Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 25.02.20


ПРИВАТИЗАЦИЯ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Дата публикации: 19 января 2020
Автор: Перегудов С. П.
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ЭКОНОМИКА
Номер публикации: №1579439128 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Перегудов С. П., (c)

найти другие работы автора

М.: 2000, ИНИОН, 299 с.

Несмотря на заметное снижение числа аналитических работ, посвященных общественно-политическим процессам в странах Запада, работы эти продолжают выходить, причем многие из них по праву можно отнести к серьезным, основанным на глубоком знании предмета исследования. Одной из таких работ является и рецензируемое издание 1 . Написанное на весьма злободневную и во многом до сих пор слабо изученную тему, книга эта менее всего претендует на некое популярное пособие по приватизации. Отмечая "пионерский" характер процессов денационализации и деэтатизации в Великобритании, авторы сосредоточили свое главное внимание на выявлении глубинных причин и характера самих этих феноменов. И если они иногда и поддаются искушению "назидательства", делают они это крайне редко и деликатно, давая возможность самому читателю делать выводы относительно того, что из британского опыта может представлять для нас тот или иной интерес. Оговорюсь, однако, сразу, что несмотря на большой путь, пройденный российскими приватизаторами, они могли бы почерпнуть для себя массу полезных сведений и уроков практически из каждой главы книги. Ибо книга эта - не только о методах, формах и масштабах приватизации, но и об управлении этим процессом уже после того, как дело, что называется, сделано, и владение собственностью и активами предприятий и корпораций перешло в частные руки.

Упомяну сразу и еще об одном крайне важном аспекте исследования. Речь в книге идет не просто о приватизации государственной собственности как таковой, т.е. о том, что у нас обычно понимается под собственно приватизацией, но и о приватизации функций государства по управлению широким кругом общественных процессов. При этом авторы, опять- таки, не ограничиваясь простым описанием коммерсализации различного рода социальных услуг (делая главный упор на здравоохранение и образование), рассматривают все это и как часть "радикальной реформы государственного управления" (с. 226). Важной составляющей этой реформы, как справедливо подчеркивается в книге, является перевод многих чисто исполнительных подразделений госаппарата на контрактную, т.е. фактически коммерческую основу. Другим существенным моментом того же порядка является широкое использование для решения множества вопросов и реализации чисто исполнительских функций на местном и национальном уровнях так называемых кванго- (квази негосударственных организаций).

Полагаю, однако, что оценка этих процессов, во многом в результате неизбежного дефицита места, страдает иногда излишней категоричностью. Так, вряд ли можно столь однозначно, как это делается в книге, говорить о переходе "от иерархии к контракту" в государственном управлении или о том, что в стране сформировалась новая модель этого управления - "контрактное государство" (с. 250-251). Тем более, что сами авторы подчеркивают сохранение основных, т.е. политических, стратегических и контрольных функций за традиционными департаментами и иными государственными учреждениями, построенными, как известно, по иерархическому принципу. Иерархия действительно заменена контрактом, но эта замена произошла лишь в одном, пусть и крайне важном звене государственного учреждения.

Не обходят авторы и вопросы, связанные с изменениями в структуре и функциях местного самоуправления. Их главный вывод из всего блока анализируемых фактов и процессов - существенное ослабление роли и функций данных органов в управлении сферой социальных услуг. Опять же решающий момент здесь - коммерсализация или, как они иногда предпочитают писать, "квазирыночное реформирование" управления данной сферой. Полагаю, что столь серьезное внимание данной теме (которой посвящено три из семи глав) в полной мере оправдано, и не в последнюю очередь благодаря особой сложности и противоречивости осуществляемых здесь преобразований. Пожалуй, единственное, с чем я здесь не


1 Авторский коллектив: В. А. Виноградов, Т. В. Черноморова, С. Я. Веселовский, С. Л. Зарецкая, И. Г. Животовская. Отв. ред. В. А. Виноградов.

стр. 227


могу согласиться, так это с общей оценкой всех предпринимаемых мер как ведущих едва ли не к полному "вытеснению" данных органов из системы представления социальных услуг и замене их полуавтономными органами - типа "кванго", жилищными ассоциациями и рядом других организаций. Во многом это действительно так, однако, во- первых, процесс реформирования систем социальных услуг далеко не закончен, и, во-вторых, налицо тенденция к общему усилению роли местных органов управления и их автономизации, которая наверняка затронет и данную сферу.

Не могу также согласиться и с постулатом, будто лейбористы фактически лишь продолжают начатое консерваторами и в области реформы политического управления. Осуществляемая ими конституционная реформа - это качественно новый этап политического реформирования, носящий гораздо более комплексный и далекоидущий характер, нежели все, что сделали в данной сфере консерваторы 2 . Пишу обо всем этом, однако, не в качестве упрека авторам, в задачу которых вовсе не входило рассмотрение данных вопросов, а лишь для того, чтобы у читателя не возникло превратного представления о той роли, которую играли и играют различные политические силы Британии в проводимых в этой стране реформах.

Чтобы не возвращаться к данному вопросу, скажу также, что в ряде случаев и освещение сюжетов, непосредственно связанных с тэтчеристской приватизацией, могло бы быть более развернутым. Среди такого рода сюжетов я назвал бы проблему корпоративизма, т.е. отношений профсоюзов, бизнеса и государства. Ведь не секрет, что одним из наиболее значимых шагов тэтчеристского правительства являлся роспуск трипартистских советов экономического развития, а также ряд других мер, резко ограничивающих влияние и роль профсоюзов.

Решающую роль в успехе Тэтчер сыграли, конечно же, как справедливо указывают авторы, глубокие объективные факторы, связанные с исчерпанием "фордистской" модели социально-экономического развития и той ключевой роли, которая принадлежала в этой модели "старому" рабочему классу и его организациям. Но не меньшее значение имело и резкое изменение отношения населения к профсоюзам, растущее неприятие им силовых методов борьбы, практиковавшихся последними. Вспомним, хотя бы, стачки начала 70-х гг., вынудившие Э. Хита осуществить поворот на 180 и отказаться от провозглашенной в канун выборов антиэтатистской ориентации (так называемая тихая революция Э. Хита), которая во многом напоминала ту, которую взяла на вооружение М. Тэтчер 3 . Распустив парламент и поставив перед избирателями вопрос: "кто правит?" (т.е. правительство или профсоюзы). Хит проиграл выборы, и к власти пришли лейбористы, пошедшие на далекоидущие уступки профсоюзам.

Авторы справедливо указывают на отсутствие поддержки стачки горняков 1995 г. со стороны Британского конгресса тред-юнионов, однако главное, что придавало силы Тэтчер в борьбе с ними, так это фактическая общая изоляция, в которой те оказались.

Я мог бы привести и другие примеры такого рода "подробностей", которые "просятся" в книгу (это и борьба внутри тэтчеристского руководства, которое отнюдь не было однозначно неолиберальным, и далекая от последовательности политика правительства в вопросах "ваучеризации" образования и сокращения государственных расходов на социальные услуги, которые начали расти даже быстрее, чем при лейбористах, и па ряд других "частностей"). Однако, как известно, нельзя объять необъятное, и мой упрек авторам отнюдь не в том, что они что-то упустили, а о чем-то сказали мимоходом, а в том, что они практически проигнорировали почти всю ту литературу и исследования, которые были проделаны ранее их российскими коллегами в области экономики, политики и социальных отношений. Впрочем, что касается основного содержания книги, то само оно, как уже я упомянул, от этого упущения практически не пострадало, ибо главные сюжеты, которые стали предметом их анализа, впервые получили столь глубокое и подробное освещение.

Так, в главах, посвященных ретроспективному анализу двух десятилетий британской приватизации вообще и естественных монополий, в частности, наряду с обилием интереснейшего фактического материала содержится анализ основных этапов приватизации и особенностей каждого из них. Достаточно подробно они характеризуют финансовые аспекты и способы контроля, а также оппозицию, на которую наталкивались меры правительства. Весьма интересно подробное изложение приватизаторских усилий лейбористов, особенно в области социально-экономической инфраструктуры.

Пожалуй, единственное положение, с которым бы я не согласился с авторами этих глав, касается их заявления о том, что "приватизация вывела государственные отрасли из области политики" (с. 46). В другом месте книги говорится даже о "деполитизации экономики", к которой, якобы, привела приватизация (с. 201). То, что приватизированные отрасли и компании перестают быть субъектом государственной политики, да и то не сразу и не во всем - факт бесспорный. Однако, освободившиеся от непосредственного полити-


2 Подробно об этом см.: Эволюция политических институтов на Западе. М., 1999, с. 33-49.

3 Подробно об этом см.: Перегудов С. П. Тэтчер и тэтчеризм. М., 1996, с. 23-25.

стр. 228


ческого руководства со стороны государства, приватизированные компании, организации сферы услуг и т.п. не перестают взаимодействовать с государством вообще. Это взаимодействие лишь обретает другое качество, аналогичное или почти аналогичное тому, которое имеет место между "обычными" частными корпорациями и властью, а также партиями, другими группами интересов и т.д. В том, что такое взаимодействие носит, как правило, политический характер, а сами эти хозяйствующие субъекты выступают в данных отношениях как "субъекты политики", и западные, и отечественные политологи уже давно согласны друг с другом 4 .

Так что изменения в политической роли объектов приватизации, и изменения весьма существенные, действительно имеют место, но они относятся скорее к форме политических отношений, ролевым функциям данных структур, но не к политическим отношениям вообще.

Обе упомянутые главы интересны также тем, что в них подробно анализируются методы пост-приватизированного регулирования и те способы, которые выработаны для защиты интересов потребителя, особенно в области цен и качества товаров и услуг,

Исключительно содержательна своими материалами и анализом глава о приватизации жилья, в которой, с одной стороны, говорится об огромных сдвигах в данной области, а с другой - о нерешенности ряда проблем и поисках новых способов снижения социального неравенства в данной сфере. Тот же подход характерен и для глав о коммерсализации здравоохранения и образования, и потому можно лишь пожелать, чтобы наши российские политики в центре и на местах получили возможность ознакомиться с содержанием этих исключительно интересных и, я бы сказал, во многом поучительных глав.

На первый взгляд, практика внедрения "народных" начал в британский капитализм, о которой идет речь в главе "Народный капитализм" по-британски", вряд ли заслуживает подобного же внимания наших политиков. Однако это лишь на первый взгляд. В действительности и проблема "распыления" акционерного капитала, и проблема участия в прибылях, подробно рассмотренные в главе, - это один из важнейших аспектов приватизации, роль и значение которого наверняка будет возрастать. Автор главы справедливо указывает на то, что всего лишь 16% акционерного капитала принадлежала в 1997 г. индивидуальным акционерам, число которых составило около 10 млн. человек (с. 260-261). Из этих цифр, равно как и из других фактов, включая и опросы общественного мнения, она делает однозначный вывод о том, что "владение акциями не оказало существенной роли на повседневную жизнь британцев" (с. 286). В то же время, автор не отрицает того, что "акционирование" англичан, равно как и участие в прибылях, существенно повысило их заинтересованность в успехе "своих" кампаний и в успешном функционировании экономики в целом (с. 267, 276 и др.). Учитывая снижение роли традиционных способов поддержания "социального согласия", подобный эффект отнюдь нельзя отнести к второстепенным. В полной мере этот вывод можно отнести и к России, ибо экономика страны и социальные отношения в ней только выиграли бы, если б опыт англичан (да и не только их одних) в данной области был востребован поначалу хотя бы частью нашего бизнеса.

О "политической главе" я уже отчасти писал, и в дополнение к сказанному могу лишь констатировать, что она весьма удачно "завершает" тему, подчеркивая "системный характер приватизации" (с. 225) и органическое единство ее экономических, социальных и политических аспектов.

В дополнение к высказанным комментариям и пожеланиям хотел бы лишь сделать пару небольших уточнений. Во- первых, Э. Хит не пытался денационализировать компанию "Роллс-Ройс" (с. 34), а, напротив, вынужден был для предотвращения ее банкротства национализировать ее (как в начале 80-х годов М. Тэтчер вопреки своей антиэтатистской философии вынуждена была предоставить огромную государственную субсидию для спасения "Бритиш Лейланд"). Во-вторых, от оппозиции по отношению к приватизации лейбористская партия отказалась не в 1995 г., а фактически гораздо раньше, еще до прихода Т. Блэра к ее руководству. Начал ревизию прежних позиций еще Н. Киннок, затем ее продолжил Дж. Смит, а избранный в 1994 г. лидером партии Т. Блэр, настояв на отказе от статьи 4 устава, успешно завершил эту ревизию и окончательно "освободил" партию от этатистских увлечений.

Подводя общий итог сказанному, хотел бы с удовлетворением констатировать, что несмотря на переживаемые трудности российское англоведение продолжает не просто существовать, но и развиваться, осваивая новые сюжеты и предлагая новые, нетривиальные подходы. Отрадно также сознавать, что все чаще застрельщиками в столь важном деле выступают научные сотрудники и отдельные подразделения ИНИОН. Особо хочется отметить заслугу ответственного редактора книги академика Владимира Алексеевича Виноградова, сумевшего подобрать исключительно удачный коллектив авторов и написавший глубокие, содержательные вводную и заключительную части книги.

С. П. Перегудов, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН


4 См., напр.: Джордан Г. Группы давления. Партии и социальные движения. Есть ли потребность в новых разграничениях. - Мировая экономика и международные отношения, 1997, N 1.

 

Опубликовано 19 января 2020 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): ПРИВАТИЗАЦИЯ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ


Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама