Полная версия публикации №1616862200

PORTALUS.RU ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ "Спаситель отечества" Роман Медокс - узник двух императоров → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

А. А. Орлов, "Спаситель отечества" Роман Медокс - узник двух императоров [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 27 марта 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/detective_russian/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1616862200&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 16.05.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

А. А. Орлов, "Спаситель отечества" Роман Медокс - узник двух императоров // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 27 марта 2021. URL: https://portalus.ru/modules/detective_russian/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1616862200&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 16.05.2021).



публикация №1616862200, версия для печати

"Спаситель отечества" Роман Медокс - узник двух императоров


Дата публикации: 27 марта 2021
Автор: А. А. Орлов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ
Номер публикации: №1616862200 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Роман Медокс - личность необычная, но в то же время характерная для конца XVIII - начала XIX века. Его можно назвать эпигоном великих авантюристов века Просвещения, активно стремившихся, невзирая на все препятствия, "поправить Фортуну" 1 . Так же, как они, Медокс стремился скрыть истинные обстоятельства своей жизни и творил из нее красивую легенду. Все свои способности он поставил на службу одной цели - возвыситься любыми способами и занять такое положение, которое, как ему казалось, он достоин занимать.

Прослеживая жизненный путь Медокса, постоянно сталкиваешься с загадками и мистификациями. Даже год его рождения точно неизвестен. Он родился в Москве, но по одному источнику - 18 июля 1789 г., другие же называют 1793 или даже 1795 год 2 . Его родителями были учредитель и многолетний содержатель московского Большого театра англичанин (английский еврей, грек?) М.Е.(Г.) Медокс (Маддокс, Маттокс) 3 и Е.Я. Штольц. Роман был третьим (самым младшим) сыном в многодетной семье отца. Он получил прекрасное домашнее образование, знал латинский, греческий, церковнославянский, французский, английский и немецкий языки, обладал навыками литератора и рисовальщика. Но за распутное поведение отец выгнал его из дома и лишил наследства.

Роман Медокс поступил писарем в московскую полицию, откуда был уволен также "за дурное поведение". Определился унтер-офицером в один из армейских полков, из которого во время войны со Швецией 1808-1809 гг. сбежал. До начала войны 1812 г. он жил в Москве, в доме судебного пристава Г.Я. Яковлева, ведя свободный образ жизни. Как писал позднее главнокомандующий в Петербурге граф С.К. Вязмитинов своему московскому коллеге графу Ф.В. Ростопчину, в этот период Медокс был хорошо известен московскому обер-полицмейстеру, "будучи не последним из числа всегдашних посетителей московского булевара и при том хорошим каламбуристом" 4 . Но его звездный час настал с началом Отечественной войны 1812 года.

В июне он вступил добровольцем во 2-й пехотный полк народного ополчения, который формировал в Дмитрове сначала генерал-майор князь И.С. Одоевский, а затем князь НА. Касаткин-Ростовский. (Сам Медокс впоследствии утверждал, что имел тогда чин корнета и по ходатайству лейб- хирурга Александра I Я.В. Виллие состоял при атамане донских казаков М.И. Платове.) 5 Во время пребывания в деревне Тарутино "корнет" похитил у командира полка 2 тыс. руб. и скрылся 6 . Касаткин-Ростовский за все время войны так никогда больше и не увидел своего подчиненного и не имел о нем никаких сведений.

Тем временем Медокс, по его собственным словам 7 , "объятый хаосом отважнейших предприятий", решил отправиться на Кавказ собирать ополчение из горских народов и казаков. Выдавая себя за поручика лейб-гвардии Конного полка Соковнина - флигель-адъютанта императора и адъютанта министра полиции А.Д. Балашова, он по подложным документам получил деньги из Тамбовской, Воронежской и Ярос-


Орлов Александр Анатольевич - кандидат исторических наук, доцент (Московский государственный открытый педагогический университет им. М.А. Шолохова).

стр. 145


лавской казенных палат. 13 декабря 1812 г. 8 Медокс прибыл в тогдашний административный центр Кавказа город Георгиевск. Здесь, предъявив подложную инструкцию управляющего Военным министерством князя А.И. Горчакова, он сумел заручиться поддержкой гражданского вице- губернатора барона П.К. Врангеля и командующего войсками на Кавказской линии генерал-майора С.А. Портнягина.

Почему же опытные чиновники и много повидавшие на своем веку люди так легко поверили авантюристу? Здесь, очевидно, сыграли роль несколько обстоятельств. Во-первых, отдаленность Георгиевска от столицы империи и затрудненность коммуникаций. Любые новости доходили от Петербурга до Георгиевска не менее чем за два месяца. Во- вторых, почтительное отношение бюрократов ко всякой бумаге с подписью и печатью вышестоящего начальства. В- третьих, ловкость самого Медокса, умевшего пустить пыль в глаза. Главная же причина - разногласия между Врангелем и Портнягиным. Самозванец наговаривал одному чиновнику на другого, убеждая каждого в том, что в столице не забудут его усердия в важном государственном деле. Таким образом с помощью Врангеля он получил еще 10 тыс. руб. ассигнациями, а Портнягин разослал воззвания на местных языках к горским князьям, сам вызвался сопровождать "Соковнина" в объезде Кавказской линии, показывал ему крепости, устраивал смотры.

При исполнении своего замысла Медокс проявил выдающиеся организаторские способности, а также знание психологии и условий жизни горцев. Например, узнав о том, что закубанские народы испытывают недостаток соли, он послал одному из их князей 200 пудов ее для раздачи неимущим. "Народ, в свирепую зиму бедствовавший, собравшись за солью и подстрекнутый задаренными [людьми], вдруг взволновался идти служить России", - вспоминал позднее Медокс. Горские князья, такие, как султан Арслан-Гирей, генерал-майор Менгли-Гирей, Ф.А. Бекович-Черкасский, Росламбек, Магомет Албуриджев, Мируст Айтеков (Айтек Мисостов) и др. с их дворянами (узденями), также получали от него щедрые подарки вещами и деньгами 9 . В результате Медоксу удалось собрать значительное (около 400 всадников) кабардино-адыгейское ополчение. Использовать его он предполагал только за границами России для предотвращения возможных грабежей. Самозванец чувствовал себя на Кавказской линии спокойно, так как в течение двух месяцев он ловко перехватывал все донесения кавказских чиновников в столицу.

Однако он понимал, что долго скрывать такой обман невозможно, и в то же время горел желанием во главе собранных им горцев отличиться в войне с Наполеоном. Поэтому он сам отправил портупеи-прапорщика Казанского пехотного полка Зверева к А.Д. Балашову и министру финансов графу Д.А. Гурьеву с сообщением об успешном наборе ополчения. Одновременно он испрашивал высочайшего прощения за поступок, побудительные мотивы которого, по его мнению, были сродни чувствам Минина, Пожарского и Жанны д'Арк. Но к тому времени Министерство финансов уже получило сообщения о том, что некий гвардейский поручик, ехавший на Кавказ по важным государственным делам, получил деньги из нескольких казенных палат. Как писал исследователь жизни Медокса С.Я. Штрайх, "в министерстве всполошились, забили тревогу, дело перешло к главнокомандующему в столице генералу С. К. Вязмитинову, который предписал кавказскому губернатору задержать Соковнина" 10 .

6 февраля 1813 г. самозванец был арестован в Георгиевске. При аресте он сознался, что фамилия Соковнин - вымышленная, и назвался Всеволожским. 14 февраля в сопровождении специально присланного офицера его отправили в Петербург. Собранное им ополчение распустили по домам. Убытки казны по этому делу должны были возместить доверчивые кавказские чиновники. 28 марта Медокса доставили в столицу. На допросе он снова переменил фамилию и назвался сыном выдуманного им камергера князя Михаила Сергеевича Голицына. Вязмитинов представил обо всем этом подробный доклад царю и одновременно просил Ростопчина провести тайное расследование по выяснению личности Лжеголицына 11 . С помощью Г.Я. Яковлева, узнавшего Медокса по описанию 12 , московский главнокомандующий наконец-то внес ясность в это запутанное дело.

Мошенник не получил высочайшего прощения, на которое надеялся. По приказу Александра I его заключили пожизненно в Петропавловскую крепость "для воздержания от подобных поступков" 13 . Медокс пробыл здесь, а потом в Шлиссельбургской крепости, где познакомился с некоторыми арестованными декабристами, до марта 1827 года. Несколько раз обращался он к новому императору Николаю I и начальнику III Отделения графу А.X. Бенкендорфу с просьбами о помиловании. Наконец его мольбы были услышаны, и он, по собственному выбору, был выслан в Вятку под надзор полиции. Но деятельная натура авантюриста не могла найти себе достойного занятия в провинции. Поэтому в декабре 1827 г. Медокс по подложному

стр. 146


паспорту на имя мещанина А. Мотанцова скрылся из Вятки. Разгневанный император поручил Бенкендорфу поймать и примерно наказать его.

Пока шли поиски, "мещанин Мотанцов" побывал в Москве, занял у родственников денег и стал пробираться на Кавказ, хорошо знакомый ему по предыдущей авантюре. В марте 1828 г. беглец был задержан в Екатеринодаре и отправлен в распоряжение Бенкендорфа. По высочайшему повелению закоренелый преступник был определен рядовым в линейный Сибирский батальон N 13 в Омске, где должен был содержаться под строжайшим надзором. Однако еще по пути в столицу Медокс бежал из-под стражи. Длительное время он скрывался в Одессе, вращаясь в основном в кругу родственников и друзей декабристов. Возможно, что именно они снабжали его деньгами, считая такой же невинной жертвой царского произвола, какими были их близкие. При этом, конечно, никто не мог знать того, что Медокс дважды (30 мая и 12 июля 1828 г.) писал Николаю I жалостливые письма с просьбами о помиловании.

О периоде жизни авантюриста с 12 июля 1828 по 19 марта 1831 г., когда он уже оказался в Иркутске, нет никаких документальных свидетельств. Штрайх высказал предположение о том, что между правительством (в лице Бенкендорфа) и Медоксом могло быть заключено тайное соглашение, заключавшееся в том, чтобы последний шпионил за иркутским городничим А.Н. Муравьевым, к дочери которого он должен был устроиться преподавателем 14 . Вероятно, только на этих условиях Медокс мог получить прощение царя. Но ему совсем не хотелось прозябать в Иркутске, и поэтому новоявленный агент правительства решил выдумать и "раскрыть" крупный антигосударственный заговор, что позволило бы ему вернуться в Москву или Петербург. Богатая фантазия помогла ему оговорить значительное количество невинных людей, условия содержания которых, и без того тяжелые, были ужесточены.

Воспользовавшись близостью ко многим ссыльным декабристам и их родственникам, Медокс донес властям о якобы имевшей место тайной переписке декабристов, оставшихся на свободе, с заключенными в Петровском заводе. В своих доносах он предлагал срочно отправить его в Москву, обещая раскрыть новый декабристский заговор, якобы подготовляемый неким "Союзом великого дела". На этот раз план авантюриста увенчался полным успехом: в Петербурге ничего так не опасались, как возобновления деятельности тайных обществ. К тому же только недавно было подавлено очередное польское восстание, а политическая ситуация в Западной Европе после революции 1830 г. во Франции оставалась крайне тревожной.

"26 августа 1833 г. военный министр А. И. Чернышев послал генерал-губернатору Западной Сибири [И.А.] Вельяминову письмо, в котором сообщал, что царь, якобы по ходатайству родственников Медокса, повелел, уволив его от службы со званием рядового, отпустить на родину", - пишет Штрайх. В октябре 1833 г. "спаситель отечества" был отправлен в Москву - на месте раскрыть заговор декабристов. В 1833 - 1834 гг. он жил в Москве и Петербурге на деньги, получаемые от III Отделения. В Москве Медокс женился на Александре Сергеевне Смирновой, падчерице секретаря городской думы И.И. Смирнова, который дал за невестой богатое приданое. Женитьба без разрешения властей вызвала гнев царя и Бенкендорфа. К тому же время шло, а реальных доказательств своих доносов Медокс представить, естественно, не мог. Неизбежный провал авантюры и перспектива сурового наказания вынудили его 3 апреля 1834 г. тайно покинуть Москву и скрываться в различных городах Южной России. Он мог бы бежать за границу, но не сделал этого, по его объяснению, раздумав ехать в дальние края, "где все мне чуждо". Но скорее дело в том, что только в России он мог еще питать призрачную надежду на удачу своих авантюр.

Поэтому в июле 1834 г. он вернулся в Москву и поселился на Воробьевых горах, куда пытался вызвать жену, чтобы получить от нее деньги. Но вместо этого семья жены выдала его полиции. Медокс снова попал в кандалы; из камеры губернской тюрьмы он отправил царю очередное прошение о помиловании и обещал открыть новые заговоры, намекая на подозрительную нерадивость царских министров. Царь читал это прошение, но ответа на него Медокс не дождался. Вскоре его отправили в Петербург. По приказу Николая I он был вновь заключен в Петропавловскую крепость, где содержался закованным и под строгим караулом. Узник решился на крайнее средство и потребовал личного свидания с царем. Но это только ухудшило его положение, так как терпению императора пришел конец и он приказал заточить Медокса навечно в крепость. Авантюрист был посажен в Зотовский бастион, в особый арестантский каземат N 5, а потом переведен в Шлиссельбургскую крепость 15 .

Освободили его только в июне 1856 г., когда в связи с окончанием Крымской войны новый император Александр II объявил амнистию. Сломленный духовно и физически, Медокс поселился в семье своего брата Павла, который жил в селе При-

стр. 147


тыкине Каширского уезда Тульской губернии. Остаток своей жизни он потратил на то, чтобы хотя бы на бумаге оправдать свое поведение во время Отечественной войны 1812 года. Позже эта записка была опубликована его племянником 16 , и она была не единственным творением пера P.M. Медокса. Бурная жизнь авантюриста пришла к концу в Притыкине, по одной версии 5-го, а по другой - 22 декабря 1859 г., после двукратного апоплексического удара.

В кризисные периоды интерес к личностям, подобным Медоксу, обостряется. Недаром в конце XX в. в России дважды переиздали книгу Штрайха об этом человеке 17 . Но никто из исследователей еще не задался вопросом о том, почему во время ареста в Георгиевске и допросов в Петербурге в феврале - марте 1813 г. Медокс прикрывался именно фамилиями Всеволожского и Голицына. Такой человек, как он, продумывавший каждый свой шаг заранее, видимо, не зря выбрал именно эти древние русские аристократические роды. Подобно великим авантюристам XVIII в., самозванец хотел показать, что он ценит только аристократию, видит в ней единственно достойное его общество и требует соответственного с собой обращения. На переломе двух веков "Европа подходила к рубежу великих перемен. Ничто не казалось вечным. Все авторитеты пошатнулись, и перед сильной волей и беспокойным характером открывались возможности, казавшиеся безграничными. Время рождало героев бескорыстной самоотверженности и бесшабашных авантюристов. Люди мелкого масштаба становились вторыми - первые появлялись на вершинах культуры эпохи" 18 .

Примечания

Автор выражает благодарность за помощь в работе над данным очерком Г. В. Ляпишеву и И.С. Тихонову.

1. См. СТРОЕВ А.Ф. "Те, кто поправляет Фортуну". М. 1998.

2. МЕДОКС К. П. Происхождение русских дворян Медоксов, два опровержения. - Русский архив, 1886, N 10, с. 262-265; ШТРАЙХ С.Я. Роман Медокс. Похождения русского авантюриста XIX века. 2-е изд. М. 1930, с. 12.

3. М.Е. Медокс (1747-1822) также был весьма колоритной фигурой. См.: ЖИХАРЕВ С.П. Записки современника. Т. 2. Л. 1989, с. 338; ВИГЕЛЬ Ф.Ф. Записки. Т. 1. М. 1928, с. 115; ЧАЯНОВА 6.Э. Театр Маддокса в Москве. 1776-1805. М. 1927.

4. ДУБРОВИН Н.Ф. Отечественная война в письмах современников (1812-1815). СПб. 1882, с. 491-492, N 370.

5. МЕДОКС P.M. Краткая записка о моем предприятии составить кавказско-горское ополчение в 1812 году. - Чтения в обществе истории и древностей российских, 1859, кн. 1, отд. 5, с. 83; Русская старина, 1879, N 12, с. 709-713.

6. В книге Дубровина указывается, что Медокс похитил у Касаткина-Ростовского 200 руб., но Штрайх по архивным документам уточнил, что 2 тыс.. и якобы предназначалась эта сумма "для прокормления ополчения" (ШТРАЙХ С.Я. Самозванец Медокс среди декабристов. - Всемирная иллюстрация, 1925, N 7-8, с. 6-9).

7. МЕДОКС P.M. Ук. соч., с. 83-85.

8. Здесь и далее все даты приводятся по старому стилю.

9. Сохранились подлинные воззвания Медокса к различным горским князьям, а также официальная переписка по этому делу (Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф. 846, on. 16, д. 496, ч. 4, л. 409-533; ч. 5, л. 534-562об.). Некоторые документы, касающиеся кавказской авантюры Медокса, опубликованы в кн.: НЕРСИСЯН М.Г. Отечественная война 1812 г. и народы Кавказа. Ереван. 1965, с. 304-308, 350-367, 370-387.

10. ШТРАЙХ С.Я. Роман Медокс, с. 20.

11. ДУБРОВИН Н.Ф. Ук. соч., с. 476, N 351. Еще раньше Вязмитинова, в феврале 1813 г., царю, находившемуся тогда на театре военных действий, донес об этом происшествии директор канцелярии Министерства полиции Я.И. де Санглен. См.: ДУБРОВИН Н.Ф. Письма главнейших деятелей в царствование императора Александра 1. СПб. 1883, с. 88- 89, N 79.

12. Благодаря этому описанию можно представить себе, как он выглядел в 1812 году: "Роман Михайлов сын Медокс, ростом двух аршин семи вершков, лицем бел, худощав, волосы на голове и бровях блондин, нос прям, посредственной, глаза серые, отроду по-видимому имеет двадцать лет, говорит на иностранных языках французском, немецком и аглицком, и хорошо на российском, заикается, сверьх оного умеет рисовать и знает арифметику", - говорилось в полицейском рапорте (РГВИА, ф. 1, oп. 1, т. 2а, д. 3574, ч. 3, л. 46, 47-47об. См. также: ДУБРОВИН Н.Ф. Отечественная война в письмах, с. 493, N 372).

13. ШТРАЙХ С.Я. Роман Медокс, с. 24; его же. Провокация среди декабристов. М. 1925; его же. Русский Казакова. М. 1932.

14. ШТРАЙХ С.Я. Роман Медокс. с. 40-41.

15. Там же, с. 181, 197, 211, 214-220.

16. Публикация записки P.M. Медокса вызвала несколько откликов: СУШКОВ Н.В. О Р[омане] Медоксе. - Русский вестник, 1859. т. 22, N 13; СТОГОВ Э.И. Роман Медокс. - Русская старина, 1880, N 8: ЯРОСЛАВСКИЙ СТАРОЖИЛ. Самозванец Медокс. - Русский архив, 1886, N 6; ЗИССЕРМАН А. Самозванец Медокс. 1812 год. - Русская старина, 1882, N 9; и др.

17. ШТРАЙХ С.Я. Роман Медокс. Похождения русского авантюриста XIX в. М. [1991?] (репринт издания 1930 г.); то же. М. 2000.

18. ЛОТМАН Ю.М. Беседы о русской культуре. СПб. 1994, с. 257-258.

 

Опубликовано 27 марта 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1616862200

© Portalus.ru

Главная ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ ДЕТЕКТИВЫ "Спаситель отечества" Роман Медокс - узник двух императоров

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU