Полная версия публикации №1616327667

PORTALUS.RU ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ОБ УНИВЕРСИТЕТСКОМ КУРСЕ "ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ИСТОРИИ" → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

В. П. ЗОЛОТАРЕВ, ОБ УНИВЕРСИТЕТСКОМ КУРСЕ "ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ИСТОРИИ" [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 21 марта 2021. - Режим доступа: http://portalus.ru/modules/history/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1616327667&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 07.05.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

В. П. ЗОЛОТАРЕВ, ОБ УНИВЕРСИТЕТСКОМ КУРСЕ "ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ИСТОРИИ" // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 21 марта 2021. URL: http://portalus.ru/modules/history/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1616327667&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 07.05.2021).



публикация №1616327667, версия для печати

ОБ УНИВЕРСИТЕТСКОМ КУРСЕ "ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ИСТОРИИ"


Дата публикации: 21 марта 2021
Автор: В. П. ЗОЛОТАРЕВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Номер публикации: №1616327667 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Вот уже несколько лет, как в так называемые стандарты высшего образования Российской Федерации по специальности "История" была введена новая научная дисциплина "Теория и методология истории". В государственном стандарте, подписанном 17 марта 2000 г., названному курсу посвящены всего четыре строки: "Взаимосвязь между теорией и методами исторического познания, принципы исторического исследования, общенаучные методы в исторической науке, специальные исторические методы, методы, заимствованные из других наук, методология и методика решения исследовательских задач" 1 . Как видим, здесь отсутствует сколько-нибудь вразумительное разъяснение содержания нового предмета. Каков объект изучения новой дисциплины, какие закономерности к ней относятся, в чем состоят задачи курса, с какими сопредельными науками этот предмет сопрягается? Эти вопросы даже не упоминаются, не определены признаки вводимой в систему университетского гуманитарного образования новой научной дисциплины. Ответы на перечисленные (и многие другие) вопросы мы не найдем ни в программе курса "Методологические проблемы исторической науки" профессора Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Н. Б. Селунской 2 , ни в появившихся в последние годы статьях и монографиях, прямо или косвенно затрагивающих историко-теоретические проблемы исторической науки 3 .

Дореволюционные публикации по интересующим нас проблемам, появившиеся до 1917 года, убеждают, что опыт преподавания теории истории в дореволюционных российских университетах имелся, и притом довольно интересный. Курсы по теоретическим вопросам исторической науки читались в ведущих университетах Российской империи. Он, что называется, отложился в учебных программах и трудах профессоров, читавших эти курсы (В. И. Герье, В. О. Ключевский, Н. И. Кареев, А. С. Лаппо-Данилевский, М. М. Хвостов, Е. Н. Щепкин, Н. М. Бубнов, В. М. Хвостов) 4 .

Можно восстановить и структуру этих курсов. Просматриваются три варианта. В. И. Герье, М. М. и В. М. Хвостовы знакомили студентов главным образом с философией истории в понимании ее великих корифеев, имея в виду смысл теории исторического процесса. А. С. Лаппо-Данилевский и Е. Н. Щепкин сосредоточивались главным образом на гносеологии исторического познания и исторических источниках. Об этом хорошо писал А. П. Доброклонский в биографии Е. Н. Щепкина: "Следуя приемам, уловленным в "Институте для исследования австрийской истории" в Вене, Е. Н. Щепкин в практический курс методологии истории вводит не только всестороннее изложение частностей критического метода, но и краткий обзор вспомогательных наук истории, а именно средневековой палеографии, хронологии, дипломатики" 5 . И лишь Кареев понимал свои штудии широко, как общую теорию истории, включающую три частные теории - историологию, историку и теорию преподавания истории 6 .

В отличие от Государственного стандарта русские теоретики истории ясно очерчивали объект изучения предмета. Стоит, впрочем, отметить и то, что и они не очень задумывались ни о предмете читаемых ими курсов (просто давали знания), ни о закономерностях, лежащих в его основе, ни о системе задач, стоящих перед этой научной дисциплиной, ни о тем более той

стр. 172


синергетике, которая должна способствовать их разрешению. У этих теоретиков истории не было (как впрочем нет и сегодня) согласованной структуры курсов.

Мой опыт убеждает, что нам нужен курс "Общая теория истории", который должен включать три раздела: 1) Введение, 2) Теория исторического процесса, 3) Теория исторического познания. Во введении дается, образно говоря, общий чертеж теории истории как научной дисциплины: бинарность ее предмета (теория исторического процесса и теория исторического познания, их органическая взаимосвязь), две группы закономерностей, ею исследуемых (историософские и гносеологические), четкая система задач, стоящих перед курсом; конфигурация ее связей с сопредельными науками и научными дисциплинами. Намечены методы, которые используются для изучения своего объекта: метод наблюдения, критический, сравнительно-исторический, метод аналогий, метод теоретического анализа и синтеза и др. Таким образом, общая теория истории имеет все те черты, которые присущи любой научной дисциплине - объект изучения и его внутренние закономерности, ясно сформулированные задачи (главная из них - выявить и применить в теории и практике закономерности) и, наконец, методы исследования.

Во втором разделе сосредотачивается внимание на реконструкции основных учений об историческом процессе: провиденциализме (Августин Блаженный, Орозий, Ж. Б. Боссюе и др.), "круговороте в истории" (Дж. Вико), гегелевских воззрениях на всемирно- исторический процесс, на трех фазах в развитии истории (О. Конт), формационном (К. Маркс) и цивилизационном (А. Тойнби) подходах. Этот раздел заканчивается изложением современных концепций исторического процесса. Специальное внимание уделяется теории многофакторной интерпретации истории как процесса, подчеркивается необходимость больше уделять внимания неопределенности, вариативности истории, роли "маленьких случаев", складыванию (начиная с 70-х гг. XX в.) синергетической методологии истории.

В третьем разделе рассматриваются основные этапы становления истории как науки - от мифа к логосу и от него к науке; особенности исторического познания, отличие его от естественнонаучного. Отмечается, что в истории ложь и заблуждение могут заключаться и в самом первоначальном, исходном источнике (геолог может ошибаться, даже лгать, но скалы и слои земные не лгут и не ошибаются) 7 . Далее подробно разбираются принципы и методы исторического познания. Этот раздел заключает освещение вопросов об истории как науке и как учебном предмете в средней школе, то есть своего рода мостик от общей теории истории к методике преподавания истории.

Я употребляю название "Общая теория истории", а не "Теория и методология истории". Почему? Да потому, что название научной дисциплины в Государственном образовательном стандарте Министерства образования Российской Федерации вызывает ряд вопросов. Во-первых, "теория" тавтологизируется с "методологией истории". Разве "методология" не теория исторической науки? Неопределенность данного названия настоятельно требует найти более точное. Кстати сказать, в программе Московского университета этот курс имеет более суженное содержание - "Методологические проблемы исторической науки" 8 .

Представляется, что научную дисциплину, о которой идет речь, следует называть кратко и четко - "Общая теория истории". Она должна состоять из трех частных теорий, которые и определят структуру курса. Первую часть - "Теория исторического процесса" - следовало бы включить в учебный план в пятом семестре, вторую - "Теория исторического познания" - надо изучать в шестом семестре, третья - "Теория исторического преподавания" (или методика преподавания истории в средних образовательных учреждениях) - могла бы изучаться в седьмом семестре.

Было бы желательно запланировать на каждую часть общей теории истории по 4 часа учебных занятий в неделю (2 часа лекций и 2 часа практических занятий) и заканчивать изучение каждой части полугодовыми зачетами с итоговым экзаменом в конце седьмого семестра. На каждую часть будет отводится примерно 72 - 74 семестровых занятия и около 200 часов на курс в целом. Можно рассчитывать, что студенты на хорошем уровне освоят общую теорию истории, столь важную для профессиональной подготовки историков.

Перечисленные части общей теории истории не одинаково полно разработаны как в отечественной, так и в зарубежной литературе. Больше всего в этом отношении повезло теории исторического познания, поскольку она понималась (да нередко и сейчас понимается) именно как методология истории или теория исторического познания. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к трем изданиям "Методологии истории" А. С. Лаппо-Данилевского (1910, 1913, 1918 гг.), широко известным на Западе "Lehrbuch der historischer Methode" ("Учебнику исторического метода") Э. Бернхайма (1905 г.) и "Введению в изучение истории" Ш. Ланглуа и Ш. Сеньобоса (1899 г.). В этих трудах основательно разработана именно "технология исторического познания" - учение об источниках и методах добывания

стр. 173


из них информации, а также о принципах, стилях и жанрах исторических исследований. Некоторые из этих вопросов подвергнуты тщательному анализу и в книге современного английского историка-теоретика Джона Тоша "Стремление к истине. Как овладеть мастерством историка" (М. 2000) 9 . Само название свидетельствует, что в центре внимания автора стоит не теория исторического процесса, а именно процесс достижения честным исследователем максимально объективной исторической истины. Авторы очень часто отрывают "технологию исторического познания" от того объекта, на исследование которого она направлена, забывают, что каков предмет, таков и метод. Между тем от того, как исследователь понимает историю как процесс жизни человеческого общества в прошлом (да и в настоящем), напрямую зависит и сама "технология" его изучения.

Курс по теории исторической науки должен изучаться студентами исторических факультетов не только и не столько на лекциях, сколько на хорошо обеспеченных разными источниками практических занятиях. Однако, в большинстве российских университетов такие практические занятия не проводятся. Это отрицательно сказывается на профессиональной подготовке студентов. Кареев в свое время писал: "Историки учатся научно работать не по историческим руководствам методологического содержания, а читая исторические сочинения, преимущественно мастеров науки, и сами решая исторические задачи, особенно под руководством опытных преподавателей. Люди вообще научаются что-либо делать не по рассказу, а по показу, практически, как учатся плавать в самой воде, пахать - идя за плугом, косить - с косою, ездить - верхом - сидя на лошади" 10 . Приведенные слова подчеркивают приоритет практической работы в профессиональной подготовке молодых историков. Выразительно высказался на эту тему С. М. Соловьев, вспоминая о своих университетских штудиях, когда время в университете "проходило не столько в изучении фактов, сколько в думаний над ними, ибо у нас господствовало философское направление. Гегель кружил всем головы, хотя очень немногие читали самого Гегеля, а пользовались им только из лекций молодых профессоров; занимавшиеся студенты не иначе выражались как гегелевскими терминами. И моя голова работала постоянно: схвачу несколько фактов и уже строю на них целое здание. Из гегелевских сочинений я прочел только "Философию истории": она произвела на меня сильное впечатление" 11 . В Сыктывкарском университете в центре практических занятий стоят труды трех великих историков: С. М. Соловьева, В. О. Ключевского и Н. И. Кареева.

Практические занятия ставят и решают в единстве три задачи. Студенты знакомятся с великими русскими историками, которые были одновременно и серьезными теоретиками своей науки. Студенты убеждаются, что по-настоящему развивать теорию истории могут главным образом те ученые, которые достигли важных результатов в своей конкретно- исторической исследовательской деятельности. Одновременно они знакомятся и с исследовательскими лабораториями. Понимание того, что теория истории как научная дисциплина включает в себя теорию исторического процесса и теорию исторического познания, существенно важно для профессиональной подготовки историка.

На практических занятиях, во-первых, кратко воспроизводится жизненный и научный путь ученых, особое внимание уделяется их учителям, фундаментальным исследованиям, а также формированию их политического мировоззрения. Во-вторых, раскрываются концептуальные взгляды ученых, обсуждаются "источники и цена исторических перемен". В-третьих, раскрываются особенности "лаборатории исторического исследования" данного ученого в сравнении с его современниками, ценность "технологического инструментария". Этот вопрос в отечественной историографии наименее разработан.

Практические занятия "вливаются" в лекционные, не повторяя и не подменяя их, но существенно помогая студентам.

В. П. Золотарев, доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой Сыктывкарского государственного университета

Примечания

1. Министерство образования Российской Федерации. Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. Специальность 020700 - История. Квалификация - Историк, преподаватель. 17 марта 2000 г. ОПД. Ф. 12.

2. См.: Историческое образование. Программа общих курсов. Московский государственный университет. М. 1998, с. 323 - 332.

3. АНИКЕЕВ А. А. Проблемы методологии истории. Ставрополь. 1995; БУРМИСТРОВ НА. Предмет методологии исторической науки. - CLIO MODERNA. Зарубежная история и историография. Сб. научн. статей. Вып. 2. Казань. 2001; КОЛОМИЙЦЕВ В. Ф. Методология истории (От источника к исследованию). М. 2001; РУМЯНЦЕВА М. Ф. Теория истории. Учебное пособие. М. 2002.

4. ГЕРЬЕ В. И. Очерк развития исторической науки. М. 1866; его же. Философия истории от Августи-

стр. 174


на до Гегеля. М. 1915; КЛЮЧЕВСКИЙ В. О. Соч.: В 9 т. М. Т. 6. М. 1989, с. 5 - 93; ХВОСТОВ М. М. Лекции по методологии и философии истории, читанные в Казанском университете в 1912 - 1913 учебном году. Казань. 1913; ХВОСТОВ В. М. Теория исторического процесса. Очерки по философии и методологии истории. Курс лекций. М. 1914; ХВОСТОВ В. М. Теория исторического процесса и методология истории. Программа курса на 1911 - 1912 уч. год. - Центральный государственный исторический архив г. Москва, ф. 635, оп. 3, д. 29, 30, 39, 57, 58; ЩЕПКИН Е. Н. Вопросы методологии истории. Одесса. 1905; БУБНОВ Н. М. Методология истории. Курс лекций. Киев. 1914. Государственный архив Одесской области, ф. 157 (А. П. Доброклонский), оп. 1, д. 46, л. 14 - 15. КАРЕЕВ Н. И. Историка (Теория исторического знания). Пг. 1913; его же. Историология (Теория исторического процесса). Пг. 1915; его же. О школьном преподавании истории. Пг. 1917.

7. БЕСТУЖЕВ-РЮМИН К. Н. Методы исторических занятий. - Журнал Министерства народного просвещения. 1887, N2, с. 308.

8. СЕЛУНСКАЯ Н. Б. Методологические проблемы исторической науки. - Историческое образование: Программа общих курсов. Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова. 1998, с. 323 - 332.

9. См.: СМОЛЕНСКИЙ Н. И. Об исследовании британским ученым Дж. Тошем проблем методологии истории. - Новая и новейшая история, 2002, N 6, с. 176 - 191.

10. КАРЕЕВ Н. И. Историология, с. 311 - 312.

11. СОЛОВЬЕВ С. М. Записка для детей моих, а если можно и для других. - СОЛОВЬЕВ С. М. Соч.: В 23 кн. М. 1989 - 2000. Кн. 18, с. 572 - 573.

Опубликовано 21 марта 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1616327667

© Portalus.ru

Главная ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ОБ УНИВЕРСИТЕТСКОМ КУРСЕ "ОБЩАЯ ТЕОРИЯ ИСТОРИИ"

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU