Рейтинг
Порталус

МОРИС ТОРЕЗ. СЫН НАРОДА

Дата публикации: 22 ноября 2015
Автор(ы): Н. ЗАСТЕНКЕР
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 2, Февраль 1950, C. 131-137
Номер публикации: №1448223538


Н. ЗАСТЕНКЕР, (c)

MAURICE THOREZ. Fits du peuple. Paris. Editions sociales. 1949. 253 p.

 

Важнейшим фактором истории нашего времени является могучее международное коммунистическое движение, выросшее на основе всепобеждающих идей Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина и имеющее глубочайшие исторические корни в классовой борьбе эпохи империализма. О жизненной силе и победоносном развитии этого движения свидетельствует превращение коммунистических партий капиталистических стран в боевые массовые революционные партии нового типа, а также выделение целой плеяды выдающихся руководителей коммунистических партий. На гениальных трудах Ленина - Сталина, на примере их революционной борьбы воспитались выдающиеся рабочие вожди ленинско-сталинской закалки, испытанные руководители трудящихся масс в их борьбе против капитализма.

 

Биографии вождей коммунистических партий народов Европы, Азии и Америки говорят ярче сотен книг о глубине воздействия Великой Октябрьской социалистической революции на рабочее движение всего капиталистического мира.

 

Биографии этих коммунистических вождей имеют большое значение для плодотворного изучения истории коммунистического движения всех стран, истории рабочего движения и всей истории современности. К числу

 
стр. 131

 

таких исторических документов международного коммунистического движения относится и книга "Сын народа" - автобиография Мориса Тореза, верного ученика великого Сталина, вождя французского рабочего класса и коммунистической партии Франции. Автобиография Мориса Тореза вышла впервые в 1937 г. и уже тогда приобрела заслуженную популярность среди передовых элементов французского народа. Новое издание автобиографии, вышедшее в 1949 г., значительно отличается от первого. Автор довёл свою автобиографию до конца 1947 г. и за счёт некоторого сокращения первой части намного расширил её вторую половину, посвященную историческим событиям 1936 - 1947 гг. и борьбе французской коммунистической партии в этот период против фашизма во Франции, против лагеря французской и международной реакции, возглавляемого американским империализмом, борьбе за мир, против поджигателей новой мировой войны, теоретическим и политическим проблемам коммунистического движения. Охватывая основные этапы развития коммунистической партии Франции и её превращения в сильнейшую и влиятельнейшую политическую партию в стране, автобиография Тореза приобретает значение незаменимого труда по новейшей истории Франции в целом.

 

*

 

Жизненный путь Мориса Тореза хорошо показывает и иллюстрирует одну из характерных черт могучего коммунистического движения нашего времени: из самой толщи рабочего класса, из его основных пластов оно поднимает, выдвигает передовых борцов человечества, крепко связанных со своим народом, с рабочим классом своей страны.

 

Потомственный пролетарий из кадровой рабочей семьи, сын и внук шахтёров, ещё в детстве запечатлевший в своём сознании картины жестокого классового гнёта и капиталистической эксплоатации, шахтных катастроф, стачек, полицейских кровавых расправ с шахтёрами и их семьями в буржуазной Третьей французской республике, Морис Торез прошёл суровую школу жизни французского рабочего. Мальчик-подёнщик у крестьян, рабочий на шахте, батрак на ферме, рабочий на барже, на железнодорожном строительстве, землекоп, подручный пекаря, горняк - перед нами проходит полная испытаний и драгоценного классового опыта молодость французского рабочего.

 

Империалистическая война 1914 - 1918 гг. была для М. Тореза, как и для многих десятков тысяч его сверстников, главным "университетом". Описывая бедствия своей шахтёрской семьи, к порогу жилища которой пришла война, и свои странствования по Франции в годы войны, М. Торез с полным основанием пишет: "Я узнал войну - не ту, какая изображена на картинах Эпиналя, не войну старых служак императорской гвардии, кирасиров Рейхсхоффена, фанфар Деруледа, а войну страшную, войну - пожирательницу людей, сеятельницу опустошения к смерти" (стр. 21).

 

Превращению стихийной классовой ненависти молодого рабочего к империалистической бойне народов в сознательную способствуют смутные сведения о Циммервальде и, ещё более, огромное впечатление от русской революции, жадное чтение вестей о революционной России. Революционный кризис во Франции к концу войны, углублённый огромным влиянием Октябрьской социалистической революции на рабочий класс, завершает превращение молодого шахтёра в классово сознательного борца. В марте 1919 г. Торез вступил во французскую социалистическую партию и в профсоюз горняков и принимал активное участие в борьбе за вхождение своей партии в Коммунистический Интернационал, в борьбе за создание во Франции революционной коммунистической партии. После Турского конгресса 1920 г., давшего победу сторонникам Коминтерна и положившего основание коммунистической партии Франции, Морис Торез быстро проходит революционную школу коммунистической работы в массах - в профсоюзных организациях и среди молодёжи, - он приобретает богатый опыт в стачечном движении горняков, в борьбе за единый рабочий фронт, против наступления капитала и реакции. Растущий коммунистический деятель проходил боевую закалку в мужественной борьбе французских коммунистов против агрессивной политики французского империализма, против рурской авантюры Пуанкарэ, колониальной разбойничьей войны в Марокко. В тяжёлом, затяжном процессе очищения коммунистической партии Франции от случайных попутчиков, от лазутчиков капитала, от изменников и ренегатов проверялись и подтверждались выдающиеся качества Мориса Тореза, как коммунистического деятеля, непоколебимо преданного и верного Коммунистическому Интернационалу и своей партии, как талантливого организатора, умеющего держать широкую связь с профсоюзами, сохранять тесный контакт партии с массами. Начиная с 1923 г., когда на коммунистическую партию Франции обрушился град репрессий за её борьбу против агрессивной политики французского империализма, когда из партии дезертировали предатели и ренегаты вроде Фроссара, Морис Торез занимает всё более выдающееся место в рядах действительно коммунистических лидеров в составе руководства партии, В 1923 г. он секретарь федерального комитета партии департамента Па-де-Кале, в 1924 г. - секретарь Комитета Северного района, объединяющего коммунистические организации трёх промышленных департаментов Севера (Нор, Па-де-Кале, Соммы), в 1924 г. - руководитель общенационального "Комитета действия", возглавившего выступление французского народа против разбойничьих войн французского империализма в Марокко и Сирии. На Лионском съезде компартии (1924) Морис Торез был избран членом Центрального Комитета партии, а с июля 1925 г. стал членом политбюро ЦК и организационным секретарём ЦК- Так выглядят основные этапы ранней биографии Мориса Тореза - биографии, весьма поучительной

 
стр. 132

 

для понимания процесса формирования того революционно-коммунистического руководящего ядра французской компартии, о котором говорил И. В. Сталин в своей речи во французской комиссии VI расширенного пленума ИККИ1 (1926) и которое возглавило и обеспечило дело большевизации коммунистической партии Франции. На огромную личную роль И. В. Сталина в формировании и воспитании всех членов этой группы вождей коммунистической партии Франции и, в частности, самого Мориса Тореза Торез сам указывает в своей автобиографии. Так, например, касаясь своей первой поездки в СССР в феврале 1925 г., он пишет: "Во время моего первого путешествия в Москву я имел редкое счастье видеть и слышать товарища Сталина. Его выступления, одновременно такие простые и такие глубокие, произвели на меня, как и на всех рабочих деятелей, участвовавших в работах исполкома Интернационала, сильное впечатление. Накануне нашего отъезда товарищ Сталин принял нашу делегацию. Его сердечная улыбка сразу же избавила нас от всякого стеснения. Беседа длилась более двух часов. Мы боялись злоупотребить временем товарища Сталина, но он, ответив ясно и пространно на наши вопросы, стал в свою очередь задавать вопросы нам. Одна мысль, высказанная Сталиным в этот день, крепко мне запомнилась: "Действительное влияние всякой партии измеряется теми действиями, какие она способна организовать и которыми может руководить" (стр. 51).

 

Вооружённые мудрыми указаниями товарища Сталина, представители революционного крыла коммунистической партии Франции развернули успешную борьбу за большевизацию партии. Трудности этой борьбы увеличивал груз оппортунистических, анархо-синдикалистских и сектантских традиций, ещё не изжитых во французском рабочем движении и использовавшихся врагами коммунизма, пробравшимися в руководство партии. В борьбе с агентурой буржуазии в рядах партии, очищая её от предателей-троцкистов и исправляя серьёзный ущерб, который нанесла их вредительская деятельность коммунистическому влиянию в массах, окончательно сложилось то руководящее ядро партии во главе с Морисом Торезом, которое сплотило французских коммунистов вокруг знамени Коммунистического Интернационала и превратило коммунистическую партию Франции в подлинно революционную марксистско-ленинскую партию. Вехи этой борьбы были вместе с тем вехами политического роста самого Тореза, завершавшего в этой борьбе годы своего революционного "ученичества" и с честью прошедшего все её испытания: тюремный приговор за антимилитаристическую пропаганду в 1927 г., двухлетний период работы на нелегальном положении, а затем, после выдачи провокатором, тюремное заключение в 1929 - 1930 годах. Как и все революционеры, Торез сделал тюрьму своим новым "университетом", использовав вынужденный досуг для основательного изучения классиков марксизма-ленинизма и применяя их идеи к особенностям французской обстановки и задачам французского рабочего движения. Говоря, например, о том большом впечатлении, какое произвело на него "18 брюмера Луи Бонапарта" и, в особенности, указание Маркса на значение проблемы союза с крестьянством для французского пролетариата, Торез пишет: "...я извлёк отсюда двойной урок и уверенность в двойной необходимости: единство пролетариата, союз с крестьянством и средними слоями. И для того, чтобы решить задачу до конца, - настоящая коммунистическая партия?" (стр. 67).

 

Особый интерес для историка представляют главы, посвященные борьбе коммунистической партии Франции за единый фронт против фашизма и положению во Франции перед второй мировой войной. Автобиография даёт ценнейший материал для понимания причин начальных успехов коммунистической партии в деле создания единого антифашистского фронта во Франции и причин дальнейших неудач и срыва единого фронта. Показывая силу гибкой тактики коммунистической партии Франции в борьбе за единство рабочего класса и трудящихся масс против фашизма, Торез раскрывает перед читателем лицемерную политику верхушек социалистов и радикалов, которые под давлением масс были вынуждены пойти на заключение соглашения с коммунистами о едином фронте и в то же время немедленно принялись срывать осуществление программы единого фронта во внутренней и внешней политике страны.

 

Из опыта борьбы коммунистической партии Франции за осуществление программы единого антифашистского фронта в 1936 - 1938 гг. Торез извлекает важный урок для французского рабочего класса, для всего французского народа: "Несмотря на избирательную победу в мае 1936 г., программа осталась по большей части на бумаге. Почему? Нам никак не удалось добиться преодоления враждебного отношения руководства социалистов и радикалов, противившихся избранию на фабриках и в деревнях Комитетов народного фронта. Нам никак не удалось добиться торжества идеи созыва национального конгресса народного фронта, который должен был состоять из делегатов, выбранных на собраниях снизу... Народный фронт, в создании которого мы проявили удачную инициативу и который имел весьма положительный внешний вид, стал простым верхушечным соглашением" (стр. 90).

 

Много ярких страниц автобиографии посвящено борьбе французских коммунистов за укрепление международного положения Франции перед лицом растущей фашистской агрессии в годы, когда государства и народы вползали во вторую мировую войну.

 

В памяти читателей воскрешаются выступления коммунистов за оказание помощи испанской республике в её героической борьбе против фашистских мятежников и

 

 

1 См. И. В. Сталин. Т. 8. стр. 100 - 107.

 
стр. 133

 

интервентов, разоблачение предательской политики "невмешательства" Чемберлена - Блюма, настойчивая поддержка советской политики коллективной безопасности как единственно отвечающей национальным интересам Франции, равно как интересам защиты мира во всём мире. Напоминая о клевете и травле, которой подверглась ещё в ту пору за свою патриотическую позицию коммунистическая партия Франции, Торез справедливо указывает на то, что в этой клевете и издевательстве над патриотизмом коммунистов более всего упражнялись предатели Франции, "те самые люди, которые вели во Франции чужеземную игру, которые ради сохранения своих привилегий отдали нашу страну Гитлеру, тогда как десяткам тысяч коммунистов предстояло со славой погибнуть за отечество" (стр. 118). Предательская внешняя политика правых социалистов и буржуазных партий получила наиболее концентрированное выражение в саботаже и срыве франко-советского пакта взаимопомощи, являвшегося наиболее прочной и верной гарантией мира и безопасности Франции. Это отношение французской буржуазии к франко-советскому пакту, подчёркивает Торез, было весьма характерным: "...антикоммунизм привёл её к утрате понимания самых очевидных французских интересов" (стр. 127). Погребальным звоном до конца прогнившему правящему классу Франции звучат справедливые слова вождя французских коммунистов: "Моральное крушение французской буржуазии выражено её растущей апатией, параличом и страхом. Буржуазия думает лишь о своих классовых интересах, лишь о своих, находящихся под угрозой, барышах. Её правительства, как и правительство Тьеров и Трошю 1870 года, являются лишь правительствами "национальной измены". Отныне проявляет заботу о стране, стоит на страже её безопасности и независимости лишь рабочий класс" (стр. 135).

 

Этот вывод был полностью подтверждён уже в 1938 г. позорным мюнхенским сговором французской реакции с Гитлером против французского народа и его союзников, в первую очередь против Советского Союза. Продолжением предательской мюнхенской политики в новой форме были и лицемерные англо-французские переговоры с СССР весною и летом 1939 г. о пакте взаимопомощи против агрессии. Об этих переговорах Торез пишет: "Цель франко-английского маневра была ясна: подвести гитлеровские армии к границам Советского Союза через Польшу и балтийские страны; подтолкнуть гитлеровскую Германию к войне "против Советского Союза, в то время как правительства Парижа и Лондона, как это должна была доказать "странная война", и не пошевелились бы" (стр. 159).

 

Страницы книги Тореза, посвященные этой "странной войне", как окрестил французский народ войну на западе в 1939 - 1940 гг., насыщены материалом огромного исторического значения. Внимание автора книги к этим чёрным месяцам французской истории вполне понятно: речь идёт не только о том, чтобы развеять часто повторявшуюся клевету французской реакция на самого Мориса Тореза. Будучи призван в армию в начале сентября 1939 г., он некоторое время служил во флотской части в районе Арраса, а затем, в связи с развернувшимся террористическим походом французской реакции против компартии и её вождей, по решению Центрального Комитета партии, перешёл на нелегальное положение, чтобы возглавить борьбу французских "коммунистов в защиту рабочего класса и страны. Главное внимание Тореза посвящено объяснению и блестящей защите позиции коммунистической партии, которую в месяцы "странной войны" французская реакция сделала мишенью самой отравленной клеветы и фальсификаций. От коммунистов, напоминает Торез, требовали отречения от Советского Союза, отречения от Сталина, отречения от коммунистического идеала. "Народ мог убедиться впоследствии, до какой степени мы были правы. Что произошло бы с Францией и со всем миром без Советского Союза, без его прославленных армий, без Сталина?" (стр. 167).

 

Террористическое неистовство реакции во главе с правыми социалистами по адресу коммунистической партии Франции тем, собственно, и объяснялось, что верность французских коммунистов и рабочих лучшему другу и союзнику Франции - Советскому Союзу - расстраивала самые сокровенные планы руководителей "странной войны", все коварные замыслы Даладье - Блюма - Рейно и К° - Торез отчётливо показывает эту связь между "странной войной" и террором против коммунистов: "Наши правители не хотели тревожить Гитлера, они лелеяли надежду по дешёвке столковаться с ним в тот день, когда он атакует Советский Союз" (стр. 162). И не только надеялись, напоминает Торез, но уже столковывались, как те представители 200 семейств, которые, крича до хрипоты об "антипатриотизме" коммунистов, продавали во время "странной войны" немцам материалы, из которых те изготовляли снаряды и пушки, убивавшие французов.

 

Материалы, приведённые в книге Тореза, убедительно свидетельствуют о том, что основной причиной поражения Франции было то, что, как подчеркнул И. В. Сталин, правители Франции, "дав себя запугать призраком революции, с перепугу положили под ноги Гитлера свою родину, отказавшись от сопротивления"2 .

 

Говоря о причинах поражения Франции, Торез напоминает читателю, что французская армия вместе с английскими, бельгийскими и голландскими войсками численно превосходила немецкую. Французской армии не хватало авиации, а её танки, столь же многочисленные, как и немецкие и подчас лучшие по качеству, не были сведены в крупные бронетанковые части. Кроме того французский генеральный штаб держался устарелых концепций позиционной войны 1914 - 1918 гг., не соответствовавших техническому прогрессу. Но решающими были

 

 

2 И. Сталин. О Великой Отечественной войне Советского Союза, стр. 21. 5-е изд.

 
стр. 134

 

обстоятельства политические: предательская, антинациональная политика правящей буржуазии и её право - социалистических лакеев, террористический поход реакции против коммунистов и шедших за ними прогрессивных сил французского народа. "Ослабленная, разделённая, подорванная изнутри Франция стала для нацистских завоевателей лёгкой добычей" (стр. 174). Не менее роковую роль для судеб Франции сыграли антисоветская политика и планы антисоветской войны, которую замышляли французские правящие верхи. Говоря о Вейгане и его предательской деятельности в роли главнокомандующего в дни немецкого наступления во Франции, в мае - июне 1940 г., Торез ставит неотразимый по силе вопрос: "Человек, замышлявший поход на Баку, мог ли он помешать немецкому походу на Париж?" (стр. 175).

 

Глубокая пропасть между пораженческой политикой национального предательства буржуазии и отстаивавшимся коммунистами планом национального спасения Франции особенно ярко сказалась в дни катастрофы 1940 г., когда компартия выдвинула переданные французскому правительству 6 июня предложения с требованием организовать оборону и защиту Парижа. Торез воспроизводит текст этого предложения в своей книге: "Для этого необходимо", говорилось в предложениях ЦК коммунистической партии Франции: "1) изменить характер войны, сделав её национальной войной в защиту независимости и свободы; 2) освободить коммунистических депутатов и активистов, равно как десятки тысяч заключённых или интернированных рабочих; 3) немедленно арестовать агентов врага, которыми кишат палаты, министерства и даже генеральный штаб, и примерно покарать их; 4) эти первые меры, подняв народный энтузиазм, позволили бы организовать всенародное ополчение, которое необходимо безотлагательно Декретировать; 5) надо вооружить народ и превратить Париж в неприступную крепость" (стр. 176 - 177). Напоминая о судьбе этих предложений, отвергнутых предателями и могильщиками Франции, Торез рельефно сопоставляет две политики - политику "преемников Тьера и Трошю" и политику "наследников коммунаров": "Мы предлагали правительству вооружение народа и беспощадную борьбу. Оно ответило капитуляцией. Коммунисты хотели, чтобы гитлеровские захватчики были встречены ружейным огнём в нашей столице. Вейган понимал это совсем иначе: "Если немцы вступят в Париж, - заявлял он, - правительство морально обязано принять их там" (стр. 177).

 

Обнажая глубокие политические корни капитуляции правящих кругов Франции перед гитлеровской Германией, М. Торез подчёркивает непосредственную связь капитуляции с фашистским переворотом Петэна - Лаваля, ликвидацией Республики во Франции. Начало и конец Третьей республики имеют много сходного между собой: они отмечены клеймом национальной измены, реакционного" заговора крупной буржуазии, военщины и клерикалов против французского народа. "III Республика исчезла бесславно, - пишет М. Торез. - Маршал-капитулянт руководил её первыми шагами, маршал-капитулянт похоронил её. От Мак-Матона до Петэна..." (стр. 179).

 

Дни трагических испытаний французского народа со всей силой и очевидностью подтвердили, что гибель Третьей республики отразила маразм и полное банкротство прогнившего до конца господствующего класса буржуазии, но не великого и бессмертного французского народа. Непоколебимая вера в жизненные силы своего народа отличала коммунистов Франции, как и коммунистов всех других стран. Об этом красноречиво свидетельствует и документ, который М. Торез воспроизводит в своей автобиографии и под которым стояла его подпись, - обращенный к французскому народу манифест Центрального Комитета коммунистической партии Франции, выпущенный в тот самый день, 10 июля 1940 г., когда собравшиеся в Виши палаты французского парламента санкционировали фашистский переворот Петэна и похоронили Третью республику. В противовес всей своре фашиствующих реакционеров, гитлеровских агентов, предателей и трусов-капитулянтов коммунистическая партия Франции заявляла, что никогда французы не станут рабами, никогда Франция не склонит головы, не станет на колени перед поработителями и их лакеями. "Францию могут восстановить не побитые генералы, не аферисты-дельцы, не прогнившие политиканы. В народе - вот где заключены великие надежды на национальное и социальное освобождение. Вокруг рабочего класса, пылкого и великодушного, полного уверенности и смелости, может образоваться фронт свободы, независимости и возрождения Франции" (стр. 179).

 

Все последующие события блестяще подтвердили эти пророческие слова, выразившие смысл и сущность всей политики коммунистической партии Франции. Руководствуясь этой политикой, французские коммунисты организовали и возглавили патриотическое движение Сопротивления французского народа гитлеровским оккупантам и вишийскому фашистскому режиму.

 

Страницы автобиографии Тореза, посвященные периоду оккупации, деятельности компартии по созданию и развитию движения Сопротивления, читаются с огромным интересом и волнением. Перед читателем проходят описанные с большой душевной теплотой образы мучеников и жертв этой героической борьбы, верных сынов французского народа: коммунистов Габриэля Пери, Пьера Сомара, Люсьена Сампэ, членов ЦК коммунистической партии Франции Феликса Кадра, Рамье, Реббьера, Водли, работников ЦК Мурр, Дализе, секретаря района Иври Гунсбур, старых соратников и друзей Тореза Фруассара и Антже, брата М. Тореза - Луи, передовых ученых Полицера, Саломона Питард, Фельдмана, Декурдеманша и других жертв гитлеровско-вишийского террора. Длинный мартиролог лучших патриотов Франции, её верных сынов-коммунистов даёт полное основание Морису Торезу имено-

 
стр. 135

 

вать коммунистическую партию Франции "Партией Расстреливаемых" (стр. 210).

 

Анализируя условия, в которых развивалось и ширилось движение Сопротивления, Торез подчёркивает ту важнейшую роль, которую играла для французского народа Отечественная война советского народа против гитлеровских захватчиков. "Гитлеровская агрессия против Советского Союза стимулировала у нас сопротивление я, особенно, вооружённую борьбу... До этого момента многие французы, даже враждебные оккупантам, были настроены скептически, сомневались в том, что Франция может освободить себя. Начиная с 22 июня 1941 г. патриоты говорили себе: "Мы не одиноки, с таким союзником, как советский народ, мы можем освободить себя, мы можем победить". Борьба против оккупантов делается более активной, более систематической: акты саботажа, покушения, вооружённые выступления множатся. После речи Сталина 3 июля 1941 г. город Сент-Этьенн покрывается надписями: "Да здравствует Красная Армия! Да здравствует Советская Россия!" (стр. 185). Победа Красной Армии под Сталинградом внесла растерянность и в ряды французской буржуазии, значительная часть которой "отбросила немецкую карту и сменила её на американскую" (стр. 190). Вместе с тем всё более отчётливой становилась противоположность между политикой коммунистов, развязывавших, расширявших и активизировавших действенное движение Сопротивления всех патриотических сил народа, и усыпляющей, демобилизующей и деморализующей народ предательской, так называемой "аттантистской" (выжидательной) политикой де Голля. "Аттантизм мог лишь благоприятствовать врагу. Вооружённая борьба французских франтиреров и партизан3 , рекрутируемых, организуемых и руководимых нашей партией... была особенно эффективной. Она стала лучшей подготовкой к национальному восстанию против захватчиков" (стр. 188). Морис Торез подчёркивает справедливость этого вывода также и в отношении политики союзников, саботировавших и отказывавших французским партизанам в оружии. "По мере того, как Красная Армия шла от успеха к успеху, вооружённая борьба против гитлеровцев усиливалась. В 1943 чг. партизаны совершили 2000 диверсионных актов на железных дорогах, а союзная авиация - 1600 актов. Действия франтиреров и партизан, сосредоточенные на объектах, которые можно достичь, стоили гражданскому населению бесконечно дешевле, чем смертоносные бомбардировки авиации, и более верно достигали своей цели. Тем не менее нашим бойцам отказывали в оружии и взрывчатке" (стр. 193).

 

Расценивая роль вооружённой борьбы французских (патриотов движения Сопротивления в целом и значение "подлинного национального восстания", разразившегося во Франции после высадки союзников в Нормандии, Морис Торез приходит к непреложному выводу: "Ещё раз народ спас Францию" (стр. 194).

 

Глава VII книги Тореза, посвященная в основном событиям послевоенного периода, называется "Наша битва за возрождение Франции, за национальную независимость и мир". Невозможно переоценить значение этой главы для понимания современной обстановки во Франции. В сжатой характеристике нового соотношения классовых сил в стране Торез показывает, с одной стороны, гигантски выросшую в результате движения Сопротивления роль рабочего (класса и демократических сил народа, а с другой - перегруппировку в лагере французской реакции, нуждавшейся теперь "в новых вывесках и средствах обмана, чтобы подготовить своё контрнаступление" и выдвинувшей временно на передний план такую партию, как МРП, "ширму, за которой группировались социальные силы, поддерживавшие вишийскую власть" (стр. 209).

 

Извлекая для партии уроки из опыта последних лет, Морис Торез отмечает существенный недостаток в организационном построении национального фронта Сопротивления и, в частности, тех "комитетов национального освобождения", которые были созданы им в департаментах, городах и деревнях вместо уничтожавшихся петэновских властей и которые представляли первое время новую, демократическую власть на местах. "К несчастью, эти комитеты не были избраны народом, который боролся; как некогда Комитеты народного фронта, они были составлены из представителей, назначавшихся различными организациями" (стр. 195). Таким образом, воля народа, воля рядовых участников Сопротивления, рабочих- социалистов, католиков и беспартийных, - демократической интеллигенции, мелкой буржуазии и крестьян не могла быть непосредственно выражена в этих комитетах, а способ их формирования затруднял возможность обращения к низам, к массам против руководителей, отходивших от программы движения Сопротивления.

 

В этих условиях успех героических усилий рабочего класса и коммунистической партии Франции в области экономического восстановления и в осуществлении демократических и социальных преобразований страны зависел прежде всего от единства самого рабочего класса.

 

Ответ на вопрос, почему коммунистам не удалось добиться реализации программы демократических и социальных преобразований, выработанной движением Сопротивления, надо искать, подчёркивает Торез, прежде всего в предательской политике правых социалистов: их лидеры во главе с Леоном Блюмом "ничему не научились и ничего не забыли" (стр. 204). Они попрежнему оставались главными политическими диверсантами французской и международной реакции. Морис Торез напоминает, что именно сопротивление правых социалистов срывало все усилия коммунистов осуществить до конца программу национализации монополий крупных банков и страховых

 

 

3 Франтиреры и партизаны (FTP) - название боевых отрядов народного движения Сопротивления во Франции, возглавлявшегося коммунистами.

 
стр. 136

 

компаний, обеспечить участие трудящихся в управлении экономикой, расширить политические и социальные права народа, повысить материальный уровень трудящихся масс. Торез показывает закономерность развития предательской политики правых социалистов, начиная от отклонения всех предложений коммунистов о создании устойчивого правительства широкого национального демократического фронта и срыва предложений коммунистов о единстве рабочего класса и кончая превращением правых социалистов в самую ревностную лакейскую "американскую партию" во Франции, беззастенчиво продающую национальную независимость страны, жизнь и судьбы её народа ради сохранения основ политического и социального господства французской крупной буржуазии. Коммунисты и рабочий класс явились главным препятствием на пути реализации этой политики новой национальной измены. Поэтому коммунисты и были удалены в 1947 г. из правительства. "Мы были устранены из министерства по приказу американских капиталистов" (стр. 219), - констатирует Морис Торез. Но это далеко ещё не обеспечивает успеха реакции, и не это в конечном счёте решает дело. С той непоколебимой уверенностью в силах народа, которая всегда отличала коммунистическую партию Франции, говорит Морис Торез о коренном просчёте оруженосцев реакции, и лакеев, и хозяев: "Удаляя нас из правительства, политиканы сломили народный подъём и народное доверие. Но нельзя, в конце концов, управлять без народа и против народа, - в особенности когда дело касается такого народа, как наш глубоко республиканский и патриотический народ, страстно любящий независимость, заботящийся о национальных интересах, - и в стране, где коммунизм имеет такие глубокие корни" (стр. 221).

 

Торез кончает свою автобиографию главой "Чего хотят коммунисты?", где сжато излагаются программные требования коммунистической партии Франции. Это не абстрактное изложение теории, а дышащее уверенностью обоснование коммунистического идеала и действенной политики коммунистической партии Франции, защищающей будущее её народа, его свободу и независимость. Говоря об американском империализме и его планах мировой гегемонии, о развязывании ям новой мировой войны, о закабалении Франции "планом Маршалла" и Атлантическим пактом, Торез подчёркивает эфемерность этих планов империалистического лагеря. Соотношение мировых сил изменилось после второй мировой войны в пользу социализма. Капиталистический мир, сравнивает метко и образно Торез, "сжимается, как шагреневая кожа, о которой говорит Бальзак" (стр. 222). Происходит гигантская мобилизация сторонников мира, во главе которых стоит могучий Советский Союз. "При условии единения и действия сторонники мира восторжествуют. Ибо они борются за жизнь, а жизнь всегда торжествует над смертью" (стр. 235). Повторяя своё известное заявление о том, что французский народ никогда не будет воевать против СССР, Торез кончает автобиографию словами, в которых снова дышит непоколебимая вера сына народа в силы своего народа. "Борец-коммунист, который вручает эти страницы своим братьям по труду, своим товарищам по борьбе, всем тем, кто тяжко трудится, страдает и надеется, убеждён в этот час, когда на мир надвигаются новые бури, что наш корабль Франции не ввергнется в пучину, что он не разобьётся о рифы порабощения и войны, но что под воздействием рабочего класса и его благородного идеала, который воплощают коммунисты, он пойдёт, как сказал поэт, к будущему света, свободы и братства" (стр. 253).

 

*

 

Книга Мориса Тореза представляет интерес не только как биографический очерк. Помимо своего большого политического значения "Автобиография" вождя коммунистической партии Франции, жизнь которого связана тысячами нитей с рабочим движением и всей историей Франции в последнее тридцатилетие, является одним из важнейших источников по истории современности. В особенности велика ценность этой работы для историков, занимающихся проблемами новейшей истории Франции и историей коммунистического движения нашего времени. Представляя краткий и вместе с тем глубоко содержательный очерк истории и борьбы коммунистической партии Франции, без которого отныне не обойдётся ни один исследователь, книга Мориса Тореза обогащает мировую марксистско-ленинскую науку и будет предметом изучения сознательных рабочих и демократов всех стран.

Опубликовано на Порталусе 22 ноября 2015 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама