–ейтинг
ѕорталус


ћ. ћ. Ў≈¬„≈Ќ ќ.  ќЌ≈÷ ќƒЌќ√ќ ¬≈Ћ»„»я. ¬Ћј—“№, ќЅ–ј«ќ¬јЌ»≈ » ѕ≈„ј“Ќќ≈ —Ћќ¬ќ ¬ »ћѕ≈–ј“ќ–— ќ… –ќ——»» Ќј ѕќ–ќ√≈ ќ—¬ќЅќƒ»“≈Ћ№Ќџ’ –≈‘ќ–ћ

ƒата публикации: 02 марта 2021
јвтор(ы): Ћ. ¬. ¬џ— ќ„ ќ¬
ѕубликатор: Ќаучна€ библиотека ѕорталус
–убрика: »—“ќ–»„≈— »≈ –ќћјЌџ
Ќомер публикации: є1614685857


Ћ. ¬. ¬џ— ќ„ ќ¬, (c)

ћ. “ри квадрата. 2003. 268 с.

»сториографическа€ ситуаци€ в изучении николаевской эпохи в корне изменилась между двум€ юбилейными датами, св€занными с именем Ќикола€ I - 200-летием со дн€ рождени€ и 150-летием со дн€ его кончины.

ќ Ќиколае ѕавловиче стали писать и писать много. ѕрошло несколько конференций и выставок. Ѕыло издано нескольких хрестоматий с повторными публикаци€ми труднодоступных дл€ широкого читател€ документов, писем, дневников и воспоминаний современников. ѕереизданы записки великой кн€жны ќльги Ќиколаевны, ћ. ј.  орфа, некоторые другие мемуары, а также исследовательска€ и научно-попул€рна€ литература прошлых лет. ¬ышли в свет многочисленные работы современных исследователей, освещающие различные стороны государственной де€тельности николаевского правительства1 .

—писок работ внушителен, хот€ в целом николаевска€ эпоха находитс€ ныне в известном небрежении. ќднако, как и ранее, фигура российского самодержца вызывает неоднозначные оценки. »тоги дискуссии невозможно подвести без серьезного и непредвз€того анализа последнего периода царствовани€ Ќикола€ I - между европейскими революци€ми 1848 г. и поражением –оссии в ходе  рымской войны, так называемого "мрачного семилети€". »менно в

стр. 171


этом значение предшествующих публикаций кандидата исторических наук, доцента ћосковского государственного университета им. ћ. Ѕ. Ћомоносова ћ. ћ. Ўевченко, сосредоточившего свое внимание на проблеме власть и общество накануне реформ 1860-х годов. јвтор хронологически продолжил развитие сюжета в рецензируемой монографии. ќн анализирует правительственную де€тельность в области просвещени€ и печати, рису€ одновременно политические портреты Ќикола€ I и его министра —. —. ”варова.

30 - 40-е годы XIX в., по мнению Ўевченко, - апогей николаевского царствовани€, "когда обновл€ющеес€ русское образованное общество в целом сохран€ло веру в свои творческие силы и, отмеча€ превосходство «апада над –оссией в области материальной цивилизации и светской культуры, не заболевало комплексом неполноценности" (с. 8). —амодержавное правительство, казалось бы, начало "нащупывать возможные подходы к безопасному упразднению крепостного права"; образовательный ценз превратилс€ в фактор, вли€ющий на формирование правителей »мперии (с. 9). ¬ качестве конкретной задачи Ўевченко ставит следующую: "раскрыть причины изменени€ правительственного курса в 1848 году, его содержание и направленность" (с. 10).

»сточникова€ база монографии весьма солидна. »спользованы документы 12 архивных фондов 5 архивохранилищ. ѕривлечены рукописные воспоминани€ и документы графа —. —. ”варова, сборники постановлений ћинистерства народного просвещени€, указани€ по цензуре, отчеты министров народного просвещени€. ћожно было бы использовать также записи ”варова о необходимости изучени€ в гимнази€х, прежде всего, французского €зыка. ƒревнегреческий же €зык вместе с латинским представл€лось целесообразным изучать только в гимнази€х университетских городов2 .

јвтор напоминает о подходе к образованию при јлександре I. ќтмеча€, что "высокое образование не было в –оссии об€зательным атрибутом благородства" (с. 34), Ўевченко прослеживает переход от цензурного устава 1804 г. к уставу 1826 г. (проект ћ. Ћ. ћагницкого, доработанный ѕ. ј. Ўиринским-Ўихматовым), который —. Ќ. √линка назвал "чугунным" (с. 43). ¬ св€зи с ропотом учено-литературной общественности Ќиколай I дал согласие на разработку нового цензурного устава, который исходил бы из того, что "цензура уподобл€етс€ таможне, воспрещающей ввоз запрещенных товаров, а не есть фабрика, где делают товары хорошие" (с. 43). ѕосле реорганизации √лавного управлени€ цензуры и цензурных комитетов, как отмечает Ўевченко, вновь последовали дополнительные разъ€снени€, предписани€, циркул€ры. “ем не менее, в 1820-е годы значение журналистики в обществе неуклонно росло.

√лава "—. —. ”варов и его политика" - во многом ключева€ и наиболее документированна€ в монографии. јвтор рассказывает, как после отставки  . ј. Ћивена взошла звезда —. —. ”варова, знатока античных древностей, президента јкадемии наук, ставшего одновременно управл€ющим (1832 г.) и главой (1833 - 1849 гг.) ћинистерства народного просвещени€. јнализируетс€ мировоззрение ”варова, известного при јлександре I своими либеральными взгл€дами, но после 14 декабр€ 1825 г. и особенно европейских революций 1830 г. помен€л свои идейные ориентиры. ¬ойна с восставшими пол€ками 1830 - 1831 гг. укрепила ”варова в этой трактовке, когда, казалось, сбывалось пророчество Ќ. ћ.  арамзина, предостерегавшего јлександра I от восстановлени€ ѕольши в границах 1772 г. и за€вл€вшего, что "никогда пол€ки не будут нам ни искренними брать€ми, ни верными союзниками" (с. 65). Ќиколай ѕавлович, в отличие от брата јлександра, считал западные губернии историческим наследием  иевской –уси, а не польскими земл€ми. ѕрисоединение же самой ѕольши с ¬аршавой в 1815 г. он считал ошибкой; он даже был готов отдать польские земли по ¬ислу ѕруссии и јвстрии (желательно в обмен на √алицию, которую он считал древним русским досто€нием). ¬ообще, дела€ исключение дл€ √алиции, Ќиколай I последовательно выступал против присоединени€ других слав€нских территорий к –оссии. »мператор внимательно следил за преобразованием учебной системы в «ападном крае, которое ”варов считал законченным к 1838 году.

¬ начале же министерской карьеры ”варов был призван соединить классицизм и народность. »менно ему принадлежал знаменитый циркул€р, направленный попечител€м учебных округов: "ќбща€ наша об€занность состоит в том, чтобы народное образование согласно ¬ысочайшим намерени€м јвгустейшего ћонарха совершалось в соединенном духе православи€, самодержави€ и народности"3 .  ак известно, эта "уваровска€ триада" стала девизом графа. —ама же теори€ —. —. ”варова позднее с легкой руки ј. ѕ. ѕыпина (в стать€х 1872 - 1873 гг.) получила название "теории официальной народности". Ўевченко вводит в оборот документ с наиболее полным изложением теории ”варова - всеподданнейший доклад управл€ющего ћинистерством народного просвещени€ 19 но€бр€ 1833 года. ѕо мнению Ўевченко, формула ”варова, по сути, €вл€лось перефразировкой старинного девиза: "«а ¬еру, ÷ар€ и ќтечество!" (с. 68). «орин по этому поводу напоминает близ-

стр. 172


кую триаду адмирала ј. —. Ўишкова. “ем не менее, остаетс€ непон€тным, насколько —. —. ”варов восприн€л взгл€ды ћ. Ћ. ѕогодина, впервые изложенные в "ћосковском вестнике" в 1827 г. (затем в профессорской лекции в 1834 г.). ¬едь взгл€ды ћ. ѕ. ѕогодина и —. —. ”варова были так близки!  то же в большей мере €вл€етс€ автором этой теории: ѕогодин или ”варов? » это при всем том, что Ўевченко много раз и в разных аспектах упоминает именно ѕогодина.

ѕо мнению Ўевченко, взгл€ды ”варова были достаточно абстрактны, так как остава€сь человеком александровской эпохи, проникнутой западничеством, он больше всего желал, чтобы новое поколение, остава€сь на европейском уровне образованности, "лучше знало –усское и по-русски" (с. 71). »тогами шестнадцатилетней (фактически - семнадцатилетней) министерской де€тельности ”варова было сведение до минимума частного образовани€, формирование учебных программ на основе классицизма, "централизованна€ система управлени€ учебными округами с ограниченной университетской автономией", заграничные стажировки за казенный счет дл€ выпускников, предназначенных к преподаванию в высших учебных заведени€х (с. 74).

—тав министром, делает вывод Ўевченко, ”варов бралс€ охран€ть существующий "пор€док вещей" (с. 78). јнализиру€ динамику развити€ цензурной политики в целом, автор справедливо отмечает, что усиление цензуры во многом было св€зано с рассредоточением ее по р€ду ведомств, которым передавались ведомственные права по этому делу.

ѕопытки ”варова действовать в области цензуры более гибкими методами не удались.   концу 1840-х годов, отмечает Ўевченко, вли€ние ”варова ослабло, и не в последнюю очередь по той причине, что Ќиколай I не постиг "психологическою сдвига" русского общества в 1840-х годах (с. 86).

јвтор рассматривает направл€ющую роль императора в стратегии развити€ министерства просвещени€. "”бива€ дух общественности, - считает Ўевченко. - николаевска€ школа, тем не менее, высоко сто€ла в научном отношении" (с. 90). ћожно согласитьс€ с автором, что как человек практического склада ума Ќиколай I сохранил предубеждение против "бесполезных отвлеченностей". ¬ дальнейшем автор анализирует де€тельность министерства в св€зи с антирусской истерией, развернувшейс€ в западноевропейской печати, на которую русска€ пресса почти не реагировала. "я никогда в жизни не унижусь до того, что начну спорить с журналистами", - за€вил в разговоре с кронпринцем ¬ильгельмом Ќиколай ѕавлович в 1841 году.

¬згл€дам и позиции Ќикола€ ѕавловича Ўевченко дает следующую оценку: "...Ќельз€ сказать, что император Ќиколай I "не понимал" значение народного просвещени€. Ќо едва ли он сто€л в этом вопросе намного выше среднего уровн€ представлений прав€щих верхов". „еловек уравновешенный и выдержанный, Ќиколай ѕавлович как будто неторопливо и спокойно следил за трени€ми, возникавшими у ”варова с ». ‘. ѕаскевичем, другими правительственными лицами, не спеша вмешиватьс€. Ќо ”варов всегда должен был быть готов к тому, что самодержец в поисках решени€ сложного вопроса по ведомству народного просвещени€ дополнительным объ€снени€м министра предпочтет сбор мнений широкого круга высших правительственных лиц. ...”варовские инновации, вносимые в политику, вытекали из такого представлени€ о роли народного образовани€ и печати в государстве, которое было €вно выше среднего уровн€ прав€щих верхов" (с. 118).

»нициаторами реакции власти на европейские революции, как отмечает автор, выступили ћ. ј.  орф и ј. ‘. ќрлов. ¬прочем, замечает Ўевченко, "секретный надзор за цензурой и печатью запутывал и без того недостаточно разграниченные функции отдельных органов правительства" (с. 142). јвтор оценивает действие  омитета высшей цензуры, первым председателем которого стал ƒ. ѕ. Ѕутурлин, а после его кончины генерал-адъютант Ќ. Ќ. јнненков (окт€брь 1849 г. - март 1854 г.). “екущую работу поневоле приходилось выполн€ть ћ. ј.  орфу, который осталс€ единственным членом комитета, пробывшем в нем все семь лет и 8 мес€цев его существовани€. ¬ 1854 г. в комитет был введен министр народного просвещени€ ј. —. Ќоров. ¬сецело довер€€ комитету, как отмечает Ўевченко, император им был доволен и одобрил последний отчет за мес€ц до смерти. "“ак возник цензурный террор, - пишет автор, - то есть ситуаци€, при которой объективно достигалось слепое подавление самомалейших про€влений в печати общественного мнени€, самоде€тельной общественной мысли..." (с. 158).

¬ книге рассматриваетс€ также де€тельность другого секретного комитета "мрачного семилети€" - " омитета по пересмотру уставов народного просвещени€", учрежденного в окт€бре 1849 г. и реально просуществовавшего до совещани€ 6 ма€ 1852 года. ѕо мнению автора, этот комитет "оказалс€ совершенно не способен повли€ть на организацию учебных заведений ведомства, на само обучение в них" (с. 177). ¬ то же врем€ был подтвержден принцип всесословности системы общего образовани€, отчасти, из-за нехватки образованных кадров из детей двор€н.

стр. 173


јнализиру€ изменившеес€ под воздействием революций 1848 - 1849 гг. общественное мнение, автор выдел€ет несколько социальных страт - чиновничество, "пишущий класс", образованную публику. ќценки автора в целом совпадают с аналогичными выводами его предшественников. Ѕолее интересен анализ воспри€ти€ образованным обществом  рымской войны и наметившегос€ поражени€ –оссии. "√иперкритический пафос" был свойствен в это врем€ либеральному крылу общества, больно восприн€вшему эти поражени€ как оскорбление национальной гордости, - считает Ўевченко. ¬озможно, отчасти было и так. Ќо можно было бы привести и другие мнени€, например, ј. ». √ерцена, преисполненные настроени€ми пораженчества и злорадства4 .

¬ то же врем€ Ўевченко прав, когда здесь же заключает: "ѕереживани€ событий войны в атмосфере "цензурного террора" порождали чисто эмоциональные оценки николаевской системы: "тридцатилетн€€ ложь" "тридцатилетнее давление всего живого, духовного, подавление народных сил" (с. 187). Ёти оценки Ћ. ‘. “ютчевой и многие им подобные были сделаны в последние годы николаевского царствовани€, когда горечь поражени€ сделала особенно €вными недостатки государственного стро€ и внутренней политики. ¬  рымской войне, как отмечает автор, –осси€ пострадала гораздо менее, чем хотелось союзникам, между которыми усилились противоречи€. Ѕалтийское побережье оказалось дл€ союзников почти неприступным, а самые боеспособные русские войска, охран€ли западную границу. ‘ранци€ же потер€ла 30% действующих войск, јнгли€ - 23% (с. 190, 212). ѕроцент потерь действующей русской армии в  рыму был выше. јбсолютные потери –оссии и союзников вместе вз€тых - были примерно одинаковы: 500 тыс. русских и 617 тыс. союзников (в том числе 400 тыс. турок, 95 тыс. французов, 22 тыс. англичан). Ёто не счита€ италь€нцев. ¬опрос о потер€х и экономической цене войны нуждаетс€ в дальнейшем исследовании. “олько ожидание вступлени€ в войну "неблагодарной" јвстрии предопределило капитул€цию –оссии уже при јлександре II, причем, с минимальными потер€ми. —овместными усили€ми союзникам удалось выдавить –оссию из ƒунайского бассейна (ёжной Ѕессарабии), хот€ и ненадолго. ¬ тоже врем€, пишет Ўевченко, "ход событий войны, взволновавший, ввергнувший в см€тение образованную общественность, до глубины души потр€с и самого императора Ќикола€ I. Ѕуквально на глазах у тех, кто видел своего монарха в последний год перед его кончиной, изменилс€ его внешний облик" (с. 194). јвтор делает вывод о незрелости общественного мнени€ в –оссии в середине 50-х годов XIX века. ƒумаетс€, что данна€ мысль нуждаетс€ в дальнейшей разработке.

"÷ензурный террор и переживани€, св€занные с  рымской войной, по мнению Ўевченко, породили в обществе целый шквал нигилистической критики по адресу Ќикола€ I и всей его политической системы.... Ќо отойдет в прошлое эпоха ¬еликих реформ, наступит другое врем€, и в суждени€х реформаторов зазвучат иные интонации, другие оценки результатов тридцатилетнего царствовани€ Ќикола€ I Ѕунге и ƒ. ј. ћилютина". јвтор приводит высказывание ћилютина о "громадных успехах", сделанных "в это 30-летнее царствование во всех отрасл€х государственного устройства –оссии" (с. 222). ѕотребовалось врем€, чтобы эта оценка стала более справедливой. ƒалее автор отмечает: "—деланна€ сквозь призму "мрачного семилети€" оценка николаевского наследи€ общественным мнением 1850-х годов наложила отпечаток не только на политическое сознание последующих поколений интеллигенции, но и на историографическую традицию, отпечаток, не изгладившийс€ до сих пор" (с. 223).

ѕримечани€

1. ѕодробнее обзор историографии см.: ћавродинские чтени€. 2004; јктуальные проблемы историографии и исторической науки. ћатериалы юбилейной конференции, посв€щенной 70-летию исторического факультета —анкт-ѕетербургского государственного университета. —ѕб. 2004.

2. »з истории классицизма в –оссии: ћнение —. —. ”варова (1826). - –усский архив. 1899.  н. 3. N11, с. 465 - 468.

3. ÷ит. по: Ёнциклопедический словарь ‘. Ћ. Ѕрокгауза и ». ј. ≈фрона. “. 34. ѕолутом 67. —ѕб. 1902, с. 419.

4. √≈–÷≈Ќ ј. ». —оч.: ¬ 30 т. “. 25. ћ. 1961, с. 248.

ќпубликовано на ѕорталусе 02 марта 2021 года

Ќовинки на ѕорталусе:

—егодн€ в трендах top-5


¬аше мнение?




ќ ѕорталусе –ейтинг  аталог јвторам –еклама