Полная версия публикации №1602796700

PORTALUS.RU МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО Нормализация отношений СССР и Турции в 1960-е годы → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

М. Гасымлы, Нормализация отношений СССР и Турции в 1960-е годы [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 16 октября 2020. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/internationallaw/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1602796700&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 27.02.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

М. Гасымлы, Нормализация отношений СССР и Турции в 1960-е годы // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 16 октября 2020. URL: https://portalus.ru/modules/internationallaw/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1602796700&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 27.02.2021).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

М. Гасымлы, Нормализация отношений СССР и Турции в 1960-е годы / Вопросы истории, № 4, Апрель 2009, C. 18-44.



публикация №1602796700, версия для печати

Нормализация отношений СССР и Турции в 1960-е годы


Дата публикации: 16 октября 2020
Автор: М. Гасымлы
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Источник: (c) Вопросы истории, № 4, Апрель 2009, C. 18-44
Номер публикации: №1602796700 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


История соседства России и Турции не раз омрачалась кровопролитными войнами с тяжелыми последствиями. Однако отношения двух держав знают и светлые периоды.

 

С 1920-х годов отношения между ними стали строиться на новых основополагающих принципах. Военные действия, развязанные странами бывшей Антанты с целью удушения большевизма и присвоения турецких территорий, превратили Россию и Турцию в союзников. Союзничество завершилось победой обеих стран над интервентами, завязалось активное сотрудничество. Выдвигая программу многовекторной политики, Турция продолжала дружить с СССР, но улучшала и отношения с западными странами, что вызывало неодобрение со стороны СССР.

 

Отношения дружбы и союзничества с СССР продолжались до начала второй мировой войны. Попытки И. В. Сталина создать военно-морские базы в Черноморских проливах были отвергнуты Турцией. Начался период настороженности, недоверия. А с момента вступления СССР в войну советско-турецкие отношения вошли в стадию застоя. Попытки стран антигитлеровской коалиции втянуть Турцию в войну были холодно встречены советской стороной. После победы под Сталинградом Сталин предпочитал увидеть Турцию в ряду побежденных стран. В конце войны отношения совершенно испортились. Советский Союз выдвинул территориальные претензии к Турции, но западные страны ее поддержали. Период взаимной неприязни длился до самой смерти Сталина. С приходом к власти Н. С. Хрущева советская политика в отношении Турции изменилась, советские лидеры заявили, что СССР не имеет к Турции претензий. Несмотря на взаимные уверения о желании нормализовать отношения, холодность сохранялась.

 

После событий, происшедших в Турции 27 мая 1960 г., начался период нормализации отношений; в 1960 - 1965 гг. образовалась атмосфера доверия, а с 1965 г. начался период сотрудничества.

 

Переворот в Турции. Необходимость создания атмосферы доверия между двумя странами. 27 мая 1960 г. в Турции было свергнуто правительство А. Мендереса. Власть перешла в руки Комитета национального единства, сформи-

 

 

Гасымлы Муса - доктор исторических наук, профессор Бакинского государственного университета. Азербайджанская Республика.

 
стр. 18

 

рованного из 38 офицеров и генералов. В соответствии с временной конституцией Комитет превратился в высший законодательный орган страны. Возглавил его командующий сухопутными войсками генерал Дж. Гюрсел. Он стал и председателем Временного правительства.

 

31 мая Советский Союз признал новое правительство Турции. Во время встречи посла СССР Н. С. Рыжова с Гюрселем была высказана уверенность, что внешняя политика Турции будет опираться на принципы Ататюрка.

 

Очевидно, что новая власть была заинтересована в нормализации отношений, но первые доверительные шаги должно было сделать советское правительство, которое в сталинские времена предъявляло территориальные претензии к Турции. 28 июня Хрущев направил Гюрселю письмо, в котором было выражено пожелание нормализовать отношения; тяжелое положение, в котором оказалась Турция, связывалось с ее членством в НАТО; высказывалось пожелание, чтобы Анкара вела самостоятельную, независимую внешнюю политику.

 

8 июля в ответном послании Гюрсел согласился с идеей нормализации взаимоотношений - при условии соблюдения взаимных обязательств, вытекающих из заключенных ранее договоров, сокращения уровня вооружений; от СССР ожидались проявления доверия. 6 августа 1960 г. в Москве вручил свои верительные грамоты посол Турции Ф. Корутюрк.

 

Были предприняты практические шаги по нормализации отношений. В начале 1960-х годов доля СССР во внешней торговле Турции составляла лишь 1%. В октябре-ноябре 1960 г. Советский Союз посетила турецкая торговая делегация. Но во взаимоотношениях все еще чувствовались осторожность и неуверенность.

 

По поводу 40-й годовщины советско-турецкого договора Гюрсел направил советскому руководству приветствие, в котором было выражено "пожелание и уверенность в том, что добрососедские отношения между Турцией и Советским Союзом, основанные на взаимном уважении, смогут развиваться в условиях международного мира и безопасности".

 

27 мая 1961 г. была принята новая конституция Турции. Она вступила в силу после проведенного 9 июля референдума. В сентябре были казнены бывший премьер-министр Мендерес, министр иностранных дел Ф. Зорлу и министр финансов Х. Полаткан. 26 октября Гюрсел был избран президентом. Начался новый период современной истории Турции.

 

В ноябре глава нового правительства Исмет Иненю и министр иностранных дел Селим Сарпер заявили о необходимости улучшать отношения с СССР. Однако существовал и круг лиц, напоминавших о непостоянстве советской политики в отношении Турции и призывавших не делать опрометчивых шагов. Газета "Джумхурийет" писала о подозрительности желания СССР улучшать отношения с Турцией. Но общественность Турции в массе своей положительно оценивала линию на улучшение отношений, рассчитывая, в частности, что это поможет развитию экономики страны. В 1961 г. была достигнута договоренность о прямых железнодорожных перевозках между двумя странами.

 

Усиление влияния США в Турции беспокоит Советский Союз. Жесткая политика Сталина в отношении Турции в первые послевоенные годы, его попытки подмять под себя страны свободного мира, напряженность на Среднем Востоке способствовали сближению Турции с западными государствами. На основе доктрины, выдвинутой президентом США Г. Трумэном в марте 1947 г., Турции была предоставлена американская военная помощь, а по плану Маршалла были заключены турецко-американские соглашения об экономическом и культурном сотрудничестве.

 
стр. 19

 

В условиях холодной войны Советский Союз был окружен американскими базами, расположенными в Великобритании, Франции, Германии, Италии, Турции, Южной Корее и Японии. Ракеты средней дальности, установленные в Великобритании, Италии и Турции, были сравнимы по мощи с советскими ракетами на Кубе. Новое советское руководство, нормализовав отношения с Турцией, пыталось обеспечить свою безопасность и по возможности ослабить связи Турции со странами Западного блока.

 

В конце 1950-х - начале 1960-х годов Турция занимала одно из ведущих мест среди стран, получавших помощь США. Эта помощь стала поступать после заключения 4 июля 1948 г. соглашения об американо-турецком экономическом сотрудничестве. Многочисленные военные, экономические поставки и визиты различных делегаций закрепили в конце 1950-х годов позиции США в Турции.

 

Особенности географического расположения Турции, самой мощной страны на Среднем Востоке, имевшей протяженные морские и сухопутные границы с СССР, создавали выгодные условия для американского давления. Многие из грузов, ввозимых в СССР, проходили через турецкие порты и проливы, что также всегда служило важным средством давления.

 

Американская экономическая и техническая помощь Турции поступала главным образом по государственным каналам. Американские капиталы Турция получала при организации экспорта сельскохозяйственных продуктов, в виде займов Международного банка реконструкции и развития, а также Импортно-экспортного банка, в форме участия специализированных американских компаний в разведке и добыче нефти на территории Турции.

 

Для обеспечения выполнения пятилетнего плана развития турецкое правительство получило от США заем в 1,5 млрд. долларов, что ясно указывало на ориентацию Турции в разгар холодной войны. Выступая в 1962 г. по румынскому радио и телевидению, Хрущев заявил: "Американские империалисты любят хвастаться своей помощью слаборазвитым странам, в числе которых они упоминают и Турцию... В 1948 г., то есть до того, как правительство Мендереса приняло "помощь" США, промышленный сектор Турции давал 10,5% национального дохода. А в 1960 г., после 12 лет американской "помощи"... 10,9%. Что это означает? Это значит, что Турция как была, так и остается сельскохозяйственной страной, не имеющей своей сколько-нибудь развитой промышленности. Экономика Турции оказалась в настоящем тупике. Страна так задолжала своим кредиторам, что в состоянии расплатиться с долгами не раньше, чем в 2008 году... Сельское хозяйство Турции... не может обеспечить народ даже хлебом, который также завозится из-за границы... От такой, с позволения сказать, помощи не только руки, но и ноги протянешь"1.

 

Одним из факторов, осложнявших ситуацию, были полеты разведывательных самолетов, которые, поднимаясь с американских баз в Турции, нарушали воздушные границы СССР. Самолеты У-2, оборудованные фотокамерами, фиксировали секретные советские объекты и воинские части; на высоте 15 км долетали до центральных районов СССР и спокойно выходили на секретные цели. 1 мая 1960 г. очередной У-2 пересек границу и двигался в сторону Свердловска, но на этот раз был сбит2. Пилот самолета спасся, выпрыгнув с парашютом, и дал показания. Случай с У-2 обострил отношения между СССР и Турцией. Советское правительство направило Турции ноту протеста3. В ноте отмечалось, что нарушивший советскую границу самолет принадлежит США и был послан с диверсионными и разведывательными целями. Этот самолет еще 27 апреля был переправлен из Турции, с базы Инджирлик в Адане, на аэродром Пешавара в Пакистане, откуда и совершил нарушение советской границы. Пилот признался, что его целью было спро-

 
стр. 20

 

воцировать работу радаров системы ПВО. Советское правительство расценивало создание баз на территории Турции, предоставление ею своей территории в аренду США как соучастие Турции в агрессивных антисоветских акциях. В ноте подчеркивалось, что подобные действия никак несовместимы с заявлениями турецких государственных деятелей о стремлении к улучшению отношений с СССР. Советское правительство недвусмысленно давало понять, что у Советского Союза есть достаточные средства, чтобы привести в негодное состояние любые базы, используемые в террористических целях.

 

Турецкое правительство 24 мая ответило, что происшедшее нарушение советской границы американским самолетом не может быть темой для обсуждения между правительствами СССР и Турции, инцидент передан на разбирательство в ООН и турецкое правительство не собирается выносить преждевременных решений. Турецкое правительство подчеркивало, что самолет совершил правонарушение спустя три дня после того, как покинул территорию Турции, а турецкая сторона никому и никогда не давала разрешения использовать турецкое воздушное пространство для нарушения границ СССР. В итоге были отклонены претензии советской стороны по поводу нарушения границы иностранным самолетом с территории третьей страны, выдвинутые только на том основании, что этот самолет ранее находился на базе в Инджирлике. Турция никогда не давала и не даст разрешения использовать свои базы и воздушное пространство для создания опасности и беспокойства ее соседям. Указывалось, что советские самолеты не раз залетали в воздушное пространство Турции. Турецкое правительство считало подобные факты подлежащими изучению на основе принципов международного права. В конце ноты турецкое правительство отметило свое стремление к налаживанию отношений с соседями и обещало, что будет придерживаться единых стандартов в отношениях как со странами, принадлежащими к числу ее союзников, так и с остальными государствами.

 

Особенно беспокоило СССР наличие американских баз на территории Турции. Территория расположения авиационных баз, радиолокационных станций, складов ракет с ядерными боеголовками составляла около 35 тыс. кв. километров. В Турции были расквартированы примерно 30 тыс. американских военнослужащих, на базе в Инджирлике - три тысячи4. В начале 1960-х годов число американских военных инструкторов в Турции, не считая членов их семей, достигло 50 тысяч. Нигде в мире американские военные базы не были расположены так близко к советским границам, как в Турции.

 

5 марта 1960 г. был заключен турецко-американский договор об обучении турецких военных правилам обращения с атомным оружием, в декабре в Турцию прибыла делегация США по атомной энергетике, началась передача атомного оружия; в районе Измира более 4 тыс. американцев были заняты строительством базы для запуска ракет средней дальности "Юпитер"; для подготовки персонала, обслуживающего ракетные установки, группа турецких военнослужащих была командирована в США5. По мере готовности баз в Турцию стали завозить американские ядерные боеголовки.

 

По этому поводу правительство СССР 3 февраля 1961 г. сделало министру иностранных дел Турции Сарперу заявление. "Сообщения о строительстве ракетных баз НАТО в Турции, то есть непосредственно у границ Советского Союза, и о намерении этой военной группировки вооружить Турцию ядерным оружием, не могут не насторожить", - говорилось в нем. После напоминания о полете американского самолета "У-2", вылетевшего с турецкого аэродрома Инджирлик, в заявлении было указано, что "базы на турецкой территории угрожают безопасности СССР и других соседних с Турцией стран, а также и самой Турции". "Стремясь к установлению хороших отношений с

 
стр. 21

 

Турцией, правительство Советского Союза надеется, что... руководители Турецкой Республики не позволят втянуть страну в опасные авантюры, таящие угрозу делу мира"6. 25 февраля в ответной ноте турецкое правительство ссылаясь на необходимость обеспечить собственную безопасность, указывало, что это не только его право, но и первостепенная обязанность.

 

Использование самолетов-разведчиков, да и в целом наличие американских военных баз были одним из отрицательных факторов, мешавших развитию советско-турецких отношений.

 

Через некоторые время на базу Чийли в районе Измира были доставлены 16 истребителей F-100 военно-воздушных сил США; в Искендеруне началось строительство военно-морского порта по программе СЕНТО7.

 

Наличие американских баз превращало Турцию в мишень для возможного советского ответного удара, о чем и сказал Хрущев, выступая на Всемирном конгрессе за всеобщее разоружение и мир8.

 

После выборов 15 октября 1961 г. власть в Турции перешла в руки гражданского правительства, но крупных изменений во внешней политике не произошло", были подтверждены прозападный курс и военно-политическая связь с США и НАТО. В речи по анкарскому радио 9 января 1962 г. глава нового правительства Иненю сказал: "Мы входим в блоки НАТО и СЕНТО. Выход из этих блоков и создание союза с Россией столь же невозможны, как невозможно оставаться нейтральным". 2 мая во время встречи с профессорско-преподавательским коллективом Стамбульского технического университета президент Турции Дж. Гюрсел заявил, что судьба турецкого народа бесповоротно связана с Западом.

 

В 1962 г. были заключены секретные договоры о налаживании связи между американскими военными базами и обеспечении безопасности баз, частей и материалов. По этому поводу в советских секретных донесениях отмечалось, что таким путем американцы мастерски обошли англичан - своих основных конкурентов в Турции. Вслед за этим внешняя политика Турции, ее армия и экономика еще более сблизилась с США. Усилилось проникновение американцев в важнейшие области политической, экономической и военной жизни страны. 850 американских специалистов работали на различных предприятиях и в организациях Турции. Особенно сильны были позиции американцев в турецкой армии и в Генеральном штабе. Министр обороны Ф. Дж. Эркин во время переговоров от имени Турции обещал сохранить верность Западному блоку. Он заявил: "Турция связала свою судьбу с Западным блоком и НАТО, и она не свернет с этого пути. Этот путь очень полезен для нашей страны". Турецкие официальные круги во всех международных делах поддерживали США. Радио и телевидение Турции всецело оправдывали политику США на Среднем Востоке. Турецкая делегация на XVI сессии Генеральной ассамблеи ООН вместе с делегацией США проголосовала против советского проекта восстановления прав КНР в этой организации - и за включение "венгерского и тибетского вопросов" в повестку обсуждения сессии. Политика США в отношении Турции ставила целью усилить двусторонние и многосторонние отношения с Турцией и не допустить развития советско-турецких дружественных отношений9.

 

Стремление турецкого правительства усилить военную мощь своей страны беспокоило советское руководство. 25% государственного бюджета тратило оно на национальную оборону. Турция - член НАТО и СЕНТО - обладала самой большой армией на Ближнем Востоке. В вооруженных силах Турции служили 452 тыс. человек, или 1,3% всего населения (в США - 1,3%, в СССР - 1,4%, в Болгарии - 1,7%, в Греции и Сирии - 1,8%; в Израиле - 2,5%, в Иране - 1%). В запасе состояло 2,5 млн. человек. В 1959 - 1962 гг.

 
стр. 22

 

пересматривалась структура турецких дивизий. Можно сказать, что вооруженные силы Турции целиком были предоставлены в распоряжение НАТО. Турецкий флот к 1964 г. занимал в мире 25-е место. Треть кораблей служила более 40 лет и обладала скоростью менее 10 узлов. Торговый флот (158 судов) имел общий тоннаж 611 330 тонн. Морское сотрудничество США и Турции также беспокоило СССР. В военно-воздушных силах Турции служили 2 тыс. летчиков. На вооружении авиации имелись эскадрилья истребителей-бомбардировщиков F-104Q, 10 эскадрилий истребителей-бомбардировщиков F-100, 4 эскадрильи истребителей F-86, 1 эскадрилья PF-84F и транспортное подразделение 10.

 

Военная деятельность США на территории Турции проводилась согласованно с командованием НАТО. Американские военные привели военную систему Турции в соответствие с современными требованиями. НАТО предоставляло ей вооружения, боеприпасы, электронное оружие. Американское оружие и военные материалы поставлялись в Турцию согласно договору о военной помощи от 12 июля 1947 года. В 1962 г. военная помощь была оказана на 2 млрд. 100 млн. долларов; США передали Турции пушки, танки, ракеты типа "Найк", "Онест Джон", реактивные самолеты, военные корабли, подводные лодки, военное снаряжение и средства связи11.

 

В этот период помимо военного, военно-воздушного и военно-морского атташе американские военные организации были представлены в Турции миссией по оказанию помощи Турции (Custmatt), Объединенной военной миссией по оказанию помощи, Международным агентством развития и Информационной службой США. Сотрудники аппарата военного атташе при посольстве США хорошо говорили по-русски, знали историю стран региона, его географию, политическую обстановку. Объединенная миссия обладала широкими полномочиями. Она контролировала использование американской помощи, руководила работой американских инструкторов в турецких вооруженных силах. Американцы фактически руководили Генеральным штабом и Министерством обороны Турции.

 

Советская разведка установила, что в Генеральном штабе турецкой армии имеется подготовленный НАТО план нанесения ядерных ударов по СССР и другим "социалистическим" странам.

 

Особое внимание уделялось подготовке турецких ракетчиков. В сентябре-октябре 1961 г. в США были отправлены для обучения два ракетных дивизиона турецких военно-воздушных сил. С июня 1962 г. еще группа турецких офицеров изучала ракетную технику в США. В секретной советской информации отмечалось, что турецкие военно-морские силы уже обладают подводными атомными ракетами типа "Полярис".

 

Турецкое правительство открыло американцам широкие возможности для ведения разведки против СССР. Для прослушивания черноморского побережья СССР в Самсуне, Синопе, Трабзоне и Карамюрселе были построены станции радиотехнической разведки. Электронное разведывательное оборудование, установленное в Адане, позволяло прослушивать даже переговоры по рации диспетчеров такси в Москве и Ленинграде.

 

Постепенно и Черное море превратилось в источник напряженности. В своей речи в Варне 16 мая 1962 г. Хрущев заявил: "Черное море должно быть морем мира и дружбы народов. Разве в этом кровно не заинтересованы не только народ, но и деловые круги, например, Турция?.. Не пора ли правящим кругам Турции, да и других соседних с ней стран убедиться в бесплодности взятого ими курса на изоляцию от соседей... Не лучше ли берега, на которых расположены военные базы НАТО и стартовые площадки для запуска ракет с атомными зарядами, превратить в районы мирного

 
стр. 23

 

труда и процветания... Народ Турции тяготится бременем вооружений, которое навязано ему НАТО... Так называемая экономическая помощь... все глубже втягивает Турцию в тенета военного блока НАТО и тем самым еще больше обременяет ее бюджет расходами на содержание непомерно большой армии"12.

 

США развернули пропагандистскую работу среди турок. На средства из американской помощи были построены 16 центров, где солдаты и офицеры проходили подготовку. Программы обучения в этих центрах были подготовлены в Джорджтаунском университете. Всей пропагандой заправляла информационная служба США с подразделениями в Анкаре, Стамбуле, Измире и Адане, а также представительствами в других городах, имевшая в своем распоряжении, типографии, библиотеки, фотолаборатории, киноустановки. Информационная служба развернула широкую деятельность по идеологическому воспитанию турецкого общества. Среди населения Турции Информационная служба США пропагандировала американскую военно-техническую помощь, образ жизни, освещая также внутреннюю и внешнюю политику СССР. В этой работе использовались возможности печати, радио, кино, а также библиотеки, выставки, общества дружбы и т.п. Турецкие официальные круги всячески способствовали этой деятельности.

 

Особенно большие усилия прилагались в пропаганде среди турецкой молодежи: культивировались чувства ненависти к СССР и тяга к американскому образу жизни. Важная роль отводилась открытым в Турции американским учебным заведениям, где турецким студентам назначались стипендии; осуществлялся студенческий обмен. По каналам различных благотворительных обществ поступала американская помощь. Ведущее место среди американских вузов занимал "Роберт колледж", основанный еще в 1863 г. в Стамбуле. В начале 1960-х годов в колледже обучались 2 тыс. студентов, на 90% - турки. Американские колледжи функционировали также в Анкаре и Измире. Ежегодно происходил взаимообмен турецкими и американскими учащимися. Турецкие лицеисты годами жили в американских семьях. До июля 1961 г. на учебу в США и другие страны были командированы 2013 молодых турок. Только в июле 1962 г. в США были отправлены 127 учащихся. В турецкой системе образования стало проявляться влияние американской. От правительства Иненю Информационная служба потребовала: вузы, готовящие будущих преподавателей, должны работать по американской системе; важнейшие должности должны занимать американцы; турецкие преподаватели, прошедшие переподготовку в США, должны придерживаться американских рекомендаций; учебные здания и комплексы должны проектироваться по согласованию с американцами. Газета "Эн" 6 июня 1962 г. отмечала: "Если эти условия не будут выполнены, то может быть остановлен поток помощи, идущей через Информационную службу США".

 

Практически во всех городах функционировали библиотеки Информационной службы, посещаемые в первую очередь офицерами и молодежью; такая библиотека в центре Анкары предлагала в большом количестве антисоветскую литературу. Книжные магазины Анкары и Стамбула были полны американских книг. Пресса неустанно пропагандировала пользу от вступления Турции в НАТО.

 

В Пентагоне особенно ценилась близость Турции к арабским странам, и это также беспокоило советское правительство. Белый дом рассматривал Турцию как современную модель мусульманского государства. Формируя свою политику в отношении арабов, правительство США консультировалось с турецким правительством. Дружба США с крупнейшей мусульманской страной ослабляла влияние СССР в мусульманском мире.

 
стр. 24

 

Между тем СССР, естественно, хотел бы видеть в лице Турции дружественное государство на своих южных рубежах. Москве было отнюдь не выгодно, чтобы Турция превратилась во "всевидящий глаз" и "всеслышащее ухо" НАТО.

 

Ухудшение экономического положения СССР. В конце 1950-х - начале 1960-х годов Советский Союз столкнулся с рядом проблем, первой среди которых было тяжелое социально-экономическое, прежде всего продовольственное, положение. Усиливалось недовольство в массах. Советское руководство попыталось выйти из кризиса за счет развития химической промышленности и использования химических удобрений. Но это не дало желаемого результата. По донесению разведки США от 8 января 1964 г., советское руководство искало выход в сокращении программ необоронного характера и получении долгосрочных кредитов на Западе. ЦРУ считало, что полученные на Западе кредиты все равно будут потрачены на военные и космические программы 13.

 

Посол США в Бельгии получил сведения, что тайные и заграничные запасы СССР составляют всего 2 млн. долларов, из которых половина потрачена на закупку зерна. Страна попала в такое положение из-за чрезвычайной дороговизны космических и оборонных программ. Гонка вооружений, в которую ввязался Советский Союз, привела его экономику к кризису. Единственным способом самосохранения оставалось налаживание отношений со странами Запада; потребовались некоторые изменения во внешней политике, что и было отмечено в аналитической развединформации США от 19 февраля 1964 г. "Советская внешняя политика" 14. Внутреннее и международное положение СССР продолжало ухудшаться, вынуждая советских лидеров добиваться смягчении международной напряженности, но они рассматривали эту ситуацию как временную и преходящую.

 

Кризис в социалистическом лагере и его влияние на советско-турецкие отношения. Одновременно СССР оказался перед лицом еще одной проблемы. В самый разгар холодной войны, требовавшей концентрации всех сил союзников, в отношениях между "социалистическими" странами выявились глубокие противоречия. Венгерский протест 1956 г. был потоплен в крови. Международный авторитет СССР жестоко пострадал. Охладели отношения между СССР и Румынией. Стремившееся к самостоятельности во внутренней и внешней политике румынское руководство, недовольное разоблачением "культа личности" Сталина, имело собственное мнение по проблеме экономической интеграции "социалистических" стран, что вызывало негодование в Кремле. Затем Румыния отказалась от участия в крупномасштабных учениях стран Варшавского договора 15. Против внешнеполитической линии СССР выступили с критикой также Югославия и Албания. Исповедуя принцип самоизоляции, Тирана совершенно заморозила отношения с Москвой.

 

Анализируя весь комплекс взаимоотношений с западными и восточными странами, советское правительство пришло к выводу о необходимости выработки новой внешнеполитической линии.

 

Кубинский ракетный кризис и советско-турецкие отношения. В начале 1960-х годов произошел кубинский ракетный кризис. Размещенные на территории Кубы советские ракеты уравновешивали угрозу американских ракет, размещенных в Турции. Советские ракеты с Кубы были способны достигнуть побережья Соединенных Штатов за 5 минут. В момент кризиса президент Дж. Кеннеди посоветовал ФРГ, Турции и Ирану "готовиться к худшему", считаясь с вероятностью того, что Советы станут мстить им за действия США. По всему миру, даже больше чем внутри страны, американские военнослужащие соблюдали повышенную боеготовность16.

 
стр. 25

 

Политика Кеннеди подвергалась критике как справа, так и слева. В июне 1961 г. на Венской встрече с Хрущевым Кеннеди проявил слабость. Когда он заявил, что Куба представляет для США серьезную опасность, Хрущев парировал указанием на то, что американские базы и ракеты размещены на территориях Турции и Ирана. Кеннеди хотя и признал наличие американских баз в Иране и Турции, однако утверждал, что они не представляют большой угрозы для СССР. Хрущев отметил, что счастлив видеть то, как Кеннеди осознает свои ошибки в кубинском вопросе. Кеннеди был убежден в стратегическом превосходстве США, оцениваемом по континентальным ракетам как семнадцатикратное 17. Размещенные на Кубе 44 ракеты были способны причинить вред территории США, но и 330 американских ракет с территории Турции были способны поразить цели в СССР. Чтобы выйти из создавшегося тупика следовало в первую очередь решить вопрос о ракетах на Кубе и в Турции. Постоянный представитель США в ООН Э. Стивенсон и его единомышленники предложили президенту компромисс на основе взаимовывоза советских ракет с Кубы и слабых, технически несовершенных американских ракет из Турции18. Президиум (Политическое бюро) ЦК КПСС на заседании от 27 октября 1962 г. обосновал свое согласие на примирительный шаг так: "Если мы добьемся ликвидации баз в Турции и Пакистане, то окажемся в выигрышном положении" 19. Советские лидеры хотели ликвидировать иностранные военные базы на территориях этих стран. Но американцы имели в виду только вывезти ракеты.

 

Вывод американских ракет "Юпитер" из Турции и советских ракет с Кубы обсуждался между советским послом в США А. Ф. Добрыниным и министром юстиции США, братом президента, Р. Кеннеди 28 октября 1962 года. Кеннеди сообщил, что президент не видит непреодолимых препятствий для удаления ракет "Юпитер" из Турции20 и заверил, что правительство США может ликвидировать ракетные базы в Турции, как только советские ракеты будут вывезены с Кубы и кризис будет преодолен21. Однако окончательное решение по базам на турецкой территории относилось к компетенции Совета НАТО22. Белый дом обязался также не предпринимать ничего для свержения кубинского политического режима23. Это также учитывалось на заседании Президиума ЦК КПСС 28 октября24. Был обсужден и текст секретного письма Хрущева Кеннеди. Принимая американское предложение о ракетах в Турции, советское руководство выразило понимание невозможности немедленного его исполнения, поскольку для этого нужно время, но указывало, что и откладывать в долгий ящик такие дела опасно25.

 

Первый заместитель председателя Совета министров СССР А. И. Микоян, посетив Кубу, отправился в Вашингтон, где 29 ноября встретился с президентом Кеннеди. В ходе беседы он напомнил, что американские ракеты в Турции расположены близко от советской границы26. Микоян сказал, что советское руководство доверяет Кеннеди; президент ответил в доброжелательном духе.

 

В результате кризиса Хрущев получил пусть не стратегические, но две тактические победы. Американский президент официально обещал не нападать на Кубу и не свергать революционный режим, а по поводу вывода ракет "Юпитер" из Турции лично поручился, дал "слово джентльмена". Взамен Хрущев сделал стратегическую уступку: выявился паритет общественных форм США и СССР. Весь мир увидел, как советские корабли возвращались назад. Это волновало кремлевский генералитет27.

 

До кубинского ракетного кризиса Хрущев считал, что сможет заставить Запад пойти на уступки. Но теперь обнаружилась тщетность таких мечтаний. США доказали свое преимущество в области стратегических вооружений, что лишало СССР возможности проводить прежний политический курс. Стра-

 
стр. 26

 

тегия Хрущева на этот раз потерпела фиаско. Советские корабли не просто вернулись из Карибского моря: это был отказ от старой советской политики в многолетнем противостоянии с Западом с ее попытками втиснуться в Латинскую Америку. "Остров свободы" получил лишь моральную поддержку, и, наконец, состоялось признание сложившихся в мире реалий. СССР не сумел добиться своего в Латинской Америке, вернулся с пустыми руками. Запад не замедлил этим воспользоваться.

 

Спустя некоторое время США без лишнего шума убрали "Юпитеры", что возмутило турецкую общественность: ведь в период кубинского кризиса Турция твердо поддерживала позицию США.

 

После кризиса вопрос ядерного разоружения стал более актуальным. В 1963 г. СССР и США заключили договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой. Для дальнейших консультаций между главами двух стран была установлена "горячая линия". Две супердержавы пришли к первичному соглашению о разделе мира на сферы влияния.

 

Китайский фактор. Советы столкнулись и с четвертой долгосрочной проблемой. Под конец жизни Сталина серьезно охладели отношения с Мао Цзедуном. Учитывая сложность обстановки, советское руководство избегало открытых столкновений с Китаем. Но кубинский ракетный кризис изменил ситуацию: Китай стал открыто критиковать советскую политику, китайско-советское противостояние обострилось и расширилось, охватив все стороны внутренней и внешней политики. Не добившись решительного осуждения Китая коммунистическими партиями, СССР стал влиять на Запад китайской угрозой. В беседе со специальным помощником американского президента по вопросам национальной безопасности Б. Макджорджем советский посол безуспешно пытался напугать его тем, что китайские ракеты способны долетать до США28.

 

Характер отношений с Китаем заставлял СССР идти на сближение с Западом. Тем временем Мао говорил невообразимые вещи: "Не надо бояться ядерной войны. В случае войны погибнет не все население земного шара, а только часть. Зато на планете победит коммунизм". Позиция Китая, не пасующего даже перед ядерной войной ради победы коммунизма, пугала не только западные страны, но и СССР.

 

Когда сорвалась попытка побега в Советский Союз участников покушения на Мао (самолет взорвался в небе Монголии), отношения обострились до предела. Теперь Китай считал СССР даже более опасным, чем США. Советско-китайский конфликт свидетельствовал, что для нормальных взаимоотношений между государствами не обязательно совпадение идеологий, что главное вовсе не это, а национальный интерес. Коммунистическая система не выдержала испытаний и дала трещину. Трещин становилось все больше, и они превращались в открытую вражду. Каждая из "социалистических" стран в своей внешней политике ставила свои национальные интересы выше идеологических установок и классовой солидарности. Пекин продолжал критиковать советское руководство и за Берлинский кризис и за раскол Европы 29.

 

При Л. И. Брежневе, сменившем у руля власти Хрущева, отношения с Китаем оставались столь же напряженными, влияя на нормализацию отношений с Турцией. Расположенная по соседству с СССР, Турция в целом ряде исторических эпизодов предотвращала продвижение китайцев на Запад. Уже стало едва ли не традицией сближение Советов с Турцией в сложных случаях.

 

Положение Турции, как страны под "перекрестным огнем", требует осуществления многосторонней политики. Положение Турции также не было блес-

 
стр. 27

 

тящим. На Среднем Востоке Китай, Англия и Израиль боролись за право контроля над нефтяными месторождениями. Неразрешимые противоречия возникли в отношениях между США и странами Западной Европы - союзницами по НАТО, однако конкурентами в борьбе за нефть Среднего Востока.

 

Турция находилась в критической точке, под "перекрестным огнем": любая кризисная ситуация на Среднем Востоке затрагивала Турцию. В борьбе двух глобальных лидеров - СССР и США - от Турции требовалась предельная осторожность и осмотрительность.

 

Незавершенность процесса создания Палестинского государства, перетекание арабо-израильского конфликта в войну привели к состоянию, чреватому третьей мировой войной. США и СССР вели тяжелую борьбу за влияние: СССР на стороне арабов, США - на стороне Израиля.

 

На северо-западе от Турции располагалась коммунистическая Болгария, через ее территорию Советский Союз непрерывно вел диверсионную деятельность против Турции. Из-за Болгарии советская военная мощь и идеологическое влияние были чрезвычайно близки к турецким границам.

 

Турция была заинтересована сотрудничать на Балканах со странами "социалистического лагеря" - Румынией, Болгарией и Югославией. Она старалась, чтобы Балканы превратились в зону, свободную от ядерного оружия и ракет. Немало беспокоило Турцию и положение этнических турок, проживавших в Болгарии.

 

Расположенная к западу от Турции Греция хоть и была членом НАТО, но враждовала с Турцией.

 

Соседний Ирак также служил ареной борьбы за сферы влияния. Здесь существовала проблема Молла Мустафы Барзани (1903 - 1979), чьи цели были не до конца ясны. Он объявился в 1931 году30. Советский Союз оказывал Барзани финансовую и техническую поддержку. На заседании 7 января 1963 г. Президиум ЦК КПСС решил передать 60 тыс. иракских динаров руководителю Иракской демократической партии, лидеру курдских вооруженных формирований Барзани31. КГБ выполнил это поручение.

 

В сентябре 1963 г. Барзани обратился к советскому правительству за дополнительной помощью, и 21 октября Президиум ЦК КПСС удовлетворил эту его просьбу, как и дальнейшую - на заседании 26 мая 1964 года32. В это время советское правительство открыто поддерживало 12 млн. курдов, расселившихся в Турции, Иране, Ираке и Сирии. С этой целью использовались представители 100-тысячного курдского населения, проживавшего в СССР33.

 

Сирия, старавшаяся с помощью СССР обеспечить свое существование, заняла враждебную Турции позицию и претендовала на провинцию Хатай, которую рассчитывала отнять у Турции. Советская агентура оказывала левым организациям Сирии финансовую и организационную поддержку; Сирия превратилась в советскую базу по оказанию давления на Турцию. Когда в 1957 г. в Сирии произошли антиправительственные выступления, в которых оказались замешаны американцы, три сотрудника посольства США в Дамаске были признаны персонами нон грата. В формировании американской политики относительно Сирии большую роль сыграло турецкое правительство во главе с Мендересом. В это время на Ближний Восток был командирован специальный представитель президента США Л. Гендерсон. В Москве знали, что после переговоров с Гендерсоном Генеральный штаб турецкой армии совместно с американцами подготовил план нападения на Сирию. Придерживаясь этого плана, военные части Турции ("группа Хатайского направления"), стали накапливаться на сирийской границе. Шестой флот США переместился в Восточное Средиземноморье. Эти силы должны были пре-

 
стр. 28

 

дотвратить боевые действия СССР против стран Европы, а также Турции, Пакистана и Ирана. В случае начала войны с авианосцев самолеты могли разрушить стратегические и жизненно важные объекты на территории СССР34.

 

Положение становилось взрывоопасным, и 10 сентября 1957 г. советское правительство предупредило Турцию, что в случае ее участия в военных операциях против Сирии она понесет ощутимый урон и потеряет международный престиж. Несмотря на это, Турция, как и Сирия, вооружались в ожидании войны35. Тогда Советский Союз обратился к членам ООН с предложением защитить Сирию в случае нападения на нее Турции и объявил себя готовым помочь Сирии в любой момент. 19 октября последовало новое предупреждение - правительствам США и Турции. XII сессия Генеральной Ассамблеи ООН обсудила по предложению СССР вопрос о безопасности Сирии. Воспользовавшись этим, советский представитель выступил с обвинениями против США и Турции. Спустя некоторое время шум вокруг Сирии утих.

 

СССР всячески пытался воздействовать и на Иран, стараясь уменьшить здесь влияние США и Турции.

 

Обладатель ядерного оружия, межконтинентальных ракет средней и меньшей дальности, флота, оснащенного современной электроникой, Советский Союз являлся вторым после США центром силы. Не только Турция, но и НАТО испытывало давление советской военной машины36. Стремясь прорваться в Средиземноморье, СССР наращивал свои морские силы. Росло число советских танков и самолетов; стремительно вооружались страны Варшавского блока, затрачивая на это огромные средства. Но войска США и НАТО обладали преимуществом в качестве и технической оснащенности.

 

Таким образом, по всем границам Турция была окружена "оружейными складами". Однако такое положение не удовлетворяло ни одну из сторон.

 

Экономическое положение Турции требовало нормализации отношений с северным соседом. Их сближению объективно способствовали и экономические факторы. Добрососедские отношения между Турцией и СССР помогли бы решить ряд социально-экономических проблем в обеих странах. До 50% советского экспорта в Турцию поступало через порт Измир. Этот порт принимал 60% грузов турецкого импорта. Черноморские проливы были важным фактором, влиявшим на международную деятельность Турции. Суверенные права Турции на эти проливы позволяли ей в любой момент "навесить замок" на эту транспортную артерию.

 

Добыча нефти в Турции началась в 1940-х годах. С 1954 г. добычей нефти занималась 31 компания. К 1961 г. из них сохранились только 18, концессии остальных были ликвидированы. Иностранные капиталовложения в нефтяную промышленность достигали 109 млн. долларов. Из заложенных 276 колодцев в 135 нефти не оказалось. Нефть была только в 45 колодцах, 95 колодцев считались перспективными, а 6 колодцев еще предстояло исследовать. С 1959 по 1964 г. добыча нефти удвоилась, но добытая нефть удовлетворяла лишь четверть потребностей страны, и Турция закупала нефть в СССР, что вызывало недовольство американцев. Ощущалась нехватка энергии. В докладе правительства (март 1964 г.) об энергетических запасах отмечалось, что ни одна из строящихся электростанций не будет готова в установленный срок и что в 1965 г. ожидается дефицит электроэнергии в размере 130 млн, а в 1966 г. - 330 млн. киловатт/часов37.

 

Советское правительство учитывало эти обстоятельства38 и, оказывая Турции экономическую и техническую помощь, стремилось расширить свое влияние за счет американского. Трудности экономического и валютно-финансового положения Турции объективно способствовали нормализации отношений между двумя странами.

 
стр. 29

 

Советская тайная помощь Турецкой коммунистической партии. Желая наладить хорошие отношения с Турцией, Советский Союз не прекращал и свою нелегальную деятельность против нее. В ряду подобных действий особое место занимала секретная помощь Турецкой Коммунистической партии. Независимо от того, насколько хороши или плохи были отношения между двумя странами, финансовая и организационная помощь по партийной линии никогда не прекращалась. КПСС поддерживала левые организации и использовала их для своих стратегических целей. Эта работа проводилась под контролем КГБ. И турецкая и советская разведка внедряла в ряды ТКП своих агентов. (Докладывая ЦК КПСС, КГБ аттестовал одного из руководителей ТКП, И. Билена, как вредителя и бесполезного для партии человека и рекомендовал отстранить его от руководящей работы.)

 

По предложению Международного отдела ЦК КПСС 7 января 1963 г. Президиум ЦК принял строго секретное решение создать (при Совете румынских профсоюзов) фонд международной профсоюзной помощи левым рабочим организациям. Бюджет фонда в 1963 г. был определен в 14 650 тыс. долларов, из которых 9600 тыс. поступало из кассы КПСС, 2500 тыс. - от Китайской компартии, 500 тыс. - от Компартии Чехословакии и т.д. В числе получателей этой финансовой помощи были компартии США, Чили, Греции, Ирака, Израиля, Сирии, Ливана, Судана, Италии, Итальянская Социалистическая партия и другие партии. 9500 долларов досталось Турецкой коммунистической партии39. Турецкие спецслужбы преследовали людей, ведущих коммунистическую пропаганду, и держали их под контролем. Однако условий для революционного движения в Турции не было, наоборот, левые опасались возможного реакционного переворота40. В целом отношения между СССР и Турцией создавали поводы для межпартийной борьбы внутри Турции.

 

Первые контакты. Установление доверия между двумя странами началось с 1963 г., когда была проведена прямая телеграфная линия и подписано соглашение о строительстве плотины на реке Арпачай.

 

По приглашению Верховного совета СССР 30 мая - 14 июня 1963 г. Советский Союз посетила делегация представителей различных политических партий во главе с председателем сената Великого национального собрания Турции (ВНСТ) С. Х. Ургуплу. Турецкая делегация побывала в Москве, Волгограде и Ленинграде, в Азербайджане и Узбекистане. Делегация была принята советским руководством. На приеме Ургуплу сказал: "Мы сделали для себя вывод: советский народ уверенно идет к своей цели, он хочет мира и стремится жить в мире со всеми народами"41. Эта поездка оказалась первым шагом на пути к нормализации отношений. Однако до полного благополучия было еще далеко.

 

Осенью 1963 г. в СССР отмечалось 25-летие со дня смерти Ататюрка, были проведены официальные мероприятия. В институте Востоковедения АН СССР состоялась научная конференция с участием турецких гостей. Атмосфера взаимоотношений между двух стран возвращалась к временам Ататюрка и Ленина.

 

Отношение к Кипрской проблеме как фактор нормализации. Новая проблема во внешней политике Турции возникла в связи с провозглашением в августе 1960 г. своей независимости Республикой Кипр; гарантом этой независимости стали Англия, Турция и Греция. СССР воспринял этот факт как удар по престижу Англии, которая, однако, сохранила за собой две большие военные базы на острове. Независимость не принесла всеобщего счастья: греки-киприоты стали грубо нарушать гражданские права турок-киприотов.

 

Крутой поворот во внешней политике Турции произошел в 1964 г., когда турецкая и греческая общины Кипра с оружием в руках пошли друг на

 
стр. 30

 

друга. Ситуация обострилась до предела: два члена блока НАТО - Турция и Греция - стали готовиться к войне. Кипрская проблема вышла на первый план. Турки воспринимали эту проблему как жизненно важную для себя, между тем их союзники проявляли нерешительность в определении своей позиции, и даже безразличие. Естественно, что подобное отношение вызывало в Турции недовольство. Уровень отношений Турции с зарубежными странами стал определяться их отношением к кипрской проблеме. В январе 1964 г. премьер-министр Турции Иненю направил председателю Совета министров СССР Хрущеву и главам других стран письмо, в котором выражалось намерение Турции немедленно пресечь деятельность на Кипре греков-террористов. Отмечалось, что 20 тыс. членов террористической организации ЭОКА совершают вооруженные нападения на турок-киприотов. Правительство Турции предлагало найти мирное решение этой проблемы42.

 

В ответном послании 7 февраля43 Хрущев возражал против вооруженного вмешательства международных сил в конфликт на Кипре и обвинял Турцию. Тем не менее советская позиция была направлена на защиту интересов обеих общин, мирное решение проблемы, было выражено неприятие террора. Хрущев подтвердил курс советского правительства на развитие отношений с Турцией.

 

Одновременно в телеграмме президенту Кипра Макариосу Хрущев пожелал архиепископу полной победы в борьбе за сохранение территориальной целостности и независимости Кипра. Эта телеграмма возмутила все турецкое общество. Запланированный визит в Москву министра иностранных дел Эркина был отложен44.

 

Несмотря на противоречивые заявления, такая позиция СССР была очень важна для Турции. Даже от союзников по НАТО Турция еще не видела подобного отношения. Однако пресса уже начала критику позиции СССР. Газета "Миллийет", поместив статью "Кипр и позиция Советов", писала: "Турецко-русскую дружбу, рожденную в разгар борьбы за независимость, разрушил Сталин. Из-за ошибки Советов восстановление этой дружбы Хрущевым замедлилось. Наш северный сосед, на каждом шагу рассказывающий о желании наладить хорошие отношения с Турцией, пока только обвиняет турецкое правительство, тем самым отрекаясь от своих желаний". Ниязи Акын в газете "Экспресс" опубликовал статью "Хрущев, ты опять потерял дружбу Турции", в которой писал, что, придя к власти, Хрущев обещал восстановить советско-турецкую дружбу, а на деле просто в другой форме стал исполнять сталинское намерение забрать Каре и Ардаган, а так же создать базы в проливах. "Пока сохраняется авантюристический план Советов и желание "ловить рыбу в мутной воде", они не добьются дружбы с турками", - резюмировала газета. Турки говорили: "Мы не можем протянуть вам руку дружбы, потому что вы помогаете врагу турок Макариосу, тем самым нарушая внутреннее и внешнее спокойствие Турции". Газета писала: "Хрущев! Помогая Макариосу, ты, как и Сталин, потерял дружбу турок"45.

 

То, что Хрущев направил письма и туркам и Макариосу, было расценено в дипломатических кругах и в прессе как политика разжигания страстей. Журнал "УИК" писал: "Советская Россия накаляет создавшуюся обстановку, побуждая турок к военным действиям, и тем самым еще более осложняет ситуацию"46. Делался вывод, что война между Турцией и Грецией объективно ослабит НАТО.

 

Письмо Хрущева встряхнуло и Белый дом. Некоторые официальные лица считали, что для "решения кипрской проблемы надо сократить американскую помощь Турции, тогда турки, склонив голову, примут то, что им говорят". После того как в Вашингтоне был дан прием в честь королевы Греции

 
стр. 31

 

Фредерики, на котором участвовал и президент Л. Джонсон, его советник по связям с прессой Д. Пирсон в "Washington post" 4 февраля и 4 марта 1964 г. писал: "Если прекратить помощь туркам, они поумнеют и больше не будут претендовать на Кипр"47. Он предрекал, что прекращение помощи туркам приведет Турцию к банкротству. Тогда кипрская проблема разрешится сама собой. Пирсон писал, что для обороны США Турция имела большое значение. Но теперь США могут без ее содействия обойтись и не должны брать на себя груз ответственности за укрепление обороноспособности Турции. Однако другие эксперты утверждали, что прекращение американской помощи усилит в Турции нищету, а значит и антиамериканские настроения. "Сейчас список друзей Турции возглавляют США. Отдаляться от Турции нельзя". В Вашингтоне туркам заявляли, что их дело правое, и что Америка с ними, что у них единые принципы, что нужно стараться достичь цели не применяя силу. Американцы не хотели бы, чтобы Турция высадила войска на остров, потому что никто не знал, чем это может кончиться.

 

По сути, кипрская проблема приняла форму советско-американского противостояния. Ситуация стала тупиковой.

 

11 февраля помощник государственного секретаря Дж. Болл прибыл в Анкару. На встрече с Иненю и Эркином они обсуждали причины конфликтов между кипрскими общинами и вопрос о планируемых турецким правительством мерах для поддержания правопорядка на острове, о предпочтительной форме управления для обеспечения безопасности и законности, о федеративной форме устройства, предлагаемой турками. Закончив переговоры, на пресс-конференции Эркин и Болл заявили о единстве взглядов на проблему. Генеральный секретарь МИД Ф. Байрамоглу сказал: "Наш гость изучил кипрскую проблему до мельчайших деталей. В результате обмена мнениями выявилась идентичность наших взглядов". Президент Гюрсел коснулся отношений с СССР: "Надо сделать так, чтобы русские не могли этим воспользоваться". Отвечая на вопрос о связях Макариоса с СССР, он подчеркнул: "Русские сближаются не с Кипром, а с Макариосом. Поэтому мы не можем согласиться с избиением наших братьев"48.

 

Затем Болл отправился на Кипр к Макариосу. Там он выступил с предложением создать "миротворческие силы". Макариос был против ввода войск НАТО на остров. Он требовал ввода "голубых касок" ООН.

 

Некоторые аналитики в Турции считали, что снижение уровня советской угрозы способствовало возникновению разногласий внутри НАТО. Ш. Бабан в газете "Йени Сабах" писал: "Западный блок, созданный против Советов, видя ослабление русской угрозы, занялся внутренними дрязгами" 49.

 

Кровавые события и напряженное положение на острове обсуждались и в ООН. 4 марта на заседании Совета безопасности ООН СССР проголосовал за прекращение кровопролития между двумя общинами путем направления на Кипр войск ООН. Москва была против ввода войск НАТО. Однако избиение турок-киприотов продолжалось, а летом турецкие самолеты разбомбили греческие военные части. Кризис в отношениях двух общин отразился и на отношениях между двумя членами НАТО - Грецией и Турцией. Южное крыло НАТО заметно ослабело.

 

Апрельское заявление Хрущева о невозможности вмешательства посторонних сил в кипрские события и о необходимости прекратить кровопролитие было с удовлетворением встречено в Турции. "Наконец-то наш великий сосед стал различать, на чьей стороне правда", - оценил эту позицию министр иностранных дел Эркин. Вместе с тем СССР продолжал защищать Макариоса в ООН и вооружать его50. Поддерживаемая СССР Коммунисти-

 
стр. 32

 

ческая партия Кипра (АКЕЛ) также сотрудничала с Макариосом. КПСС и АКЕЛ ставили своей целью создание коммунистического режима на Кипре. СССР распространял коммунистическую идеологию на Кипре и настраивал греков-киприотов против западных стран. С помощью АКЕЛ Советский Союз рассчитывал закрепиться на Средиземноморье. 78,8% населения Кипра составляли греки. Треть из них были коммунистами, при этом 55% членов АКЕЛ составляли греки51. Эта партия считалась на острове "Троянским конем" СССР, который пытался с ее помощью выйти к теплым морям. Помогала в этом Советам и Коммунистическая партия Греции.

 

Среди турок-киприотов было мало коммунистов. Лидер антикоммунистов США и их союзник Турция одинаково столкнулись с коммунистической опасностью. Турция не могла спокойно наблюдать за развитием событий на острове. Кипр для Турции был столь же опасен, как Куба для США.

 

Оказавшись между странами двух систем, Кипр превратился в арену холодной войны. Отступление в кипрском вопросе значило бы для Турции не только потерю авторитета в Средиземноморье и на Ближнем Востоке, но и повредило бы ее национальной безопасности. Коммунистическая угроза была одним из факторов, влиявших на раскол острова.

 

Посол США на Кипре Т. Белчер 7 апреля сообщил в Государственный департамент, что турецкое правительство не согласится на существование независимого Кипра под руководством Коммунистической партии. Но ему казалось, что "Турция смягчит свою позицию, если Кипр в составе Греции войдет в систему безопасности НАТО"52. Однако для Турции был неприемлем и этот вариант.

 

Безразличие западных союзников оскорбляло турецкие политические круги. Газета "Миллийет" писала: "Турция - не игрушка". Расположенные на территории Турции 60 аэродромов, оберегающих США и Западную Европу, и две большие базы непосредственно подчинялись Пентагону. Турки заявили, что существование этих баз не отвечает интересам Турции, что страна должна иметь возможность самой решать свои жизненные проблемы. Особенно возмущало "олимпийское спокойствие" НАТО в то время, когда на Кипре происходили массовые убийства турок. С момента начала столкновений погибло 170 человек, столько же было взято в плен, 90 турецких сел были полностью или частично уничтожены. 45 тыс. турок нуждались в помощи Красного полумесяца, 25 тыс. остались без крова53. А союзники Турции молчали.

 

Только Пакистан в полной мере поддерживал Турцию. Газета "Йени Сабах" писала: "Разве мы одиноки в мире?" Сложившаяся ситуация оценивалась как развал НАТО. Усиливались антинатовские настроения. Председатель Эдиповского союза Гейк заявил журналистам, что со дня вступления в НАТО Турция не получила от этого никакой выгоды54.

 

В апреле Иненю дал интервью "Times", в котором отметил, что союзники состязаются друг с другом в деле развала НАТО. Если им это удастся, то на новых условиях возникнет новый мир; в нем Турция займет достойное себя место. Иненю заявил, что если союзники не изменят свою позицию, Турция может порвать связи с западным миром. Премьер-министр с обидой подчеркнул, что не нашел на Западе истинных друзей. Это интервью привлекло внимание. Лидеры оппозиции говорили о "конце унизительной политики", оставившей страну без друзей и союзников. Заявление премьер-министра о намерении Турции выйти из НАТО, о необходимости пересмотреть свою внешнюю политику создало новую ситуацию и отразилось на советско-турецких отношениях.

 

Иненю не желал терять свой авторитет, заработанный в период национально-освободительной войны и на Лозаннской конференции. Помощник

 
стр. 33

 

генерального секретаря Народно-республиканской партии Т. Фейзиоглу говорил: "Если кипрский вопрос не решится за столом переговоров, Иненю останется лишь обуться". 30 миллионов турок не могли оставаться сторонними наблюдателями того, как 450 тысяч греков уничтожают 120 тысяч турок. Иненю заявил, что остров не будет отдан, что терпение турок лопнуло55.

 

Образовавшуюся тупиковую ситуацию оппозиция объясняла отходом от принципов, завещанных Ататюрком. Одни просто критиковали властные структуры, другие и вовсе называли Иненю и членов НРП шпионами Москвы. Турция оказалась в тяжелом положении. Столько лет она оберегала своих западных союзников от давления СССР, а теперь они с безразличием смотрели на важнейший для Турции вопрос. Президент Гюрсел заявил, что если НАТО останется в стороне от этой национальной и правовой проблемы, то турецкие власти будут считать это бесчестным поступком56.

 

Между тем США удерживали Турцию от вмешательства в конфликт, угрожали прервать оказание помощи. Эти угрозы еще более оскорбляли турок. Газеты писали, что турки - это такой народ, который в случае необходимости может отбросить в сторону все материальные расчеты и начать совершенно новую жизнь, и тогда он достигнет экономических высот.

 

Отношения Турции с США и НАТО подверглись тяжелому испытанию. Натовское руководство стремилось не допустить расстройства отношений, желало оставить все как есть. 29 апреля на переговорах в Анкаре генеральный секретарь НАТО Д. У. Стиккер заявил, что события на Кипре не нанесут вреда отношениям между Турцией и НАТО.

 

С точки зрения сторонников нормализации отношений с СССР, сталинские времена миновали и все плохое уже осталось позади. Советские люди отреклись от коммунистической революции, и Турция должна наладить связи со странами Восточного блока57.

 

Разлад в Западном блоке из-за кипрского вопроса привел Советы в движение. После упомянутых интервью Иненю и Гюрселя советский посол Рыжов в беседе с министром иностранных дел Эркином дал понять, что Советский Союз мог бы оказать экономическую помощь Турции, предоставить кредиты, обещал, что Советский Союз не нанесет вреда интересам Турции. Эркин пожаловался послу, что союзники по НАТО в кипрском вопросе оставили Турцию. Рыжов ответил, что не стоит портить отношения с СССР из-за Кипра. СССР из-за Кипра не открывает фронт против Турции, позиция СССР обусловлена интересами его внутренней политики. Он обрисовал широкие перспективы советской технической помощи, строительства новых предприятий. Эркин на это заявил, что все зависит от отношения СССР к кипрской проблеме. После этой встречи распространились ожидания перемен во внешней политике Турции.

 

Рыжов и советский атташе по торговле встретились также с министром промышленности Турции М. Эртеном. Посол сообщил, что в СССР хотят строить хорошие взаимоотношения с Турцией и готовы предоставить кредиты на строительство заводов; СССР хотел бы занять достойное место в экономике Турции. Как образец посол указал на строительство ткацких фабрик в Кайсери и Назыллы. В ответ Эртен отметил, что для развития экономических отношений народы должны дружить. В этом вопросе Турция выполняет свои обязательства, но безответно, что особенно ясно в свете кипрских событий. Турция разочарована позицией СССР. А для прогресса в экономическом сотрудничестве нужна соответствующая политическая атмосфера. Однако министр заверил, что советское предложение будет внимательно изучено, и не преминул добавить, что и другие зарубежные компании хотят вклады-

 
стр. 34

 

вать капиталы в Турции. Большое количество безработных в Турции давало СССР повод, строя новые предприятия и оказывая помощь, вести коммунистическую пропаганду. Послу прямо заявили: "Будете распространять коммунизм - не будет развиваться дружба". Посол дал успокаивающие обещания и даже предположил, что "Брежнев или Косыгин по этому поводу сделают соответствующее заявление"58.

 

Заверив, что его страна всегда стремилась к добрососедству с Турцией, Рыжов добавил: "Если бы было не так, мы бы стали искать пути развязывания войны на Кипре. Однако мы стоим на других позициях". Здесь же от имени советского правительства Турции была предложена помощь в 3 млрд. долларов без каких-либо встречных уступок. Было предложено, в частности, построить в Турции домостроительный комбинат с целью разрушить дома-времянки и на их месте воздвигнуть современные здания; или же, для турок-киприотов, чьи дома были сожжены, отстроить новые дома; поставить оборудование для ткацких фабрик в Лдыямане, Карамене и Невшехре; продать пассажирские самолеты типа Ил; построить тракторный завод в Бурсе59.

 

В беседе с министром коммуникаций Ф. Алпискендером советский посол заявил, что СССР хотел бы расширить сотрудничество с Турцией в области гражданской авиации и предложил Турции купить советские реактивные самолеты. Позднее Рыжов в беседах с турецкими официальными лицами заявил, что СССР в одностороннем порядке никогда не согласится с идеей энозиса (присоединения к Греции) Кипра. Такая позиция полностью удовлетворяла турецкие официальные и общественные круги.

 

Выступление СССР против энозиса имело свое объяснение. Единоличное владение Греции островом означало, что не только остров, но и все Средиземноморье перейдет под контроль НАТО. Вместе с тем Советский Союз не устраивало и турецкое единоличное владение островом, так как получилось бы то же самое. Разжигая греко-турецкое противостояние в кипрском вопросе, СССР ослаблял НАТО и выигрывал в пропагандистском плане.

 

Как только стало известно о начавшихся переговорах, развернулась дискуссия. Отвечая на вопросы журналистов, Эркин заявил: "СССР не обещал Макариосу безоговорочную помощь. Поэтому советская помощь Макариосу в определенных рамках отнюдь не мешает дружественным отношениям с нами". Что же касается отношений по линии Турция-НАТО, то "несмотря на разногласия, турецкое правительство не может взять на себя ответственность за развал НАТО. Если кто-то хочет этого развала, пусть берет ответственность на себя".

 

Газета "Йени Истамбул" назвала критику НАТО новой хитростью коммунистов-антизападников. Автор статьи заявил, что в Турции эту линию поддерживают лишь две газеты, разжигают страсти несколько коммунистических организаций. Но "Турция не может разойтись с Западным блоком. Турция должна быть в рядах свободного мира, созданного против Советской России. И этот вопрос даже не стоит обсуждать", - отмечала газета. Газета "Сон Хавадис" писала: "В кипрском вопросе СССР придерживается "золотой середины". Россия не предлагала Макариосу помощи во всех сферах. Предложения, сделанные Кипру, есть естественный результат общей политики". Газета "Улус" в статье "Хрущев" задалась вопросом: враг ли он или друг Турции? Кто в прошлом требовал турецких территорий? Кто защищал Макариоса? Газета отмечала, что Хрущев не похож на предыдущих советских лидеров и не соответствует известным коммунистическим традициям. Газета спрашивала: "Время ли изменилось, или изменился коммунизм, или же изменились русские?"60. В любом случае, считала газета, Турции пора вести самостоятельную внешнюю политику.

 
стр. 35

 

Несмотря на охлаждение отношений, в Турции считали, что разрывать с Западом нельзя. Р. Атай в газете "Дунья" писал: "В отличие от Китая, СССР хочет достичь своих целей мирным путем. Турция может вести дискуссии с западными друзьями, могут быть и расхождения во мнениях, но разрывать отношения нельзя. Как только они разойдутся, Турция немедленно попадет под влияние СССР. А строительство отношений СССР с соседями начнется с условия: 1) разрешить деятельность Коммунистической партии; 2) назначить министрами внутренних дел и национальной обороны коммунистов"61.

 

5 мая, выступая в ВНСТ Иненю заявил, что Москва против энозиса, выступает за мир и международную безопасность62. Газета "Миллийет" отмечала: "Кипрский вопрос станет мерилом отношений между Советским Союзом и Турцией".

 

Посольство СССР еще более активизировалась. Его сотрудники стали налаживать связи с различными организациями, в том числе и с религиозными. Главной целью было навести мосты между мусульманами в СССР и Турции, информировать турок о жизни мусульман в СССР, создать чувства симпатии к ним, показать вредность связей с американцами, получить содействие в усиления престижа Советского Союза в мусульманском мире. 5 мая начальник советского консульского отдела в Анкаре, третий секретарь посольства Р. Мамедов по поручению посла Рыжова встретился с руководителем духовного учреждения Турции Г. Х. Эрдалом. Дипломат подарил религиозному деятелю альбомы "Исламские исторические памятники в СССР" и "Жизнь мусульман в Советском Союзе". Во время беседы Эрдал заявил: "В Турции нет никакой достоверной информации о реальной жизни мусульман в СССР". Мамедов заверил его, что советские мусульмане имеют тесные связи с мусульманами Ближнего Востока. Эрдал выразил желание посетить Советский Союз и наладить связи с советскими мусульманами. Консул пообещал помочь ему в этом.

 

6 мая Мамедов посетил имама мечети Гаджи Байрам в Анкаре Х. З. Сарсылмаза. Имам 20 лет преподавал в высших учебных заведениях Медины (в Саудовской Аравии), был имамом одной из мечетей в этом городе. В беседе с советским консулом Сарсылмаз пожаловался на низкую зарплату турецких священнослужителей и поинтересовался уровнем жизни советских мусульман, он также выразил желание посетить СССР. Консул заверил имама, что советские мусульмане имеют тесные связи с мусульманами Востока и пообещал организовать поездку в СССР.

 

Подобный зондаж настроений турецкого духовенства имел важное значение. Религиозные деятели, получив возможность побывать в СССР, убеждались в дружелюбии советских мусульман и меньше верили антисоветской пропаганде. Сотрудники советского посольства стали входить в контакты, даже с националистами, с руководителями Тюркских очагов. Напоминая националистам о былой советско-турецкой дружбе, у истоков которой стояли Ататюрк и Ленин, их старались убедить в необходимости дружественных отношений, внушить мысль о вреде сотрудничества с США. 20 мая Мамедов встретился с Л. Икизом - председателем правления организации Тюркских очагов по всем городам Турции, который имел большой вес в идеологической жизни Турции. Он подарил Икизу уже упомянутые традиционные альбомы об исламских исторических памятниках и жизни мусульман в Советском Союзе, которые были с благодарностью приняты. Тюркские очаги выпускали в Анкаре ежемесячный журнал, книги и брошюры с целью вести борьбу с коммунистической идеологией, а также распространять пантюркизм и панисламизм в местах компактного проживания турок. Их издания вели пропаганду национализма. Руководители организации внимательно сле-

 
стр. 36

 

дили за развитием процессов в СССР и мире. Информацию о Советском Союзе получали из передач Московского, Бакинского и Ташкентского радио. Еще они занимались переводом и перепечаткой статей эмигрантов из СССР или туристов, побывавших там.

 

Икиз поинтересовался, есть ли в посольстве СССР книги о государственном устройстве СССР, процедуре выборов, деятельности Верховного совета СССР, об экономическом положении в стране, и попросил переслать ему эти книги; вскоре посольство подарило эти книги Икизу.

 

Икиза интересовало отношение к мусульманам в СССР. Он задал вопросы: "Вмешивается ли государство в дела мусульман? Могут ли мусульмане совершать паломничество в Мекку и Медину? Есть ли в СССР мечети и позволяют ли мусульманам молиться в них?" Консул заверил Икиза, что Мекка и Медина доступны советским паломникам, что в СССР религия отделена от государства, что мечети нормально функционируют, и что никто не препятствует исполнению религиозных обрядов.

 

Удовлетворившись подобной информацией, для полного ознакомления с жизнью в СССР Икиз выразил желание переписываться с самой авторитетной мусульманской организацией в СССР и попросил предоставить ему адреса нескольких религиозных организаций. Он также поинтересовался, почему советские власти препятствуют контактам мусульман с Турцией и поездкам турецких религиозных деятелей в СССР. Мамедов заверил Икиза, что у советских мусульман есть связи с верующими из ближневосточных стран.

 

20 мая по указанию турецкого правительства посол Турции в Москве попросил поддержать кандидатуру Турции в Комитет по строительству и планированию на предстоявшей 37-й сессии Экономического и социального совета ООН. Советская сторона заверила посла, что соответствующее указание дано советской делегации письмом от 25 июня63. Двусторонние связи развивались и в гуманитарной области. Расширялось торгово-экономическое сотрудничество. В 1964 г. торговый оборот между СССР и Турцией достиг 1 млн. долларов64.

 

Между тем в 1964 г. экономическая помощь США, оказываемая Турции, уменьшилась со 150 млн. до 40 млн. долларов. СССР выразил намерение предоставить Турции кредит в 366 млн. долларов на строительство в течение 6 лет нефтеперерабатывающего, алюминиевого, металлургического, кислотного заводов - кредит на 15 лет, из 2,5% годовых.

 

Такое изменение отношений сильно обеспокоило американцев, опасавшихся, что и впредь конфликтующие стороны будут обращаться за помощью к СССР. Болл писал государственному секретарю США Д. Раску 10 мая: "Советский Союз больше всего опасается энозиса на Кипре, способного спровоцировать появление здесь НАТО". Посол США на Кипре Белчер 28 мая сообщал, что население Кипра придерживается прозападной ориентации, однако не исключалось обращение к СССР за помощью, так как страна находилась в опасности65.

 

Представитель США при ООН Э. Стивенсон в беседе с министром иностранных дел Кипра М. Киприану коснулся опасений Турции получить "новую Кубу" и подчеркнул, что ситуация очень серьезная66. Киприану ответил, что греки-киприоты-коммунисты малочисленны и безоружны, но националисты мало расположены к Западу, а потому получают помощь больше от советского блока. Стивенсон поинтересовался ходом переговоров о закупке советского и чешского оружия. Киприану стал отрицать факт подобных переговоров и уверял, что оружие будет куплено у США. Стивенсон на это заметил, что США не продает оружия в конфликтных районах.

 
стр. 37

 

В то время, как происходило потепление советско-турецких отношений, президент Джонсон 5 июня обратился к Иненю с личным письмом, в котором раскрыл позицию своей страны в кипрском вопросе. Джонсон, опасаясь развязывания турецко-греческой войны, был против вторжения на остров и призывал решить проблему мирным путем. Джонсон заявил о нейтралитете: "США не придут на помощь своему верному союзнику, поскольку речь идет о таких действиях Турции, которые будут предприняты без согласия и одобрения наших союзников по НАТО", и предупреждал, что в случае ввода турецких войск на Кипр и вмешательства СССР НАТО не будет помогать Турции и американское оружие и снаряжение использовано не будет67.

 

Позиция президента США делала возможным продолжение террора против турок-киприотов. Письмо не публиковалось; оно сильно разочаровало турецкое руководство, рассчитывавшее, что НАТО поможет туркам. Вместе с тем Турция стала сомневаться в целесообразности высадки на острове. 13 июня Иненю ответил Джонсону выражением сожаления по поводу позиции самого близкого союзника. "Как одна из стран-гарантов существования Кипра, - говорилось в письме, - Турция испытывает затруднения при невмешательстве в дела острова, а ее позиция стороннего наблюдателя осложняет ситуацию и еще более развязывает руки Макариосу". Иненю призывал Джонсона занять справедливую позицию68.

 

Турецкая общественность узнала об этой переписке лишь в декабре из выступления Иненю в парламенте. И это способствовало выработке самостоятельного курса внешней политики. Обсуждая турецко-американские отношения, турки критиковали линию правительства, отмечалась необходимость большей гибкости; усилилось недовольство двусторонними американо-турецкими договорами, турецкая общественность выступала против США. Письмо Джонсона показало ошибочность односторонней прозападной ориентации Турции: "Способность Турции подавить любое наступление заставила Сталина уважать турецкую нацию и ее границы. Мы сможем прожить без НАТО. Двусторонние договоры с США защищают не Турцию, а защищают Америку в Турции"69. По мере разочарования в поддержке США, росло число сторонников независимой внешней политики. Вместе с тем не так уж много было сторонников разрыва с Западным блоком.

 

Сохранение этой кризисной ситуации говорило о том, что для НАТО настали трудные дни. Разваливалось не только восточное крыло организации, но и вся структура была в опасности. Турция, многие годы охранявшая своих союзников от удара с юга, теперь столкнулась с безразличием друзей. Однажды советская атомная угроза не смогла оторвать Анкару от Западного блока. Теперь же кипрская проблема могла это сделать. Все чаще обсуждалась идея отхода Турции от НАТО. Продолжая говорить о "героических", "беззаветных турках, верных турках", западные союзники тем не менее не поддерживали Турцию в крайне важном для нее деле70.

 

А. Ш. Эсмер в газете "Улус" опубликовал статью "Существует ли НАТО?", в которой цитировал статью из "Times" по случаю 15-й годовщины НАТО: "Императрица Екатерина посадила в своем саду куст розы и приказала солдатам полка охраны сторожить его. После смерти Екатерины куст засох, на этом месте выросла трава, однако даже через сто лет то место, где росла роза, охранялось солдатами". Сравнивая НАТО с кустом роз, Эсмер писал, что даже если НАТО отомрет, она обладает громадной армией. Автор писал: "НАТО ослабла, но не умерла"71.

 

В это время президент Джонсон пригласил Иненю посетить США72. В ходе его беседы с государственным секретарем США Дж. Полком тот поинтересовался, не согласится ли Турция передать Кипр Греции в обмен на

 
стр. 38

 

другой какой-нибудь остров? И даже назвал остров Мидилли. Иненю ответил, что не может дарить грекам острова, и добавил, что занятая Америкой позиция очень расстраивает общественность Турции и усиливает коммунистические настроения. Американцы вновь подчеркнули необходимость решения проблемы мирным путем и заявили, что они против энозиса. Джонсон посоветовал, чтобы Турция не вводила свои войска на остров.

 

В Нью-Йорке на приеме, данном в честь Иненю генеральным секретарем ООН У Таном, представитель СССР при ООН оказывал ему подчеркнутые знаки внимания73, что демонстрировало наступившее потепление отношений двух стран. Но греки все еще надеялись, что смогут осуществить энозис именно с помощью СССР.

 

17 августа турецкое правительство обратилось ко всем странам мира по кипрскому вопросу. В обращении описывались избиения турок 21 декабря 1963 г., невыносимые страдания оставшихся в живых, регулярные нападения на мирные села. Турция просила оказать содействие в разрешении этой проблемы74. Но и это обращение было холодно встречено странами НАТО. В отличие от них СССР понял Турцию и пошел ей навстречу. Этот шаг способствовал устранению мелких недоразумений во взаимоотношениях двух стран. Дважды в течение полувека русские серьезно поддержали турок: в 1920-е годы - их борьбу за освобождение страны и в 1960-е годы - в кипрском вопросе. В обоих случаях их интересы совпали. Позабыв прошлые обиды, народы вновь превратились в союзников. Помощь и заступничество СССР превратилась в важный фактор взаимоотношений Турции с ее союзниками.

 

Таким образом, кипрский вопрос повлиял на взаимоотношения США и СССР. Американцы считали, что если туркам будут сделаны территориальные уступки, то греки еще более сблизятся с СССР и НАТО ослабнет. Американский посол на Кипре Белчер 21 августа 1964 г. предостерегал Государственный департамент: "Если туркам будут сделаны территориальные уступки, коммунистическая опасность на острове возрастет, советское вмешательство примет более активные формы и у НАТО будут неприятности"75.

 

Греки пытались получить согласие США и СССР на присоединение острова. Киприану в ходе переговоров 30 сентября с Раском изъявил желание поехать в Москву и получить обещание, что в случае согласия США и СССР на передачу острова Греции Турция не предпримет военных действий76. Главной целью поездки было объяснить советскому руководству, что Кипр желает быть вместе с Грецией. Государственный секретарь США заявил, что это его личное дело. Но добавил, что военное и политическое сближение Греции с СССР будет большой ошибкой. Особо было подчеркнуто, что между Варшавским пактом и НАТО, между СССР и США существуют противоречия, и это может погубить Кипр. Киприану напомнил, что если будет вторжение на остров, то СССР непременно вмешается. Раек ответил, что главной целью СССР является создать неприятности, вызвать напряженность между членами НАТО. Он предположил, что это СССР подталкивает Турцию не соглашаться с энозисом. Киприану обещал, вернувшись из Москвы, в секретной обстановке встретиться с послом Белчером и информировать его о результатах переговоров. Раек предвещал: "Советы вмешаются не только для того, чтобы помешать Турции".

 

Осенью 1964 г. Киприану прибыл в Москву, надеясь на сочувствие советских руководителей. Он так и не понял, почему СССР отказывает в энозисе. В Москве Киприану напомнил, что еще больше греков страдают от турецкого ига киприоты-армяне. Но заместитель министра иностранных дел СССР В. В. Кузнецов прямо заявил Киприану, что советское правительство

 
стр. 39

 

предпочитает видеть Кипр независимым. Энозис приведет к вхождению Кипра в состав НАТО. Поэтому СССР не может принять энозис. Вместе с тем Кузнецов подчеркнул, что если население Кипра проголосует за энозис, то советское правительство с уважением отнесется к этому решению.

 

В беседе с А. А. Громыко Киприану указал на опасность для СССР, создавшуюся на острове. Громыко, имея в виду американские базы, возразил, что еще большая опасность грозит из Турции, и сообщил, что Турция хочет видеть на острове федерацию. Киприану заявил, что греки не согласятся на федеративное устройство острова. По его мнению, эта линия вела бы к расколу острова, а не к решению проблемы77. Киприану получил в Москве согласие на независимость острова, но признания энозиса не добился.

 

В парламенте в это время бурно обсуждался вопрос: оставаться Турции в НАТО или нет? Некоторые предрекали, что расставание с НАТО принесет вред. Депутат от Партии справедливости Г. Эвлиоглу сказал: "Вслед за выходом Турции из НАТО в страну придет коммунизм". Иненю заявил также: "Насколько Западный блок нужен Турции, настолько и Турция нужна Западному блоку". Дипломатические круги даже не допускали мысли, что Турция может покинуть НАТО. Турецкое правительство"признало необходимость пересмотреть внешнюю политику. Однако это не означало разрыва с НАТО: речь шла о более независимой политике Турции внутри Западного блока78.

 

Кипрская проблема отрицательно влияла на турецкую экономику. Она отвлекала правительство от созидательной работы. В обществе царило стрессовое состояние. Усиливался национализм. Турецкий народ независимо от политической системы был благодарен любому государству, которое высказывалось в пользу Турции в кипрском вопросе.

 

Проблемы во взаимоотношениях. Нормализация советско-турецких отношений происходила не гладко. В январе, в июне 1964 г. взлетавшие с американских баз на территории Турции самолеты нарушали воздушную границу СССР, что вызывало протесты МИД СССР. Тогда же возникла проблема участия Турции в многосторонних ядерных силах НАТО. Советское правительство воспринимало это как угрозу своей безопасности79.

 

17 октября 1964 г. в турецкой ноте разъяснялось, что цели и характер многосторонних ядерных сил неправильно комментируются - без учета их оборонительного характера. Правительство Турции считало, что создание многосторонних ядерных сил служит защите дела мира, предупреждению опасности ядерного оружия, но не означает создания национальных ядерных сил, да и само это предложение о создании многосторонних ядерных сил еще только обсуждается и т.д.80 Турецкая общественность считала участие в составе многосторонних сил не отвечающим национальным интересам Турции.

 

Позже турецкое правительство объявило, что не будет участвовать в многосторонних силах НАТО. Представитель Государственного департамента оценил этот отказ как сильный психологический удар по проекту США. Но турецкая общественность положительно приняла это решение. Советский Союз также приветствовал этот шаг турецкого правительства.

 

Ультраправые силы в Турции, выступая против сближения, утверждали, что Москва все еще использует сталинские методы и что улучшение отношений возродит в Турции коммунистические идеи. "СССР использует улучшение обстановки и начнет навязывать свою систему", - говорили они. В сводках советских спецслужб отмечалось, что официальные турецкие круги запугивают население коммунистической угрозой и сами опасаются возможных последствий советской идеологии. Развитие культурных взаимоотношений воспринималось как средство идеологического проникновения. Антисоветс-

 
стр. 40

 

кую пропаганду в Турции вели США и ФРГ. По сути же шла острая борьба между СССР и США за влияние на Турцию. США были против сближения Турции с СССР. Такое сближение допускалось только в рамках общего сближения США и других стран НАТО с СССР.

 

Высшие круги турецкой армии также проявляли настороженность. Они считали вредным для страны одномоментный разрыв с Западным блоком и сближение с СССР. Поэтому советские спецслужбы отмечали необходимость налаживания отношений с армейским командованием. В секретных сообщениях отмечалось, что высокие армейские круги играют важную роль в общественно-политической жизни Турции, а потому следует налаживать и расширять военные связи двух стран.

 

Против сближения с СССР выступали и различные эмигрантские организации, использовавшие тезис о повсеместной эксплуатации тюркских народов советской властью. Они указывали, что, сближаясь с Турцией, СССР преследует разведывательные цели, что дружественные отношения двух стран создадут проблемы в деятельности эмигрантов, советское правительство потребует распустить их организации81.

 

В СССР также имелись противники сближения, считавшие, что оно приведет к росту самосознания тюркских народов СССР, к возрождению пантюркизма и туранизма.

 

Некоторые армянские деятели - ярые противники всего тюркского - также агитировали против русско-турецкой дружбы. Однако в связи с тем, что КПСС была единственной руководящей и целеуказующей силой в стране, эти усилия не могли выйти за рамки, определенные решениями партии и правительства.

 

Политический реализм. Подготовка общественного мнения. В конце концов победил политический реализм. Средства массовой информации приступили к формированию общественного мнения. ЦК КПСС держал под своим контролем всю печать в стране, что облегчало подготовку общественного мнения. Гораздо больше проблем было у турецкой стороны.

 

Народы обеих стран пресытились напряжением противостояния. С конца 1950-х годов взаимопонимание между двумя странами росло, но реального продвижения не было, хотя в прессе, и в турецкой, и в советской, число взаимных обвинений пошло на убыль. Постепенно идея добрососедства стала признанной.

 

В сложившейся ситуации турецкое правительство провело широкое обсуждение проблемы советско-турецких отношений, и было признано, что нет никаких препятствий для развития торговых и экономических отношений между СССР и Турцией. Турецкое правительство приводило такой аргумент: все свободные страны мира, в том числе и США, несмотря на противостояние и идеологические разногласия, продолжают развивать торговые отношения с СССР. Отношения с Советским Союзом неправильно рассматривать вне связи с положением в Западном блоке. Налаживание дружеских отношений между СССР и Турцией не должно привести к прекращению отношений с Западным блоком или рассматриваться как альтернатива ему, потому что заложенная Ататюрком линия внешней политики Турции направлена на цели мира и самообороны. Сотрудничество Турции с НАТО и СЕНТО служит исключительно оборонительным целям. Сближение и дружба с СССР не противоречат внешней политике Турции.

 

Постепенное общее ослабление международной напряженности было одним из условий улучшения советско-турецких отношений. Придерживаясь политики реализма, каждая из сторон сделала шаги навстречу друг другу. По решению Совета министров Турецкой Республики от 10 октября 1964 г.

 
стр. 41

 

Министерству иностранных дел были даны полномочия прекратить взыскание пошлин за визу в Советский Союз82.

 

В СССР рассчитывали ослабить союзничество Турции с Западным миром. Советское посольство в Турции усилило свою работу. Внимательно изучались факторы, мешающие развитию политико-дипломатических, торгово-экономических, научно-технических и культурных связей. Выдвигались новые предложения. Начались практические дела. Нормализация двусторонних отношений послужила добрым примером для всей системы международных отношений. С середины 1960-х годов правительства СССР и Турции достигли единства взглядов по ряду международных проблем и выступали за проведение Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству. Их объединяло также единство позиций по урегулированию ближневосточной проблемы, по вопросу о превращении Средиземного моря в безъядерную зону, о запрещении химического и бактериологического оружия. Турция была против размещения на советско-турецкой границе натовской группы ядерного планирования.

 

В те годы турецкая пресса особенно много писала о необходимости предоставления приоритета соседним странам. Холодные отношения с соседями, особенно с супердержавой, не соответствовали интересам Турции. И в общественном мнении постепенно возобладала идея улучшения советско-турецких отношений. Средства массовой информации стали проявлять лояльное отношение к СССР. Газета "Джумхурийет" писала: "Несмотря на участие в различных пактах и создание консорциума помощи Турции, Анкара осталась одна. Турция не может поспеть за миром, отстает в двусторонних и многосторонних отношениях и потому осталась одинока. Потому, что не думая о своих национальных интересах, поверила в коварную дружбу. Теперь мы хотим поставить нашу внешнюю политику на нормальный путь".

 

И СССР и страны Западного мира отходили от мысли о решении своих проблем военным путем. Выступая за улучшение отношений, турецкие официальные круги заявляли, что сталинские времена остались позади, советское государство отказалось от прежних методов и от коммунистического империализма, от агрессивной политики, начался период мирного сосуществования государств двух противоположных систем. Турция и СССР подчеркивали необходимость дружественного добрососедства.

 

Несмотря на разногласия в общественном мнении, пресса публиковала материалы, создающие атмосферу доверия. В газете "Джумхурийет" было написано: "Не экономическая и финансовая политика Турции в тупике, Турция сама в тупике. Сохранение статус-кво не способно вывести Турцию из тупика"83.

 

Отказ Турции от старой односторонней политики назрел. В руководстве обеих стран восторжествовал политический реализм. Сократились взаимные обвинения. Наступила пора таяния льдов.

 

Примечания

 

1. ХРУЩЕВ Н. С. Предотвратить войну, отстоять мир! М. 1963, с. 221.

 

2. TRENTO J. J. ClA-in gizli tarihi. Istanbul. 2006, s. 273; ГРИНЕВСКИЙ О. Тысяча и один день Никиты Сергеевича. М. 1998, с. 7.

 

3. MELIH AKTAS. 1950 - 1960 Demokrat Parti Donemi Tiirk-Sovyet ilijkilerinde AmerikanFaktoru. Istanbul. 2006, s. 315 - 317, 323 - 325.

 

4. ГАСРАТЯН М. А., ОРЕШКОВА С. Ф., ПЕТРОСЯН Ю. А. Очерки истории Турции. М. 1983, с. 249.

 
стр. 42

 

5. Государственный архив Азербайджанской Республики (ГААР), ф. 28, оп. 12, д. 31, л. 21. Секретное письмо министра иностранных дел Азербайджанской ССР Т. Таировой в Президиум ЦК КП Азербайджана, в Совет министров Азербайджанской ССР и в Комитет государственной безопасности при Совете министров Азербайджанской ССР "Современное положение Турции", 14.1.1963.

 

6. Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. Сборник документов. 1961 год. М. 1962, док. N 12, с. 33 - 34.

 

7. Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ), ф. 132, рефература по Турции, оп. 54, п. 173, д. 9, л. 21.

 

8. ХРУЩЕВ Н. С. Ук. соч., с. 245, 252.

 

9. ГААР, ф. 28, оп. 12, д. 31, л. 24.

 

10. Там же, л. 192; АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 9, л. 131; д. 10, л. 114.

 

11. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 12, л. 95.

 

12. ХРУЩЕВ Н. С. Ук. соч., с. 73 - 74.

 

13. Foreign Relations of the United States (FRUS). 1964 - 1968. Vol. 14. The Soviet Union. Washington. 2001, doc. N 4, р. 5 - 7. Special National Intelligence Estimate, 8.1.1964.

 

14. FRUS, doc. N 7, р. 11; N 10, р. 20 - 24.

 

15. Архивы Кремля. Президиум ЦК КПСС. 1954 - 1964. Т. 1. Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы. Постановления. Т. 1. М. 2004, с. 1142.

 

16. WALKER M. The Cold War and the Making of the Modern World. Vintage. 1994, р. 176.

 

17. COMBS J. A., COMBS A. G. The History of American Foreign Policy. Vol. 2. N. Y. 1997, р. 377 - 378; FRUS. 1961 - 1963. Vol. 5. The Soviet Union. Washington. 1998, doc. N 85, р. 184 - 185.

 

18. FRUS. 1964 - 1968. Vol. 14, doc. N 246, р. 515; COMBS J. A., COMBS A. G. Op. cit, р. 380.

 

19. Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ), ф. 3, оп. 16, д. 947, л. 43 - 44.

 

20. Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ), ф. 104, рефература по Турции, оп. 17, д. 21, п. 11, л. 171.

 

21. ГРИНЕВСКИЙ О. Ук. соч., с. 366.

 

22. РГАНИ, ф. 3, оп. 18, д. 101, л. 3.

 

23. Там же, оп. 16, д. 947, л. 45 - 46. Заседание Президиума ЦК КПСС, 28.X.1962; Архивы Кремля. Президиум ЦК КПСС. 1954 - 1964. Т. 1, с. 624 - 625.

 

24. РГАНИ, ф. 3, оп. 16, д. 947, л. 45 - 46; Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. Сб. документов. 1962 год. М. 1963, док. N 96.

 

25. РГАНИ, ф. 3, оп. 18, д. 101, л. 2.

 

26. FRUS. Soviet Union. Vol. 5, doc. N 270, р. 588.

 

27. WALKER M. Op. cit, р. 178.

 

28. FRUS. 1964 - 1968. Vol. 14. The Soviet Union, р. 20 - 24; doc. N 45, р. 107.

 

29. FRASER T. C., MURRAY. D. America and the World since 1945. N. Y. 2002, р. 111.

 

30. В 1975 г. США и Иран внезапно прекратили свою помощь Барзани; в том же году он потерпел поражение (From Cold War to New World Order. Westport (Conn.)-Lnd. 2002, р. 509).

 

31. РГАНИ, ф. 89, оп. 38, д. 25, л. 1 - 2.

 

32. Правда, 6.IX.1963; РГАНИ, ф. 3, оп. 16, д. 942, л. 1 - 34; д. 948, л. 35 - 38.

 

33. Архивы Кремля. Президиум ЦК КПСС. 1954 - 1964. Т. 1, с. 1161.

 

34. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 9, л. 82.

 

35. Известия, 14.IX.1957; СССР и арабские страны. 1917 - 1960 гг. Документы и материалы. М. 1961, с. 819.

 

36. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 172, д. 1, л. 1.

 

37. Там же, л. 73, 168 - 169; п. 173, д. 12, л. 68; д. 11, л. 2.

 

38. ГААР, ф. 28, оп. 12, д. 31, л. 2 - 30.

 

39. РГАНИ, ф. 89, оп. 38, д. 25, л. 1 - 2.

 

40. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 11, л. 102; д. 12, л. 111.

 

41. Правда, 14.VI.1963.

 

42. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 1, л. 4; Inönü, devlet ba?kanlarma mesaj gönderdi. - Milliyet, 7.11.1964.

 

43. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 10, л. 11 - 12.

 

44. Там же, д. 12, л. 39, 41; д. 11, л. 203.

 

45. Там же, д. 9, л. 84, 126 - 127.

 

46. Там же, д. 11, л. 4.

 

47. Там же, д. 9, л. 81 - 82; д. 11, л. 17 - 18.

 

48. Там же, д. 11, л. 22 - 23, 1 - 2, 12.

 

49. Yeni Sabah, 2.III.1964.

 

50. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 11, л. 203, 60 - 61.

 

51. Там же, л. 49; д. 10, л. 7.

 
стр. 43

 

52. FRUS. 1964 - 1968. Vol. 16. Cyprus, Greece, Turkey. Washington. 2000, doc. N 29, р. 58.

 

53. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 10, л. 78.

 

54. Там же, д. 12, л. 8.

 

55. Там же, л. 125; д. 11, л. 191, 199 - 200.

 

56. Там же, д. 11, л. 104, 112, 125, 127.

 

57. Там же, оп. 56, п. 181, д. 19, л. 50, 62.

 

58. NIHAT ERIM. G&гuml;nl&гuml;kler, 1925 - 1979. И cilt. Hazulayan Ahmet Demirel. - istanbul. 2005, s. 792, 800.

 

59. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 11, л. 145 - 146.

 

60. Там же, л. 161.

 

61. Там же, д. 12, л. 7.

 

62. Там же, л. 16 - 19.

 

63. Там же, п. 172, д. 1, л. 38.

 

64. Там же, л. 56; ГААР, ф. 28, оп. 12с, д. 52, л. 107.

 

65. FRUS. 1964 - 1968. Vol. 16. Cyprus, Greece, Turkey, doc. N 41, р. 87; doc. 48, р. 101.

 

66. Ibid., doc. N 63, р. 130.

 

67. Ibid., р. 107 - 110. Письмо Джонсона было оглашено Белым домом лишь в январе 1966 г. и опубликовано в журнале "Middle East Journal" (1966, N 6, р. 386 - 393).

 

68. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 8, л. 107 - 109.

 

69. Там же, л. 136 - 137.

 

70. Там же, д. 11, л. 190 - 191.

 

71. ASMER A.S. NATO mevcutmudur? - Ulus, 13.V.1964.

 

72. Т. С. ВСА. 030.18.01.178.31.3. Т. С. Basbakanltk Kanunlar ve Kararlar Tetkik Dairesi Baskanligi Kararname. Sayi: 6 - 3199.

 

73. NIHAT ERIM. Günlükler. 1925 - 1979. 11 cilt, с 773.

 

74. АВП РФ, ф. 132, п. 172, д. 1, л. 101 - 105.

 

75. FRUS. 1964 - 1968. Vol. 16. Cyprus, Greece, Turkey, doc. N 138, р. 277; doc. N 139, р. 280.

 

76. Ibid., doc. N 159, р. 316.

 

77. Ibid., doc. N 168, р. 340.

 

78. АВП РФ, ф. 132, оп. 54, п. 173, д. 12, л. 25.

 

79. Там же, п. 172, д. 1, л. 10, 37, 40 - 43.

 

80. Там же, л. 139 - 140.

 

81. Известия, 19.XI.1965.

 

82. Т. С. ВСА. 030.18.01.180.61.14. Т. С. Basbakanltk Kanunlar ve Kararlar Tetkik Dairesi Baskanligi. Kararname. Sayi: 6 - 3749.

 

83. Cumhuriyet, U.Subat.1964

 

 

Опубликовано 16 октября 2020 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1602796700

© Portalus.ru

Главная МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО Нормализация отношений СССР и Турции в 1960-е годы

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU