Рейтинг
Порталус


Д. В. СКРЫНЧЕНКО. Обрывки из моего дневника

Дата публикации: 07 августа 2022
Автор(ы): В. И. Косик
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕМУАРЫ, ЖИЗНЕОПИСАНИЯ
Источник: (c) Славяноведение, № 4, 31 августа 2013 Страницы 103-104
Номер публикации: №1659869750


В. И. Косик, (c)

Д. В. СКРЫНЧЕНКО. Обрывки из моего дневника. М., 2012. 406 с.

Память о своем роде, близких и дальних родственниках нередко "преодолевает время", которое возникает перед нами в дневниковых записях давно минувших лет. Так случилось и с известным в прошлом богословом, историком, журналистом, педагогом Дмитрием Васильевичем Скрынченко, дневник которого был подготовлен и опубликован замечательным человеком, русским патриотом, историком Вадимом Борисовичем Колмаковым, преподавателем Воронежского государственного университета. По сути, он увековечил память своего двоюродного деда этим изданием, представляющим настоящий кладезь самой разнообразной информации о жизни в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, где Скрынченко нашел свой второй Дом. Существенную и разнообразную помощь В. Б. Колмакову оказал Алексей Борисович Арсеньев, щедро делящийся своими познаниями с исследователями этой темы и имя которого известно каждому, кто занимается русской эмиграцией на Балканах.

Сам автор дневниковых записей, чувствуя их важность для потомков, писал: "Все постепенно стирается из памяти, а между тем переживаемая эпоха чрезвычайно интересна, и через некоторое время разные мелочи жизни, наблюдения, впечатления и т. п. будут очень важны для истории. Писать дневник особенно следовало бы нам, эмигрантам, у которых, в силу пережитых страданий, особенно обострено чутье. Из коротких заметок, листков, разбросанных по разным тетрадочкам, я хотел бы составить нечто последовательное" (с. 27).

А теперь, после этого небольшого вступления, сам "дневник". Воспоминания Д. В. Скрынченко насыщены интересной информацией как фактического, так и эмоционального характера. Они охватывают время с 1920 по 1943 г. Географически они больше всего связаны с Воеводиной, Новым Садом, где Д. В. Скрынченко занимался преподавательской деятельностью. Фактически, содержащиеся в воспоминаниях сведения соотносятся со многими городами и местностями Королевства Югославия, где он бывал по различным надобностям, встречался как с сотоварищами по несчастью, так и с местными жителями, духовенством, чиновничеством, простым людом.

Количество и разнообразие персонажей дневника поражает - свыше 600! Попеременно на страницах возникают русские и советские люди, сюжеты из жизни на Балканах и в Советской России, в Европе, строки о новых идеях, зарождавшихся и охватывавших европейские страны, "самостийниках", националистических настроениях в общественной среде. Особого внимания заслуживает информация о преследовании православия большевистской властью (с. 184 - 185). Приводятся разговоры, мнения, оценки происходившего как в сфере большой политики, так и в обыденной жизни с ее интригами.

У нас много писалось и пишется о братском приеме русских беженцев в Югославии. Все это, однако, лишь фрагмент той многокрасочной картины жизни соотечественников на Балканах. И здесь автор дневника дает возможность увидеть не только доброжелательность, но и равнодушие к русским, вплоть до анекдотов, где они выставляются в весьма уродливом виде. Сама жизнь эмигрантского сообщества представлена со всеми ее светлыми и темными сторонами. Русские, нашедшие приют

стр. 103

в Королевстве, - это не только достойные представители великой России, но и люди, вызывающие удивление, возмущение своим недостойным образом жизни как у своих товарищей по несчастью, так и у жителей Королевства. Откровенен Д. В. Скрынченко и в своих записях о жизни, ее сложностях в приютившей русских беженцев стране. Здесь не только показана помощь братьям по вере, языку, этносу, но и интриги против русских, неуважение, презрение к своим освободителям, сложности на службе, неравенство по сравнению с представителями коренного населения, "огромное влияние большевизма".

Отмечена в записях и внутренняя политика Белграда со всеми ее балканскими раздорами: старая неприязнь между сербами и хорватами, сербами и болгарами, сербами и словенцами.

Вместе с тем наряду с "политикой" в книге есть любопытные сюжеты о народных обычаях сербов (с. 347 - 349).

Затронута в дневнике и тема мирового еврейства, его роль в гибели России (с. 114 - 118, 140). Некоторые взгляды автора, прежде всего по еврейской теме, могут быть восприняты как юдофобские, однако таковы были воззрения у многих.

Дополняет новые краски в историю "бега" включенные в дневник письма Н. В. Стороженко о своей одиссее (с. 128 - 133). Заслуживают внимания и помещенные в дневник письма А. В. Стороженко из Польши, содержащие информацию о положении русских, польской политике в конфессиональной сфере, ликвидации памятников православия, ополячивании (с. 126 - 127, 136 - 139, 156 - 157, 164 - 165, 185 - 188, 207). Встречается в дневнике и тема религиозного модернизма, например создание обновленческой церкви в США (с. 154 - 155).

Будет интересен дневник и для историков Церкви, для тех, кто занимается жизнью и деятельностью в Королевстве русских церковнослужителей, в поведении которых они найдут немало интересного, вплоть до весьма нелицеприятных, даже неприличных отзывов. Есть в дневнике и любопытные строки о тогдашнем положении православия на Балканах и на Ближнем Востоке (с. 188 - 190).

Впрочем, заслуживают внимания строки автора и о сербском духовенстве в Воеводине, и о прохладном отношении народа к своим служителям Церкви, особенно к монашествующим из-за образа жизни, не отвечающего соответствующим требованиям, в частности за "политиканство", "неверие" (с. 59). Встречаются и строки о прямых оскорблениях русской церкви и русского народа (с. 63).

Уделено место и новосадской Русской матице, возглавляемой Д. В. Скрынченко, который добился определенных успехов в выполнении своей задачи сделать ее центром объединения всех русских организаций в городе (с. 338).

И конечно, для понимания личности Д. В. Скрынченко важны мысли автора о славянстве, России, христианстве, ищущего ответ на вопрос "Кто виноват?" и пытающегося сеять "разумное, доброе, вечное" как на преподавательской ниве, так и в русской среде через упоминавшуюся выше Русскую матицу.

Для автора, в свое время отдавшего дань "бацилле" "спасения всех и вся", ясно, что, как подчеркивает он, "через нее именно мы и погибли и гибнем там на Родине, мечтая о всеобщем братстве. С этой бациллой положительно надо бороться и больше заняться проповедью национального эгоизма" (с. 171). Точнее, как запишет позже этот "хранитель российской культуры", необходимо как можно дальше держаться от "мелкой, претенциозной, все наперед решившей со своими старыми божками эмиграции", надо "зарыться в книги, в работу для нации, ее культуры, русской человечности" (с. 173). Для него самого "личная жизнь [...] идет в непрерывной работе для гимназии и Русской матицы" (с. 269).

В различных сюжетах автор стремится запечатлеть наиболее запомнившиеся и волнующие его "картинки" эмигрантской жизни. Так, весьма любопытна в его передаче история о съезде русских ученых в Белграде в 1928 г. с кратким экскурсом в темы докладчиков, сопровождая их своими комментариями (с. 174 - 178). Интересна небольшая подборка стихов В. И. Майбороды, в частности о Максиме Горьком, названном Ванькой Каином (с. 262 - 267).

В завершение подчеркну, что отрывки из дневника Д. В. Скрынченко интересны прежде всего тем, что в них описано само время, его идеи, жизнь русского человека на чужбине и на родине.

Издание снабжено рядом редких фотографий.

Опубликовано на Порталусе 07 августа 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама