Рейтинг
Порталус


ГРАФ А. Ф. ОРЛОВ И АНДРИАНОПОЛЬСКИЙ МИР

Дата публикации: 08 февраля 2021
Автор(ы): Н. Б. ГОДЕРИДЗЕ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 10, Октябрь 2006, C. 145-148
Номер публикации: №1612791966


Н. Б. ГОДЕРИДЗЕ, (c)

Граф Алексей Федорович Орлов (1786 - 1861) сыграл значительную роль во внешней политике России в 20 - 30-х годах XIX века. Его дипломатическая деятельность была связана преимущественно с Восточным вопросом. Миссия А. Ф. Орлова на Ближнем Востоке помогла России укрепить свои позиции на Балканах и в Черноморских проливах. Фаворит Николая I, был в глазах современников самым удачливым придворным дипломатом, пользовавшимся доверием императора.

 

Дореволюционные историки международных отношений Ф. Мартене и С. Горяинов характеризуют графа А. Ф. Орлова как умного и опытного дипломата, не раз оказывавшегося участником острых политических событий, но своею ловкостью и принципиальностью всегда с успехом выходившего из критических политических ситуаций, внесшего свой весомый вклад во внешнюю политику России. Им были подписаны такие важнейшие международные документы, как: Адрианопольский мир (1829 г.), Ункяр-Искелесийская конвенция (1833 г.), Парижский мирный трактат (1856 г.) и др.

 

В XIX в. между великими европейскими державами шла то явная, то скрытая дипломатическая борьба за господство на Ближнем Востоке. Это вызвано было, с одной стороны, экономическим и политическим ослаблением Османской империи, а с другой, усилением экспансии держав Европы. Политика Николая I в Восточном вопросе была противоречивой: он активно поддерживал целостность Османской империи и в то же время считал, что распад ее неизбежен, будучи убежден в том, что "больной человек" - Турция, вскоре падет и, поэтому стремился захватить проливы и завладеть Константинополем. Учитывая политическую реальность, он придавал большое значение отношениям с Портой, видя в этом залог успеха России в Восточном вопросе1.

 

К этому времени в русской дипломатии существовали две концепции по Восточному вопросу: с одной стороны, Россия готовилась принять активное участие в разделе Османской империи, а с другой, намеревалась установить лояльные русско-турецкие двусторонние отношения. У Орлова была своя позиция в отношении Восточного вопроса, так называемая политика двух рук, в которую и воплотилась его дипломатическая деятельность на Ближнем Востоке 2.

 

Первый дипломатический успех Орлова был связан с подписанием Адриано-польского договора. С этой миссией он был послан в Константинополь в августе 1829 года. Заключение этого договора происходило в тревожной международной обстановке. Западно-европейские державы с напряженным вниманием выжидали, продолжит ли Россия наступление на турецкую столицу. Русские войска, остановившиеся в Адрианополе, выжидали приказа возобновить боевые действия.

 

 

Годеридзе Наталия Борисовна - сотрудник Тбилисского государственного университета им. И. Джавахишвили.

 

стр. 145

 

 

Мнения российских политиков и военных деятелей разделились. Близость турецкой столицы и полное отсутствие сопротивления противника побуждали продолжить наступление, но высказывались и опасения, что европейские державы введут объединенный флот в проливы для защиты Константинополя. Непредсказуемые последствия для России мог повлечь распад Османской империи. По словам генерала А. И. Михайловского-Данилевского, "Мысли всех обращены были на вопрос - брать ли Константинополь или нет? Завладение его не представляло затруднений, авангард левой колонны армии... находился в самом близком расстоянии от водопроводов, снабжавших Константинополь водою... А в политическом отношении вопрос сей представлял более затруднений" ,3.

 

Великие державы остро соперничали в борьбе за господство на Балканах и в Черноморских проливах. В случае крушения Османской империи России пришлось бы вместо "беспечных турок" иметь дело с европейскими державами, а Россия утратила бы влияние на Турцию. В Петербурге, на заседании секретного комитета было решено, что России выгоднее существование Османской империи, нежели ее распад. Об этом свидетельствует и письменное указание императора главнокомандующему И. И. Дибичу, в котором Николай I требовал, как можно быстрее разрешить русско-турецкие военные конфликты и кончить дело мирным договором 4. С этой целью и был отправлен Орлов в Адрианополь, куда он прибыл в августе 1829 года.

 

На первом же совместном заседании с турецкими уполномоченными, состоявшемся 21 августа, он убедился, что османское правительство не намерено заключать мирный договор на русских условиях. Россия требовала, чтобы османские владения оставались неприкосновенными в Европе, но в Азии к России должны были быть присоединены Анапа, Поти, Ахалцихе и Ахалкалаки 5. Кроме того Порта должна была заплатить контрибуцию в сумме 10 млн. голландских дукатов, а проливы открывались для торговых судов России и других стран. В ответ на выдвинутые требования, турки заявили, что могут лишь подтвердить условия Аккерманской конвенции 1826 г., отмененные ранее специальным указом султана 6. Позиция турецкой стороны была неприемлема для России, и Дибич отдал приказ возобновить наступление. Русская кавалерия двинулась на Константинополь.

 

Казалось, крушение Османской империи неизбежно, но на стороне турок выступил ряд великих держав. Послы Англии и Франции в Константинополе Р. Гордон и Г. Гильомино направили письмо Дибичу, в котором предупредили - если российские войска не прекратят атаку, то англо-французкие объединенные силы выступят на защиту христианского населения Константинополя. Эти послы приняли участие в военном совещании, собранном султаном для рассмотрения русских условий, на котором в основном обсуждались греческая проблема, разграничение Кавказа и сумма контрибуций. Западная дипломатия стремилась отделить греческий вопрос от русско-турецких договоренностей, чтобы не допустить усиления влияния России на Ближнем Востоке. Западно-европейские дипломаты стремились придерживаться Лондонской конвенции 1827 г. о границах Греции 7.

 

Критическое положение побудило Османскую империю продолжить переговоры с Россией. На протяжении предшествовавших переговорам лет между Россией и Турцией шли нескончаемые споры о разграничении на Кавказе, а также о посредничестве России в отношениях Порты с ее православными подданными. По традиции многочасовые заседания часто прерывались подачей черного кофе и курением чубука. Ритуал этот был длительным и бессмысленным; правительство России поручило Орлову пресечь тактику "бесконечных словопрений" и быстрее закончить дело.

 

Султан Махмуд II санкционировал начало переговоров о мире, которого добивалась и Россия. Новый этап русско-турецких переговоров начался 31 августа 1829 года. На заседании в Адрианополе представитель Порты Мехмед Садыкэффенди зачитал хартию, отвергающую русские требования 8. Орлов советовал туркам отменить хартию и даже в протоколе заседаний о ней не упоминать.

 

А. И. Михайловский-Данилевский описывает один из эпизодов заседаний, свидетельствующий о живом уме Орлова, его умении легко и остроумно улаживать возникшие конфликты. Турки возражали против передачи России островов в устье Дуная. Орлов пошутил, что "острова сии так ничтожны, что ежели бы Порта их уступила лично ему, то он бы их не взял" 9. Турецкие министры посмеялись и вопрос этот больше не обсуждался. Орлову эти острова действительно не были нужны, но для России обладание ими было необходимо, как дополнительная возможность контролировать судоходство по Дунаю.

 

2 сентября 1829 г. между Россией и Турцией был заключен мир. К России перешло устье Дуная с прилежащими островами и побережье Черного моря - от устья Кубани до залива Святого Николая. Из территорий Кавказа в состав России входили

 

стр. 146

 

 

Ахалцихский пашалык с городами - Ахалцихе и Ахалкалаки. Турция признала присоединение ханств Еревана и Нахичевани к России по условиям Туркманчайского мира 1828 года 10.

 

Большое значение имела статья Адрианопольского договора, в которой учитывались интересы русской морской торговли и утверждался принцип свободы торгового мореплавания в Черноморских проливах. В ней говорилось: "Блистательная Порта обязуется наблюдать тщательно, чтобы торговля и особенно плавание по Черному морю не подвергались каким-либо препятствиям. На сей конец она признает и объявляет, что ход через Константинопольский канал и Дарданелльский пролив совершенно свободен и открыт для российских судов под купеческим флагом, с грузом или с балластом, имеющих проходить из Черного моря в Средиземное или из Средиземного в Черное"11; Турция открыла проливы Черного моря для торговых судов всех иностранных держав, "состоящих в дружбе с Высокою Портой". Эта статья послужила интересам и России, и другим европейским державам12.

 

Турция обязана была выплатить контрибуцию в сумме 10 млн. голландских дукатов, а также разрушить дунайские крепости: Брайлов и Журжев. В соответствии с Лондонской конвенцией 1827 г., Турция признала автономию Греции. Для Молдавии и Валахии устанавливалось независимое внутреннее правление. Жители княжеств освобождались от турецких налогов. В силе оставалась только формальная зависимость господарей от турецкого дивана. В отношении Сербии были восстановлены права, предусмотренные Аккерманской конвенцией 1826 года13.

 

Несмотря на российские требования, условия мирного договора были сравнительно умеренными. Австрийский дипломат Ф. Генц так оценил заключенное соглашение: "В сравнении с тем, что могли требовать русские и требовать безнаказанно, они требовали мало... Они могли потребовать уступки княжеств и Болгарии до Балкан, половины Армении и вместо десяти миллионов червонцев - пятьдесят, причем ни Порта не имела бы власти, ни кто-либо из добрых друзей ее - серьезного намерения этому воспрепятствовать". Австрийский канцлер К. Меттерних был раздражен гибкостью, проявленной Николаем I. Он писал: "Император посредством денежной сделки, без существенных жертв, окружив себя ореолом великодушия, доказал, что умеет простирать далеко искусство пользоваться ложными положениями" 14. Представители Австрии и Пруссии поздравляли российского императора с победой, а Англия не скрывала своего отрицательного отношения к заключенному миру.

 

Ближайшей задачей после заключения Адрианопольского мира стало восстановление лояльных отношений с Османской империей. Царизм был готов пойти на определенные уступки с тем, чтобы освободиться от иностранного вмешательства в русско-турецкие отношения и создать лучшие условия для сближения с Портой. С этой целью в Константинополь было направленно чрезвычайное посольство во главе с графом Орловым. В турецкой столице он находился с ноября 1829 по май 1830 года. Он должен был заверить султана в дружественном расположении России и одновременно проконтролировать выполнение условий Адрианопольского мира. В письмах Орлову император подчеркивал, что никогда, ни перед, ни в ходе войны, он не хотел разрушения Оттоманской империи. Эту мысль и должен был внушить султану чрезвычайный и полномочный посланник.

 

Опытный дипломат быстро снискал особое расположение султана, и Порта поспешила выполнить предусмотренные Адрианопольским договором обязательства. Это касалось прежде всего автономного статуса Сербии (хатт-и-шериф) 15, проект которого был передан России во второй половине сентября 1829 года. Получив его, петербургский кабинет уполномочил Орлова заявить, что программа, предложенная Портой, вполне удовлетворяет Россию.

 

Орлов быстро вошел в курс сербских дел и уже к концу декабря представил Порте две дипломатические ноты. Одна из них касалась сербско-турецкого разграничения, а вторая - передачи Сербии шести округов, отторгнутых турками после подавления Первого сербского восстания в 1813 году. По настоянию Орлова, османское правительство направило в Сербию своего специального комиссара для контроля за этим разграничением. Хотя возвращение обещанных округов Сербии не было завершено во время пребывания Орлова в Турции, но чрезвычайный посланник России вынудил Порту сделать первые практические шаги в этом направлении. Порта отказалась от претензий на ранее отошедшие к России земли в Закавказье.

 

Фактически был завершен длительный процесс присоединения к России большой части территории Закавказья и формирования границы в этом регионе 16.

 

Император не скрывал своего доверия к Орлову: "Я не могу даже сказать, как я доволен Орловым; он в самом деле действует так, что удивляет даже меня" 17.

 

стр. 147

 

 

Победа России в русско-турецкой войне 1828 - 1829 гг. и заключение Адрианопольского мира еще более упрочили политическое положение России в Европе, подняли ее авторитет и влияние на Ближнем Востоке, а это способствовало освобождению славянских народов на Балканах от турецкого ига. Договор обеспечил широкую автономию Греции, которая в 1830 г. провозгласила полную независимость от Османской империи и закрепил успехи русского оружия на Балканах и Кавказе 18. Адрианопольский договор имел важные исторические последствия не только для России, но и для судеб закавказских и ряда балканских народов. Русско-турецкие отношения на длительный период стабилизировались.

 

Примечания

 

1. Восточный вопрос во внешней политике России, конец XVIII - начало XX в. М. 1978, с. 92.

 

2. ТАТИЩЕВ С. С. Внешняя политика имп. Николая I. СПб. 1887, с. 379 - 380.

 

3. ШИЛЬДЕР Н. К. Адрианопольский мир. По рассказу Михайловского-Данилевского. - Русский вестник. СПб. 1889. Т. 203, с. 6 - 8.

 

4. ФАДЕЕВ А. В. Россия и Восточный кризис 20-х годов XIX в. М. 1958, с. 327 - 331.

 

5. Международные отношения на Балканах 1815 - 1830 гг. М. 1983, с. 253.

 

6. ШИЛЬДЕР Н. К. Ук. соч., с. 5.

 

7. КИНЯПИНА Н. С. Внешняя политика России первой половины XIX в. М. 1963, с. 148- 150.

 

8. ШИЛЬДЕР Н. К. Ук. соч., с. 19.

 

9. Хрестоматия по истории СССР. Т. II. М. 1953, с. 745.

 

10. ЮЗЕФОВИЧ Т. Договоры России с Востоком - политические и торговые. СПб. 1869, с. 73 - 76.

 

11. КЛЮЧНИКОВ Ю. В., САБАНИН А. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч. 1. М. 1925, с. 142 - 143.

 

12. Россия и Черноморские проливы (XVIII-XX столетия). М. 1999, с. ПО.

 

13. ЮЗЕФОВИЧ Т. Ук. соч., с. 80 - 84.

 

14. ШИЛЬДЕР Н. К. Император Николай Первый, его жизнь и царствование. Т. I. СПб. 1903, с. 257 - 258.

 

15. КИНЯПИНА Н. С. Ук. соч., с. 148 - 150.

 

16. История России XIX - начала XX вв. М. 1998, с. 160.

 

17. ШИЛЬДЕР Н. К. Император Николай Первый, с. 464.

 

18. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. М. 2000, с. 280 - 281.

 
 

Опубликовано на Порталусе 08 февраля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама