Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ЭКОНОМИКА есть новые публикации за сегодня \\ 08.07.20


Российская дореволюционная урожайная статистика: методы критики

Дата публикации: 20 февраля 2020
Автор: И. А. Кузнецов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ЭКОНОМИКА
Источник: (c) Вопросы истории, № 6, Июнь 2013, C. 75-82
Номер публикации: №1582191845 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


И. А. Кузнецов, (c)

найти другие работы автора

Вопрос о степени достоверности урожайных данных Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел до сих пор вызывает споры *. В ходе дискуссии высказывались весьма радикальные оценки, в частности мнение, что статистика ЦСК "недостоверна", "весьма часто попросту несостоятельна" и подобна Пизанской башне (в смысле кривизны), она "во многом препятствует адекватному анализу аграрного развития России в конце XIX - начале XX вв."2, во всяком случае, она не может служить "основанием для масштабных выводов макроисторического характера"3. Другие исследователи находят, что веских оснований для подобных заключений нет. Экономисты, подвергавшие данный источник специальному анализу (А. Ф. Фортунатов, Д. Н. Иванцов, Н. М. Виноградова и др.) полагали, что урожайная статистика ЦСК в целом удовлетворительно отражает динамику зернового производства в 50 губерниях Европейской России и ее порайонные особенности. Из числа показателей, публиковавшихся в изданиях "Урожай ... года", наибольшей репрезентативностью обладают данные по урожайности (сбор с десятины и "сам"), меньшего доверия заслуживают цифры посевных площадей и валовых/чистых сборов, при этом чем мельче выбранный регион (группы губерний, отдельные губернии, уезды) и чем меньше хронологический интервал, тем менее представительны эти данные. По заключению Иванцова (1915 г.), эта статистика была непригодна для решения текущих практических задач - фискальных, коммерческих и продовольственного снабжения, но пригодна для любых теоретических исследований. Какие же новые, по сравнению с предшественниками, критические доводы нашел современный исследователь - М. А. Давыдов?

 

Основанием для критики ему служит сопоставление данных ЦСК о валовых сборах отдельных хлебов за отдельные годы в ряде губерний - с данными транспортной статистики о вывозе тех же хлебов из тех же губерний в те же годы. Культуры были взяты разные, годы для всех одни и те же: 1901 - 1903, 1908 - 1911. Выбор хронологии обусловлен наличием готовых материалов железнодорожной статистики4. Они были разработаны для указанных лет по губерниям еще специалистами Особого совещания по продовольствию в 1915- 1916 гг., тогда как за другие годы подобной погубернской сводки не существует.

 

 

Кузнецов Игорь Анатольевич - кандидат исторических наук. Рязань.

 
стр. 75

 

Сопоставление данных о производстве и вывозе зерна год к году показало, что в 12 случаях "отправление зерна превышает, иногда более чем вдвое (!), урожай данного года"5. Расширив географию поиска, в новой работе автор нашел еще 6 таких примеров6. Он полагает, что этому факту "весьма непросто найти рациональное объяснение", и видит в нем объективное доказательство недостоверности урожайной статистики, ибо транспортная статистика заведомо надежнее.

 

Цифры Давыдова впечатляют (см. табл. 1 столбец 7): в 1911 г. из Уфимской губ. было вывезено 276,1% собранного овса, из Самарской губернии - 218,8% урожая пшеницы, из Оренбургской губернии - 146,6% урожая пшеницы... И это в неурожайный год, когда, добавим, по данным ЦСК, в Оренбургской губ. чистый сбор пшеницы выражался отрицательной величиной, то есть не собрали даже семена - абсолютный антирекорд за все время наблюдений. Если эти цифры верны, урожайная статистика действительно не может считаться даже сколько-нибудь достоверной. Она требует огромных повышательных поправок. Можно предполагать, что за ее дефектами вообще скрывается некий иной, качественно более высокий уровень зернового производства в России, чем тот, который она рисует. Однако верны ли эти расчеты?

 

Дело в том, что транспортная и урожайная статистики хронологически несопоставимы: первая учитывала календарный год, вторая - сельскохозяйственный. Это понимали специалисты Особого совещания, материалами которых пользуется Давыдов: "Отчеты по перевозкам даются за календарный год, который не совпадает с сельскохозяйственным, и поэтому данные о производстве главнейшего из продовольственных продуктов, хлеба, не вполне соизмеримы с данными о вывозе и ввозе"7. Это ясно и современным исследователям: "Данные транспортной статистики, взятые за определенный год, не могут быть использованы для расчета поступившей на рынок доли урожая, собранного в этом же календарном году, из-за наличия временного лага между временем сбора и временем продажи", - пишет П. Грегори8. Он предлагает специальную формулу, позволяющую вычислить коэффициент товарности в данном году с учетом урожая предыдущего года. Вообще, ошибка, лежащая в основе расчетов Давыдова настолько очевидна, что, кажется, не требует специального разбора, достаточно лишь на нее указать, что оппоненты уже неоднократно пытались сделать, однако сам исследователь упорно на ней настаивает.

 

Итак, хлеб данного года появляется на свет во второй половине лета - начале осени. Сроки уборки различны для разных губерний, разных культур и даже лет; в каждом отдельном случае при необходимости они могут быть уточнены по изданию "... год в сельскохозяйственном отношении" или взяты в обобщенном виде в другом издании сельскохозяйственного ведомства9. Уборка и обмолот, разумеется, не одномоментные акты. Между сбором и фактической продажей хлеба производителем скупщику также можно предполагать некий временной интервал, между продажей и отправлением - снова, особенно если партия хлеба не раз переходила из рук в руки, что, как правило, и бывало. В любом случае в транспортную статистику первый хлеб нового урожая попадал не ранее августа, а в статистически значимом количестве - позднее. Насколько позднее? Прямых данных на этот счет нет. Есть известное "описательно-статистическое исследование" хлебной торговли П. И. Лященко на основе анкет 1910 года10. Обратим внимание на сроки скупки и отправки хлеба, как они рисуются респондентами тех губерний, в которых Давыдов выявил максимальные несоответствия.

 

Оренбургская губерния: "Разгар ссыпок зерна мелкими партиями бывает в октябре и ноябре... Так как дороги в это время бывают почти не проезжи, то

 
стр. 76

 

[крестьянам] приходится ссыпать хлеб местному приемщику, хотя и по дешевой цене. С установлением санного пути местные приемки ослабевают, и хлеб начинают везти уже в торговые пункты и города... такие подвозы тянутся до весенней распутицы"11. Таким образом, хлеботорговая кампания длится полгода: осень-весна, причем хлеб, скупленный местными торговцами осенью, остается лежать на местах в ожидании санного пути. Стало быть, львиная доля этого хлеба имеет шанс попасть в транспортную статистику лишь в следующем году.

 

Донская область: "Главные сезоны подвозки хлеба к станциям железных дорог - это осень с окончанием умолота, то есть с августа до конца октября или середины ноября, то есть до закрытия навигации, затем ранней весною и даже со второй половины зимы до середины мая... Привозы к пристаням совершаются круглый год, смотря по состоянию грунтовых дорог"12. То есть торговля зерном, собранным в августе-октябре, продолжается почти круглый год. Очевидно, что хлеб, свезенный к пристаням зимой, отправляется только в следующем году.

 

Уфимская губерния: "Скупка производится главным образом в сентябре до конца января; в меньших размерах продолжается даже в феврале и в марте месяцах, когда привозы снова оживляются до апреля". К реке Белая "в сентябре месяце подвоз усиливается... оживление не ослабевает и в октябре... Затем наступает затишье вплоть до зимнего пути, с открытием которого вновь начинают стягиваться обозы, преимущественно с рожью и овсом. В течение зимы на большие пристани подвозится до 10 - 15 тыс. пудов ежедневно, в зависимости от дорог и погоды... К весне образуются большие партии, которые с открытием навигации нагружаются в баржи"13 Та же картина почти круглогодичной торговли.

 

Саратовская губерния: разгар скупок - осень, "затишье в хлебной торговле обыкновенно наступает с конца ноября до января; с половины января вновь рынок оживает до порчи дорог (март месяц)". "Подвозы хлеба к пристаням начинаются с января и продолжаются до весенней распутицы"14. Здесь прямо указано, что хлеб к пристаням привозят зимой, следовательно, весь объем речных перевозок данного года - это перевозки прошлогоднего урожая.

 

Самарская губерния: "Разгаром торговли, привоза и скупки надо считать конец августа, сентябрь и октябрь, до ледохода. К этому времени все приезжие фирмы закупаются товаром, баржи заканчиваются погрузкой - для верховодьев к 25 сентября, а для низовьев к 10 - 15 ноября, смотря по погоде... С закрытием рек наступает остановка привозов до санного пути и зимней ссыпки... Если цены сходны, партии эти идут в продажу, если же нет, то складываются уже до весны. С наступлением весенней распутицы привозы останавливаются всюду до установки колесного пути - в мае и июне". Картина круглогодичной торговли самарскими респондентами рисуется особенно наглядно. Здесь же отмечено, что с проведением железной дороги в Самаре упал спрос на амбары, которые раньше купцы заполняли транзитным хлебом, "потому что масса хлеба, почти всю зиму и летом не останавливаясь, идет транзитом в центральные пункты России и к портам запада и юга"15. Вопрос: хлеб урожая какого года "всю зиму и летом" везут железные дороги?

 

В самой этой губернии "на линиях дорог хлеб вывозится к станциям в течение всего сезона, и задержки бывают только от погоды и состояния грунтовых дорог... Везут хлеб на рынки не тогда, когда это выгодно по ценам, а тогда, когда позволяют дороги". На станции Покровско-Уральской дороги "хлеб поступает круглый год, в особенности в три осенних месяца". И тут хлеб сразу

 
стр. 77

 

же отправляется в путь? Нет, время его отправления неизвестно, респондент заканчивает свою фразу так: "...и более половины складывается в мешках на земле бунтами без подстилки и не накрывается брезентом; даже при небольших дождях затопляется вместе с грузом водою и вода долго не высыхает"16. Таким образом, хлеб, свезенный не только к речной пристани, но и к станции, мог довольно долго лежать в "бунтах", прежде чем попадет в вагон и, соответственно, в железнодорожную статистику.

 

Примеры можно умножить. Рязанская губерния: разгар закупок хлеба: конец сентября - ноябрь. Далее "скупленный местный хлеб торговцы складывают в амбары при станциях или в собственные свои склады... Хлеб хранится в амбарах в ожидании спроса и цен"17.

 

Помимо расчета на рост цен хлеб мог лежать в ожидании погрузки на станциях просто в силу того, что железные дороги осенью не справлялись с перевозкой одновременно поступавшей огромной массы хлебных грузов. Современникам это было очевидно: "В глухую осеннюю пору достать денег негде, как только у скупщика. И вот к базарам, пристаням, станциям железных дорог тянутся обозы с крестьянским хлебом. Последним переполняются амбары скупщиков, на станциях образуются залежи, железные дороги долго не в состоянии справиться с этой массой предъявленных к перевозке грузов"18.

 

Отвечая на возражения, Давыдов указывает: "Мнение... о том, что зерно зимовало и транспортировалось на следующий год, на первый взгляд, кажется логичным, однако оно неосновательно. Разумеется, зерно прошлого урожая перевозилось и в следующем за ним году. Однако, как ясно следует из специального исследования П. И. Лященко, в указанных губерниях, да и в стране в целом еще не было элеваторов и зернохранилищ, которые могли бы вместить такие объемы хлеба"19. Неосновательны в данном случае и смысл аргумента, и ссылка на Лященко. Зерно, как известно, умели хранить еще в те времена, когда никаких элеваторов вовсе не было. Были амбары. Даже в Самаре, где их количество уже сокращалось, как констатировали респонденты Лященко, емкость городских амбаров оценивалась в 12 - 15 млн. пудов. Эти "амбары сдаются только на зиму, чтобы весною можно было грузить тотчас по проходе льда", а "при среднем урожае Самара отпускает водой до 14 млн. пудов"20. Иными словами, весь годовой объем речного отправления зимовал в городских амбарах. Где не было амбаров, купленный, но еще не отправленный хлеб мог лежать в "бунтах". Такие же "бунты" наблюдал С. В. Максимов за полвека до Лященко: "Хлеб до сплава складывается в бунтах, на берегу под открытым небом. Обыкновенно на снегу или, по расчистке его, на земле кладется "постильник" - длинные в два ряда жерди: одни вдоль, другие поперек. Хлебное кульё и мешки накладываются пирамидой, накрываются и обшиваются рогожами и кажутся издали стогом сена. Это на богатых и лучших пристанях. На маленьких делается это грубее: бунты прикрывают соломой, дожди их мочат, сколько хотят, мука превращается в камень, крупа делается затхлою, рожь солодеет, пшеница и льняное семя преют"21. С появлением железных дорог "бунты" не исчезли, а появились и у станций. Исследование Лященко показало, что недостаток оборудованных хранилищ в начале XX в. оставался серьезным изъяном хлебной торговли, одной из причин низкого качества российского зерна, которое постоянно отмечали зарубежные импортеры и которое приводило к снижению цены, но отнюдь не было роковым препятствием для торговли, как не было и в более ранние времена.

 

Хлеб мог зимовать также у производителей, ожидавших выгодной конъюнктуры. Бедные крестьяне, мелкие арендаторы, срочно нуждаясь в деньгах

 
стр. 78

 

на подати, возврат частных ссуд, арендные платежи и т.п., массово продавали хлеб осенью "мелкими партиями". "У зажиточных помещиков и при хороших урожаях зерно сохраняется иногда очень долго; бывают случаи, что оно хранится 15 - 18 лет", писали Лященко из Самарской губернии. Столь долгий срок, конечно, исключение, но из Тамбовской губернии сообщали уже о типичном: "Зимой хлеб стал часто задерживаться состоятельными хозяевами" - ждут цен22.

 

Таким образом, транспортная статистика каждого данного года включает перевозки хлеба частично данного, частично предыдущего года, либо даже более ранних лет. В отношении речных перевозок доля прошлогоднего урожая, по-видимому, была подавляющей. По крайней мере исследователь волжской хлебной торговли А. А. Клопов в 1890 г. писал, что периодом преобладающих хлебных закупок на пристанях является зима, на пристанях севернее Ставрополя (ныне Тольятти) до 90% хлеба закупают именно зимой, а южнее, до Царицына, свыше половины23. Относительно железнодорожных перевозок трудно судить о процентных долях; транспортная статистика не дает помесячной раскладки перевозок.

 

Вернемся к обсуждаемой теме. "Перевозка хлеба урожаев предшествующих лет в каждом данном году - банальность", - соглашается Давыдов, добавляя: "Однако этот фактор должен действовать в каждом году - но, конечно, не с одинаковой силой"24. Далее мысль обрывается. Логика требует учитывать силу данного фактора в каждом году, исследователь же вовсе игнорирует его. Между тем, именно в этом и заключается суть: сила действия этого фактора варьировалась в чрезвычайно широких пределах, поскольку российские урожаи сильнейшим образом колебались год от года. Именно неустойчивость урожаев делает некорректными любые сопоставления в урожайной статистике по принципу год - к году. Увы, Давыдов широко пользуется этим приемом. Например, сравнив между собой валовые сборы 1906 г. и 1912 г., он может сделать вывод, что "общее производство озимой и яровой пшеницы в Империи увеличилось с 1906 по 1912 г. на 428,7 млн. пуд., или на 47,5% (!)"25. С равным основанием можно было бы утверждать, что с 1905 по 1911 г. "общее производство озимой и яровой пшеницы в Империи" упало на 23,3%. В действительности же эти цифры говорят лишь о том, что 1906 и 1911 гг. были неурожайными, а 1905 и 1912 гг. - урожайными.

 

Каким же образом можно корректно сопоставить данные транспортной и урожайной статистики? Не считая упомянутой формулы Грегори, известны три способа.

 

1. Сдвиг на год. Сопоставление вывоза данного года с урожаем предыдущего применялось, в частности, в известном исследовании по истории и статистике внешней торговли России под руководством опытнейшего В. И. Покровского (1902 г.). В данном случае речь шла об экспортном вывозе, причем таким же способом сопоставлялись и среднегодовые данные, например, сбор 1861- 1865 гг. сравнивался с экспортом 1862 - 1866 гг. и т.д.26

 

Применение этого метода к данным, которыми оперирует Давыдов, приводит к тому, что все обнаруженные им несоответствия исчезают сами собой: фантастические 276,1% овса в Уфимской губернии превращаются в нормальные 34,8% от урожая прошлого года; 218,8% пшеницы в Самарской губернии - в 43,3%; 146,6% в Оренбургской губернии - в скромные 13,7% и т.д. (см. табл. 1).

 
стр. 79

 

Таблица 1. Соотношение валовых сборов и сумм вывоза (в тыс. пудов) ряда культур в ряде губерний по отдельным годам.

 

Губерния

Культура

Год

Сбор данного года

Сбор предыдущего года

Сумма отправления из губернии (по Давыдову)

% отправления от урожая данного года (по Давыдову)

% отправления данного года от урожая предыдущего

Екатеринославская

рожь

1903

10921

21430

11343

103,9

52,9

Донская обл.

рожь

1908

10218

27322

11589

113,4

42,4

Оренбургская

пшеница

1911

5049

53901

7403

146,6

13,7

Самарская

пшеница

1901

28950

68297

33334

115,1

48,8

Самарская

пшеница

1911

23098

116605

50534

218,8

43,3

Уфимская

овес

1901

7245

28337

14641

202,1

51,7

Уфимская

овес

1911

3905

30993

10782

276,1

34,8

Саратовская

овес

1911

6312

22496

10035

159,0

44,6

Казанская

овес

1901

11528

23760

12685

110,0

53,4

Казанская

овес

1911

9643

25960

15181

157,4

58,5

Симбирская

овес

1901

6921

11629

7052

101,9

60,6

Симбирская

овес

1911

5101

18077

6349

124,5

35,1

 
 
 
 
 

Источники: ДАВЫДОВ М. А. Всероссийский рынок в конце XIX - начале XX вв. и железнодорожная статистика. М. 2010, с. 69 - 72 (табл. 1.18 а-е); "Урожай ... года" за 1900, 1907 годы.

 

Резкие изменения процентных долей при сдвиге на год иллюстрируют резкие колебания урожаев год от года, особенно заметные при переходе от нормальных лет к неурожайным (1901 и 1911 гг.). Тем самым вполне подтверждается предположение, что вывоз хлеба в неурожайный год обеспечивался из прошлогодних закупок и запасов.

 

С этой точки зрения становится понятным и то, почему именно данные губернии оказались в этом списке. Как известно, неустойчивость урожаев особенно характерна для регионов Среднего и Нижнего Поволжья и степного юго-востока, подверженных засухам. По подсчетам В. М. Обухова, сделанным в 1920-е годы на основе статистики ЦСК за 33 года (1883 - 1915), отмеченные губернии вошли в первую десятку губерний с наибольшей "колеблемостью" урожайности (кроме Екатеринославской, которая занимает 14 позицию). Для Самарской губернии среднее годовое отклонение от многолетнего среднего уровня урожайности составляло 40,3%; для Оренбургской - 37,0%; для Казанской - 34,8%; для Симбирской - 34,0%; для Уфимской - 33,7%; для Донской и Саратовской - по 31,9%; для Екатеринославской - 25,1%27. За этими средними значениями скрываются порой кратные различия в объемах урожая между двумя соседними годами. Именно высокая изменчивость урожайности и породила тот статистический эффект, который проявился при некорректных подсчетах Давыдова. Наоборот, губернии с устойчивым уровнем урожайности, например, юго-западные, которые также входили в его подсчеты, не обратили на себя внимание столь явными несоответствиями.

 

2. Сопоставление среднегодовых значений. Воспользовавшись данными Давыдова, можно подсчитать среднегодовые сборы и отправления тех же хлебов в тех же губерниях в сумме за период 1901 - 1903 и 1908 - 1911 годов. Даже без годового сдвига, средняя доля вывоза не превышает 50,4% от сбора, поднимаясь в отдельных случаях выше 70%, что, однако, нормально, потому что речь идет о заведомо высокотоварных для данных губерний культурах (см. табл. 2):

 
стр. 80

 

Таблица 2. Среднегодовые сборы и отправления за 1901 - 1903 и 1908 - 1911 гг. (тыс. пудов) в ряде губерний.

 

Губерния

Культура

Среднегодовой валовой сбор

Среднегодовой чистый вывоз из губернии

% вывоза к сбору

Екатеринославская

рожь

9400

5307

56,5

Донская обл.

рожь

19401

10116

52,1

Оренбургская

пшеница

37566

11746

31,3

Самарская

пшеница

69118

50563

73,2

Уфимская

овес

17418

6643

38,1

Саратовская

овес

15626

8554

54,7

Казанская

овес

20339

10533

51,8

Симбирская

овес

13032

5952

45,7

 
 
 
 
 

Рассчитано мной по: ДАВЫДОВ М. А. Ук. соч., с. 69 - 72 (табл. 1.18 а-е).

 

Аналогичная работа, но более тонко, была проделана специалистами Особого совещания по продовольствию в 1916 г. для выяснения норм обеспеченности хлебом губерний России по статистике урожаев и перевозок за предвоенное пятилетие. В табл. 3 даны те же губернии и культуры, которые вызвали недоумение у Давыдова; для ржи и пшеницы здесь учтены перевозки не только зерна, но и муки.

 

Таблица 3. Среднегодовые сбор, вывоз и ввоз зерна и муки в ряде губерний за 1909 - 1913 годы.

 

Губерния

Культура

Среднегодовой валовой сбор

Перевозки зерна и муки по ж. -д., внутр. водным путям, через порты и таможни

Сальдо (чистый вывоз)

% сальдо к сбору

Вывоз

Ввоз

Екатеринославская

рожь

9465,1

4439,5

2096,4

2343,1

24,8

Донская обл.

рожь

24068,2

14921,8

7370,2

7551,6

31,4

Оренбургская

пшеница

45621,3

23865,4

6379,7

17485,7

38,3

Самарская

пшеница

102908,4

105234,7

27349,7

77885,0

75,7

Уфимская

овес

24306,9

6854,8

1038,7

5816,1

23,9

Саратовская

овес

19168,7

8587,4

3045,2

5542,2

28,9

Казанская

овес

27051,7

11512,0

799,0

10713,0

39,6

Симбирская

овес

16618,1

5099,6

612,8

4486,8

27,0

 
 
 
 
 

Источник: Производство, перевозки и потребление хлебов в России. 1909 - 1913 гг. Вып. 1. Пг. 1916. Пересчет муки в зерно произведен из расчета: рожь - 90% выхода, пшеница - 75%.

 

Средний процент вывоза к сбору по данным губерниям и культурам здесь составляет 36,2, что вряд ли позволяет говорить о "недостоверности" урожайной статистики.

 

Если же соотнести суммарное производство всех хлебов и картофеля по России за пятилетие 1909 - 1913 гг. с объемом их перевозок за тот же период, пользуясь теми же источниками, что и Давыдов, то перевозки составят 15,8% от сбора, а только по четырем главным хлебам - 21,9% (подсчеты Н. Д. Кондратьева)28. Иначе говоря, никакого нарушения здравого смысла в урожайной статистике нет.

 

3. Пересчет транспортной статистики на сельскохозяйственный год. Как известно, в целях сопоставимости статистики урожаев со статистикой других отраслей народного хозяйства в СССР в 1920-е годы весь экономический учет и планирование были переведены на так называемые хозяйственные годы. Год начинался 1 октября, что подразумевало окончание сезона уборки хлебов. К

 
стр. 81

 

сожалению, произвести такой пересчет для дореволюционного периода вряд ли возможно. Но здесь достаточно отметить значение самого факта: появление понятия "хозяйственного года" уже означает признание некорректности сопоставления показателей урожая с другими народнохозяйственными показателями в годовом выражении.

 

Итак, сопоставление данных урожайной и транспортной статистики, проводимое корректными методами, не дает оснований говорить о "недостоверности" урожайных данных. Разумеется, из этого не следует, что урожайная статистика была совершенно "достоверной". Но это означает также и то, что ее критикам ныне следует найти иные, более убедительные аргументы. В любом случае актуальной задачей историографии представляется не столько поиск методов корректировки статистики, сколько определение того круга проблем, для решения которых пригодна имеющаяся статистика.

 

Примечания

 

1. См.: О причинах русской революции. М. 2010, с. 230 - 231, 285 и др.; ряд статей в журналах "Российская история" (2009, N 2) и "Вопросы истории" (2008, N 8; 2010, N 10; 2011, NN 3 - 5, 10).

 

2. ДАВЫДОВ М. А. Всероссийский рынок в конце XIX - начале XX вв. и железнодорожная статистика. СПб. 2010, с. 231, 157, 67 - 68; и др. Главы по сельскому хозяйству в этой книге повторяют текст предыдущей монографии того же автора "Очерки аграрной истории России в конце XIX - начале XX вв." (М. 2003).

 

3. ДАВЫДОВ М. А. Урожайная статистика ЦСК МВД: можно ли выпрямить Пизанскую башню? В кн.: Экономическая история. Ежегодник. 2011/2012. М. 2012, с. 149.

 

4. См.: Материалы к пересмотру торгового договора России с Германией и другими государствами. Перевозки по русским железным дорогам. Ч. 1 - 2. СПб. 1914.

 

5. ДАВЫДОВ М. А. Всероссийский рынок, с. 69 - 70.

 

6. ДАВЫДОВ М. А. Урожайная статистика, с. 150.

 

7. Предварительные итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916 года. Вып. 1. Европейская Россия. Пг. 1916, с. IV.

 

8. ГРЕГОРИ П. Экономический рост Российской империи (конец XIX - начало XX в.). Новые подсчеты и оценки. М. 2003, с. 125.

 

9. Свод статистических сведений по сельскому хозяйству России к концу XIX в. Вып. 3. СПб. 1906.

 

10. ЛЯЩЕНКО П. И. Хлебная торговля на внутренних рынках Европейской России. Описательно-статистическое исследование. СПб. 1912. Существует и ряд современных региональных исследований: РОДНОВ М. И., ДЕГТЯРЕВ А. Н. Хлебный рынок Уфимской губернии в конце XIX - начале XX в. Уфа. 2008; ТАГИРОВА Н. Ф. Рынок Поволжья (вторая половина XIX - начало XX в.). М. 1999; и др.

 

11. ЛЯЩЕНКО П. И. Ук. соч., с. 413.

 

12. Там же, с. 153.

 

13. Там же, с. 390, 392.

 

14. Там же, с. 336, 340.

 

15. Там же, с. 317, 320.

 

16. Там же, с. 327, 328.

 

17. Там же, с. 276 - 277.

 

18. ПЕШЕХОНОВ А. В. Экономическое положение крестьян в пореформенное время. В кн.: Великая реформа. Т. 6. М. 1911, с. 225 - 226.

 

19. ДАВЫДОВ М. А. Урожайная статистика, с. 154.

 

20. ЛЯЩЕНКО П. И. Ук. соч., с. 320.

 

21. МАКСИМОВ СВ. Куль хлеба. Нечистая, неведомая и крестная сила. Смоленск. 1995, с. 175.

 

22. ЛЯЩЕНКО П. И. Ук. соч., с. 328, 285.

 

23. КЛОПОВ А. А. Отчет по исследованию волжской хлебной торговли в 1889 и 1890 гг. Тверь. 1890, с. 1.

 

24. ДАВЫДОВ М. А. О границах здравого смысла. В кн.: Экономическая история: Ежегодник. 2011/2012, с. 236.

 

25. ДАВЫДОВ М. А. Всероссийский рынок, с. 175.

 

26. См.: Сб. сведений по истории и статистике внешней торговли России. Т. 1. СПб. 1902, с. 6 и др.

 

27. ОБУХОВ В. М. Движение урожаев в Европейской России в период 1883 - 1915 гг. В кн.: Влияние неурожаев на народное хозяйство России. Ч. 1. М. 1927, с. 26.

 

28. КОНДРАТЬЕВ Н. Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. М. 1991, с. 97.

Опубликовано 20 февраля 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама