Рейтинг
Порталус


ОБ ОДНОМ ЭПИЗОДЕ ИЗ ИСТОРИИ РУССКО-БОЛГАРСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ ЭПОХИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Дата публикации: 26 апреля 2022
Автор(ы): А. С. УСАЧЕВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
Источник: (c) Славяноведение, № 2, 30 апреля 2007
Номер публикации: №1650974023


А. С. УСАЧЕВ, (c)

Рассматривая памятники древнерусской книжности, исследователь сталкивается со множеством вопросов, связанных с выявлением как их непосредственных источников, так и произведений, так или иначе повлиявших на них. Нередко поиск подобных связей побуждает обратиться к балканским странам, книжная культура которых была тесно переплетена с судьбами литературы Древней Руси. Ниже мы рассмотрим один эпизод из истории русско-балканских книжных связей рубежа XIV-XV вв.

Бытование памятников южнославянской книжности на русской почве общеизвестно. Так, сочинения ряда болгарских писателей эпохи Средневековья получили распространение в целом ряде русских списков, начиная с XV в. При изучении сочинений южнославянских авторов в древнерусской письменности огромное значение приобретает вопрос о времени их появления на Руси. В настоящей работе мы сосредоточим внимание на раннем этапе бытования на Руси одного памятника болгарской литературы.

Среди распространенных на Руси южнославянских памятников большое значение имеют сочинения болгарского патриарха Евфимия Тырновского. Крупнейший представитель тырновской литературной школы оставил после себя немало произведений, часть которые получила достаточно широкое распространение на Руси. Однако остается открытым вопрос о том, с каким периодом можно связывать появление здесь сочинений болгарского писателя. На материале одного из них мы и попытаемся выяснить, когда именно труды Евфимия начали проникать на Русь.

К числу наиболее ярких сочинений Евфимия Тырновского относится Слово похвальное Константину и Елене (ок. 1374 - 1393 гг.), древнейший русский список которого, как указал в устной беседе А. А. Турилов, относится к 30-м годам XV в. (см. [1. Ф. 304. I. N 754]). Приходится ли начало распространения данного сочинения на этот период или есть основания говорить о более раннем бытовании Слова похвального на Руси?

Сравнивая тексты памятников русской средневековой агиографии, мы обратили внимание на некоторые текстуальные совпадения. Так, удалось зафикси-


Усачев Андрей Сергеевич - канд. ист. наук, ведущий научный сотрудник НИО книговедения РГБ, преподаватель РГГУ.

Работа выполнена при поддержке РГНФ (проект N 06 - 04 - 00497а) и гранта Президента РФ для поддержки молодых ученых (проект МК-6546.2006.6).

стр. 32


ровать ряд близких чтений в Слове похвальном Константину и Елене Евфимия Тырновского, Житии митрополита Петра, которое создавалось митрополитом Киприаном, согласно датировке Р. А. Седовой, ок. 1397 - 1404 гг. [2. С. 96], а также в Похвале князю Владимиру. Приведем эти фрагменты:

Слово похвальное Константину и Елене

Похвала Владимиру

Житие митрополита Петра

"...Константин, добляа благочъстиа ветвь; Константин, апостольскый ревнитель; Константин, цръковное утвръждение; Константин, идольскый раздрушитель; Константин, благоверия проповедник..."

"Владимир - добляа благочестия ветвь! Владимир - апостольскый ревнитель! Владимиръ - церковное утверждение! Владимир - идольскый разрушитель! Владимиръ -благоверия проповедникъ!"

"...Петр добля благочестиа ветвь, Петр апостольскый ревнитьль, Петр благоверия проповедник..."

"Нь греди ми ниня и сам, Константине, и слово даруй, в еже о тебе начети слово. Въса бо твоа чюдна, въса твоа красна, въсака цръкви тобою украси се, въсако царство тобою утвръждает се, въсак идол тобою потреблен бысть, вера христианскаа тобою утврьждена бысть" (цит. по [3. S. 104])

"...Но гряди ми ныне и сам, Владимире, и слово даруй в еже о тебе начати слово. Вся бо твоя чюдна! Вся твоя красна! Всяка церкви тобою украсися, вся Русскаа земля тобою утверждается, всяк идол тобою потреблен бысть, вера христьяньскаа тобою утвержена бысть..." (цит. по [4. С. 31])

"И огради ми ныне, и сам, святителю Петре, вем бо недостойна себе тебе к похвалению, но ты ми слово даруй, в еже о тебе начати слово, вся бо твоя чюдна, вся твоя красна, всяка церкви тобою украсися, вся земля Русьская тобою утвръжается..." (цит. по [2. С. 100]).

"...Кто не въжделеет иже благодетию почьтеному, кто не прославит прославленнаго от Бога?" (цит. по [3. S. 144])

"Кто не въжделееть иже благодатию почтенному? Кто не прославить прославленнаго от Бога?" (цит. по [4. С. 38])

"Кто не въжделеет иже благодатию почтенному, кто не прославит прославленного от Бога!" (цит. по [2. С. 101])



Необходимо также отметить, что первые два отрывка сходным образом читаются в Поучении на память Владимира [4. С. 39], а также в 1-й главе 1-й степени Книги степенной царского родословия [5. С. 60]. Если характер связи двух последних памятников сомнений не вызывает - есть все основания говорить об использовании Поучения в степенной редакции Жития Владимира (это наблюдение было сделано студентом МДА Н. Ф. Околовичем в его неопубликованном кандидатском сочинении 1909 г. "Жития святых, помещенные в Степенной книге" (см. [1. Ф. 172. К. 325. N 2. л. 103 об., 118 и др.]; в настоящее время данная работа нами готовится к изданию), то на вопросе о параллелях в других сочинениях необходимо остановится подробнее.

Слово похвальное Константину и Елене принадлежит перу ярчайшего представителя тырновской литературной школы патриарха Евфимия (1374 - 1393 гг.). Памятник был посвящен болгарскому царю Иоанну Шишману (ум. 3.06.1395). Любопытно отметить, что к тырновской литературной школе принадлежал и будущий митрополит Киприан, который был близок Евфимию. В историографии уже неоднократно отмечалось связанное с его приходом на Русь возникновение интереса к памятникам болгарской литературы, которое приходится на последнюю четверть XIV в. [6. С. 215 - 254; 7. С. 64 - 70; 8. С. 34; 9. С. 321 - 337]. На Руси Киприан создает ряд памятников (в том числе и Житие митрополита Петра). Вряд ли можно сомневаться в том, что хорошо знакомому с Евфимием Киприану были известны его сочинениями (оба книжника состояли в переписке, о влиянии трудов Евфимия на сочинения Киприана см., например

стр. 33


[10. С. 104 - 105; 11. С. 202; 12. С. 213 - 215]). Приведенные выше случаи текстуальных совпадений Жития митрополита Петра и Слова похвального Константину и Елене указывают на то, что, по-видимому, последнее входило в круг памятников, знакомых Киприану. Есть основания считать, что Киприан мог использовать произведение своего великого современника одновременно как образец для подражания и источник ряда характеристик описываемых персонажей. Если данное предположение справедливо, можно полагать, что с эпохой Киприана было связано появление на Руси не только кратких болгарских и сербских житий (см. [13. С. 70]), но и Слова похвального Константину и Елене.

Характер связи Слова Евфимия Тырновского и Похвалы Владимиру был вскрыт Н. Ф. Околовичем, который выявил целый ряд случаев текстуальной близости этих памятников (а также Поучения на память крестителя Руси). Слово похвальное, судя по всему, явилось источником Похвалы (и Поучения). Однако, в отличие от Жития митрополита Петра, атрибуция и датировка Похвалы Владимиру и Поучения на его память оставляет ряд вопросов. Согласно предположению А. М. Молдована, оба памятника были созданы в XIV в. на основе 2-й редакции "Слова о законе и благодати" киевского митрополита Илариона (по мнению исследователя, Поучение восходит к Похвале) [14. С. 33. Рис. 7]. Нами было высказано предположение о создании Похвалы в XV - первой трети XVI в. и Поучения в первой четверти XVI в. в Волоцком монастыре [4. С. 8 - 16]. Как бы то ни было, оба памятника уже существовали в первой трети XVI в.: древнейший список Похвалы датируется 20-ми годами XVI в. (см. [1. Ф. 304.1. N 678]; подробнее о датировке этой рукописи см. [15. S. 279 - 301; 16. С. 64 - 76; 4. С. 19 - 20]), единственный список Поучения относится к концу первой трети этого же столетия (см. [1. Ф. 113. N 659], о времени и обстоятельствах создания рукописи см. [17. С. 123; 4. С. 22 - 23]). В свою очередь, несомненный факт использования в этих памятниках рассматриваемого произведения Евфимия указывает на 70-е годы XIV в. (начало патриаршества Евфимия, а также время прихода на Русь Киприана, с которым, по-видимому, и связано появление списка Слова похвального на русской почве) как рубеж, ранее которого данные сочинения не могли быть созданы. Таким образом, оставляя вопрос о точном времени написания и авторстве Похвалы и Поучения открытым, можно отметить, что эти два памятника фиксируют использование фрагментов, по всей видимости, восходящих к Слову похвальному Константину и Елене, не ранее 70-х годов XIV в. и не позднее первой трети XVI в. На рубеже 50 - 60-х годов XVI в. два приведенных выше фрагменты были заимствованы из Поучения на память Владимира автором Степенной книги (подробнее о времени создания этого произведения см. [18. С. 28 - 40]).

Вероятно, в указанных выше случаях речь может идти об использовании неких трафаретных формул агиографии, которые могли адресоваться различным персонажам (императору Константину, князю Владимиру, митрополиту Петру). Однако их поиск в целом ряде памятников русской житийной литературы (за исключением приведенных выше примеров) результатов не дал. Отмечая очевидную необходимость продолжения данного исследования, можно констатировать, что хронологически наиболее ранним произведением, содержащим указанные выше чтения, является Слово похвальное Константину и Елене Евфимия Тырновского, с которым был связан автор Жития митрополита Петра (в Житии Константина и Елены Симеона Метафраста [1. Ф. 98. N 124], которое послужило источником Слова похвального Евфимия, данные фрагменты не

стр. 34


фиксируются). Все это побуждает рассматривать сочинение болгарского патриарха как вероятный источник (или образец) ряда памятников древнерусской книжности: Жития митрополита Петра, Похвалы Владимиру и Поучения на его память; опосредованно к нему восходит и Степенная книга. Учитывая датировку Жития митрополита Петра, можно наметить период, не позднее которого Слово похвальное Константину и Елене Евфимия стало известно на Руси, - рубеж XIV-XV вв., т.е. на два-три десятилетия раньше написания древнейшего известного русского списка этого памятника. Все это дает основания полагать, что проникновение сочинений болгарского патриарха на Русь началось вскоре после их написания, очевидно, при посредничестве близких к нему книжников.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. ОРРГБ.

2. Седова Р. А. Святитель Петр митрополит Московский в литературе и искусстве Древней Руси. М., 1993.

3. Kaluzniacki Em. Werke des Patriarchen von Bulgarien Eutymius. Wien, 1901.

4. Усачев А. С. Из истории русской средневековой агиографии: два произведения о равноапостольном князе Владимире Святославиче (исследование и тексты) // Вестник церковной истории. 2006. Вып. 2.

5. Книга степенная царского родословия. ПСРЛ. СПб., 1908. Т. 21. 1-я половина.

6. Дмитриев Л. А. Роль и значение митрополита Киприана в истории древнерусской литературы (к русско-болгарским литературным связям XIV-XV вв.) //ТОДРЛ. М; Л., 1962. Т. 19.

7. Дмитриев Л. А. Литературно-книжная деятельность митрополита Киприана и традиции великотырновской школы // Ученици и последователи на Евтимий Търновски: втори международен симпозиум. Велико Тырново, 20 - 23 май 1976. София, 1980.

8. Лихачев Д. С. Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого (конец XIV - начало XV в.). М.; Л., 1962.

9. Турилов А. А. Восточнославянская книжная культура конца XIV - XV в. и "второе южнославянское влияние" // Древнерусское искусство: Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XIV-XV вв. СПб., 1998.

10. Мошин В. О периодизации русско-южнославянских литературных связей X-XV вв. // ТОДРЛ. М.; Л., 1963. Т. 19.

11. Дончева-Панайотова Н. Поетика и стилистика на житието и похвалното слово за митрополит Петрър от Киприан // Руско-балкански културни връзки през средновековието = Русско-балканские культурные связи в эпоху средневековья. София, 1982.

12. Станчев К. Търновската школа и развитието на агиографските жанрове // Руско-балкански културни връзки през средновековието = Русско-балканские культурные связи в эпоху средневековья. София, 1982.

13. Турилов А. А. К вопросу о периодизации русско-южнославянских литературных связей XV -начала XVI в. // Руско-балкански културни връзки през средновековието = Русско-балканские культурные связи в эпоху средневековья. София, 1982.

14. Молдован А. М. "Слово о законе и благодати" Илариона. Киев, 1984.

15. Дыбо В. А., Кучкин В. А. Болгарский текст в русской минее XVI в. // Byzantinobulgarica. 1966. Т. П.

16. Молдован А. М. К истории составления троицкой минеи N 678 (значение ее для текстологического исследования произведений митрополита Илариона) // ЗОР ГБЛ. М., 1981. Вып. 42.

17. Клосс Б. М. Иосифо-Волоколамский монастырь и летописание конца XV - первой половины XVI в. // ВИД. Л., 1974. Вып. 6.

18. Усачев А. С. К вопросу о датировке Степенной книги // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2005. N 4 (22).

Опубликовано на Порталусе 26 апреля 2022 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама