За два сезона 1919/1920 г. и 1920/1921 г. поставила три балета: "Сильфиды", "Шехерезаду" и словенский спектакль "Танцевальная легенда" Р. Савина, а также два балета в операх "Таис" и "Лакме". Можно вспомнить и выступление в "новом стиле" люблянской танцовщицы Висяковой, показавшей свое искусство и белградской публике. В феврале 1926 г. записной театрал К. Я. Шумлевич так писал о выступлении этой представительницы левого течения в хореографии: "Танцы ее можно назвать как угодно: футуристическими, кубическими, даже "квадратурокубическими", только, конечно, не классическими и не характерными, т.е. не теми танцами, которые создали мировую славу русскому балету... Висякова не танцует, а на наш взгляд - кривляется. Это хореографическая Марина Цветаева. Танцует она босоножкой. Но то, что прощалось Айседоре Дункан, не прощается г-же Висяковой. Некоторые танцы ("Ветерок") она танцует почти nue. Для этого рискованного шага требуется гармония линий, пластичность поз, богатство мимики - ничего этого у модернистской танцовщицы не наблюдалось... Лучше других танцев был исполнен "кэк-вок" Дебюсси, если смотреть на него с точки зрения пародии. Но беда именно в том, что танцевалась не пародия, а какой-то футуристический кэк-вок. Танцовщица двигалась на сцене, как картонный паяц на шарнирах и кончила тем, что уселась к публике... спиной, в чем, при желании, можно было усмотреть некоторую символичность". Ее партнером был пражский танцовщик Влчек [3. 21 II 1926]. Что ж, для тех лет были характерны революции во многих сферах искусства, в том числе и в балете.

Кардинальные изменения произошли и в хорватском театре, где с конца XIX в. на балетной сцене доминировали итальянки. Развитие этой сферы искусства в XX в. было связано с плеядой русских мастеров, связавших свою жизнь с балетом. Прежде всего назову имя Маргариты Фроман. Как и Нина Кирсанова она родилась осенью 1890 г. в Москве. Ее отец был шведом, часто путешествовал, зарабатывая на жизнь игрой на трубе. Во время гастролей в России женился на девушке из хорошей семьи, остался на ее родине. Известно, что он играл в одном из симфонических оркестров, преподавал в Московской консерватории. После блестящего окончания в 1909 г. Московского императорского театрального училища Маргарита была принята солисткой в балет Большой оперы в Москве, став партнершей своего учителя В. Д. Тихомирова. Одновременно готовила роли с талантливейшим Михаилом Михайловичем Мордкиным, но совместные выступления не состоялись, ввиду ее перехода в труппу С. П. Дягилева и гастролями по Европе и Америке вместе с Анной Павловой, Екатериной Гельцер, Тамарой Карсавиной, Вацлавом Нижинским, с которым она в 1916 г. танцевала на сцене Метрополитен Опера. Вернулась на родину, когда там уже произошла революция. В первопрестольной она выступила в балете "Азиада" Гютэля (хореография Мордкина). Потом вместе с М. М. Мордкиным смогла выбраться из Москвы в Крым, где дала несколько блестящих представлений. Там вместе с братом Максимилианом она даже открыла свою балетную школу. Через Стамбул добралась в Королевство СХС и обосновалась в Загребе со своей небольшой труппой. Тогда в ее состав входили Максимилиан Фроман, Ольга

стр. 10


Орлова, Юлия Бекефи, Анна Редель, Наталья Миклашевская. Послевоенный город, точнее, балет, тогда нуждался в "свежей крови", поэтому неудивительно, что именно блестящая представительница русской балетной школы стала балетмейстером в государственном Народном театре, руководительницей балетной школы и прима-балериной. Ее партнером стал Максимиллиан Петрович Фроман, родной брат. Первый раз имя Маргариты Фроман появилось на плакатах, объявлявших о спектаклях загребского театра 16 января и 2, 6, 13, 15, 27 февраля 1921 г. Тогда, "к дням гастролей Московского Художественного театра в Загребе" Фроман поставила балет "Шехерезада" и "Половецкие пляски", имевших большой успех. В балете "Петрушка", который М. Фроман в числе 28 других балетов, поставила на сцене театра в Загребе, выступала вся семья Фроман: Балерина - Маргарита Фроман, Петрушка - Макс Фроман, Арап - Валентин Фроман. Художником-декоратором был Павел Фроман, а соло на рояле в оркестре исполняла талантливая пианистка Ольга Фроман (сестра прима-балерины). После, в Загребе, шутили, что у них в опере целая "династия" Фроманов. Загреб стал для М. Фроман родным городом: только в 1927 - 1930 гг. она жила вне его сцены, выступая в Белградском театре, куда была официально откомандирована. За это время она поставила десять балетов, в том числе "Петрушку" и "Жар-птицу", три дивертисмента, балетные партии в нескольких операх, станцевала Одетту/Одиллию, Сванильду, Аврору, Раймонду, Царевну. Часто по приглашению выезжала в другие страны. Перестала танцевать на сцене в 1934 г., но продолжала заниматься постановками, хореографией. В "Ла Скала" поставила балет для спектакля "Джоконда" и балет "Щелкунчик". Гастролировала в 1925 г. в труппе Анны Павловой во время турне по Европе. Ее искусство видели в Швейцарии, Польше, Голландии, Болгарии... Делала постановки балета в Париже, Вене и Лондоне, получила несколько призов за хореографию. В 1956 г. уехала в США, где до своего ухода из жизни продолжала заниматься педагогической деятельностью в своей студии и как профессор в консерватории в Хартфорде и в университете Сторс (Коннектикут). "Прима-балерина, хореограф, балетный педагог, шеф балета, оперный режиссер, и артистка, которая установила твердое основание для югославского балета, вдохновительница композиторов, впервые создавших национальные югославские балеты" - слова, которыми пестрят воспоминания о Маргарите Фроман. 24 марта 1970 г. на 74 году жизни она скончалась в Бостоне [16; 17. S. 142 - 158].

И немного о ее трех братьях. Валентин (1906, Москва - США), закончил балетную школу в первопрестольной. После революции вместе с семьей вначале переехал и обосновался в Болгарии. Потом был Белград. С 1922 г. по 1928 г. танцевал в Хорватском народном театре. Затем перебрался в Европу, жил в США, играл в Голливуде. Максимиллиан (1889, Москва - 1981, США), как и брат закончил ту же балетную школу. С 1907 г. по 1917 г. солист Большого театра. С 1919 г. входил в труппу Дягилева. Обосновался в Загребе, где танцевал с 1921 г. по 1925 г. в балетной труппе Народного театра. Автор хореографии в таких спектаклях, как "Микадо", "Прекрасная Елена", "Баядера", "Снегурочка", "Евгений Онегин". Потом танцевал в Братиславе, в Белграде (с 1927 по 1929 гг.), затем вернулся в Загреб. Некоторое время выступал на сцене Словенского народного театра в Любляне. После Второй мировой войны основал свою балетную студию в США. Как и сестра занимался преподавательской деятельностью. Павел (1894, Москва - 1940, Брестовац, вблизи Загреба), художник, сценограф. Учился живописи в родном городе. С 1921 г. обосновался в Ко-

стр. 11


ролевстве СХС. До 1939 г., за некоторым исключением, например, работы сценографом в Белградском народном театре в 1924 - 1927 гг., входил в труппу Загребского народного театра [8. С. 318; 17. S. 159].

Известны имена и других русских мастеров балета: ученица Маргариты Фроман Ольга Александровна Кононович (12. 04. 1908, Санкт-Петербург -20. 06. 1998, Антиб, Франция), выступавшая за пределами Югославии под псевдонимом Ольги Старк. Танцевала в "Русской опере" Марии Кузнецовой, в Фоли Бержер, снималась в кино вместе с Сержем Лифарем, была в труппе Бориса Романова и в других театральных труппах знаменитых антрепренеров. На сцене загребского театра выступали Федор Васильев, Ольга Орлова, Анна Ройе [17. S. 161 - 162; 18. S. 169 - 171].

Благодаря исследованию хорватского ученого З. Подковаца, можно назвать еще имена Александровской Ирены (Строцци), Бекефи Юлии, Браницкой Наталии, Брюховецкой Нины, Чагодаевой Неды, Чудиновой Кати, Касимовой Кати, Миклашевской (Узелац) Натальи, Маркович Зоры, Маркович Радмилы, Пастуховой (Веригиной) Ольги, Редл (Хрусталевой) Анны, Сидоровой (Мироновой) Татьяны, Захаревской Ольги, Касимова Алексея, Илинского Николая, Коровина Александра, Малосея Ивана, Скригина Л., Скригина Георгия [17. S. 158 - 159].

Несколько слов о некоторых из названных. Ирена Александровская (Строцци) - ученица школы М. Фроман. Была солисткой в Народном театре в Загребе. Потом - Варшава, Париж, где она три года танцевала в Фоли Бержер. В 1933 г. вернулась на некоторое время в Загреб, чтобы потом вновь уехать в Париж, где она и умерла в середине 1980-х годов [17. S. 163].

Нина Брюховецкая (1907 - ?) танцевала в Загребском театре в 1922 - 1934 гг. После Второй мировой войны и смерти мужа покончила жизнь самоубийством [17. S. 163].

Наталья Миклашевская (Терехова) (25.08.1901, Москва - ?) прибыла в Загреб вместе с М. Фроман. Исполняла сольные партии, гастролировала иногда вместе с Фроманами. Мастер характерных ролей. Вышла замуж за художника М. Узелца. Потом был Париж, труппа Дягилева [17. S. 164].

Необычно судьба сложилась у Анны Аркадьевны Редель (01.10.1908, Москва - 13.05.2003, Москва). Московский репортер Евгений Эгаптейн писал о ней: "... Начало карьеры Анна Аркадьевна Редель относит к трехлетнему возрасту, когда впервые выступила с импровизированным танцем на публике: это было в фойе кинотеатра перед сеансом - маленькая Нюра Редель к ужасу мамы танцевала под музыку оркестра. Однажды ее увидел известный артист балета Большого театра Л. Жуков, который сказал: "Эту девочку надо учить, у нее танцевальная душа"". Но учиться Анна Редель начала не в родной Москве, а в Ялте, куда они бежали с мамой, спасаясь от голода. В ту пору Ялта была средоточием знаменитостей, на набережной можно было запросто встретить Александра Вертинского, Ивана Мозжухина, Михаила Мордкина, за которыми толпами ходили влюбленные девочки. Партнерша Мордкина, Маргарита Фроман, открыла в Ялте балетную школу, и Нюра Редель стала одной из первых ее учениц - у нее был фантастический подъем, которому могла бы позавидовать сама Анна Павлова, и очень крепкие пальцы, позволявшие танцевать на них даже босиком. Со школой юная балерина отправилась в свое первое концертное турне.

стр. 12


"В Константинополе... нас ждал финансовый провал, хотя в газетных рецензиях хвалили наши выступления. Дело в том, что эмигрантская волна, хлынувшая из России, была еще впереди, а турки концертам классического балета предпочитали кафе-шантан. И если бы не опытный антрепренер Л. Леонидов, возивший группу артистов Художественного театра, где были Качалов, Книппер-Чехова и другие знаменисти, наша балетная школа прекратила бы свое существование - он взял нас под свое крыло и прокатил по Болгарии, Сербии, Чехии, где мы прошли с большим успехом. В Софии мы танцевали с моей подружкой Валей Гуревич танец "Кошечки" в присутствии болгарского царя. И вдруг в самый разгар танца наши кошачьи хвосты сцепились, и мы начали судорожно отрываться друг от друга. Валя чуть не рыдала, а я остервенело старалась отцепиться и вырвала хвост своей партнерши с корнем. Успех был ошеломляющим, а мы за кулисами размазывали слезы".

В 14 лет Нюра Редель стала ведущей солистской балета в Загребе - М. Фроман, знавшая наизусть все постановки М. Фокина, поставила для нее "Тамару" на музыку Балакирева, "Шехерезаду" Римского-Корсакова, "Петрушку" Стравинского [19]. Потом было после "долгих скитаний и приключений" возвращение в Москву. В училище Большого театра, вспоминала она, ее сочли "переростком" (ей было 16 лет) и не приняли. Тогда она поступила в театральный техникум имени Луначарского на отделение классического танца. Затем начала выступать с громадным успехом на эстраде со своим будущим мужем М. Хрусталевым. В годы Великой Отечественной войны работала во фронтовых театральных бригадах. После войны гастролировали во многих странах, в том числе и в Австрии, где танцевала с мужем "Вальс" Штрауса, что было, казалось, равносильно поездке в Тулу со своим самоваром. Но они рискнули и венцы встретили их искусство восторженно [19]. Имя Анны Редель, нашей современницы, вошло в историю эстрады.

В 1920 г. на сцене Загребского народного театра публика видела Елизавету Андерон (правильно: Андерсон. - В. К.) и Александра Кочетовского, в 1930 г. - Никольскую Елизавету и Андрея Дроздова [17 S. 141].

Немного из их биографий.

Выпускница Московской балетной школы Е. Андерсон-Иванцова (1893 - 1973) танцевала на сцене Большого театра, исполняя заглавные партии в "Лебедином озере", "Коньке-горбунке", "Раймонде", "Спящей красавице", "Дон-Кихоте" и других спектаклях. Позже ставила балетные номера для "вещичек" Н. Балиева. С его театром "Летучая мышь" в 1923 г. приехала в США, где организовала свою балетную студию [11. С. 25].

Елизавета Николаевна Никольская (урожд. Булкина, по материнской линии - Олигер) (1904 - до 29 ноября 1955 г., Каракас, Венесуэла). Ее имя теснее всего связано с Прагой, где она была прима-балериной, балетмейстером столичного национального театра, директором организованной ею в 1922 г. балетной школы в Праге. В знаменитом мае 1945 г. покинула "новую" Чехословакию навсегда [9. 2004. Т. 5. С. 129].

Другая судьба, трагическая, ждала ее партнера, георгиевского кавалера, офицера-деникинца Андрея Федоровича Дроздова (1891, Одесса - 15 (16) августа 1935, Будаки, Бесарабия). Эмигрантские дороги приводили его в Азию, Европу, Америку. Был солистом национальной оперы в Праге. Гастролировал с Елизаветой Никольской по многим странам. В Румынии, куда он приехал по контракту, был забит до смерти румынскими солдатами в отместку за его слова

стр. 13


о том, что Бессарабия - "земля русская, а румыны - захватчики" [9. 1999. Т. 2. С. 427].

Навсегда связала свою жизнь с Хорватией Орлова-Наумова Ольга Дмитриевна (07.05.1903, Киев - 23.12.1993, Риека). Учила хореографию у жены Нижинского. Потом была Ялта, где она училась балету в школе Маргариты Фроман. В 1920 г. в составе ее труппы Ольга Орлова вместе с Анной Редель, Натальей Миклашевской, Беловой выступала в Болгарии, в Королевстве СХС. После концерта в Загребе дирекция театра подписала контракт со всей труппой. С 1921 г. выступала на сцене Загребского народного театра, в сезоне 1932/1933 г. - в составе труппы Осиекской оперы. В ее "послужном списке" выступления в составе "Русской оперы" в Париже, в труппе Анны Павловой и др. Она танцевала в "Жар-птице", "Лебедином озере", "Половецких плясках", "Шехерезаде" и других спектаклях. После возвращения в Загреб вплоть до 1949 г. продолжала как и ранее исполнять сольные партии. Уже после войны, в 1949 - 1954 гг. работала шефом балета и хореографом в театре хорватской Риеки, куда была перемещена решением министерства. Этот перевод восприняла вначале как "отъезд в Сибирь", но потом она уже не жалела о своем приезде в этот город. Последний раз танцевала в "Охридской легенде" в 1949 г. В 1956 г. вышла на пенсию [8. С. 287; 17. S. 159, 161].

И "на десерт" назову имя Ольги Михайловны Соловьевой (1900 - 1974), искусство танца которой было известно ценителям Терпсихоры в Азии, Европе и Америке. Она танцевала в русском балете у Михаила Фокина в Нью-Йорке и в Филадельфии, у Михаила Мордкина в Канаде, в других странах, континентах, в центрах цивилизации и ее глухих углах вроде Тринидада. После окончания своей карьеры, она время от времени выступала на сценах Королевства Югославии, где обосновалась до конца своих дней. В 1929 г. ее искусство можно было увидеть в Сараевском народном театре, в 1930 - в Нови-Саде, в 1931 г. в словенском Мариборе. Конечно, были выступления и в Белграде, где она в 1931 - 1933 гг. успела и успешно сняться в нескольких фильмах известного знатокам истории кино Александра Черепова. Ее дом, вблизи Дубровника, построенный ею на мысе Цавтата, посещали Святослав Рихтер, Мстислав Ростропович, Арам Хачатурян [20. S. 71 - 75 ].

Жизнь в искусстве русских балерин и танцовщиков ушла в прошлое, которое живет в книгах, воспоминаниях, в том, что называется памятью и не дает забывать жизнь...

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. "Театрал". Русское искусство в Королевстве С. Х. С. // Призыв. Белград. 1926. N 4. Июль.

2. Павлович М. Становление оперы и балета в белградском Народном театре и русские артисты // Русская эмиграция в Югославии. М., 1996.

3. Новое время.

4. Россия и славянство. Париж. 1933. 1 VII. N 222.

5. Р. Русское искусство в Югославии // Часовой. Брюссель, 1939.

6. Шукулевиh-Марковиh К. Jелена Димитриjевна Полакова // Руси без Русиjе. Београд, 1994.

7. Переписка Николая Евреинова с Юрием и Юлией Ракитиными 1928 - 1938 // Мнемозина. Документы и факты из истории отечественного театра XX века. М., 2004. Вып. 3.

8. Арсеньев А. Биографски именик руских емиграната. // Руска емиграциjа у сропскоj култури XX века. Зборник радова. Београд, 1994.

9. Незабытые могилы. Российское зарубежье: некрологи 1917 - 1997. М., 1999 - 2007. Т. 1 - 6.

10. Жуковский А. М. Мой жизненный путь // Архив автора.

стр. 14


11. Александров Е. А. Русские в Северной Америке. Биографический словарь. Хэмден; Сан-Франциско;Санкт-Петербург, 2005.

12. Конради Д. Русские эмигранты в музыкальной жизни Белграда // Новое русское слово. 1982. 22 IX.

13. Жуковски А. Моjа исповест // Руси без Русиjе. Српски Руси. Београд. 1994.

14. Шукулевиh-Марковиh К. Балетско стваралаштво Анатолиjа Жуковског // Руси без Русиjе. Српски Руси. Београд, 1994.

15. Шукулевиh-Марковиh К. Балетско стваралаштво Нине Кирсанове, примабалерине, кореографа и педагога // Руси без Русиjе. Српски Руси. Београд. 1994.

16. Солодовников А. Прима-балерина Маргарита Фроман // Библиотека-фонд Русское Зарубежье. Научный архив. Альбом N 1. "Некрополь" А. Калугина.

17. Podkovac Z. Iz povijesti zagrebackog baleta // Ruski emigranti u Hrvatskoj izmehu dva rata Rubovi, memorija. Zagreb, 2006.

18. Kononovic O. Uspomene o baletu Zagrebackog kazalista // Ruski emigranti u Hrvatskoj izmehu dva rata Rubovi, memorija. Zagreb, 2006.

19. http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=60&rubric_id=210

20. Arsenjev A. Ruska emigracija u Dubrovniku // Ruski emigranti u Hrvatskoj izmehu dva rata Rubovi, memorija. Zagreb, 2006.

Опубликовано на Порталусе 06 мая 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама