Рейтинг
Порталус


Россия и образование Нидерландского королевства

Дата публикации: 24 апреля 2021
Автор(ы): Е. М. Собко
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
Номер публикации: №1619253261


Е. М. Собко, (c)

Согласно решениям Венского конгресса 1814- 1815гг. на политической карте Европы появилось новое государство Нидерландское королевство. Этому событию предшествовало включение Нидерландов в состав наполеоновской империи в 1810г., национально-освободительное движение против завоевателей, наконец, освобождение страны от наполеоновского господства. В образовании Нидерландского королевства большую роль сыграла Россия. Эта тема не стала еще предметом специального изучения в отечественной и зарубежной историографии (1).

Весной 1813г. в Нидерландах(2) усиливается антинаполеоновское движение. Представители различных политических сил объединились вокруг принца Вильгельма, сына Вильгельма V Оранского, умершего в 1806 году. В свою очередь Вильгельм Оранский, который проживал до начала 1813г. в Пруссии, после разгрома наполеоновских войск в России активизировал свою деятельность по восстановлению власти Оранской династии в Нидерландах. В марте 1813 г. он встретился в Бреславле с Александром!. "О содержании переговоров известно мало, - отмечает В. В. Рогинскнй. Ясно лишь, что Александр поддержал Вильгельма Оранского, одобрил мысль о восстановлении независимости Нидерландов под эгидой Оранского дома" (3). Вскоре после этого Вильгельм Оранский отправляется в Лондон, где остается до конца ноября. Здесь он находит поддержку у министра иностранных дел Великобритании Р. Каслри.

В мае 1813 г. на переговорах между Австрией и Россией последняя поставила вопрос о том, что восстановление независимости Нидерландов должно явиться одним из условий примирения с Францией. Летом 1813г. Австрия и Великобритания заявили о своем положительном отношении к вопросу освобождения Нидерландов, причем Великобритания настаивала на восстановлении этого государства как независимой страны, предпринимая для решения данной проблемы ряд дипломатических усилий (4).

Освобождать Нидерланды должна была Северная армия союзников, которой командовал шведский наследный принц Карл Юхан (Бернадот). В середине ноября 1813г. на территории Нидерландов уже успешно действовало несколько русских отрядов (под командованием полковников Л. А. Нарышкина, П. И. Балабина, П. П. Лопухина и генерал-майора А. X. Бенкендорфа, имя которого стало впоследствии одним из символов николаевского царствования, и др.). 12 ноября был захвачен Зволле, 15 ноября отряд полковника Розена освободил Гронинген. В сложившейся ситуации национально-освободительное движение в стране резко активи-


Собко Елена Михайловна кандидат исторических наук, доцент Московского государственного университета культуры и искусств.

стр. 144


зировалось. 15 ноября произошло восстание в Амстердаме, 17 ноября ' в Гааге. В Гааге восставшие требовали восстановления независимости страны и призывали к сплочению под знаменем принца Оранского. Последний по-прежнему находился в Лондоне, "и в Гааге было не известно, где его искать - настолько полным был разрыв между страной и династией". Восстание в Гааге возглавил Гисберт Карел Ван Гогендорп, человек "скорее безрассудный, чем храбрый" (5), уже составивший к этому времени текст проекта конституции. Он сформировал временное правительство и как лидер оранжистов предполагал, что оно будет править от имени принца Вильгельма Оранского. Так и произошло: 1 декабря правительство передало верховную власть вернувшемуся на родину Вильгельму Оранскому. В многочисленных воззваниях, выпущенных в этот период, говорилось о том, что в стране должна быть установлена конституционная монархия. Тем временем русские кавалерийские отряды продолжали успешные военные действия на территории Нидерландов. 1 декабря основные силы отряда Бенкендорфа высадились в Амстердаме. На следующий день в Амстердаме произошла церемония, на которой была торжественно провозглашена независимость страны, а присутствующий Вильгельм Оранский был представлен как глава государства - - принц- государь.

Военные действия союзников, а также вновь сформированной голландской армии продолжались (крупнейшим успехом русских войск было взятие крепости Бреда), и к началу 1814г. можно говорить о том, что положение в Голландии стабилизировалось. "Таким образом, в ноябре-декабре 1813 г. при решающем участии русских войск, вступление которых на территорию Нидерландов способствовало национально-освободительному восстанию, Нидерланды вновь обрели свою независимость и государственность" (6). Отношения между Россией и Нидерландами были восстановлены в декабре 1813 - начале 1814 года. В Гааге был аккредитован официальный представитель России генерал К. Л. Фуль.

В марте 1814г. в Нидерландах была утверждена конституция (в ее основу был положен проект, разработанный Гогендорпом), по которой в стране устанавливалась ограниченная монархия. Главными составными элементами политической системы были монарх, Генеральные штаты и Провинциальные штаты. Характеризуя расстановку политических сил в стране в этот период, генерал Фуль 5 апреля 1814г. писал канцлеру графу К. В. Нессельроде: "Образованный класс, то есть те, которые стремятся занять места в гражданской и военной администрации, включает в себя четыре партии: 1. партию оранжистов; 2. республиканскую партию; 3. партию, связанную с бывшим королем Людовиком; 4. "французскую" партию" (7). После торжественной инаугурации Вильгельма Оранского позиции последнего значительно укрепились. Тем не менее он по-прежнему официально именовался "принц-государь".

К этому времени союзные войска освободили Брюссель, и на повестку дня встала проблема дальнейшей судьбы Бельгии. Разумеется, эта проблема возникла не вдруг, она затрагивала интересы многих европейских государств, и наибольшую заинтересованность в данном вопросе (помимо, естественно, самих Нидерландов) проявила Великобритания. Чтобы понять логику событий, приведших к объединению Бельгии и Нидерландов в одно государство, рассмотрим прежде всего внешнеполитические позиции победителей Наполеона. Несмотря на определенное напряжение в англо- русских отношениях, обе державы стремились не допустить возвышения Франции, и создание сильного Нидерландского государства отвечало интересам обеих стран. Это и определило их благожелательное отношение к образованию Нидерландского королевства. Позиция России и ее союзников хорошо отражена в инструкции Нессельроде, посланной Фулю 17 июня 1815г. (объединение Бельгии и Нидерландов стало к этому времени уже свершившимся фактом): "Отныне Голландия призвана играть одну из главных ролей в общей европейской системе. Необходимость укрепления обороны Севера внушила союзным державам мысль создать на правом фланге Франции государство достаточно сильное, чтобы не только выдержать без посторонней помощи первый удар, но и эффективно действовать на французских коммуникациях в случае, если Франция нападет на Германию. Это соображение и было причиной объединения Бельгии с Голландией" (8). К этому следует добавить, что Россия также опасалась усиления Пруссии, а вновь созданное Нидерландское государство могло бы служить противовесом возвышающейся Пруссии. Кроме того, Россия ставила решение вопроса о расширении

стр. 145


территории Нидерландов в зависимость от уплаты ею государственного долга этой стране. Исключительную активность Великобритании в вопросе объединения Нидерландов и Бельгии, обусловило, помимо указанных причин, ее желание усилить свое влияние на европейском континенте, причем особенно беспокоила британцев судьба морского побережья Южных Нидерландов. Австрия, бывшая хозяйка части Южных Нидерландов, не проявляла большой заинтересованности вернуть свои бельгийские провинции, предпочитая получить другие территории как компенсацию за потерянные Южные Нидерланды(9). Лишь позиция Пруссии по проблеме объединения Бельгии и Нидерландов не всегда была однозначно-благосклонной (расширение территории Нидерландов предполагало присоединение интересовавших ее земель по левому берегу Рейна и по правому берегу реки Маас), но не Пруссия диктовала правила европейской дипломатической игры в этот период, хотя она и оказала влияние на решение вопроса. Таким образом, в 1813-1814гг. на международной арене сложилась ситуация, весьма благоприятная для Нидерландов, поставивших вопрос о расширении своей территории.

Разумеется, проблема расширения территории в сторону Южных Нидерландов была одной из главных, обсуждавшихся Вильгельмом Оранским во время его пребывания в Лондоне в 1813 году. Поддержка Великобританией идеи расширения нидерландской территории (сначала, однако, с некоторыми колебаниями по вопросу о вариантах объединения Северных и Южных Нидерландов) вдохновила Вильгельма Оранского, и он в своих меморандумах от 9 ноября и 26 декабря 1813г. высказался за значительное расширение территории Нидерландов, обосновывая это стратегическими соображениями: "Только присоединение левого берега Рейна, вплоть до Мозеля включительно, так же, как и объединение Нидерландов, включающее в себя Люксембург, может дать Соединенным Провинциям, рассматриваемым как преграда Европы против Франции, необходимую им прочность. Только это объединение может представить надежный фундамент для принятия мер защиты" (10). Аргументы Вильгельма Оранского разделяли союзные державы, однако они откладывали решение вопроса до того времени, когда Южные Нидерланды будут освобождены от французских войск, считая, что не следует "делить шкуру неубитого медведя".

Линия на поддержку Нидерландов продолжала проводиться Каслри в январе 1814г., когда он прибыл во французский город Лангр для переговоров с союзниками. 22 января 1814 г. он писал английскому посланнику в Гааге лорду Кланкар-ти, что министр иностранных дел Австрии К. Меттерних "предоставляет наиболее удовлетворительные заверения в том, что касается настроений Австрии в отношении будущего состояния Нидерландов. [...] Вы сообщите Его Королевскому Высочеству (Вильгельму Оранскому. Е. С.), что как только я смогу уточнить настроения Его Императорского Величества императора России по этому вопросу, я без промедления предоставлю Вам инструкции, которые помогут Вам донести до Его Высочества мою точку зрения на то, какой способ наиболее целесообразно принять, чтобы наиболее удовлетворительным образом воздействовать на дело, столь важное для независимости Европы и столь затрагивающее интересы Его Королевского Высочества принца-регента" (11). После обсуждения нидерландской проблемы на Шатийонском конгрессе (февраль 1814г.) вопрос о том, что территория Северных Нидерландов должна быть расширена, а верховная власть принца Вильгельма Оранского узаконена, был в принципе решен союзными державами 1 марта 1814г., когда Россия, Австрия, Великобритания и Пруссия подписали договор об оборонительном и наступательном союзе. В секретной статье этого договора говорилось: "Голландия государство свободное и независимое под верховною властью принца Оранского с увеличением территории и устройством соответствующей границы" (12).

В этот период Россия подняла проблему своего государственного долга Нидерландам, который образовался из займов, предоставленных голландскими банкирами еще при Екатерине II. В ходе наполеоновских войн Россия уже предпринимала попытки освободиться от долга, но безуспешно. Вновь российское правительство поставило этот вопрос в связи с будущей судьбой Нидерландов. 17 февраля 1814г., характеризуя стремление Великобритании предоставить Нидерландам "территориальные приращения", Нессельроде писал уполномоченному России на мирных переговорах в Шатийоне А. К. Разумовскому: "Это желание вполне соответствует

стр. 146


точке зрения е. и. в-ва на важное дело переустройства континента на основе принципов, обеспечивающих безопасность и независимость, и в этом отношении он полностью согласен с британским правительством. [...] Однако, поскольку такой значительной выгодой Голландия будет обязана главным образом усилиям, предпринятым Россией для освобождения Европы, и огромным жертвам, давшим возможность продлить эти усилия после изгнания французов из России, е. и. в-во считает долгом по отношению к своим подданным воспользоваться этим обстоятельством для того, чтобы освободить их от обязательств, существенно затрудняющих восполнение большого ущерба, причиненного им вражеским нашествием. Россия должна Голландии почти 90 млн. флоринов. [...] По мысли е. и. в-ва, британское правительство, которое извлекло из успехов нашего оружия самую непосредственную выгоду [...], должно взять на себя половину этого долга, а голландское правительство - другую". 6 марта 1814г. Нессельроде направил Каслри ноту, в которой официально предлагалось следующее: Вильгельм Оранский должен или полностью взять на себя долг России, или разделить его "в пропорции, которая будет сочтена приемлемой", между Нидерландами и Великобританией (13). Великобритания в этот период резко отрицательно отнеслась к этому предложению, но в дальнейшем изменила свою позицию.

К весне 1814г. относятся также следующие события, проливающие свет на взаимоотношения России, Нидерландов и Великобритании. Они связаны с матримониальными планами: помолвкой наследного принца Вильгельма Оранского (сына Вильгельма, принца-государя,) и английской принцессы Шарлотты, дочери принца-регента Георга. При английском дворе открыто заговорили об этом браке еще в августе 1813 года. Великобритания поддерживала Нидерланды, а заключение такого брачного союза еще больше усилило бы ее позиции и в Нидерландах, и на Континенте вообще. Это затрагивало интересы России, соперничавшей с Великобританией в этот период и в политической, и в экономической сферах (14). Кроме того, возможно, уже в начале 1814г. в российской императорской семье возник замысел заключить брак между великой княжной Анной Павловной, сестрой Александра I, и все тем же наследным принцем Вильгельмом Оранским. Так или иначе весной 1814г., когда переговоры о предстоящем браке между принцессой Шарлоттой и Вильгельмом Оранским продолжались, в Лондон отправилась великая княгиня Екатерина Павловна, сестра Александра I. Г. Фагель, голландский посол в Лондоне, писал 14 апреля принцу-государю: "Ваше Королевское Высочество увидит из моих донесений министру иностранных дел, как продвигаются дела относительно соглашения о браке. Боюсь, что для его заключения потребуется еще не менее двух недель" (15). Однако этим планам не суждено было сбыться. Во-первых, в британских верхах существовали разногласия по поводу предстоящего брака, а во-вторых, великая княгиня Екатерина Павловна, используя и эти разногласия, и свое влияние на принцессу Шарлотту, в значительной степени способствовала разрыву помолвки. Возможно, именно это и было главной целью ее поездки в Лондон (16). Все происшедшее вскоре принесло российской императорской семье самые непосредственные плоды.

Тем временем на международной арене продолжали развиваться события более крупного масштаба. Военные успехи союзных держав привели к заключению 30 мая-1814 г. Первого Парижского мирного договора, по которому Франция подписывала договор отдельно с каждым государством союзников. Одна из секретных статей договора гласила: "Статья III. Так как установление твердого равновесия в Европе требует, чтобы Голландия имела такие размеры, которые дали бы ей возможность поддерживать свою независимость собственными средствами, то земли, находящиеся между морем, границами французскими, как они определены настоящим трактатом, и Масом, присоединяются на вечные времена к Голландии. Границы на правом берегу Маса будут определены по соображению военных интересов Голландии и ее соседей" (17). Таким образом, здесь уже конкретно говорилось о присоединении Южных Нидерландов, то есть, Бельгии, хотя бельгийские провинции прямо не назывались.

21 июля 1814г. считается окончательной датой подписания союзными державами протокола, определявшего принципы, на основании которых должно было произойти объединение Бельгии и Северных Нидерландов. Согласно этому протоколу, Бельгия и Северные Нидерланды представляли собой равноправные части

стр. 147


единого унитарного государства. Бельгия имела представительство в общих Генеральных штатах и была облечена теми же финансовыми обязательствами, что и Северные Нидерланды. 31 июля 1814г. принц- государь принял управление Южными Нидерландами, то есть Бельгией (18).

Вопрос о границах Нидерландов должен был окончательно решиться на конгрессе держав-победительниц. В сентябре 1814 г. конгресс в Вене начал свою работу. Характеризуя позицию России по нидерландской проблеме перед открытием конгресса, прусский посланник в Гааге К. X. Брокгаузен писал прусскому королю Фридриху-Вильгельму III 14 июля 1814г.: "Российский император дал положительные обещания принцу- государю, что он в любом случае будет заинтересован в поддержке стремления Голландии к увеличению своей территории. Он высказался в том смысле, что он весьма убежден в необходимости сделать эту страну достаточно сильной для отражения первого удара в случае, если он будет нанесен Францией" (19). Таким образом, принц-государь Вильгельм Оранский получил обещание Александра I поддерживать его позицию по вопросу о расширении территории Нидерландов. Это важное свидетельство, поскольку Пруссия заявила свои претензии на территории по правому берегу реки Маас, и от позиции других стран зависело, какая часть Южных Нидерландов будет присоединена к Северным. Последний вопрос все больше стал определяться тем, как решались другие проблемы мирного урегулирования. Поддерживая в целом идею создания нового Нидерландского государства, каждая держава разыгрывала эту "карту" в сложной дипломатической игре взаимных претензий, амбиций и компромиссов. Для России важнейшим оставался вопрос о государственном долге Голландии, и в ходе переговоров в Вене в январе 1815г. было решено пригласить принца-государя Вильгельма Оранского для получения согласия на уступки в отношении соглашения по российскому долгу. Окончательно эта проблема решена не была, ее обсуждение продолжалось. Территориальные претензии Пруссии привели к тому, что в январе 1815г. Нидерландам дали понять, что они не могут рассчитывать на расширение территории дальше среднего Рейна, как это планировалось ранее. Окончательное соглашение по вопросу о том, какие именно территории войдут в состав нового государства, было достигнуто на заседаниях 12 и 13 февраля, и именно эти решения легли в основу Заключительного акта Венского конгресса (20).

16 марта 1815г. принц-государь Вильгельм Оранский получил титул короля Нидерландов. Вскоре была принята новая конституция, усиливавшая власть монарха по сравнению с конституцией 1814 года (21).

В этот период Великобритания начинает проявлять большую уступчивость по вопросам о российском долге Голландии, и 19 мая 1815г. между Россией, Великобританией и Нидерландами была подписана конвенция, определявшая общую сумму долга России Нидерландам, причем половину ее обязывались заплатить в равных пропорциях правительства Нидерландов и Великобритании. 9 июня 1815г. был подписан Заключительный акт Венского конгресса. Статья 65-я гласила: "Прежние Соединенные Нидерландские Области и бывшие Провинции Бельгийские в границах, кои для тех и других определены следующею статьей, составят вместе с прочими в сей же статье означенными землями, особенное Государство, под державою Е. К. Высочества Принца Нассау-Оранского, владетельного Государя Соединенных Нидерландских Областей, и будут именоваться Королевством Нидерландским". 66-я статья определяла точные границы нового государства (22).

Итак, Заключительным актом Венского конгресса было окончательно оформлено существование Нидерландского королевства. Король Вильгельм I был полон решимости возродить былое величие Нидерландов. Нидерландское королевство было во многом обязано своим существованием Великобритании. Однако слишком ощутимое британское влияние было нежелательно для страны. Ему был найден противовес влияние России. Россия, со своей стороны, также проявляла заинтересованность в развитии отношений с недавно созданным Нидерландским государством (23). Этот взаимный интерес нашел свое отражение в династическом браке, заключенном между российской великой княжной Анной Павловной и нидерландским наследным принцем Вильгельмом Оранским, сыном короля Вильгельма!. По-видимому, впервые идея этого брачного союза была высказана Александром I в письме к Вильгельму! от 23 июля 1815 года. В ответ на это письмо тут же последовало два послания Вильгельма I, в которых он сообщал Александру I о сво-

стр. 148


ем положительном отношении к проектируемому браку. Такого же мнения, по его словам, придерживались сам наследный принц и его мать (24). "Близкая дружба" между Россией и Нидерландами- выражение, неизменно присутствующее в каждом из упомянутых писем.

Примечания

1. Ближе всего к рассматриваемой теме стоят исследования: RENIER G. J. Great Britain and the Establishment of the Kingdom of the Netherlands. 1813- 1815. The Hague. 1930; РОГИНСКИЙ В. В. Россия и освобождение Нидерландов от наполеоновского господства. Новая и новейшая история, 1985, N 5; KOSSMANN E. H. The Low Countries. 1780 1940. Oxford. 1978; NIEUWLAND I. Tres cher Nicolas. Dynastic ties between the Netherlands and Russia during the first phase of the Belgian Uprising, August to December, 1830, in: Around Peter the Great. Three Centuries of Russian-Dutch Relations. Groningen. 1997.

2. Внесем некоторые терминологические уточнения. "Голландия" - название одной из провинций государства Нидерланды. Известно, что Голландией нередко именуется само государство. Таким образом "Нидерланды" более точный термин, он и используется в статье. По отношению к территории Южных Нидерландов употребляется также термин "Бельгия" как широко используемый в литературе. Если в контексте статьи одновременно употребляются термины "Бельгия" и "Нидерланды", то под последними имеются в виду Северные Нидерланды.

3. РОГИНСКИЙ В. В. Ук. соч., с. 47.

4. RENIER G. J. Op. cit., p. 76--78.

5. KOSSMANN E. H. Op. cit., p. 103-104.

6. РОГИНСКИЙ В. В. Ук. соч., с. 61.

7. COLENBRANDER H. T. Gedenkstukken Der Algemeene Geschiedenis van Nederland, van 1795 tot 1840. Vestiging van het konunknjk 1813-1815 s. Gravenhage. 1914 (далее Gedenkstukken). Vol. 23, p. XXXIV.

8. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского Министерства иностранных дел (далее- ВПР). Т. VIII. М. 1972, с. 381.

9. RENIER G. J. Op. cit., pp. 205, 215- -217.

10. Gedenkstukken. Vol. 23, p. 19.

11. Ibid., p. 32.

12. RENIER G. J. Op. dt., pp. 220 223; ВПР. Т. VII. М. 1970, с. 595.

13. ВПР. Т. VIII, с. 602, 641. прим. 102; т. VII, с. 574; документ N 225.

14. RENIER G. J. Op. cit., p. 79, 183 186.

15. Gedenkstukken. Vol. 23, p. 536.

16. RENIER G. J. Op. cit., pp. 189-190.

17. МАРТЕНС Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россиею с иностранными державами. Т. XIV. СПб. 1905, с. 258.

18. KOSSMANN E. H. Op. cit., p. 110.

19. Gedenkstukken. Vol. 23, p. 302.

20. RENIER G. J. Op. cit., pp. 289-291.

21. KOSSMANN E. H. Op. cit., pp. 111-112.

22. См.: МАРТЕНС Ф. Ук. соч. Т. XI. СПб. 1895, с. 219-220; 231 237; т. III. СПб. 1876, с. 280 283.

23. NIEUWLAND I. Op. cit., pp. 42-43.

24. ВПР. Т. VIII, с. 434; Gedenkstukken. Vol. 23, pp. XXXIX XL.

 

Опубликовано на Порталусе 24 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама