Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

РАЗНОЕ есть новые публикации за сегодня \\ 31.05.20


В. Е. ВОРОНИН. Русские правительственные либералы в борьбе против "аристократической партии" (середина 60-х - середина 70-х гг. XIX в.)

Дата публикации: 07 апреля 2020
Автор: В. В. ШЕЛОХАЕВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: РАЗНОЕ
Источник: (c) Вопросы истории, № 9, Сентябрь 2011, C. 172-174
Номер публикации: №1586253214 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. В. ШЕЛОХАЕВ, (c)

найти другие работы автора

В. Е. ВОРОНИН. Русские правительственные либералы в борьбе против "аристократической партии" (середина 60-х - середина 70-х гг. XIX в.). Изд-во "Спутник". 2009. 369 с;

 

В. Е. ВОРОНИН. Русская самодержавная власть и либеральная правительственная группировка в условиях политического кризиса (конец 70-х - середина 80-х гг. XIX в.). Изд-во "Спутник". 2010. 220 с.

 

Центральная проблема двух монографий доктора исторических наук, профессора Московского государственного педагогического университета В. Е. Воронина - это ход и исход продолжавшейся в течение 20 лет вязкой ожесточенной борьбы в верхних эшелонах российской политической элиты по широкому комплексу вопросов выбора пути пореформенного развития. На протяжении многих десятилетий эта проблема приковывала к себе внимание исследователей, в том числе П. А. Зайончковского, Н. П. Ерошкина, Л. Г. Захаровой, И. В. Оржеховского, В. А. Твардовской, Б. С. Итенберга, В. Г. Чернухи, И. А. Христофорова, А. В. Мамонова, А. А. Комзоповой, Е. Л. Стаферовой и др. Перед каждым новым поколением историков встает непростая задача - найти свое место в творческом осмыслении данной проблемы.

 

В рецензируемых монографиях главное внимание сосредоточено на анализе динамики взаимоотношений в правительственных кругах в 1860-е - 1880-е годы. Привлекают внимание, во-первых, авторские характеристики и оценки "византийских" методов подбора кадров на высшие государственные должности; во-вторых, оценка процесса формирования и функционирования различных группировок в бюрократической среде, в частности, в Государственном совете, Комитете министров, Особых совещаниях и других структурах; в-третьих, анализ взаимоотношений между членами романовской династии, императором и высшими чиновниками-министрами, руководителями ведомств, а также между самими этими руководителями. Своеобразным мерилом поведения сановной элиты автор избрал личность и деяния великого князя Константина Николаевича, одного из ведущих деятелей реформ 1860-х - 1870-х годов.

 

Автор изучил массу архивных документов и материалов, хранящихся в Российском государственном историческом архиве, Государственном архиве РФ, Российском государственном архиве военно-морского флота, в рукописных отделах Российской национальной и Российской государственной библиотек. Использованы дневники и мемуары участников дискуссий по вопро-

 
стр. 172

 

су о выборе пути пореформенного развития страны. Воссоздана также и картина взаимоотношений между различными правительственными и общественными структурами, представителями "направленческой" печати.

 

Основным предметом дискуссий явилась, с одной стороны, ретроспективная оценка политическими деятелями сущности и направленности реформ 1860-х и 1870-х годов, с другой - их дальнейшая судьба: продолжение либо постепенное торможение, а в конечном счете и свертывание реформ. За каждым из политических направлений стояли свои социальные силы и их интересы. В качестве основного двигателя реформаторских преобразований выступал вел. кн. Константин Николаевич, последовательно и настойчиво боровшийся против "аристократической оппозиции" за продолжение Великих реформ, видя в этом служение России.

 

В принципе соглашаясь с авторскими аргументами, в подкрепление такого понимания, следует обратить внимание на ряд проблем терминологического и теоретико-методологического характера. Прежде всего это касается таких терминов, как "правительственные либералы", "либеральные бюрократы", "либеральная партия", "аристократическая партия", которые нуждаются в авторском пояснении. Подобные термины широко использовались в рассматриваемый период и были вполне понятны участникам тех событий. Вместе с тем в строго научном смысле эти выражения не дают адекватного отражения сути явлений. Если следовать научной сущности указанных понятий - "либерал", "либерализм", "партия", то применительно к пореформенной России говорить о "правительственных либералах" и "бюрократах-либералах", "политических партиях" не приходится, поскольку в реальной действительности их не существовало. Поэтому речь может идти не о создании постоянно действующих политических партий с определенной программой, стратегией и тактикой, а о попытках (либо вел. кн. Константина Николаевича, либо со стороны П. А. Валуева или П. А. Шувалова) создать те или иные временные группировки для решения текущих задач. Такие группировки под патронатом тех или иных государственных деятелей действительно существовали, но они имели мало общего с настоящими политическими партиями, для возникновения которых в России еще не были созданы реальные условия. Иное дело - политические группировки как в правительственных, так и в общественных кругах.

 

Поскольку центральное место в монографии занимает именно проблема борьбы между различными политическими группировками, то именно под этим углом зрения Воронин и рассматривает постоянные "перепады" в личных отношениях между лидерами данных группировок, состав которых постоянно менялся в зависимости от конкретной ситуации и от характера рассматриваемых проблем, а также от настроения императора. При всей остроте личных и групповых столкновений лидеры группировок не покушались на исходные принципы Великих реформ, ограничиваясь их корректировкой.

 

Несмотря на различия в позициях группировок, ни одна из них не стремилась к возврату в дореформенное положение. Если учесть волю по этому принципиальному вопросу Александра II, стоявшего у истоков реформ и их санкционировавшего, то иного и быть не могло. Несмотря на некоторые колебания Александра II, он до конца своей жизни оставался приверженцем собственных реформаторских убеждений. Другое дело, что изменения во всех сферах жизни страны, вызванные реформами 1860-х годов, в последующие два десятилетия, о которых идет речь в исследовании, требовали соответствующего анализа и оценки как со стороны непосредственных инициаторов, так и правительственных учреждений и представителей общественных сил, получивших в лице земского и городского самоуправления возможности самоорганизации и выражения своих интересов.

 

В монографиях Воронина обстоятельно рассмотрены вопросы, касающиеся прежде всего продолжения реформаторского курса 1860-х годов, а во-вторых, изменения позиций различных группировок. В правительственных кругах и в обществе зрело осознание необходимости разработки конституции, речь шла о реформе политической системы, на что в начале 1860-х годов так и не решилась верховная власть. Анализ расхождений по проблемам реформирования авторитарной системы заслуживает дальнейшего изучения. Анализируя проекты П. А. Валуева, вел. кн. Константина Николаевича, Д. Н. Милютина, А. В. Головина, П. Н. Игнатьева, П. А. Шувалова, М. Т. Лорис-Меликова и др., Воронин показывает, как складывались соответствующие группировки, боровшиеся за влияние на монарха. В силу родственных отношений и определенной приверженности курсу реформ победа все чаще оказывалась на стороне вел. князя Константина Николаевича, который в своих проектах полити-

 
стр. 173

 

ческой реформы стремился учесть изменения в Российском пореформенном обществе. Вместе с тем в книге рассматривается вопрос о степени "эластичности" позиции самого великого князя, о его "толерантности" в ходе переговоров с политическими противниками.

 

Оценивая содержание и направленность проектов реформирования политической системы, исходивших от различных группировок, нельзя не обратить внимание на их непоследовательность и ограниченность, которые объяснялись прежде всего разным видением перспектив общественного развития России и прямыми интересами политического и социального характера. В целом внутрисистемные группировки выступали за сохранение монархической формы правления, за дозированное привлечение новых общественных сил к законосовещательному участию в обсуждении проектируемых реформ.

 

В монографиях Воронина показана непоследовательность реформаторов во второй половине 1860-х - середине 1870-х годов, серьезные расхождения и нарастание напряженности в политической элите, неизменно ориентировавшейся на верховную власть как на главный источник личного благополучия и карьерного роста. Что касается учета настроений и психологии российского общества, то влияние этого фактора прослеживается, по мнению автора, гораздо слабее. Представителям элиты так и не удалось преодолеть своего отчуждения от общества, а также освободиться от архаичных представлений о путях преобразования страны, которое мыслилось возможным лишь по инициативе власти. Приводимые в книге данные говорят о том, что отход от реформаторского курса после убийства Александра II ускорил стагнацию режима, который стал окончательно терять свой творческий потенциал, что не могло не отразиться на самом составе борющихся группировок, вынудив уход в отставку вел. кн. Константина Никалаевича и ряда его соратников.

 

Авторские наблюдения и выводы позволяют лучше разобраться в историческом контексте поиска правящими и общественными кругами вариантов общественного развития, наметить новый подход к изучению отечественной истории на ее переходных этапах.

Опубликовано 07 апреля 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама