Рейтинг
Порталус


Я. ЭТИНГЕР. ОТ ХОЛОКОСТА ДО БЕСЛАНА

Дата публикации: 28 февраля 2021
Автор(ы): П. П. ЧЕРКАСОВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
Номер публикации: №1614518470


П. П. ЧЕРКАСОВ, (c)

Сборник статей на политические темы. М. Независимое издательство "Пик". 2004. 424 с.

Доктор исторических наук Я. Я. Этингер - ученый-африканист и правозащитник, один из основателей общества "Мемориал", член ряда российских и международных правозащитных организаций.

В рецензируемом сборнике представлены некоторые из его публикаций, а также целый ряд работ по актуальным вопросам развития государств Африки и Азии. Включенные в сборник статьи можно условно разделить на три основные блока - Холокост в годы второй мировой войны, государственный антисемитизм при сталинском режиме, современный мир и проблема прав человека. Автор рассматривает эти вопросы не только под углом зрения академической науки, что само по себе придает его выводам основательность и научную достоверность, но и с позиций гражданина, озабоченного тем, чтобы ужасное прошлое никогда не вернулось. А к этому прошлому у него есть собственный счет. Без малого год - с августа 1941 г. до 7 мая 1942 г. - двенадцатилетний Яков (в то время еще - Яков Ситерман) провел в минском гетто, ежедневно, ежечасно ожидая расстрела. Там, в гетто, вместе со 100 тысячами казненных нацистами евреев, погибли его родители - Лазарь Яковлевич и Вера Соломоновна Ситерман. Мальчик был спасен няней, Марией Петровной Харецкой, белорусской крестьянкой, выдавшей

стр. 168


его за своего сына. Она сумела вывести его из гетто и в течение двух лет оберегала в оккупированном Минске1 .

После освобождения Белоруссии, в августе 1944 г., осиротевший Яков отправился в Москву, где проживала родственница его матери. Там он познакомился с известным московским врачом и ученым, профессором Я. Г. Этингером, близким другом его погибшего отца. Вскоре бездетные супруги Этингер усыновили подростка, получившего новую фамилию и отчество. Из Белоруссии в Москву перебралась и няня, М. П. Харецкая, прожившая в семье Я. Я. Этингера до конца своих дней. Ей он посвятил очерк - "Няня, победившая фашизм". В 1997 г. Мария Харецкая посмертно была удостоена в Израиле звания Праведника мира и ее имя, наряду с именами Рауля Валленберга, короля Христиана X и других, высечено на Стене почета в Аллее Праведников Яд-Вашем в Иерусалиме.

В помещенных в сборнике статьях прослеживается история и география германского, а затем и общеевропейского Холокоста, начиная с печально известной "Хрустальной ночи" (9 - 10 ноября 1938 г.), когда в Германии начался открытый антисемитский террор. За одну только ночь было арестовано и депортировано в концлагеря 30 тыс. евреев. Готовившаяся нацистами акция не была неожиданной. Антифашистские круги в Англии пытались ее предотвратить, настаивая на вмешательстве британского правительства. "Но эти попытки оказались тщетными - Лондон не хотел ассоциировать себя с какой-либо поддержкой германским евреям" (с. 28). Мюнхенская политика умиротворения, проводившаяся западными демократиями вплоть до нападения нацистской Германии на Польшу в сентябре 1939 г. явно способствовала развязыванию Холокоста.

Столь же соглашательским, по мнению автора, было поведение Ватикана и лично папы Пия XII, который "занял позицию нейтралитета, так и не осудив открыто уничтожение нацистами европейского еврейства" (с. 85). В этом смысле официальное признание Иоанном Павлом II в 2000 г. вины Ватикана за молчание в годы Холокоста является принципиально важным шагом по преодолению тяжкого наследия в отношениях между католиками и евреями. В то же время, отмечает автор, епископат и приходские священники католической церкви в различных европейских странах в годы войны часто вставали на защиту евреев и предоставляли им убежище. Еще более решительно в защиту евреев выступала протестантская и православная церковь в оккупированных и союзных Германии государствах Европы.

Большой интерес вызывает статья о генерале А. А. Власове и последующая (за ее первой публикацией в 2001 г.) дискуссия автора с отставным полковником Ф. Свердловым по вопросу о политическом лице вождя РОА, и в частности о том, был ли Власов антисемитом. Автор убежден, что Власову были чужды антисемитские и вообще расистские настроения. Более того, опираясь на достоверные свидетельства тех, кто близко знал Власова, Этингер пишет, что генерал Власов "неоднократно резко осуждал гитлеровскую политику уничтожения евреев"; он был уверен, что "антисемитизм погубит нацистскую Германию" (с. 137).

В статье "Еврейское сопротивление в годы Холокоста" автор решительно отвергает мнение о евреях, как пассивных жертвах нацизма. Он дает широкую и вместе с тем детальную картину еврейского Сопротивления в Польше, Югославии, Греции, Венгрии, Чехословакии, Франции, Италии, Нидерландах, Бельгии, Дании и в самой Германии, приводя интересные цифры и факты, свидетельствующие о значительном вкладе еврейского населения этих стран в Освобождение (с. 35 - 56). Иной читатель, правда, может усомниться в целесообразности искусственного деления Сопротивления на еврейское и национальное (французское, югославское, польское и т. д.). Думается, что автор не имел цели противопоставить одно течение в европейском Сопротивлении другому, как, кстати, было принято в советской историографии (Сопротивление коммунистическое и "буржуазное"). Он хотел лишь обратить внимание на то, что долгое время у нас замалчивалось - на реальный, конфетный вклад евреев в общую победу над фашизмом.

Любопытны страницы, посвященные политике союзников гитлеровской Германии в "еврейском вопросе", где Гитлер упорно добивался копирования ими нацистского опыта. Автор на конкретных фактах показывает, что эта цель не была им достигнута в той мере, как предполагалось. Союзники под разными предлогами предпочитали уклоняться от выполнения требований Гитлера и Гиммлера, хотя в ряде случаев и вынуждены были принимать ограничительно-репрессивные меры в отношении "своих" евреев.

Несколько очерков автор посвятил "Праведникам народов мира" - тем, кто спасал евреев в годы Холокоста (с. 107 - 123). По сведениям, приводимым Этингером, к середине 2001 г. в России найдено немногим более 100 человек, официально признанных в Израиле Праведниками (с. 116).

Проблематику государственного антисемитизма, освещаемую в статьях о Холокосте, автор исследует и в материалах, относящихся к послевоенному сталинизму. Здесь, как и в годы Холокоста, у него есть свой печальный опыт - более четырех лет заключения на Лубянке и в ГУЛАГе

стр. 169


по так называемому "делу врачей". Арестовали его 17 октября 1950 г., когда он был студентом исторического факультета МГУ, и началось "дело врачей-убийц", по которому была арестована группа видных деятелей советской медицины, в том числе профессор Я. Г. Этингер, выдающийся кардиолог и терапевт, который погиб в Лефортовской тюрьме 2 марта 1951 года. А в июле 1951 г. была арестована и его жена, Р. К. Викторова, тоже врач, которую приговорили к 10 годам тюремного заключения. Такой же срок получил и студент Я. Я. Этингер, отправленный по приговору Особого совещания при МГБ СССР на Колыму.

К настоящему времени он единственный из оставшихся в живых фигурантов этого позорного дела, сфабрикованного по указанию Сталина, и поэтому его свидетельства, зафиксированные в ряде статей и опубликованных в сборнике интервью, представляют очевидный интерес не только для историков, но и для широкой общественности. Автор убежден, что "дело врачей" было преамбулой к сталинскому "холокосту", развязывание которого, по его мнению, планировалось Сталиным на середину марта 1953 г. (с. 199). Лишь смерть диктатора помешала реализации этого плана, предусматривавшего, в частности, "добровольную депортацию" советских евреев в районы Крайнего Севера и Дальнего Востока. В сборнике публикуется подготовленный в агитпропе ЦК ВКП(б) проект обращения видных представителей еврейской общественности "Ко всем евреям Советского Союза" с призывом смыть "позорное и тяжкое пятно, лежащее сегодня на еврейском населении СССР" и "самоотверженным трудом" на "просторах Восточной Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера... доказать свою преданность Родине, великому и любимому товарищу Сталину и восстановить доброе имя евреев в глазах всего советского народа" (с. 202 - 203). Это обращение планировалось опубликовать в "Правде".

Надо сказать, что некоторые современные историки отрицают наличие у Сталина плана депортации евреев. Они же высказывают сомнения в подлинности опубликованного автором в конце 90-х годов XX в. документа, копия которого хранилась у бывшей сотрудницы одной их центральных газет начала 50-х годов. Известная в научном мире дотошность профессора Я. Я. Этингера, его строгое обращение с фактами, исключают возможность какой-либо фальсификации, тем более сознательной. Что же касается самой возможности еврейской депортации, то что, собственно, могло остановить Сталина после того, как он "успешно" депортировал с десяток "народов-предателей" - крымских татар, чеченцев, карачаевцев, корейцев и др.?

Читатель найдет в сборнике любопытные, подчас уникальные, свидетельства о "деле" Р. Валленберга, "деле" Еврейского антифашистского комитета и убийстве С. М. Михоэлса, о процессе Р. Сланского, затеянного в Праге по приказу из Москвы. Взвешенный подход проявляет автор в оценке такой одиозной и вместе с тем спорной личности, как Л. П. Берия, и в особенности, короткого периода его политической деятельности после смерти Сталина.

Автора публикуемых в сборнике материалов удручают проявления антисемитизма в постсоветской России, казалось бы, освободившейся от тяжелого сталинского наследия. В статье "Явление "больное и опасное". О ненависти к евреям сегодня" содержится полемика с писателем С. Куняевым по вопросу о "еврейском характере" революции 1917 года. Этингер приводит многочисленные факты активного участия евреев в борьбе против большевиков в рядах белого движения. "Что же касается слов Куняева, что "еврейский вопрос является больным и опасным", - пишет автор, - то таким его делали и делают воинствующие юдофобы, существование которых всегда было и сейчас является действительно опасным для любого общества, ибо это признак его дегенерации..." (с. 233).

С особым интересом читаются страницы, где автор рассказывает о людях, с которыми свела его тюремно-лагерная судьба. Это и старые большевики, и недавние функционеры сталинского режима, социал-демократы, деятели науки и культуры, вчерашние военнопленные, вернувшиеся из нацистских концлагерей, участники антифашистского Сопротивления, партизаны, а заодно - коллаборационисты-полицаи и военные преступники, священнослужители, репатрианты, иностранные граждане и т. д. (с. 259 - 297).

Сборник завершают статьи, посвященные собственно научной специализации автора - вопросам развития так называемого третьего мира и политики современной России в отношении государств Азии и Африки. Здесь автор вновь обращается к теме наследия нацизма, указывая на многочисленные факты укрывательства после второй мировой войны нацистских преступников из числа генералов и офицеров СС и СД в ряде арабских стран - Египте, Сирии, Ираке, Саудовской Аравии и др., где они, сменив имена, помогали созданию местных спецслужб. Автор считает, что именно нацистские преступники заложили фундамент исламского терроризма, иллюстрируя свой тезис многочисленными примерами (с. 367 - 375).

Еще в 60 - 70-е годы XX в. Этингер пытался привлечь внимание советского руководства и общества ко всем этим фактам, но его благие намерения не только не поощрялись, но даже пресекались. В то время авторитарные режимы "социалистической ориентации", как и арабские террористы, считались "стратегическими союзниками" СССР в "антиимпериалистической борьбе", им оказывалась щедрая военно-экономическая помощь и политическая поддержка. Лишь с 1990-х годов стало возможно говорить на эту,

стр. 170


прежде запретную, тему. Новое тревожное явление, на которое обращает внимание автор - "черный расизм" на Африканском континенте, и в частности на Юге Африки, где власть на исходе XX столетия перешла от белого меньшинства к черному большинству и где происходят все более частые нарушения прав человека (с. 376 - 379).

Автор еще в 1994 г. писал: "Необходимы поиск и выработка новых форм сотрудничества, если Россия намерена и дальше присутствовать в третьем мире. Ослабление, а порой и свертывание взаимодействия между Россией и государствами Азии, Африки и Латинской Америки не может не противоречить ее глобальным интересам, уменьшает общее влияние и позиции Российской Федерации на мировой арене" (с. 298). В то же время, по глубокому убеждению автора, развитие и даже расширение такого сотрудничества не должны сводиться лишь к предоставлению развивающимся странам безвозмездной помощи и к списыванию их долгов советских времен (с. 322).

Сборник пронизывает не только боль за пережитое и ненависть к нацизму и другим формам тоталитаризма и расизма, но и чувство выстраданного автором патриотизма. Удивительно, но единственное в своей жизни стихотворение Я. Я. Этингер написал в 1951 г., находясь в Лефортовской тюрьме, и посвящено оно "России нашей любимой". Там есть такие строки: "А попал в тюрьму я за то, что / Волю и правду любил, / Что ненавидел режим / И верность России хранил" (с. 420). Этим убеждениям узник нацизма и сталинизма российский ученый Я. Я. Этингер верен и сегодня.

Примечания

1. Свою жизнь Я. Я. Этингер подробно описал в мемуарах: ЭТИНГЕР Я. Я. Это невозможно забыть... Воспоминания. М. 2001.

 

Опубликовано на Порталусе 28 февраля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама