Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО есть новые публикации за сегодня \\ 24.11.20


© КОСМОС В ПОЛИТИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ

Дата публикации: 13 декабря 2008
Автор: Андрей Крутских
Публикатор: maxim7
Рубрика: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО Вопросы межд.права →
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1229192886 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Андрей Крутских , (c)

найти другие работы автора

В последние десятилетия деятельность по мирному исследованию и использованию космического пространства существенно разрастается и претерпевает серьезные изменения. Существующая нормативная база в космической области состоит из межправительственных соглашений, заключенных еще в 1960–1970-х годах. Тогда подразумевалось, что вся космическая деятельность будет осуществляться только государствами. Такое понимание имело под собой основания: только крупные страны в тот период могли позволить себе дорогостоящие работы по производству космических объектов и их эксплуатации, а сама космическая деятельность была напрямую связана с интересами национальной безопасности и обороны. В коммерческих целях результаты космической деятельности практически не использовались.


1

Однако уже в конце прошлого века начался процесс коммерциализации космической деятельности. Увидев выгоды от использования космической техники и технологий, в освоение космоса активно включился частный бизнес . Да и государственный сектор стал уделять больше внимания коммерческим аспектам использования космического пространства в мирных целях.
Космическая индустрия, доходы от которой в середине 1990-х годов составили десятки миллиардов долларов США, превратилась в крупнейшую отраслью мировой экономики. В 1996 г. общие доходы от коммерческой деятельности впервые превысили объемы государственных расходов на космос. В общем объеме космических программ коммерческого характера на долю стран ЕС приходилось 60%, на долю России – 10–12%. За ними следовали Соединенные Штаты, Китай и Индия. В середине 2000-х годов ежегодный прирост мирового космического рынка составляет 30–40 млрд. долларов.
В результате развития техники и технологий космическая деятельность, как высокотехнологичная отрасль экономики, становится все более рентабельной, привлекая новые инвестиции частных компаний и физических лиц. В промышленно развитых странах в разных отраслях экономики стали шире внедряться космические технологии и побочные продукты космической деятельности. Разрабатываемые с помощью таких технологий новые изделия и даже виды услуг давно реализуются на мировом рынке по конкурентоспособным ценам. Коммерческие фирмы стали основными инвесторами в ряде сегментов космического рынка – например в секторе спутниковой связи. По сути, начался процесс приватизации космической деятельности и ликвидации монополии государств на ее ведение.
Наиболее важными секторами космической деятельности стали: дистанционное зондирование Земли, космическая связь, космические услуги по определению местоположения и навигации, спутниковые возможности Интернета, производство спутников и ракет-носителей, запуск полезных нагрузок, научные исследования и метеорология. В ближайшие десять лет планируется произвести около 1700 запусков космических аппаратов, половина из которых будет коммерческими.
Быстрый экономический рост в ряде стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Латинской Америки увеличил число бывших «развивающихся» государств, которые начали самостоятельно и в сотрудничестве друг с другом осуществлять космические проекты. Всего космической деятельностью занимаются более 120 государств, около 20 из которых ведут себя весьма активно.
Сама космическая деятельность при этом постепенно милитаризируется. Существующие международные соглашения ограничивают использование космического пространства в военных целях и обеспечивают защиту космических аппаратов от враждебных воздействий. Тем не менее в результате технологического прогресса создаются новые виды и системы оружия: средства радиоэлектронного и оптоэлектронного подавления. Никакие международно-правовые запреты в отношении таких средств не действуют.
Остается нерешенным вопрос об использовании гражданских космических объектов и оборудования в военных целях. В последнее время эта тенденция усиливается. В ходе военной операции США в Ираке в 2003 г. до 80% военных коммуникаций на театре боевых действий обеспечивалось коммерческими спутниковыми системами. Около трети из 30 тыс. выпущенных по Ираку снарядов и бомб управлялось с помощью космической Системы глобального позиционирования (Global Positioning System – GPS). Ослепление «космического глаза» ядерных стран сегодня уже в принципе технически реально. Но возникновение такой возможности подрывает системы национальной безопасности ядерных держав и может повлечь за собой общую дестабилизацию международной стратегической ситуации.
Прогресс в разработке научно-технических систем по исследованию и использованию космоса не стоит на месте. Создание новых систем запуска, аэрокосмических объектов и миниспутников – только один из прорывов в этой сфере. Освоено применение космических аппаратов многоразового использования типа «Шаттл». На все планеты Солнечной системы, за исключением Плутона, за последние полвека были осуществлены запуски космических аппаратов. Появились возможности длительного пребывания в космосе за счет использования российских и американских космических станций «Салют», «Мир», «Скайлэб». Запуски спутников прикладного назначения позволили наладить наблюдение за Землей и ее недрами из космоса и способствовали развитию телекоммуникаций.
Масштабы международного сотрудничества в космической области в самом деле возрастают. При участии ООН учреждаются специализированные региональные центры космической науки и техники. Первый из них построен в Индии и рассчитан на пространство Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). При помощи Европейского космического агентства проводится подготовительная работа по учреждению подобного центра для Центрально-Восточной Европы. Реализуются международные проекты запусков космических объектов «Морской старт» и «Воздушный старт». В 1998 г. началось сооружение Международной космической станции. Но система международно-правового регулирования космической деятельности развивалась гораздо медленнее самой этой деятельности.
Организация Объединенных Наций занялась проблемами мирного использования космоса после запуска первого искусственного спутника Земли Советским Союзом в 1957 году. Деятельность в рамках ООН, связанную с космическим пространством, можно условно разделить на следующие направления:
– образовательные программы;
– экспертная помощь в определении возможных областей применения космических технологий;
– распространение информации о состоянии космической технологии;
– пилотные проекты по применению космических технологий в целях поддержки социального и экономического развития.
В настоящее время организации системы ООН реализуют более 200 проектов и программ, связанных с космической деятельностью. Генеральная Ассамблея ООН ежегодно принимает резолюции о международном сотрудничестве в космосе, рассматривая его политико-правовые и научно-технические аспекты. Эти документы принимаются на основе докладов Комитета по специальным политическим вопросам и вопросам деколонизации (Четвертый комитет) ООН. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций периодически принимает и другие резолюции по отдельным вопросам сотрудничества в космосе.
Генеральный секретарь ООН наделен рядом важных полномочий. В сфере его ответственности – сбор и распространение информации о космической деятельности государств, включая данные о явлениях, представляющих опасность для жизни и здоровья космонавтов, а также ведение реестра запускаемых космических объектов и обеспечения к нему открытого доступа.
Среди специализированных организаций ООН, участвующих в развитии международного сотрудничества по мирному исследованию и использованию космоса, можно назвать ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация), МСЭ (Международный союз электросвязи), ВМО (Всемирная метеорологическая организация), ИМО (Международная морская организация), ИКАО (Международная организация гражданской авиации) и ЮНЕСКО (Организация ООН по вопросам образования, науки и культуры). В рамках своей компетенции они участвуют в космической деятельности по таким направлениям, как использование технологий дистанционного зондирования Земли, телекоммуникации, спутниковая метеорология и космическая наука.
В 1958 г. Генеральная Ассамблея ООН учредила временный Специальный комитет по использованию космического пространства в мирных целях. В 1959 г. он был реорганизован в постоянный орган – Комитет по использованию космического пространства в мирных целях. Первоначально в его составе было 24 страны – сегодня их численность достигла 67 государств. Комитет состоит из двух подкомитетов (научно-технического и юридического) и проводит ежегодные сессии. Он выступает в роли организационного центра международного сотрудничества в своей области.
В 1958 г. в дополнение к этому комитету при Секретариате ООН было создано Управление по вопросам космического пространства (с 1993 г. его штаб-квартира находится в Вене). Управление выполняет двойную функцию: содействует проведению дискуссий и помогает развивающимся странам в использовании космической техники и технологии.
Решения в комитете принимаются консенсусом, достижение которого периодически бывает проблематичным. Вместе с тем сохранение принципа единогласия необходимо для учета интересов всех участников международной космической деятельности.


2

Правовая база сотрудничества в космической области определяется пятью крупными международными документами. Первый – подписанный в 1967 г. Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (Договор по космосу). Этот документ на 1 января 2007 г. подписали и ратифицировали 98 стран. Еще 27 государств его подписали, но не ратифицировали.
Договор по космосу устанавливает общую правовую основу использования космического пространства в мирных целях и создает рамки для развития космического права. Статьи этого документа определяют необходимость исследования и использования космического пространства в интересах всего человечества на основе равенства государств. Договор предусматривает свободу научных исследований в космосе и запрещение присвоения государствами космического пространства (включая Луну и другие небесные тела), ведение космической деятельности в соответствии с международным правом (включая Устав ООН), запрещение вывода на орбиту, размещение в космосе и установка на небесных телах объектов с ядерным оружием или другими видами оружия массового уничтожения, использование Луны и других небесных тел исключительно в мирных целях. Одновременно в Договоре 1967 г. содержатся и такие положения, как:
– признание космонавтов посланцами человечества в космос;
– международная ответственность государств за национальную космическую деятельность;
– международная ответственность государств за ущерб, причиненный космическими объектами;
– сотрудничество и взаимная помощь государств при исследовании и использовании космоса;
– сохранение запускающими государствам и юрисдикции и контроля в космосе над космическими объектами;
– обязанность государств избегать вредного загрязнения космического пространства.
Другой важный документ, заключенный уже в 1968 г., – Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство (Соглашение о спасании). Оно ратифицировано 89 странами. Еще 24 государства подписали этот документ, но не ратифицировали его. Этот документ представляет собой развитие статьи 5 Договора по космосу, которая предусматривает обязанность помогать космонавтам в случае аварии, бедствия или вынужденной посадки, а также возвращать космонавтов и объекты, запущенные в космическое пространство.
Если экипаж потерпевшего аварию космического корабля окажется в открытом море или на территории, не принадлежащей ни одному из государств, то в соответствии с Соглашением помощь в проведении спасательных операций должны оказать государства, которые в состоянии это сделать. Соглашение предусматривает, что в случае проведения спасательной операции силами других государств, руководство ей возлагается на страну, на территории которой такая операция происходит. Соглашение обязывает государства информировать власти, осуществившие запуск, и Генерального секретаря ООН об обнаружении на своей территории или территории, не находящейся под юрисдикцией какого-либо государства, иностранного космического объекта или его составных частей.
В 1972 г. была подписана Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (Конвенция об ответственности). Этот документ впервые регламентировал ответственность за ущерб, нанесенный в результате не запрещенной международным правом деятельности. Имеются в виду: лишение жизни, телесное повреждение или иное повреждение здоровья, уничтожение или повреждение имущества государств, физических и юридических лиц или межправительственных организаций. Объем компенсации определяется в соответствии с международным правом и принципами справедливости – с тем, чтобы обеспечить возмещение ущерба, восстанавливающее положение, которое существовало бы, если бы ущерб не был причинен.
В 1976 г. была заключена Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство (Конвенция о регистрации). До ее принятия государства направляли сведения о своих космических объектах в ООН добровольно, руководствуясь призывом резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 1721 (В) от 20 декабря 1961 года. После принятия конвенции представление подобной информации стало обязательным. Данное новшество преследовало цель упростить процесс идентификации космических объектов. Государства-участники обязались регистрировать все запускаемые с их территории космические объекты, а также учреждения, занимающиеся подобной деятельностью.
В 1984 г. вступило в силу подписанное в 1979 г. Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах (Соглашение о Луне). Его подписали и ратифицировали 13 стран (еще четыре государства подписали, но не ратифицировали). После высадки американских астронавтов на Луну в 1969 г. Польша и Аргентина предложили свои проекты правил, относящихся к деятельности человека на Луне и других небесных телах. В 1972 г. проект Договора о Луне в Комитет ООН по космосу представил и Советский Союз. Сложности в принятии этого документа и узость круга присоединившихся к нему стран связаны с несогласием многих государств считать Луну «общим наследием человечества». Соответственно, есть разные мнения по поводу самой идеи установить международный режим эксплуатации и распределения потенциальных благ между государствами.
Реальных проектов работ на Луне и эксплуатации ее ресурсов нет. До их появления вопрос о создании общепризнанного правового режима деятельности по разведке и разработке лунных ресурсов вряд ли будет решен1.
Источниками регламентаций космической деятельности могут считаться, кроме того, пять резолюций, в разные годы принимавшиеся Генеральной Ассамблеей ООН. Некоторые из них послужили «отправной базой» для ряда вышеназванных документов2.
Процессы в сфере исследования и использования космического пространства требуют усовершенствования старых и принятия новых норм международного космического права. Решением может стать принятие всеобъемлющей Конвенции по космическому праву. В рамках ее можно было бы добиться многого: подтверждения ранее принятых договоренностей по космосу, придания юридически обязывающего характера принципам, на сегодня имеющим статус рекомендательных, ликвидации пробелов в правовом регулировании.
Российская Федерация в марте 2000 г. на сессии Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу предложила начать обсуждение вопроса о принятии универсальной конвенции по космическому праву. Делегации Болгарии, Китая, Колумбии, Греции и Ирана поддержали эту инициативу. В апреле 2001 г. Китай, Колумбия и Российская Федерация предложили создать рабочую группу для рассмотрения этого вопроса. Однако делегация США выступила против данной идеи. Формально Вашингтон мотивирует свое несогласие с заключением конвенции тем, что принятие нового документа может якобы подорвать действенность ряда старых принципов, уже доказавших свою эффективность. Фактически же Соединенные Штаты стремятся сохранить относительную свободу действий в космическом пространстве, в том числе и по развертыванию систем ПРО. Из-за отсутствия консенсуса комитет не принял соответствующего решения.
Сторонники конвенции утверждают, что основные действующие принципы космической деятельности могут быть перенесены и в новый документ. Гарантией этому может служить существующий в комитете принцип консенсуса при принятии решения, а также «пакетный метод», при котором принятие решения по одному вопросу увязывается с решением по другим. Прецеденты создания МАГАТЭ или Международной организации по эксплуатации морского дна доказывают, что подписание универсальной «космической» конвенции в перспективе могло бы привести к созданию международной организации по космосу.
Пока же в рамках Евросоюза действует Европейское космическое агентство, региональная организация, занимающаяся вопросами исследования и использования космического пространства в мирных целях. В мае 2002 г. на конференции американских государств по космосу в городе Картахена (Колумбия) было предложено создать региональное космическое агентство стран Латинской Америки. Наконец, в 1992 г. Таиланд, Пакистан и Китай выдвинули идею создания Организации космического сотрудничества стран АТР. 28 октября 2005 г. в Пекине представители Китая, Индонезии, Пакистана, Перу, Бангладеш, Монголии, Ирана и Таиланда подписали соответствующий документ, открытый для присоединения других государств региона.


3

Развитие космических транспортных систем и пусковых технологий позволило создавать аэрокосмические объекты, которые могут быть использованы в воздушном и космическом пространстве. В связи с этим возник вопрос о праве на прохождение этих объектов через воздушное пространство государств. Речь шла о движении космических аппаратов, в том числе и многоразового использования, на их пути в космос или при возвращении на Землю.
Правовые режимы воздушного и космического пространства не одинаковы. Воздушное пространство над сухопутной территорией государства и его территориальными водами подпадает под суверенитет этого государства и на него распространяется действие национального законодательства. Космическое пространство используется в интересах всего человечества и его юридический статус регулируется международным правом.
Договор о космосе не дает определения космического пространства. Не существует и четко зафиксированной международным правом границы между воздушным и космическим пространством. Еще в декабре 1966 г. Генеральная Ассамблея ООН поручила Комитету по мирному использованию космоса изучить варианты определения космического пространства. Большинство членов комитета склонно установить границу между воздушным и космическим пространствами на высоте прохождения минимальной орбиты космического аппарата, то есть на высоте 100–120 км над уровнем моря. Такой подход разделяет и Российская Федерация.
США придерживаются «функционального» подхода. В соответствии с ним, нет необходимости четко устанавливать договорную границу между двумя пространствами, достаточно различать авиационную и космическую деятельность в зависимости от типа используемого летательного аппарата. Однако в рамках функционального подхода крайне сложно регламентировать вопросы ответственности за ущерб от космической деятельности или запрета на размещение оружия массового уничтожения в космосе.
Попытки определить границу между воздушным и космическим пространствами используя показатели плотности воздуха, наличия гравитации или химических составов газов в определенном объеме пространства не получили распространения.
Другой круг противоречий – вопрос использования геостационарной орбиты (ГСО). Речь идет о круговой орбите над поверхностью Земли на высоте около 35 870 км, на которой плоскость орбиты спутника параллельна плоскости экватора Земли. Спутник, находящийся на ГСО, постоянно доступен для наземных станций. Всего трех спутников на ГСО достаточно для поддержания глобальной телекоммуникационной сети. Поэтому геостационарная орбита важна для телевещания, связи и метеорологии.
ГСО относится к ограниченным природным ресурсам, что порождает споры о справедливости распределения на ней зон размещения спутников и рабочих радиочастот последних. Этими вопросами занимается Международный союз электросвязи. Статья 33 Международной конвенции электросвязи 1982 г. определяет, что частоты и орбиты геостационарных спутников являются ресурсами, которые надлежит использовать эффективно и экономно в интересах обеспечения справедливого доступа к ним разных стран с учетом особых потребностей развивающихся стран и географического положения некоторых из них.
В декабре 1976 г. в столице Колумбии Боготе экваториальны страны (Колумбия, Эквадор, Конго, Индонезия, Кения, Уганда и Заир) приняли декларацию о распространении национального суверенитета этих стран на геостационарную орбиту Земли. Они заявили, что ГСО зависит от гравитационного поля Земли и потому соответствующие сегменты геостационарной орбиты выступают продолжением национальных территорий, над которыми они находятся. Большинство развивающихся государств высказались в поддержку «необходимости учитывать интересы экваториальных стран в отношении геостационарной орбиты».
СССР, а затем и Россия, напротив, утверждают, что часть космического пространства, в которой проходят орбиты геостационарных спутников, неотъемлема от космического пространства в целом. Поэтому на нее распространяются соответствующие положения Договора о космосе 1967 года, в том числе и положение о том, что космическое пространство не подлежит национальному присвоению каким бы то ни было способом. Размещение государствами в космическом пространстве геостационарных спутников не создает никаких прав собственности на соответствующие точки стояния спутников или отдельные части космического пространства. Преобладает мнение о том, что Боготская декларация противоречит Договору о космосе, но из-за отсутствия четкого определения и делимитации космического пространства проблема не решена до сегодняшнего дня.
В космической деятельности используются ядерные источники энергии (ЯИЭ) двух типов. Прежде всего – это радиоизотопные генераторы, основанные на преобразовании в различные формы энергии ионизирующей радиации, излучаемой при распаде радиоизотопа. Кроме того, используются ядерные реакторы, получающие тепловую энергию за счет управления реакцией деления урана-235.
Использование ядерных материалов как источника питания позволяет осуществлять длительные космические полеты и выполнять сложные операции в космическом пространстве. Одновременно их использование создает проблемы, связанные с опасностью ЯИЭ в случае аварий и столкновений в космическом пространстве при запуске и приземлении аппарата.
Вопросы использования ЯИЭ были впервые включены в повестку дня Комитета по космосу после падения советского спутника «Космос-954» с ядерным реактором на борту на территорию Канады в 1978 году. СССР возместил Канаде 50% расходов по поиску и удалению радиоактивных элементов.
В 1978 г. в Научно-техническом подкомитете Комитета по космосу была создана рабочая группа по применению ЯИЭ на космических объектах. В 1981 г. она представила свои рекомендации Международной комиссии по радиологической защите (МКРЗ) о стандартах и правилах мер радиационной защиты на всех фазах полета космического аппарата.
В результате сложной подготовительной работы в Комитете по космосу были сформулированы рекомендательные «Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве». Они были утверждены резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1992 года. Эти принципы остаются в стадии доработки. Постоянно те или иные страны ставят вопрос о необходимости их модификации и дополнения.
Российская Федерация активно участвует в соответствующих обсуждениях. В 1997 г. Россия на сессии Научно-технического подкомитета Комитета ООН по космосу предложила проанализировать нормы и стандарты, относящиеся к безопасности ЯИЭ. Это предложение было поддержано США и Британией. Однако в дальнейшем вопрос о пересмотре принципов был отложен на неопределенный срок.
Возникает потребность в информации о том, кто контролирует космические объекты. Это диктуется необходимостью решения вопросов страховой ответственности, возврата долгов и возмещения ущерба. 16 ноября 2001 г. в городе Кейптауне (ЮАР) была открыта для подписания Конвенция Международного института унификации частного права (УНИДРУА) о международных гарантиях в отношении подвижного имущества. Ее задача – унифицировать международные инструменты обеспечения интересов при сделках с космическим имуществом. Конвенция предусматривает регистрацию информации, важной с точки зрения ее практического использования в коммерческих целях. Прежде всего речь идет об информации о праве собственности на космические объекты, передаче их в аренду или смене собственника. Это не нарушает порядок регистрации запускаемых космических объектов, предусматриваемый Конвенцией о регистрации 1976 года.
Регистрация прав на мобильное оборудование, включая космические объекты, должна стать источником осведомленности заинтересованных лиц о существовании международных вещных прав на такое оборудование. Одновременно такая регистрация должна стать условием определения преимущественной силы этих прав по отношению к другим зарегистрированным впоследствии или незарегистрированным правам.
Конвенцию о международных гарантиях в отношении подвижного имущества в космосе подписали 37 государств, включая Китай, Францию, Великобританию, Италию, Германию и США. Российская Федерация участвовала в выработке Конвенции о международных интересах в мобильном оборудовании, однако не подписала ее. Данный вопрос, в том числе необходимость внесения соответствующих изменений в российское законодательство, находится на межведомственном согласовании.


4

Особо место в современной комической проблематике занимают вопросы дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ). Речь идет о взаимодействии спутников и других космических объектов с Землей через использование свойств электромагнитных волн. Запуск первого гражданского спутника, предназначенного для дистанционного зондирования Земли, был произведен в 1972 году. Его применение позволило собирать информацию о минеральных ресурсах, погоде и изменении климата, а также оптимизировать работу по управлению этими ресурсами.
Вместе с тем деятельность по ДЗЗ и связанное с этим распространение информации (прежде всего снимков с высоким разрешением) создали новые проблемы. Остроту приобрели вопросы национальной безопасности, государственного суверенитета, прав человека, в том числе неприкосновенности частной жизни.
В 1978 г. развивающиеся страны, которые не имели достаточных материальных и технологических средств для самостоятельного осуществления ДЗЗ, но становились объектом этой деятельности, потребовали установления ее четкого международного режима. 3 декабря 1986 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла соответствующий документ. Принципы не имеют юридически обязывающей силы, но они соблюдаются государствами достаточно долгое время и действуют в форме международно-правового обычая. Документ закрепил право всех стран беспрепятственно осуществлять ДЗЗ. Но зондируемые страны приобретали право доступа к получаемым результатам на недискриминационной основе и за разумную плату.
Таким образом, был достигнут компромисс между двумя группами государств. Одни (США, ФРГ, Япония, Нидерланды) выступали за режим «свободного рынка» данных ДЗЗ. Другие (развивающиеся государства при поддержке СССР) требовали обязательного предварительного согласия зондируемого государства на распространение определенной категории данных ДЗЗ о его территории.
В 2003 г. латиноамериканские страны на сессии Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу предложили разработать и принять международную конвенцию о дистанционном зондировании Земли. По их мнению, технологические новшества последнего времени и растущая коммерциализация космической деятельности диктуют необходимость разработки документа, имеющего юридически обязывающий характер.
Противники этой инициативы (США, Япония и ряд других стран) считают действующие Принципы вполне достаточными – тем более что компромисс между зондируемыми государствами и государствами, осуществляющими зондирование, в целом устраивает обе стороны. Сторонники принятия универсальной конвенции по космическому праву (в том числе и Россия) предлагают рассматривать весь блок космических вопросов, включая и ДЗЗ, в комплексе. При подготовке универсальной конвенции многие споры можно решить на основе «пакетных соглашений».
Между тем в начале XXI в. увеличивается опасность столкновений космических аппаратов (в том числе с ядерными источниками энергии на борту) с космическим мусором. В докладе Комитета по исследованию космического пространства (КОСПАР) Международного Совета по науке (МСНС) и Международной астронавтической федерации в 1988 г. отмечалось, что на орбитах Земли находится более 3,5 млрд. техногенных космических тел размером более 1 мм, общей массой свыше 3000 тонн. По данным Международной академии астронавтики3 за 1998 год, из 8600 объектов, находящихся на околоземных орбитах, только 500 можно было рассматривать как действующие.
Научно-технический подкомитет Комитета ООН по космосу в 1999 г. определил космический мусор как «недействующие космические аппараты, использованные части ракет, материал, образованный в результате запланированных космических операций, фрагменты, образованные спутниками и верхними ступенями в результате взрыва или столкновения». Пока не существует экономически приемлемых методов очистки космического пространства от последствий его техногенного засорения.
В настоящее время только два государства постоянно обновляют реестры космических объектов – Каталог наблюдаемых космических объектов Российской Федерации и Каталог космического командования США. Европейское космическое агентство на их основе также ведет базу данных космических объектов. Остальные государства в основном осуществляют мониторинг космического мусора.
Проблема техногенного засорения космического пространства часто используется в международной переговорной практике как средство ведения конкурентной войны. Государства пытаются навязать друг другу требования соблюдать стандарты космической деятельности, прежде всего запусков. Периодически повторяются попытки навязать собственные стандарты в качестве общеобязательных.
Экологические проблемы космического пространства стали обсуждаться с 1970-х годов. Эта проблема может быть решена только усилиями всего мирового сообщества через сотрудничество космических держав. Космическое пространство является уникальным ресурсом, и его эксплуатация должна осуществляться в интересах всех стран. Ни одна космическая держава самостоятельно не сможет решить проблему техногенного засорения космического пространства из-за огромных финансовых затрат.
Межагентский координационный комитет по космическому мусору (МККМ), существующий в нынешней форме с 1993 года, выполняет функции одного из международных форумов по вопросам сотрудничества по всем аспектам проблемы космического мусора. В его работе участвуют Великобритания, Германия, Италия, Франция, Китай, Россия, Украина, США, Индия и Япония, а также Европейское космическое агентство. Усилия МККМ направлены на достижение согласия в отношении практики уменьшения засорения космического пространства. Разработаны принципы уменьшения этого засорения, которых разные страны придерживаются на добровольной основе.
Впрочем, в последние годы процесс образования орбитального мусора замедлился.
В докладе Конференции ООН по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях (1982) отмечалось, что вероятность столкновения космического мусора с действующим космическим объектом статистически невелика. Но она существует, и продолжение практики космических запусков увеличивает такую вероятность. В 1990 г. в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН впервые было указано на обеспокоенность государств проблемой космического мусора. В 2002 г. Генеральная Ассамблея ООН высказалась за расширение международного сотрудничества ради сведения к минимуму воздействия космического мусора на будущие космические полеты.
В последнее время предпринимаются попытки поручить Юридическому подкомитету Комитета ООН по космосу подготовить декларацию о принципах предупреждения образования космического мусора, которые имели бы юридически обязывающий характер. Но из-за отсутствия консенсуса данный вопрос откладывается. В феврале 2007 г. Научно-технический подкомитет Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях (НТПК) одобрил консенсусом «Руководящие принципы НТПК по предупреждению образования космического мусора». Однако пока эти принципы не приобрели статус юридически обязывающих.


* * *

В декабре 1998 г. по предложению Европейского космического агентства Всемирная комиссия по этике научных знаний и технологий (КОМЕСТ) ЮНЕСКО сформировала рабочую группу по этике космического пространства. Была поставлена задача сформулировать этические принципы, которые должны помочь политикам при принятии решений в отношении космической деятельности. 22 июля 2002 г. был подготовлен соответствующий доклад. Из приведенных в нем рекомендаций вытекала строгая, хотя и не правовая, обязанность государств применять зафиксированные этические принципы на каждой стадии исследования и использования космического пространства.
Несомненно, что этика, мораль и право – это взаимодействующие, тесно связанные категории. Человеческая деятельность основывается на этических принципах, зачастую трансформированных в юридически обязывающие правила. Этика служит базой законотворческой деятельности, особенно при развитии новых типов деятельности, а также при толковании и применении существующих правовых норм. Однако этика отличается от права тем, что ее нормы люди и организации соблюдают добровольно. В противном случае грань между этими двумя институтами стирается, что нарушает строго регламентированные процедуры принятия международно-правовых актов. Именно эти причины обуславливают разграничение компетенции ЮНЕСКО и Комитета ООН по космосу.
В будущем ЮНЕСКО и КОМЕСТ продолжат изучение этики космической деятельности, информируя о результатах своей работы. Однако пока трудно спрогнозировать, какое влияние выработанные ими принципы смогут оказать на нормотворческую деятельность Комитета ООН по космосу, ООН в целом и практику самой космической деятельности государств.

Примечания

1В 1980 г. гражданин США Деннис Хоуп официально заявил ООН, правительству Соединенных Штатов и Совету министров СССР о своих притязаниях на Луну и планеты Солнечной системы, за исключением Земли. По причине отсутствия официальных возражений со стороны адресатов, он открыл в Интернете посольство Луны на Земле и начал продавать участки лунной поверхности. И хотя данные сделки не имеют никакой легитимности, к 2002 г. было продано более миллиона участков на Луне и около 100 тысяч – на Марсе и Венере.
2Декларация правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства (1963), Принципы использования государствами искусственных спутников Земли для международного непосредственного телевизионного вещания (1982), Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства (1986), Принципы, касающиеся использования ядерных источников энергии в космическом пространстве (1992), Декларация о международном сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства на благо и в интересах всех государств, с особым учетом потребностей развивающихся стран (1996).
3Док. ООН №А/АС.105/С.1/L.217.

Опубликовано 13 декабря 2008 года



КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): космос, космическое право


Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама