Рейтинг
Порталус


Ш. МАССОН. Секретные записки о России.

Дата публикации: 06 апреля 2021
Автор(ы): А.Б. Каменский
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
Номер публикации: №1617705011


А.Б. Каменский, (c)

М. "Новое литературное обозрение". 1996. 208 с.

Рецензируемая книга вышла в серии "Россия в мемуарах", основанной издательством "Новое литературное обозрение". Ее первые книги были выпущены в 1996 году. Ими стали "Воспоминания пропащего человека" Н. И. Свешникова, сборник "История благородной женщины", куда вошли мемуары А. Е. Лабзиной, В. Н. Головиной и Е. А. Сабанеевой, а также "Секретные записки о России" Ш. Массона. За ним последовали воспоминания В. Пяста и Л. Н. Энгельгардта. Таким образом, из пяти изданных книг четыре - это мемуары XVIII-XIX веков. Записки Массона и Энгельгардта, а также сборник "История благородной женщины" посвящены, примерно, одному периоду.

Книги неплохо оформлены, выполнены на достаточно высоком полиграфическом уровне, снабжены краткими предисловиями, достаточно объемными комментариями и именными указателями. К сожалению, обращение к книгам этой серии обнаруживает, что единых принципов публикации источников у издателей пока не сложилось. Так, воспоминания Лабзиной опубликованы В. М. Боковой по изданию 1914 года. При этом оговаривается; "Сохранены некоторые особенности стиля автора. Слова в угловых скобках вставлены составителем". Что это за слова и почему их понадобилось вставлять, не поясняется. Возникает подозрение, что составитель поработал над стилем Лабзиной. Но вправе ли издатель что-либо менять в тексте издаваемого источника? Еще одну загадку преподносит комментарий к публикации в том же сборнике мемуаров Головиной. Написанные в оригинале по-французски, они опубликованы по изданию 1900 г. "с восстановлением цензурных купюр" и опять же с "некоторой стилистической правкой". Каким образом, по каким источникам, на основании каких текстов восстановлены купюры, остается только гадать. Стилистическая же правка, видимо, коснулась не оригинального текста Головиной, а его перевода, автор которого в комментариях не указан. Мемуарам Сабанеевой в сборнике Боковой повезло больше - они опубликованы просто "по тексту первой публикации" 1 .

Более сложная задача с выбором текста стояла перед издателями "Записок" Ш. Массона. Написанные по- французски они никогда не издавались на русском языке полностью, но только в отрывках. Из двух существующих переводов составители, как они сами сообщают, избрали тот, который выполнен менее профессионально, сверили его с французским текстом, подвергли "исправлению" и соединили с фрагментами другого, более качественного перевода (с. 154). При этом в предисловии с сожалением сообща-

стр. 168


ется, что "перевод полного текста "Секретных записок" в России по-прежнему остается делом будущего" (с. 14). Но если составители взялись за издание мемуаров Массона, то почему же было не поставить перед собой задачу выполнить, наконец, и ввести в научный оборот полный перевод записок Массона? Конечно, это гораздо более трудоемкая, но и более благородная миссия, чем вновь воспроизводить перевод низкого качества.

Третий вариант текста для издания и, по-видимому, наиболее близкий к научным требованиям, представляют "Записки" Энгельгардта (подготовка текста, составление, вступительная статья и примечания И. И. Федюкина). На сей раз читатель имеет дело, действительно, с первым полным текстом этого памятника мемуарной литературы, сверенным с архивными рукописями и дополненным по авторским черновикам.

Подобный же "разнобой" характерен и для справочного аппарата названных изданий. Так, в сборнике "История жизни благородной женщины" это - "примечания" с валовой нумерацией в пределах каждого текста, а в мемуарах Массона - "комментарии" и также с валовой нумерацией, но для каждой главы. В "Записках" Энгельгардта - вновь "примечания", но уже обозначенные "звездочками" и с указанием страниц текста, к которым они относятся. Столь же велика разница и в подходах к составлению именного указателя. В сборнике мемуаров Сабанеевой, Половиной и Лабзиной указатель аннотированный, в мемуарах Массона - "глухой". В результате один и тот же персонаж (например, П. А. Зубов, Карл - герцог Зюдерманландский) предстает перед читателем по-разному.

Различия в датах касаются и ряда других лиц. Так, Бокова полагает, что австрийский император Иосиф II был соправителем своей матери Марии-Терезии в 1765-1790 гг., а Фе-дюкин уверен, что это было в 1765-1780 гг., (и он, конечно, прав). У Боковой значится, что Л. Кобенцель был послом в Петербурге в 1779-1801 гг., а у Федюкина - в 1779- 1797 годах. Список подобного рода неточностей можно продолжить.

Обратимся, однако, к содержанию комментариев. Единственный из авторов, специально оговоривший принципы их составления, - И. И. Федюкин. "В силу значительной насыщенности текста фактическим материалом, - сообщает он, - мы сочли нецелесообразным подробно комментировать эпизоды, которые не имеют прямого отношения к биографии Л. Н. Энгельгардта. Поэтому целый ряд неточностей... специально не оговаривается". Аналогичными соображениями, по-видимому, руководствовались и составители других рассматриваемых здесь изданий. Что ж, к сожалению, составитель часто бывает связан оговоренным с издателем объемом книги и потому вынужден жертвовать какой-то частью имеющегося у него материала. Как правило, от этого страдает читатель. И особенно существенное значение это приобретает тогда, когда речь идет не просто о неточностях, но о достаточно серьезных ошибках, а подчас и о намеренном искажении мемуаристом исторической действительности. Помимо этого, отсутствие комментария в ряде случаев может привести к неверному восприятию читателем-неспециалистом тех или иных исторических фактов, встречающихся в тексте мемуаров. Приведем несколько примеров такого рода из "секретных записок" Массона. Не потому, что качество их издания лучше или хуже других книг серии, а потому, что в данном случае хотя составители и считают, что "точка зрения Массона - это точка зрения европейски мыслящего, цивилизованного человека, которого не испортило пребывание в России и который сумел выйти нравственно невредимым из этого общества рабов и господ" (с. 13), мы имеем дело с мемуарами, написанными человеком, заведомо предвзятым по отношению к России 2 .

"Записки" Массона - чрезвычайно интересный и ценный источник, требующий специального изучения с учетом всех его особенностей. Они начинаются с описания неудачной попытки Екатерины II выдать свою внучку Александру Павловну за шведского короля. О ее отце Павле Петровиче автор замечает, что "одного костюма шведов: их короткой одежды, шинелей, лент и круглых шляп - было достаточно для того, чтобы внушить ему неисцелимое отвращение" (с. 30). Специалисты, да и просто любители истории, знают, что речь идет об элементах одежды, ассоциировавшихся у Павла с революционной Францией и уже скоро, когда он стал императором, запрещенных им к употреблению в России. Однако рядовой читатель этого может и не знать. Между тем комментарии отсутствуют.

Вторая глава "Записок" посвящена описанию смерти Екатерины и восшествию на престол Павла. Об императрице в последний период ее жизни мемуарист замечает, что, "открывая рот, она уже не показывала зубов; голос ее дребезжал и был слаб, а речь лишена отчетливости в произношении" (с. 42). У этого, казалось бы, малозначительного замечания Массона была примечательная судьба. Судя по всему, с его мемуарами был знаком Л. Н. Толстой, который в своих

стр. 169


"Записках старца Федора Кузьмина", описывая восприятие стареющей Екатерины ее внуком Александром, употребляет выражение "улыбающийся беззубый рот". С. Б. Рассадин полагает, что это единственная правдивая деталь в описании Толстого, ибо, уверен он: "Да, Екатерина беззуба, и сама улыбка, которой она привыкла чаровать, обнажает этот изъян" 3 . Между тем, в воспоминаниях другого мемуариста, секретаря императрицы А. М. Грибовского, читаем: "Несмотря на 65 лет, государыня имела еще довольную в лице свежесть, руки прекрасные, все зубы в целости, от чего говорила твердо, без шиканья, только несколько мужественно" 4 . Конечно, от составителей не требуется проводить исследовательскую работу и выяснять, сохранила Екатерина Великая под старость свои зубы "в целости" или нет, но комментарий здесь, думается, был бы не лишним.

На соседней странице вкралась очевидная ошибка. Здесь говорится, что "тенью" царствования Екатерины были "шесть месяцев правления ее сына", но речь явно идет не о сыне, а о муже- Петре 111 (с. 43). На этой же странице Массон описывает расцвет в России коррупции и среди прочего пишет: "Чины, правосудие, безнаказанность продавались с публичного торга". Однако, как, несомненно, известно издателям его "Записок", чины в России, в отличие от родины автора-Франции, никогда не продавались. Зато на с. 44 издатели сочли необходимым прокомментировать слова "мытари" и "субретки", что вряд ли было так уж необходимо. На с. 45 Массон сообщает, что "за исключением Салтыковых, не увидишь в милости ни одной знатной фамилии". Авторы комментариев соглашаются с ним и подтверждают, что "большинство тех, кто был вознесен случаем при Екатерине, не имело таких родословных, как Салтыковы, род которых ведет свое начало с XIII века" (с. 167). О Салтыковых - верно, за исключением того, что в число приближенных к Екатерине они не входили. Зато не менее знатными были князь А. А. Вяземский, князь М. Н. Волконский, графы Воронцовы, князь М. М. Щербатов, граф А. И. Мусин-Пушкин, князь Н. В. Репнин и ряд других видных деятелей екатерининского времени.

Уже на следующей странице Массон пишет о том, что Екатерину окружали люди в основном ничтожные, и "не потому, чтобы Россия была не богата достойными людьми", а потому, что "Екатерина их боялась, и они всегда оставались вдали от нее" (с. 46). Это утверждение оставлено без комментария, хотя оно полностью не соответствует истине. Разве "Век Екатерины" не прославлен именами Суворова, Потемкина, Румянцева, Ушакова, Панина, Державина? Разве столь уж ничтожными были тот же Вяземский, Безбородко, Бецкой, А. Р. Воронцов и многие другие окружавшие императрицу люди? Сама Екатерина писала: "Я не боюсь чужих достоинств, напротив, желала бы иметь вокруг себя одних героев, все на свете употребляла, чтобы сделать героями тех, в ком видела малейшее к тому призвание" 5 .

Также местком монтированными остались расхожие, но опровергнутые современной наукой утверждения Массона о разочаровании Екатерины под влиянием Французской революции в идеях Просвещения (с. 48), о том, что она созвала Уложенную комиссию только для того, чтобы депутаты высказали ей свои комплименты (с. 50). Комментируя замечание Массона о награждениях некоторых депутатов Уложенной комиссии золотыми медалями, составители почему-то ссылаются на А. С. Пушкина, как будто никакой иной исторической литературы на эту тему нет (с. 170). Немало и разного рода мелких неточностей, вроде неверного перевода даты рождения Павла со старого стиля на новый (с. 29), упоминания "маленького Павла" в контексте 1791 г. (с.69), сведений о бегстве причастного к смерти Петра III князя Ф. С. Барятинского из Петербурга по вступлении на престол Павла (с. 85) и пр.

Составители взяли на себя нелегкий труд и сделали доступным ряд наиболее интересных воспоминаний XVIII века. Однако издание мемуаров прошлого - сложная и ответственная научная задача, требующая от составителей и авторов комментариев предельного внимания к публикуемому источнику, выработки единообразных (в особенности, когда это серийное издание) и вполне определенных принципов отбора текста, его передачи и комментирования.

Примечания

1. История жизни благородной женщины. М. 1996, с. 435, 437, 450.

2. Подобную характеристику Массона вряд ли можно счесть достаточной, ведь речь идет о сочинении, которое вполне может быть прочтено как откровенно антирусское. Думаю здесь необходим был комментарий иного рода, вроде того, что дала, например, недавно В. А. Мильчина к сочинению другого субъективного в своих

стр. 170


оценках француза - А. де Кюстина. "Как представляется, - пишет она, - разумнее наконец прочесть эту книгу как исторический документ, как свидетельство (выделено мной. - А. К. ) умного и тонкого (хотя порой вызывающе пристрастного) человека о чужой стране" (А. де КЮСТИН. Россия в 1839 году. Т. 1 М. 1996, с. 396.)

3. РАССАДИН С. Б. Русские, или из дворян в интеллигенты. М.1995, с. 48.

4. ГРИБОВСКИЙ А. М. Записки об императрице Екатерине Великой. М. 1864, с. 23.

5. Цит. по: КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Афоризмы, исторические портреты и этюды. Дневники. М. 1993, с. 258.

Опубликовано на Порталусе 06 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама