Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 08.07.20


П. БЛИКЛЕ. Старая Европа. От высокого средневековья к модерну

Дата публикации: 24 июня 2020
Автор: Ю. Е. ИВОНИН
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 7, Июль 2009, C. 173-175
Номер публикации: №1593012159 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Ю. Е. ИВОНИН, (c)

найти другие работы автора

P. BLICKLE. Das Alte Europe, vom Hochmittelalter bis zur Moderne. München. Beck. 2008. 320 S.

 

П. БЛИКЛЕ. Старая Европа. От высокого средневековья к модерну. Мюнхен. Бек. 2008. 320 с.

 

Книга известного швейцарского историка П. Бликле охватывает период социальной и политической истории Европы от 1200 до 1800 г., который часто в современной зарубежной историографии именуется временем Старой Европы в отличие от модерна или Европы Нового времени. Бликле отмечает, что понятие "Старая Европа" имеет вполне конкретное содержание, связанное с временем докапиталистической эпохи, ибо капитализм освободил политику от религии с помощью секуляризации, а с помощью солидарности осуществил права на свободу. Автор подчеркивает также, что само словосочетание "Старая Европа" появилось в "Манифесте Коммунистической партии" Карла Маркса и Фридриха Энгельса в то время, когда Алексис де Токвиль ввел в научный оборот понятие "Старый порядок". Наиболее важно в этом смысле появившееся в конце XIX в. деление мировой истории на две половины: до и после объявления Декларации прав человека и гражданина с указанием на роль в этом Французской революции конца XVIII века. (с. 9 - 15).

 

В книге Бликле в сжатой форме, на основе большого фактического материала рассматриваются с точки зрения как истории, так и социологии следующие проблемы социальной и политической истории "Старой Европы": 1) организация государственной власти и управления с помощью дома (Haus) в широком смысле этого слова; 2) сакральность и духовность как этика сострадания; 3) различающаяся динамика включения экономики и общества в обеспеченное миром правовое пространство; 4) установившийся в результате мятежей и восстаний как реакция на них порядок функционирования цивилизованного общества (с. 16).

 

Одним из основных положений книги является толкование автором легитимного использования власти и правления в доме как структурообразующего принципа европейской истории. Управление в доме осуществляется его хозяином от дома крестьянина до королевского дворца. При этом община выступает как союз принципиально равноценных домов. Дом был нормой как экономической жизни, так и искусства управления и социальной жизни, причем теоретическое осмысление роли дома в истории Европы с XIV по XVIII вв. потребовало большого интеллектуального внимания современников, еще не освободившихся от влияния религии (с. 23). Важно также отметить, что от 70 до 90% домов были крестьянскими, хотя в течение столетий это соотношение менялось в пользу города. Кроме того, организационные принципы управления домом, как считает Бликле, оказывали влияние на формирование менталитета и норм индивидуального поведения. Автор прав, акцентируя внимание читателя на том, какую важную роль в организации дома играла христианская теология, что нашло отражение в произведениях Мартина Лютера, Жана Бодена, Иоганна Альтузия, Самуэля фон Пуфендорфа, а в правовых взглядах Иммануила Канта выдающееся место занимало "право домашнего общества", то есть брачное, родительское право и право домохозяина. Бликле замечает, что правовые взгляды Канта подразумевали "самосто-

 
стр. 173

 

ятельность гражданина и его свободу", которые сам Кант вкладывал в понятие "республиканизма", так как для него гражданин государства это не какая-то абстракция, а соединение понятий о гражданине и домохозяине (с. 23, 26 - 38).

 

Для королевских домов Бликле дает довольно точное определение: "королевский дом - это объединенная сословным согласием монархия" как преобладающая форма правления в Европе, которой воздавалась хвала интеллектуальной элитой. Воля государя была решающей в политике и законотворчестве, обеспечивая порядок в духе "общей пользы" и являясь основой, по выражению Бликле, "договора о господстве и власти" (с. 39, 41, 44, 52).

 

Отличительной чертой европейских парламентов в Старой Европе, пишет далее Бликле, было их функционирование на твердой правовой основе, на которой формировались соглашения о власти, начиная от английской Великой Хартии Вольностей 1215 г., и до избирательной капитуляции шведских королей 1751 года. На этой основе сторонники конституционной монархии, к которым Бликле относит в первую очередь Пуфендорфа и Джона Локка, выводили положение об общественном договоре, исходя из принципов естественного права. Развитие идей общественного договора, вершиной которых были взгляды Жан-Жака Руссо, противостоявшие теории монархического суверенитета, привело к его конституционно-правовому утверждению во время французской революции (с. 57 - 61).

 

Интересны соображения ученого о коммунализме как научном определении, которое обозначает развитие и роль общин - как сельских, так и городских - в качестве базиса для республиканизма. Это выразилось, в частности, в укреплении городов-государств в Италии, Германии, на юге Франции и на Пиренейском полуострове, а фундаментом являлось чисто прагматическое автономное управление повседневными делами в обществе равноправных домохозяев. Причем главным принципом были горизонтальные связи между домами равных. Естественно, возникает вопрос - являлось ли коммунальное общинное представительство путем к парламентаризму? Бликле отвечает, что в определенном смысле - да, так как это уже не представительство сословий, то есть бюргеров и крестьян, а представительство корпоративного характера (с. 64 - 65, 72 - 84). Но путь этот был непростым. Потребовались, по меньшей мере, учение Жан-Жака Руссо, понятие общественного договора и провозглашение конституции 1791 г. Французским национальным собранием. Бликле даже специально подчеркивает, что община нашла в Руссо гениального теоретика, а его учение нашло немецкий эпилог в XIX в., а, если быть точнее, в Веймарской конституции 11 августа 1919 года (с. 87 - 88).

 

Дом, по мнению Бликле, является выражением политического, общественного и экономического порядка Старой Европы, но европейский дом никогда не был сакральным пространством. Набожность проявлялась в повседневной жизни и конфетных отношениях, став привычкой людей, что отразилось в институте священников, пасторов (Pfarrei), причем со времен Реформации в католической церкви оставалась ежедневная служба, тогда как у протестантов - только воскресная. Вечерняя молитва и крест становились главными символами религиозности в Европе, так же как культ Девы Марии и почитание святых. Но самое главное, что сделала, по мнению Бликле, Реформация, - она поместила в центр веры Христа и его страдания на кресте (с. 90 - 91, 98, 106, 110).

 

Если дом был, как пишет Бликле, основополагающим принципом порядка Старой Европы, то важнейшей частью дома был мир (Frieden), но мир не в качестве константной единицы, а как путь от мира в доме к миру в стране, как существенное условие для успешного ведения хозяйства. Сам по себе мир, основанный на правовых принципах, принадлежит, подчеркивает Бликле, к выдающимся культурным достижениям Европы, поскольку в войны играли европейские государи, но не европейское общество. В концепции Бликле европейский мир основывается на правовых принципах, вырабатывавшихся на собраниях городских и сельских общин, наилучшим примером чего являлась Швейцария. Впоследствии правовые представления о мире перешли в практику монархий. Но важно еще одно наблюдение автора: вследствие оживления в Европе с XIII в. преподавания права в университетах происходила трансформация понятия "общей пользы" и развивалось современное представление о законодательстве, при котором на рубеже 1800 г. теряется смысл божественного права. В итоге, замечает Бликле, Старая Европа стала располагать такой правовой системой, подобной которой не было в мире, по меньшей мере в смысле гарантий элементарной безопасности (с. 120 - 140).

 
стр. 174

 

Значительное внимание в книге уделено характеристике европейской экономики в промежутке между средневековой аграрной революцией и промышленной революцией нового времени. Как отмечает автор, промышленная революция сочеталась с меркантилизмом, который стимулировал агрессивность в отношении соседних стран, что нередко приводило к войнам. Важным элементом движения Старой Европы к модерну, полагает Бликле, было также формирование хозяйственных приоритетов, истоки которых различные социологи XIX - начала XX вв. от Маркса до Вебера и В. Зомбарта видели в буржуазной собственности, кальвинизме и протестантском сектантстве, в предпринимательском духе Возрождения (с. 141, 146 - 150, 157). Общество двигалось, отмечает Бликле, от состояния крепостного права (Leibengenschaft) к свободе, что проявлялось не столько в экономике, сколько в самом обществе, все более настойчиво выдвигавшем принципы личной и государственно-гражданской свободы. В многочисленных восстаниях в Старой Европе автор видит попытку добиться осуществления этих принципов, для чего необходимо было уничтожить неравную, но неотделимую друг от друга пару - крепостное право и господство дворянства (с. 160 - 162, 168 - 169, 173 - 174).

 

Следующим шагом по пути движения Старой Европы к модерну, как считает автор, было отделение общества от государства, что рассматривается в работе на примере трудов Пуфендорфа и Локка: если Пуфендорф ставил во главу угла естественное право и достоинство человека, то есть свободу, то Локк - собственность как основу свободы. В заключение Бликле делает вывод о том, что мир и свобода являются двумя выдающимися достижениями Старой Европы и динамическими элементами ее исторического развития (с. 177 - 185).

 

Подавление многочисленных восстаний от движения в 1320 г. во Фландрии и Жакерии 1358 г. во Франции до крестьянской войны в России под руководством Емельяна Пугачева в 1773 - 1774 гг. лишний раз доказывало необходимость правового урегулирования конфликтов с помощью рациональной административной политики. Приведя целый ряд примеров восстаний разного типа, Бликле приходит к выводу о том, что формирование цивилизованного общества происходило через его рационализирование, в основе которого лежит дисциплина. При этом он опирается на концепции Вебера и Норберта Элиаса, но вместе с тем признает, что с развитием денежного хозяйства усиливается роль буржуазии (с. 188 - 197, 208 - 214).

 

В заключительном разделе книги Бликле возвращается к характеристике Старой Европы как исторической эпохи, переходящей в модерн в результате Французской и промышленной революций. Основными вехами на этом пути были дом, община, королевская власть, общественный и политический порядок, мир и свобода, как факторы движения от коммунализма к парламентаризму и демократии. Мир, порядок и свобода - такое наследство оставила Старая Европа Европе современной. Этими словами заканчивает свою книгу Бликле и подчеркивает, что в сравнении с неевропейскими культурами это было ее единственное преимущество.

 

Концепция Бликле, несмотря на некоторый схематизм, представляет значительный интерес и побуждает к новым, более детальным исследованиям и размышлениям. Сжатый объем книги и сдержанный стиль изложения не позволили автору более подробно развернуть некоторые ее положения.

Опубликовано 24 июня 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама