Полная версия публикации №1661161082

PORTALUS.RU ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ БЕКЕР Х. КЕНДРА. ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ АРМАДЫ В ОСВЕЩЕНИИ XVII ВЕКА → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Г. ЗАЛКИНД, БЕКЕР Х. КЕНДРА. ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ АРМАДЫ В ОСВЕЩЕНИИ XVII ВЕКА [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 22 августа 2022. - Режим доступа: http://portalus.ru/modules/history/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1661161082&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 07.12.2022.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Г. ЗАЛКИНД, БЕКЕР Х. КЕНДРА. ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ АРМАДЫ В ОСВЕЩЕНИИ XVII ВЕКА // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 22 августа 2022. URL: http://portalus.ru/modules/history/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1661161082&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 07.12.2022).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

Г. ЗАЛКИНД, БЕКЕР Х. КЕНДРА. ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ АРМАДЫ В ОСВЕЩЕНИИ XVII ВЕКА / Историк-марксист, № 4-5(080-081), 1940, C. 145-147.



публикация №1661161082, версия для печати

БЕКЕР Х. КЕНДРА. ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ АРМАДЫ В ОСВЕЩЕНИИ XVII ВЕКА


Дата публикации: 22 августа 2022
Автор: Г. ЗАЛКИНД
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Источник: (c) Историк-марксист, № 4-5(080-081), 1940, C. 145-147
Номер публикации: №1661161082 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


BAKER H. KENDRA. A seventeenth century sidelight on the Spanish Armada. London. The D. W. Daniel Co. Ltd. 1938. 268. p.

 

Конец XVI века был свидетелем крупнейших событий в истории Европы. Шла ожесточенная борьба между протестантскими Нидерландами и католическим самодержавием Филиппа П. Сотни тысяч жителей Нидерландов, испытавших все ужасы испанской инквизиции, были вовлечены в эту борьбу. Восставшие Соединенные провинции, откуда еще отец Филиппа II - Карл V - черпал средства для создания своей могущественной империи, "где солнце никогда не заходило", грозили полным отпадением от испанской короны.

 

Щупальца испанского спрута простирались по всей Европе. Во Франция на откупу у испанского короля находилась партия гизов, возглавлявшая католическую феодальную реакцию и выставлявшая своего претендента на престол французских королей. После блестящей морской победы, одержанной маркизом Санта Круц над португальским претендентом, Португалия на многие десятилетия превратилась в испанскую колонию. Турецкий флот был наголову разбит при Лепанто побочным братом Филиппа дон-Жуаном Австрийским. Запуганный ростом и успехом реформационного движения, папский престол искал опоры у Испании. Одна Великобритания ускользала от Филиппа. Правда, на короткое время счастье и здесь улыбнулось испанскому королю и святейшей инквизиции: Филипп II стал супругом английской королевы Марии Тюдор. Он рассчитывал стать твердой ногой на британских островах и отсюда определять судьбы европейского континента. Но Мария Тюдор недолго процарствовала. Ее преемница и сестра Елизавета вступила в союз с протестантскими Нидерландами и вместе с ними начала борьбу с мировой империей Филиппа II, грозившей превратить Англию в колонию испанского феодализма. Это вместе е тем была борьба за разрушение мировой колониальной монополии Испании. Но арсенал средств у Филиппа был велик. Он нашел союзницу в ближайшей претендентке на английский престол, шотландской королеве Марии Стюарт, которая даже отказалась в его пользу, правда, уже будучи в тюремном заключении, от своих прав на английскую корону. Филипп не жалел средств, чтобы физически устранить мешавшую его планам Елизавету, субсидируя все заговоры на ее жизнь. Наконец, был задуман план грандиозного военно-морского похода на Англию для завоевания ее силой оружия.

 

Рассмотрению одной из закулисных сторон истории этого похода, известного под названием похода Испанской или Непобедимой Армады, посвящена рецензируемая книга Х. Бекера. Сам автор отдает себе отчет в том, что интересующий его исторический период был уже предметом исследования многих историков, в том числе такого столпа буржуазной исторической науки, как Леопольд фон Ранке. Бекер не пытается производить новые архивные изыскания и не публикует новых до сих пор неизвестных документов, Автор ограничивает свою роль тем, что анализирует, факты., сообщаемые историком средневековья Грегорио Лети (Leti), и доказывает, что установившееся пренебрежительное отношение к работам Лети неправильно и что сообщенные Лети факты заслуживают серьезного внимания и могут по-новому осветить некоторые закулисные стороны политической истории конца XVI столетия. Итальянец Грегорио Лети прожил довольно бурную жизнь. Будучи предназначен с детства к карьере католического священника, он со скандалом перешел в кальвинизм; затем в течение продолжительного времени кочевал из одной страны в другую, переезжая из

 
стр. 145

 

Италии в Швейцарию, оттуда в Англию, затем в Голландию. Занимался историческими изысканиями и одно время исполнял должность придворного историографа английского короля Карла II. За свою жизнь Лети написал ряд исторических работ, в частности жизнеописания королевы английской Елизаветы и римского папы Сикста V, легшие в основу рецензируемой книги Бекера.

 

Отношение к Лети историков более позднего времени было скептическим. Его переход в кальвинизм давал основание предполагать в нем врага католицизма и папства, и поэтому факты, им сообщенные и носившие характер разоблачения, не принимались всерьез. Бекер внимательно ознакомился с историографией Англии и папства конца XVI века. Он прочитал ряд современных Лети произведений и пришел к выводу, что факты, сообщаемые Лети, находят косвенное подтверждение в этих трудах: надо только уметь сопоставить различные фактические данные, найти их внутреннюю связь.

 

Реабилитировав Лети как историка и показав, что он заслуживает серьезного к себе отношения, Бекер переходит к существу работы Лети. С этой целью Бекер дает в переводе на английский язык те разделы "Жизнеописания Елизаветы", которые посвящены отношениям, существовавшим между королевой Елизаветой и папой Сикстом V.

 

О каких же фактах повествует Грегорио Лети?

 

Автор жизнеописаний королевы Елизаветы и папы Сикста V рассказывает о том, как при посредстве доверенного агента английского правительства по имени Carre, проживавшего в Риме под видом преследуемого английскими властями эмигранта-католика, была установлена тайная политическая связь между Елизаветой и Сикстом V. Заинтересованный в том, чтобы Англия не оказалась легкой добычей Филиппа II, папа уговаривал Елизавету помочь восставшим Нидерландам, предупредил ее о заговоре Бабингтона, поставил в известность о подготовке похода Непобедимой Армады.

 

То, что рассказывает Лета о взаимоотношениях между английской еретической королевой и главой католической церкви, настолько расходится с обычными представлениями о роли, которую играл папа в борьбе Филиппа II против Елизаветы, с такими фактами, как предание анафеме Елизаветы, снабжение Филиппа денежными средствами "а организацию похода Армады, что Бекер считает себя вынужденным в первом разделе своей книги подробно остановиться на "таинственной" личности Елизаветы и "сверхординарной" личности папы. Так, пользуясь "Жизнеописанием Сикста V", написанным Лети в 1669 г., Бекер передает известный рассказ о том, как францисканский монах Перетти, ставший затем кардиналом Монтальто, долго представлялся немощным и безвольным, но, будучи избран на римский престол под именем Сикста V, отбросил все свое притворство и показал себя достойным преемником Григория VII и Иннокентия III.

 

Надо признать, что современный историк Бекер оказался больше во власти исторического анекдота при оценке поступков Елизаветы и Сикста чем историк XVI века Лети.

 

На мотивах, заставлявших Елизавету поддерживать связь с Римом, долго останавливаться не приходится. Угроза со стороны католической реакции и феодально-абсолютистской Испании ставила Англию в затруднительное положение. Внутренняя борьба против елизаветинского режима феодально-католических элементов, написавших на своем знамени имя Марии Стюарт, заставила советников Елизаветы пользоваться всеми средствами, в первую очередь шпионажем, для того чтобы проникнуть в замыслы противника. Сэр Френсис Вэльсингхэм, статс-секретарь королевы Елизаветы и глава разведывательной службы, содержал немало тайных агентов при европейских дворах, и, конечно, Рим - столица католической церкви - не был им обойден. В своем письме папе Сиксту V от 23 ноября 1586 г. Мария Стюарт, которая вела из тюрьмы обширную политическую переписку, предупреждала своего корреспондента, что "при его дворе имеются люди, предающие дело бога". Она не могла, конечно, знать, что ее письмо будет оставлена без последствий, ибо сам папа считал полезным для римского престола обмениваться информацией с Елизаветой через посредство своего племянника кардинала Монтальто и агента Вэльсингхэма - Carre.

 

Папа римский вел двойную игру, объяснявшуюся не сверхординарными его качествами, которые Бекер считает необходимым отмечать на протяжении всей своей книги, а вполне реальными мотивами, о которых и пишет Лети: "Я должен сказать в оправдание папы, что его надо извинить за такие поступки. Во-первых, он действовал как светский монарх, а не как папа и, во-вторых, он считал себя вправе и обязанным пользоваться оружием, хитростью и другими средствами, "которые могли бы вернуть церкви владения, незаконно отторгнутые Карлом V" (стр. 99). Дело не в том, что папа действовал в данном случае лишь как светский монарх, а не как глава католической церкви. На всем протяжении своей истории, папство боролось за свет окую власть, которая служила материальной базой для распространения духовного влияния, и пользовалась своим духовным авторитетам дли расширения ее. Светская власть и духовная всегда были двумя сторонами одной медали. Несмотря на религиозный фанатизм Филипп II терпел церковную власть папы лишь постольку, поскольку она могла быть использована им в интересах испанского абсолютизма. Достаточно было хоть несколько разойтись их путям, как королевским приказом все папские бреве объявляются недействительными и не имеющими силы в духовных судах (1572).

 

Опасаясь возможных попыток церкви ограничить его власть, Филипп запретил опубликовывать папские буллы в Испании

 
стр. 146

 

без специального королевского разрешения. Президент Кастальского совета прямо заявлял, что папы не существует в Испании. Римские папы середины и конца XVI в. - Григорий XIII и особенно Сикст V - видели, что ориентация на Испанию, и только на нее, неспособна обеспечить папскому престолу духовное господство в потрясенной реформацией Европе, а что касается расширения светской власти пап, то Испания является в данном случае прямым препятствием, ибо она владеет в самой Италии территориями, на которые распространяются вожделения римского престола. Известно - и об этом свидетельствуют единогласно все историки папства, - что папа Сикст V вел переговоры не только с католическими сторонниками короля французского Генриха IV, помышляя о союзе с последним, но даже с гугенотами, вроде агента одного из гугенотских вожаков - Ледигьера (Lesdiguieres).

 

Почему не допустить, что папа вел переговоры с Елизаветой или пользовался Англией, чтобы ослабить Испанию? Ни тот факт, что Сикст предал анафеме королеву Елизавету, ни то, что он явно демонстрировал свою неприязнь к английской королеве, посылая кардинальскую шапку английскому монаху Аллену, ставленнику Филиппа II и ярых католиков Англии, ни то, что он торопил Филиппа с походом, ассигновав из своих средств (несмотря на крайнюю скупость) один миллион скуди в качестве военной субсидии, - ни один из этих фактов не находится в коренном противоречии с утверждениями Лети о тайных связях между Елизаветой и Сикстом. Папа вел двойную игру. Он договаривался с Филиппом и соглашался оказать ему содействие, если тот, овладев Англией, будет смотреть на нее как на папский лен1 .

 

Хитрость и коварство были основным орудием королевской дипломатии, и папа опасался, 'что Филипп попытается обмануть его. Не в меньшей мере, чем победы протестантизма в Нидерландах или укрепления елизаветинского режима в Англии, опасался папа римский всемогущества испанского короля. Он хорошо знал историю авиньонского пленения и понимал, что с поражением своих противников Филипп постарается сделать из римского престола всего лишь свою канцелярию по духовным делам. Но не таковы были светские и духовные планы Сикста V.

 

"Как только папа узнал от Филиппа, в октябре 1587 г., - пишет Лети, - о его приготовлениях к походу Армады на Англию, он тотчас же послал копию этих сообщений королеве Елизавете через шевалье Carre. Он передал ей, чтобы она заблаговременно позаботилась о мерах обороны и организовала свои силы так, чтобы не быть застигнутой врасплох или не впасть, в заблуждение относительно сил противника, предположив их меньшими, чем они в действительности" (стр. 131). Узнав позднее от Carre о разгроме испанского флота, папа шепнул своему племяннику Монтальто, но не настолько тихо, чтобы этого не услыхал английский дипломат-шпион, "теперь Неаполь наш" (стр. 167).

 

Основное в сообщениях Лети мы изложили. Дальше приводится рассказ о встрече английского флота с испанским и подробности морской битвы, о военном десанте, подготовленном в Нидерландах, и т. д. В третьей части своей книги Бекер анализирует отдельные моменты, освещаемые Лети, и даваемые им характеристики, и вновь подчеркивает правдоподобность излагаемых Лети фактов. Нет нужды останавливаться на них подробнее, так как они ничего не добавляют к общей характеристике работы Бекера, Выделим лишь интересный рассказ Лети о том, как узнала Елизавета, или, вернее, Вэльсингхэм, о заговоре Бабингтона. Заговор Бабингтона, пишет Лети, готовился при непосредственном участии, с одной стороны, Бабингтона, а с другой - герцога " Гиз, кардинала Гиз, и представителей испанского короля. Заговорщикам были обещаны всякие блага, а кардинал обещал исхлопотать лично от папы индульгенцию на случай смертельного исхода предприятия для кого-либо из заговорщиков. Во исполнение своего обещания кардинал переслал в Рим список участников заговора. Этого было достаточно, чтобы при посредстве Carre Вэльсингхэм узнал о заговоре. "Такова подлинная история раскрытия заговора, - заявляет Лети, - хотя бы другие авторы и утверждали противное".

 

Работы Лети и версия Бекера, опровергающие установившуюся точку зрения на характер англо-испанских отношений в XVI в., нуждаются, конечно, в дополнительной проверке. Однако после исследования Бекера ни один историк не решится их просто игнорировать. Нельзя будет впредь ограничиться и таким бессодержательным отзывом, который дал Ранке о работах Лети, что "известной доли правды в них нельзя отрицать".

 

 

1 См. доклад венецианского посла Critti от 27 июня 1587 г.: "Il papa fa sran offerte al re per i'impresa d'Jnqhieterra, ma vuole la denomination che'l regno sia feudo del la chiesa".

Опубликовано 22 августа 2022 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1661161082

© Portalus.ru

Главная ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ БЕКЕР Х. КЕНДРА. ИСТОРИЯ ИСПАНСКОЙ АРМАДЫ В ОСВЕЩЕНИИ XVII ВЕКА

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU