Полная версия публикации №1622655417

PORTALUS.RU МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ А. Г. ТАРТАКОВСКИЙ. НЕРАЗГАДАННЫЙ БАРКЛАЙ: ЛЕГЕНДЫ И БЫЛЬ 1812 ГОДА → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

В. М. БЕЗОТОСНЫЙ, А. Г. ТАРТАКОВСКИЙ. НЕРАЗГАДАННЫЙ БАРКЛАЙ: ЛЕГЕНДЫ И БЫЛЬ 1812 ГОДА [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 02 июня 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/historical_memoirs/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1622655417&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 28.10.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

В. М. БЕЗОТОСНЫЙ, А. Г. ТАРТАКОВСКИЙ. НЕРАЗГАДАННЫЙ БАРКЛАЙ: ЛЕГЕНДЫ И БЫЛЬ 1812 ГОДА // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 02 июня 2021. URL: https://portalus.ru/modules/historical_memoirs/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1622655417&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 28.10.2021).



публикация №1622655417, версия для печати

А. Г. ТАРТАКОВСКИЙ. НЕРАЗГАДАННЫЙ БАРКЛАЙ: ЛЕГЕНДЫ И БЫЛЬ 1812 ГОДА


Дата публикации: 02 июня 2021
Автор: В. М. БЕЗОТОСНЫЙ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ
Номер публикации: №1622655417 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


М. Изд-во Археографический центр. 1996. 368 с.

Монография доктора исторических наук А. Г. Тартаковского (Институт российской истории РАН) о знаменитом русском полководце Михаиле Богдановиче Барклае де Толли - результат многолетних исследований.

Учитывая недавно вышедшие работы, посвященные жизненному пути Барклая де Толли 1 , автор стремился избежать детализированного описания в хронологической последовательности при изложении биографических подробностей своего героя. В книге удачно сочетаются проблемный и хронологический подходы. Создавая яркий и запоминающийся образ полководца, Тартаковский использовал биографический жанр для того, чтобы по-новому рассмотреть разные аспекты общественной и военно-политической жизни России начала XIX века, получившие отзвук и в последующих событиях. Постоянно присутствующий на страницах монографии историографический и литературный фон позволил автору весьма доказательно раскрыть ряд проблем, которых ранее историки не касались.

Начав с разбора пушкинской апологии Барклая (в знаменитом стихотворении "Полководец") и возникшей по этому поводу полемики в обществе, а также дав новую расшифровку многослойного смысла этого поэтического произведения в контексте тогдашней борьбы мнений, автор реконструирует не только "труды и дни" своего героя, но и дополняет представления историков об этой эпохе.

Из событий в центре внимания оказался первый этап военных действий 1812 г., связанный со стоической фигурой "неразгаданного" полководца и пока еще слабо освещенный в отечественной литературе. Показана роль Барклая в предвоенной "битве мозгов", развернувшейся между Россией и наполеоновской Францией. Убедительно представлена разработка им плана отхода русских армий в глубь страны из-за численного перевеса сил противника в самом начале кампании 1812 года. Именно этот план он и стал осуществлять с первых дней войны. Однако после соединения двух русских армий под Смоленском отступательная тактика вызвала взрыв недовольства в генералитете и штабах. Автор рассматривает юридический статус главнокомандующего 1-й Западной армии, взявшего на себя руководство всеми войсками, его место в иерархической структуре империи, отношение к нему различных общественных слоев и на этом фоне показывает истинные причины недовольства русского офицерского корпуса Барклаем. Едва ли не впервые в историографии представлена и картина борьбы генеральских группировок в тот момент. Если в предшествующей литературе смоленский эпизод трактовался как личный конфликт двух главнокомандующих, то Тартаковский оценил его как генеральский заговор (даже мятеж) с целью отстранения Барклая от командования русской армией. Социально обусловленные мотивы широкой антибарклаевской критики исходили из его репутации либерала. Не случайно у многих консервативно настроенных современников (в том числе и в армии) его имя прочно ассоциировалось с отправленным в ссылку незадолго до начала войны реформатором M. M. Сперанским (с. 121 - 129).

В августе и сентябре 1812 г. Барклай пережил глубокую моральную травму. Увольнение от должности военного министра, участие в Бородинской битве (в которой он, по мнению современников, явно искал смерти) и, как следствие практическое отстранение от дел, отъезд из армии стали составными элементами развития его нравственной драмы. Но самый болезненный удар покинувший воинские ряды полководец получил, прочитав 7 октября 1812 г. в газете "Северная пчела" опубликованный там рапорт М. И. Кутузова Александру I о сдаче Москвы, в котором утверждалось, что потеря древней столицы была предопределена оставлением Смоленска (с. 156). Оскорбленный Барклай, на которого перекладывалась вина за сдачу Москвы, потребовал возможности в письменном виде защитить репутацию, как свою, так и армии, которой он командовал. Один за другим из-под его пера вышел ряд сочинений, получивших затем известность под общим названием оправдательных записок Барклая.

Исследователи событий 1812 года постоянно сталкивались с большим количеством рукописных копий барклаевских записок, сохранившихся в архивах. Но за источниковедческий анализ этого важнейшего документального комплекса никто не брался. Впервые подробный и обстоятельнейший разбор этих ценнейших для науки источников стал центральной исследовательской задачей лишь в данной книге (более половины текстового объема монографии). Тартаковский выполнил колоссальную по замыслу и размаху работу: выявление, текстовой анализ и классификация всех списков, их редакций и вариантов.

Эти записки, разнящиеся по цели, содержанию и времени написания, хотя и предназначались для опубликования, но при жизни автора так и не увидели свет из-за противодействия правительственных кругов, в первую очередь императора. Этот предел "по историческим условиям эпохи ему (то есть Барклаю) не дано было переступить" (с. 239). Подробно прослеживается дальнейшая судьба записок. Имя Барклая замалчивалось в русской прессе 1812 - 1813гг., и вернувшийся в армию полководец, не надеясь более на помощь "сверху", решился выступить уже не от своего лица. В этот период появились первые сочинения о 1812 г., подписанные людьми, близкими к его окружению: П. А. Чуйкевича, А. И. Барклая де Толли (родного племянника), Д. И. Ахшарумова, а также статья анонимного автора в "Сыне Отечества" (затем вышедшая отдельной брошюрой без титула). Проведя сравнительный анализ их содержания, Тартаковский пришел к убедительному выводу, что в этих работах

стр. 169


присутствовали идеи, как вполне созвучные, так и иногда почти текстологически совпадающие с произведениями Барклая. "Таким образом, в обход царя, анонимно Барклаю удалось довести до читателя содержание главных своих оправдательных записок" (с. 235).

По замечанию Пушкина, полководец "не успел оправдать себя перед глазами России", но его неопубликованным сочинениям была уготована долгая жизнь. Автор рассмотрел "крайне осложненный характер и весьма замедленные темпы введения в научный оборот оправдательных записок Барклая, растянувшегося на целое столетие" (с. 280). Характерно, что оригиналы весь XIX век так и оставались недоступными для большинства историков. Публиковались случайно попавшие в поле зрения неполные и позднейшие списки. По мнению автора, их появление в печати "стало в значительной мере возможным благодаря практике их рукописного распространения, сложившейся спонтанно - вопреки правительственным запретам, цензурным гонениям и умолчаниям официальной историографии" (с. 281).

Записки Барклая автор относит к разряду "потаенной словесности", подчеркивая, что это было начало хождения в обществе "запретных историко-публицистических и мемуарных памятников эпохи 1812 г." (с. 285). Тартаковский досконально выяснил ход утечки секретных документов из военных структур и пути их распространения, уточнил время появления списков, обрисовал круг владельцев рукописей (участники войны, столичная литературно-журнальная интеллигенция, коллекционеры и историки). Приведены конкретные примеры использования рукописных списков как историко-публицистических документов, показано их влияние на литературу о войне 1812 года. Только в центральных архивах Москвы и Петербурга выявлено около 50 "Изображений военных действий 1-й Западной армии в 1812 году". И это, считает автор, лишь "верхняя часть айсберга". Барклаевское "Изображение...", указывает он, "имеет мало прецедентов в рукописном распространении запретной политической прозы относительно не только эпохи 1812 г., но и всей первой половины XIX в." (с. 295). Его можно сравнить с радищевским "Путешествием из Петербурга в Москву", коего специалистами были найдены 65 "потаенных" экземпляров.

Мощная источниковая база предоставила автору возможность сделать оригинальные заключения и свежие выводы. Ему удалось разгадать "неразгаданного" Барклая, очистить одну из ключевых фигур военной жизни России 1812г. от различных домыслов, бытовавших в отечественной историографии, и восстановить как реальный облик полководца, так и военно-политическую ситуацию первого периода Отечественной войны.

К некоторым преувеличениям можно, пожалуй, отнести утверждения автора о "русских корнях" Барклая (с. 12 - 13). Конечно, полководец являлся российским подданным, с детских лет служил в русской армии, и его имя по праву навсегда останется в военных летописях нашей истории. Но если говорить о национальной идентификации, то называть его русским человеком было бы явной натяжкой, хотя бы потому, что он был лютеранином, а не православным (а национальность в ту пору в первую очередь определялась по вероисповеданию). Родным языком Барклая был немецкий, и на нем он говорил в семье. Сегодня вряд ли кто назовет русским его родного брата - генерал-майора барона Ивана Богдановича (Эрика-Иоганна) Барклая де Толли. А ведь происхождение, воспитание, служба у обоих схожи. Поэтому правильнее героя монографии называть лифляндцем или немцем российского происхождения.

В монографии несколько завышена степень самостоятельности Барклая. Будучи генералом и человеком монархических убеждений, он являлся проводником политики российского самодержца. Барклай и Александр I перед войной занимались разработкой стратегического плана, но последнее и решающее слово всегда оставалось за императором. Относительную самостоятельность, и то сравнительно ненадолго, Барклай получил лишь во время войны, но вскоре вызвал высочайшее неудовольствие и лишился поста военного министра. К сожалению, Тартаковский не счел возможным подробно разобрать все планы военных действий, в разработке которых участвовал Барклай. В книге основное внимание уделено так называемому скифскому плану, идея которого якобы зародилась у будущего военного министра еще в 1807 г., о чем свидетельствует мемуарное предание (разговор Барклая с немецким историком Б.-Г. Нибуром). Но даже если таковой факт имел место, то одно дело- частное мнение командира бригады, коим Барклай являлся в 1807 г., и совсем другое - план военного министра, принятый после серьезного и всестороннего анализа обстановки и трезвой оценки возможных последствий. Сама же идея отступления витала перед войной в воздухе. Из известных на настоящий момент более чем тридцати составителей проектов ведения войны с Наполеоном подавляющее большинство ратовало за отход в глубь своей территории 2 . К тому же перед войной Барклай разрабатывал не только оборонительные, но и наступательные планы. Окончательное, политическое решение о выборе стратегического курса принял Александр I в апреле 1812г., о чем свидетельствует служебная переписка императора со своим военным министром.

Примечания

1. См. БАЛЯЗИН В. Н. Фельдмаршал М. Б. Барклай де Толли. М. 1990; ТОТФАЛУШИН В. П. М. Б. Барклай де Топли в Отечественной войне 1812 года. Саратов. 1991.

2. См. Материалы П. А. Чуйкевича. - События Отечественной войны 1812 года на территории Калужской губернии. Малоярославец. 1995.

Опубликовано 02 июня 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1622655417

© Portalus.ru

Главная МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ А. Г. ТАРТАКОВСКИЙ. НЕРАЗГАДАННЫЙ БАРКЛАЙ: ЛЕГЕНДЫ И БЫЛЬ 1812 ГОДА

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU