Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 16.02.20


История первобытного общества. Эпоха классообразования. М. Наука. 1988. 568 с.

Дата публикации: 10 октября 2019
Автор: В. И. Гуляев
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Номер публикации: №1570726723 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. И. Гуляев, (c)

найти другие работы автора

Третий том серии "Истории первобытного общества", подготовленный сектором истории первобытного общества Института этнографии АН СССР1 , охватывает проблему разложения первобытнообщинного и становления классового общества, процесс возникновения частной собственности, антагонистических классов и государства, а соответственно и изменения в демографической ситуации, эволюцию общественного сознания, происшедшие в указанный период.

Центральное место в томе занимают главы о предпосылках разложения первобытного общества (В. А. Шнирельман) и возникновении частной собственности, классов и государства (Л. Е. Куббель). В первой нарисована картина различных форм продуктивного присваивающего хозяйства, а также качественно нового этапа, связанного с появлением земледелия и скотоводства, повышения роли обмена и торговли и других факторов, обусловивших процесс классообразования.

Автор принимает и узаконивает давно уже высказывавшийся в археологической литературе тезис, что "под первым крупным общественным разделением труда следует понимать не выделение пастушеских племен, как казалось большинству специалистов до конца XIX в., а появление и развитие производящего хозяйства" (с. 9). Он отмечает, что методы интенсификации древнего земледелия могут хорошо фиксироваться археологически (с. 25). В главе обращается внимание на большую роль незаслуженно игнорируемых, экологически обусловленных эквивалентов производящего хозяйства - хозяйства высших охотников, рыболовов и собирателей.

При наличии определенных условий такие общества вполне могли регулярно производить значительный прибавочный продукт со всеми вытекающими из этого обстоятельствами. Вполне вероятно, что в прошлом подобные общества были "распространены много шире, чем это известно по этнографическим источникам, и у многих народов по крайней мере ранние этапы классообразования наблюдались именно в обстановке развитого присваивающего хозяйства" (с. 50). Следует, однако, учитывать, что ни одно известное нам общество подобного типа так и не создало собственной государственности, а магистральный путь развития человечества к порогу цивилизации проходит через продуктивные системы земледелия и скотоводства.

Интересны попытки проследить на археологических материалах процесс зарождения и развития различных ранних форм эксплуатации, рост интенсивности войн в позднем неолите и энеолите и связанное с этим распространение крепостных сооружений, формирование особой "субкультуры" аристократической


1 Авторы: акад. В. П. Алексеев, О. Ю. Артемова, Л. Е. Куббель, А. И. Першиц, В. Я. Петрухин, Л. А. Файнберг, Б. А. Фролов, В. А. Шнирельман. Редакционная коллегия: акад. Ю. В. Бромлей, Л. Е. Куббель, А. И. Першиц. Отв. редактор: акад. Ю. В. Бромлей.

стр. 173


верхушки общества, отгораживание кварталов знати от остальной территории селения или протогорода крепостными стенами и т. д. (с. 123 - 124). Вызывает, однако, возражение утверждение автора о наличии на халафском поселении Ярым - Тепе II особого квартала гончаров (с. 98). Как участник раскопок этого памятника, могу подтвердить, что в каждый конкретный период существования данного поселения на нем (разумеется, в пределах раскопанной нами площади в 600 кв. м) функционировала только одна гончарная печь2 .

В книге воспроизводится механизм разложения первобытнообщинного строя и формирования антагонистического классового государства. Из принципиально значимых, новых моментов можно отметить высказывание автора о необходимости разделения понятий обособленной и частной собственности и подробное обоснование этого тезиса (с. 143), а также его стремление проследить развитие частнособственнических тенденций, зачастую скрывавшихся под традиционными одеждами собственности групповой и семейной (с. 144).

В разделе о большой семье, важнейшей социально-экономической ячейке первобытного общества эпохи классообразования, патронимии и соседской общине автор дополняет и углубляет высказанное Ф. Энгельсом положение о двух путях классообразования (с. 197). Вопреки жесткой "пятичленной" схеме автор выдвигает нетрадиционную идею о преобладании в древности прафеодальных отношений (с. 209).

Рассматривая процесс зарождения государства, автор отмечает, что "можно говорить о трех этнографически зафиксированных главных путях, которыми шел политогенез": военном, аристократическом и плутократическом (с. 230). Автор отвергает термин "военная демократия" для обозначения эпохи классообразования как не имеющий универсального распространения, а также в связи с тем, что эта демократия непосредственно не переходит в государство (с. 233). Однако вопрос этот нельзя считать окончательно решенным. Сам автор признает, что "военная демократия" была распространена "достаточно широко, возможно даже, что и у большинства народов мира" (с. 233).

Анализируя вопросы, относящиеся к демографической и этнической ситуации, В. П. Алексеев предпринимает попытку дать общую демографическую характеристику древнего населения (его численности по эпохам, границ расселения, смертности и т. д.). Л. Е. Куббель и А. И. Першиц рассматривают взаимоотношения первобытной периферии и классовых обществ и остатки первобытнообщинного строя в классовых обществах.

По-новому охарактеризованы в книге "механизмы социализации". Показана роль воспитания индивида в обществе от младенчества до зрелого возраста. Характеризуя эволюцию общественного сознания, авторы рассказывают о рациональных знаниях первобытной эпохи, зарождении и развитии письменности, о религии и мифологии, искусстве, нормативном сознании.

В книге рассмотрены нерешенные и спорные вопросы первобытной истории. Среди них - переходный этап от первобытности к классовому обществу. Если судить по высказыванию Л. Е. Куббеля (с. 501), то он, как и А. И. Першиц в т. 1 (М. 1988, с. 23 - 25), рассматривает его как межформационный период, "охватывающий заключительный этап первичной и начальный этап вторичной социально-экономической формации"3 . Однако большинство археологов склонно считать переходный этап последним и наивысшим в рамках первобытнообщинной формации. Не отрицая в принципе правомочности выделения особого переходного этапа на основе ряда специфических, только ему присущих признаков, мы тем не менее не видим пока никакой необходимости считать его ни межформационным, ни особоформационным. И то и другое надо еще обосновать и теоретическим и конкретно-историческим материалом.

 


2 См. также: Мунчаев Р. М., Мерперт Н. Я. Раннеземледельческие поселения Северной Месопотамии. М. 1981, с. 181.

3 Сходную, но во многом и оригинальную позицию см.: Семенов Ю. И. Проблема перехода от первобытного общества к классовому в свете современных данных. М. 1984, с. 142.

Опубликовано 10 октября 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама