Рейтинг
Порталус


СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ О ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ КОНЦА XVIII в.

Дата публикации: 09 июля 2021
Автор(ы): Н. Ю. ПЛАВИНСКАЯ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Номер публикации: №1625830425


Н. Ю. ПЛАВИНСКАЯ, (c)

М., 2003

Рецензируемый сборник подготовлен в год 75-летия д.и.н., проф. Московского государственного университета А. В. Адо его учениками и коллегами и посвящен его памяти.

А. В. Адо (1928 - 1995) был одним из ведущих отечественных франковедов. Специалист по истории французской революции конца XVIII в., он посвятил свои основные труды крестьянскому движению этой эпохи. Открывая сборник небольшим очерком "Несколько слов о творческом пути А. В. Адо", его близкий друг и коллега по кафедре новой и новейшей истории исторического факультета МГУ проф. В. П. Смирнов подчеркивает: научное творчество А. В. Адо развивалось на грани двух эпох, и если его первые работы лежали в русле советской историографии, то последние, безусловно, намечали путь нового осмысления целого ряда проблем истории Французской революции, по которому сегодня идут многие современные исследователи.

С искренней теплотой написано большое, насыщенное фактическим материалом эссе Д. Ю. Бовыкина "Анатолий Васильевич Адо: образ и память"1 . Реконструируя жизненный путь своего


1 Этот очерк существенно расширяет характеристику основных этапов биографии А. В. Адо, намеченных в более ранней статье Д. Ю. Бовыкина "А. В. Адо, профессор Московского университета", опубликованной во "Французском ежегоднике" (М., 2002, с. 158 - 182).

стр. 211


учителя, Д. Ю. Бовыкин опирается на свидетельства людей, которые близко знали и любили А. В. Адо - его коллег и учеников, друзей и родственников, а также использует фрагменты дневников и писем самого Анатолия Васильевича. Рассказ о судьбе - это рассказ о времени. Его черты отчетливо проступают в повествовании о казанском детстве, о студенческих годах, о первых шагах в исследовательской и преподавательской работе, о первой загранкомандировке, которая открыла молодому ученому доступ во французские архивы и помогла ему найти друзей среди иностранных коллег. Особый интерес представляют страницы, посвященные научной деятельности А. В. Адо. Они знакомят читателя с обстоятельствами защиты докторской диссертации и с судьбой монографии "Крестьянское движение во Франции во время Великой буржуазной революции конца XVIII в.", повествуют о заинтересованном участии А. В. Адо в коллективных трудах и научных встречах, о его большом внимании к новейшим тенденциям отечественной и западной историографии революции. Большое место занимает рассказ о преподавательской работе, что не случайно: А. В. Адо любил преподавать, умел пробуждать в своих учениках вкус к историческому поиску и взрастил целую плеяду ученых, которые сегодня успешно продолжают изучение Французской революции конца XVIII в. у нас в стране и за рубежом. Данный сборник - лучшее тому доказательство.

Статья З. А. Чеканцевой "Эпистемологическое обновление историописания и Французская революция XVIII в." посвящена "критическим поворотам" в изучении революционной эпохи, т.е. процессам "интеллектуальной трансформации" историографии, имевшим место в последние десятилетия. Разделяя мнение американского философа С. Тулмина, автор полагает, что интеллектуальные мутации в сфере гуманитарных исследований связаны с изменениями "стандарта рациональности", постепенно накапливавшимися на протяжении XX в. Именно эти изменения, по мнению З. А. Чеканцевой, позволяют понять эпистемологическую природу "ревизионистской атаки" на "классическое" видение Французской революции конца XVIII в. и объяснить ее успешность. Историографическая ситуация на Западе сегодня характеризуется радикальным переосмыслением базовых аксиом историописания, касающихся предмета исследования, исторического факта, исторического источника, места ученого, языка исторического исследования. В этот процесс постепенно втягивается и отечественная историческая наука, в том числе и наша историография Французской революции конца XVIII в., стремящаяся к пересмотру своего методологического багажа, к освоению нового - антропологического, культурологического, микроисторического - дискурса. Однако, полагает З. А. Чеканцева, глубинного эпистемологического обновления научного багажа в этой области у нас еще не произошло. Цель автора как раз и состоит в привлечении внимания исследователей к данной проблеме.

Статья Л. А. Пименовой "Публикация "Отчета королю" Ж. Неккера в 1781 г.: к истории формирования публичного политического пространства во Франции XVIII в." посвящена событию, которое, вопреки кажущейся заурядности, оказало огромное влияние на развитие политической культуры предреволюционной Франции. Делая публичными прежде "закрытые" сведения о состоянии государственных финансов, Неккер преследовал самые различные цели: публикация была нацелена и на укрепление собственного престижа, и на повышение доверия государственных кредиторов в преддверии будущих займов, и даже на устрашение военного противника - Англии - картиной экономического процветания Франции. Но в конечном счете она стала важным шагом в формировании общественного мнения как самостоятельной инстанции, ведущей диалог с властью. Брошюра Неккера произвела настоящую сенсацию во французском обществе. И сам факт публикации, и содержание "Отчета" вызвали широкую полемику, усилили борьбу придворно-министерских "партий", в которой соперничество личных амбиций тесно переплеталось с борьбой политических курсов.

В статье "Церковные реформы начала революции и французское общество" С. Ф. Блуменау рассматривает варианты религиозного поведения французов накануне революции и отмечает в целом позитивное восприятие ими первых реформ в этой сфере, в частности, отмены десятины, конфискации церковных земель и упразднения монашеских орденов и конгрегации. Однако предоставление инаковерующим равных с католиками прав вызвало серьезное противодействие населения в некоторых регионах страны, а преобразования, связанные с рационализацией устройства церкви, стали, по мнению автора, настоящим камнем преткновения. Перекройка границ диоцезов и гражданское устройство духовенства задевали интересы слишком большого числа людей. Это раскололо общество, полагает С. Ф. Блуменау, и в конечном счете послужило предпосылкой формирования массовой социальной базы контрреволюции.

Французский историк С. Абердам, давно занимающийся проблемой избирательного права в годы революции, опубликовал в сборнике статью "Право избирать и право решать в 1793 г." Исследователь прослеживает эволюцию политической роли первичных собраний граждан, в частности, осуществление ими права на обсуждение различных вопросов и принятие решений, анализирует понятие "представительства" в нормативных актах 1793 г. и рассматривает содержание "демократии" в политической практике данного этапа революции. Автор напоминает, что французское законодательство 1789 - 1792 гг. ограничивало функции кантональных и коммунальных собраний граждан выборами, оставляя обсуж-

стр. 212


дение законов за национальным представительством, но в 1792 - 1793 гг. собрания вернулись к практике обсуждений. Это происходило на фоне расширения числа граждан, имевших право голоса, и в условиях расширения сферы использования этого права, прежде всего - применения прямого голосования за пределами собственно избирательной функции. По мнению С. Абердама, использование прямого голосования граждан для одобрения Конституции 1793 г. означало частичное и спонтанное применение положений основного закона, вынесенного на обсуждение. Противоречие между расширением гражданских прав весной и летом 1793 г. и установлением затем диктатуры "общественного спасения" представляется автору крайне важным для понимания существа различных политических оппозиций, возникавших во Франции в последующие годы.

Статья А. И. Тэвдоя-Бурмули "Логика торжествующей добродетели" посвящена анализу взглядов на революционное насилие одного из главных вождей революции - Максимилиана Робеспьера - в последний год его жизни. В частности, делается попытка ответить на вопрос о том, была ли политико-этическая модель Руссо, которую часто считают теоретической основой авторитарных тенденций якобинизма, в полном смысле слова тоталитарной моделью. Автор прослеживает идейную эволюцию Робеспьера, которая привела его к отождествлению "общей воли" с собственной волей, но утверждает, что инициатива принятия террористических мер исходила не от Робеспьера, а со стороны организованного санкюлотского движения: массовое насилие снизу стало для лидера якобинцев симптомом кризиса Республики и потребовало ответного установления террора сверху. Накануне своей гибели, пишет А. И. Тэвдой-Бурмули, Робеспьер критиковал направление, принятое сторонниками террора, но не сомневался в целесообразности самой этой меры. Он стал закономерной и парадоксальной жертвой политического механизма, запущенного при его непосредственном участии. Закономерной - поскольку сам Робеспьер возвел систему правосудия на этический фундамент, сделав всех людей потенциальными обвиняемыми. Парадоксальной - поскольку меч, поразивший его, отнюдь не был орудием добродетели.

Статья "От Бабефа к Буонаротти: Движение во имя равенства или Заговор равных?" публикуется после смерти автора - Г. С. Чертковой, квалифицированного исследователя, специалиста по истории бабувизма. В статье ставится вопрос о том, была ли деятельность Бабефа и его сподвижников "движением" или "заговором". На основании анализа документов автор делает вывод, что "равные" твердо рассчитывали на широкую поддержку народом их политических планов и в определенный момент добились ее, а потому термин "движение" здесь вполне уместен. Однако в тех же документах прослеживаются и черты заговора, причем они проявились не только в использовании конспиративных методов, но и в трансформации взглядов бабувистов на соотношение роли народа и его лидеров. Г. С. Черткова усматривает в этом некую закономерность, свойственную переходному периоду: ведь деятельность "равных" пришлась на время, когда массовые революционные движения шли на спад, а начавшаяся реакция делала заговор единственно возможной формой революционной борьбы.

Завершают сборник три небольших документа из научного наследия А. В. Адо: отзыв на докторскую диссертацию З. А. Чеканцевой "Народные движения во Франции во второй половине XVII-XVIII вв. Опыт субъективного анализа открытого народного протеста", отзыв на докторскую диссертацию С. Ф. Блуменау "От социально-экономической истории к проблематике массового сознания. Французская историография революции конца XVIII в. (1945 - 1993 гг.)" и рецензия на книгу Т. Кондратьевой "Большевики и якобинцы. Маршрут аналогий" (Париж, 1989). В этих материалах отразилась глубокая доброжелательность, с которой А. В. Адо воспринимал работы своих молодых коллег и учеников, его широкий и заинтересованный взгляд ученого, чуткое отношение к любой новой мысли.

Н. Ю. Плавинская, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН

Опубликовано на Порталусе 09 июля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама