Рейтинг
Порталус


Д. ВОЛОДИХИН, О. ЕЛИСЕЕВА, Д. ОЛЕЙНИКОВ. История России в мелкий горошек.

Дата публикации: 27 апреля 2021
Автор(ы): М.В. ПЛАКСА
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Номер публикации: №1619501838


М.В. ПЛАКСА, (c)

М. ЗАО "Мануфактура", ООО "Издательство "Единство"". 1998. 256с.

На обложке этой книги изображен трамвай, катящийся по улицам средневекового города. Картинка эта объясняется в эпиграфе из С. Лема к статье "Два слова о монстрах". Статья эта напечатана "вместо предисловия", а в эпиграфе сказано следующее:

"- Неужели ты не видишь? Это рельсовый электровагон, так называемый "трамвай", бывший в употреблении на рубеже XIX и XX веков, а водитель и пассажиры одеты, как придворные французских королей!

- Стало быть, художник ошибся на сто лет.

- Неужели это так важно?"

Действительно, в рецензируемой книге речь идет о сочинениях писателей, которым эти ошибки не так уж важны. Вернее, речь идет о целом феномене, который Д. Володихин во вступительной статье назвал "фольк-хистори". Авторы не стали давать четкое определение, что такое "фольк-хистори", резонно полагая, что содержание критикуемых ими книг, говорит само за себя. Историки подвергают весьма изощренному и нередко намеренно саркастическому анализу роман Э. Радзинского "Княжна Тараканова" и научно-популярную книжку Н. Шах-магонова "Храни Господь Потемкина..." (О. Елисеева), псевдонаучный трактат М. Ад-жи "Полынь половецкого поля" (Д. Олейников) и целый цикл работ по "глобальной хронологии" академика А, Т. Фоменко и его "соратников" (Д. Володихин).

Зачем же авторам понадобилось анализировать эти псевдоисторические книги, отрицающие выводы профессиональных историков? Чего стоят, например, откровения Аджи о том, что "вплоть до начала XVI века Центральная Европа говорила и писала по-тюркски" или Фоменко, утверждающего, что император Юлиан Отступник и св. Василий Великий - один и тот же человек?

В настоящее время нередко забывают о том, что история - это наука, со своей логикой развития, своими методами и сложным инструментарием, а профессия историка предполагает серьезную общую и специальную подготовку. Тем не менее множество людей уже несколько лет по-новому переписывают историю Руси и даже всего мира на свой лад. Возможно все дело в том, что история (как философия, литературоведение и т. п.) занимает промежуточное положение между наукой и тем, что в дореволюционной России называли "изящной словесностью"? Авторы "фольк-хисторических" сочинений очевидно, полагают, что глубокое и весьма трудоемкое исследование источников можно заменить достаточно поверхностной литературной зани-

стр. 168


мательностью или откровенными политическими спекуляциями.

Проверить истинность (или ложность) утверждений того или иного творца "фольк-хистори" можно только проштудировав первоисточники, перерыв гору специальной литературы. У обычного читателя, не специалиста, на которого, очевидно, и ориентируются составители этих псевдоисторических трудов, такой возможности практически нет; поэтому и возникает реальная угроза, о которой выразительно написал Володихин:

"Фольк-хистори, взятая с книжной полки в минуту отдыха, может оказать на сознание человека расслабившегося, не готового к интеллектуальному отпору, отравляющее воздействие... "Чердак" нормального взрослого человека заполняется хламом, да еще и химически активным хламом, который способен портить стоящие рядом вполне "рабочие" предметы. Фольк-хистори- это глобальный вред. Урон для культуры" (с. 8).

Самая трудная задача стояла перед Елисеевой. Действительно, ее коллеги критиковали книги, претендующие на то, чтобы называться "научными исследованиями", и содержащиеся в них утверждения подвергались не столь уж трудной проверке при помощи простейшей логики и сопоставлением с действительно научной литературой. Олейников просто каждый абзац о книге Аджи начинает с жирно выделенных слов "неправда" или "невежество" (с. 160- 173). Например: "Неправда, что "кипчаки" придумали стремена. Первые изображения стремян найдены в Индии и их относят ко II веку н. э... Дважды невежество утверждать, что в 1204 году "по улицам Константинополя будут гулять римские легионеры". Во-первых, европейской Римской империи с ее легионерами (которую имеет в виду автор) к тому времени уже почти восемь столетий как не существовало. Во-вторых, сами византийцы называли себя "ромеями", то есть "римлянами", и поэтому римские воины на улицах Константинополя ничего странного не представляли. После этого лишь небольшим недочетом кажется сообщение автора о том, что существовали "крестоносцы, уходившие... громить Рим".

Более сложную задачу пришлось решать Володихину. Ему удалось убедительно показать "порочность" самого метода создателей "глобальной хронологии" в статье "А я играю на глобальной гармошке", доказав, что принцип "корреляции максимумов", используемый Фоменко, на самом деле "не работает". Во второй же критической статье "Анатолий Фоменко- терминатор русской истории" он сосредоточился на конкретных исторических ошибках, содержащихся в обобщающем "труде" Фоменко и Г. В. Носов-ского по русской истории- "Империя".

Понимая, что невозможно ответить на каждую нелепость, содержащуюся в этой многостраничной книге, Володихин сначала проанализировал только две, но очень показательные главы сочинения Фоменко и Носовского, касающиеся истории русских монет и "Радзивилловской летописи". Закончил же он свою статью (как и Олейников), рассказом о наиболее потрясающих "открытиях", сделанных авторами "Империи", "Уважаемые авторы уделяют особое внимание написанию дат на русских морских картах XVIII века. Кое-где даты обозначены там без разряда тысяч, то есть не "1740 год", а "740 год" и т. д. В связи с такой важной и таинственной подробностью реанимируется гипотеза Фоменко, высказанная в прежних его трудах; "Первая цифра 1, считающаяся сегодня за обозначение "тысячи", писалась ранее как буква I- первая буква имени "Иисус"... Другими словами, I. 740 год означал первоначально "Иисуса 740 год", т. е. 740 лет от Иисуса Христа"... Хотелось бы, конечно, осведомиться: а когда и в связи с чем бросили эту славную и красивую традицию- ставить имя Иисусово перед датой - и принялись пошло лепить тысячу? Но дело не в этом. В церковно- славянской системе счета цифры обозначались буквами. Весьма многочисленные документы XVI- XVII столетий, хорошо сохранившиеся в архивах, имеют даты, в которых разряд тысяч пропущен для краткости и удобства,- тот, кому придется обратиться к документу, без труда добавит в уме недостающую цифру. Так что традиция не проставлять тысячи в датах характерна для русского средневековья. Однако на месте латинской буквы "I" там должны были стоять совершенно другие кириллические литеры. Их при всем желании никак не возможно привязать к имени Христа. Так что и здесь рушится вся затейливая аналогия" (с. 220-221).

Елисеевой же пришлось полемизировать с романом Радзинского. А в художественной литературе, еще со времен А. Дюма-отца, было принято отвечать на любую критику со стороны историков ссылкой на право романиста художественно осмысливать и домысливать сведения источников и исторических трудов. Елисеева не отнимает у Радзинского права на художественный вымысел. Она только решительно возражает против злонамеренной лжи, откровенной и целенаправленной неправды в его сочинении. Так, никогда не взрывал Алексей Орлов корабля с живыми

стр. 169


матросами в гавани Ливорно на потеху толпе, не Россия напала на Турцию в 1768 г., а, напротив, Турция объявила войну России и т. п. Елисеева пишет: "Есть совсем другой род писательского обмана- "недоброкачественный". Автор- достаточно грамотный, получивший, как Радзинский, вполне приличное историческое образование в Московском историко-архивном институте. А пишет... Здесь речь идет уже не о недостатке знаний, а о сознательном отсеве фактов, не укладывающихся в создаваемую автором картину прошлого. Я не считаю себя вправе требовать от писателя соблюдать научную точность в художественном произведении, но я считаю себя вправе показать, где и как он отсеивает факты" (с. 108).

Особый интерес вызывают две главы в статье Елисеевой: "Почему именно Екатерина?" и "От национал-нигилизма к национал-романтизму", в которых автор пытается ответить на вопрос: почему в нашу смутную эпоху наибольшее внимание историков и беллетристов привлекает эпоха Екатерины II-время расцвета Российской империи.

Конечно, кого-то в рецензируемой книге может покоробить жесткость критики, некоторая фельетонность стиля и ирония авторов. Но ведь им приходится руководствоваться правилами игры, предложенными авторами разбираемых сочинений, которые пишут поверхностные и откровенно тенденциозные трактаты, не церемонясь с историками-профессионалами, по сравнению с которыми "История России в мелкий горошек" выглядит образцом корректности.

Опубликовано на Порталусе 27 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама