Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО есть новые публикации за сегодня \\ 09.07.20


Б.Н. Славинский. СССР И ЯПОНИЯ НА ПУТИ К ВОИНЕ: ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ. 1937-1945 гг. М.: 1999

Дата публикации: 19 января 2020
Автор: Сафронов В.П.
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Источник: (c) Новая и новейшая история, №1, 2002
Номер публикации: №1579433564 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Сафронов В.П., (c)

найти другие работы автора

ЗАО "Япония сегодня", 540 с.

Книга кандидата технических наук, ст. научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений Б.Н. Славинского является уже четвертой по истории советско-японских отношений. И хотя ряда проблем он касается в ней вновь, но в целом не повторяет свои прежние работы, а напротив, исследует обширный новый пласт материала, раскрывая тему намного шире и по содержанию и хронологически. Фактически книга посвящена международным отношениям на Дальнем Востоке с середины 30-х годов и до разгрома Японии в сентябре 1945 г. с акцентом на отношения СССР с Японией, Китаем и США.

В этой книге Славинский избавился от недостатков, присутствовавших в его предыдущих работах, на которые ему справедливо указывали коллеги. В книге представлен современный взгляд на события, лишенный как идеологических предрассудков советской эпохи, так и перехлестов перестроечного и раннего постсоветского периода. Автор использует собственные интервью с некоторыми из участников событий.

Особенностью этой обширной монографии является привлечение обширного документального материала из различных российских архивов: Архива Президента Российской Федерации, Государственного архива Российской Федерации, Российского ?государственного архива экономики. Архива Министерства обороны Российской Федерации, а также Национального архива США.

Многие сюжеты Б.Н. Славинский рассматривает или впервые в отечественной историографии, или по-новому. Так, опираясь на довоенную книгу мемуаров советского разведчика- перебежчика В. Кривицкого. изданную в России лишь в 90-е годы, он впервые рассказывает об обстоятельствах проникновения советского руководства в тайны переговоров о заключении Антикоминтерновского пакта между Японией и Германией в 1936 г. и секретного приложения к нему. При этом, однако, он допускает неточность, называя это приложение "Дополнительным секретным военным соглашением", хотя в действительности слово "военное" отсутствует.

Откровением является параграф, описывающий вооруженный конфликт на Хасане в 1938 г. Славинский на фактах показывает, что предпосылкой к нему послужили активные мероприятия советской стороны по защите пограничного участка, спровоцированные, в свою очередь, бегством к японцам высокопоставленного генерала НКВД по Дальнему Востоку Г.С. Люшкова, о чем впервые рассказывается подробно.

По ходу повествования Славинский раскрывает немало новых фактов об известных дипломатах и военачальниках. Так, мы впервые узнаем

стр. 236


о причинах устранения с поста полпреда в Китае и ареста Д.В. Богомолова, о подлинной роли посла СССР в Китае и одновременно резидента советской разведки и куратора Китайской коммунистической партии А.С. Папюшкина в 1939- 1944 гг., о причинах отзыва из Китая в 1941 г. советского военного советника и будущего героя Великой Отечественной войны генерала В.И. Чуйкова.

Автор пишет о якобы имевшей место операции советской разведки под кодовым названием "Снег", направленной на вовлечение США в войну с Японией в 1941 г. путем использования агента влияния Москвы в министерстве финансов США Г. Уайта. Славинский ставит под сомнение существование самого факта такой операции и приводит обоснованные доказательства того. что военные действия на Тихом океане подтолкнула не так называемая "нота Хэлла" от 26 ноября 1941 г., а решения японского командования, принятые за несколько недель до этого. Нам также представляется, что война между Японией и США возникла не из-за блестящей операции советской разведки, а прежде всего ввиду непримиримых японо-американских противоречий.

Мы не ставим под сомнение сам факт такой операции, ибо проект "ноты Хэлла", ставшей поводом для начала войны, действительно был написан Уайтом.

Б.Н. Славянский приводит некоторые новые интересные факты, связанные с созданием в 1942 г. авиатрассы Аляска - Сибирь для доставки американских боевых самолетов из США на советско-германский фронт. Как ему удалось выяснить, тогда же американцы намеревались сделать ответвление от этой трассы на Монголию с целью снабжения военными грузами и Китая. Однако это последнее предприятие не было осуществлено из-за опасения Москвы, что усилится американское влияние (с. 322). Славинскнй пишет также о готовности Сталина в 1942 г. изучить возможность снабжения Китая из США наземным путем через Индию, Иран и Среднюю Азию.

Большой интерес представляет находка, сделанная автором в Национальном архиве США и касающаяся дешифровки американцами с помощью системы "Мэджик" японской дипломатической телеграфной переписки между МИДом в Токио и посольством в Москве весной и летом 1945 г., посвященной попыткам Японии добиться посредничества Советского Союза с целью выхода ее из войны и заключения почетного мира с США и Англией. Другой не менее важной находкой автора в том же архиве явились материалы американской военной миссии в Москве.

Автор отмечает, что история вступления СССР в войну с Японией, казалось бы, хорошо знакома во всех подробностях, на самом деле хранит еще в себе загадки.

Читатель узнает, что 8 августа 1945 г. сотрудники НКВД задержали отправку в Токио открытого телеграфного сообщения японского посла в Москве Н. Сато об объявлении Советским Союзом войны Японии, до которой оставалось менее часа (с. 470). Телеграмма была послана из Центрального телеграфа на улице Горького. И это после того, как В.М. Молотов несколькими минутами ранее разрешил Сато послать такую телеграмму. Из мемуаров министра иностранных дел Японии С. Того известно, что. действительно, он не получал из Москвы такого сообщения. Загадочности этому обстоятельству придает и тот факт, что по распоряжению Молотова аналогичное сообщение об объявлении войны одновременно с Сато, 8 августа 1945 г. должен был сделать Того советский посол в Токио Я.А. Малик, но в намеченный срок этого не произошло. И, судя по различным сведениям. Малик начал искать встречи с Того лишь после начала боевых действий на Дальнем Востоке.

Среди многочисленных интересных мыслей. высказываемых автором, есть несколько наиболее ключевых. Так, он пишет, что если бы госсекретарь США Дж. Бирнс не исключил из проекта Постдамской декларации статью, призванную оставить в Японии императорскую форму правления, или же привлек Сталина к ее подписанию, то Япония могла бы капитулировать до объявления ей войны Советским Союзом (с. 10). Теоретически это было возможно, однако практически - едва ли. Дело в том, что смягчение условий Потсдамской декларации означало бы отход от требования безоговорочной капитуляции Японии, озвученное США и Великобританией еще в январе 1943 г., и расходилось с многочисленными нелицеприятными оценками императора Хирохито со стороны американских официальных деятелей.

Что же касается присоединения CCCP к Потсдамской декларации, то такой вариант предусматривался американскими разработчиками документа только на тот случай, если бы СССР к этому времени уже находился в состоянии войны с Японией. Советская же делегация в Потсдаме подготовила свой проект союзнического ультиматума Японии, но предлагать его не стала, так как Потсдамская декларация была уже предана гласности. Однако в любом случае - в смягченном варианте или же с участием СССР - Потсдамская декларация вряд ли была бы принята Японией без сопротивления.

Автор также подвергает сомнению целесообразность атомных бомбардировок японских городов, имея в виду осведомленность Вашингтона о готовности Токио капитулировать. В книге справедливо отмечается, что американские лидеры руководствовались стремлением вынудить Японию к сдаче до вступления СССР в войну (с. 10- 1 1).

Еще одной ключевой мыслью автора является утверждение о взаимосвязи проблем открытия второго фронта в Европе и вступления СССР в войну против Японии (с. 18, 332). Однако акценты

стр. 237


здесь расставлены не совсем правильно. Суть вопроса состояла не в том, что западные союзники своим согласием на Тегеранской конференции открыть второй фронт в Европе "купили" согласие Москвы вступить в войну против Японии (с. 332-333), а как раз наоборот: Сталин своим обещанием присоединиться к войне на Дальнем Востоке надеялся "купить" согласие США и Великобритании на открытие второго фронта в Европе.

В монографии имеется несколько фактических неточностей. В одном месте автор ошибочно пишет. что упомянутая выше беседа японского посла Сато с Молотовым 8 августа 1945 г.. во время которой было объявлено о вступлении СССР в войну с Японией, проходила в полночь по дальневосточному времени, т.е. одновременно с объявлением состояния войны (с. 470), хотя на самом деле было только 23 часа.

Автор пишет о политических причинах существенного искажения срока вступления СССР в войну против Японии с середины или даже со второй половины августа на 9 августа 1945 г. (с. 470-472). Однако в действительности такое временное смещение составило всего лишь два дня, ибо еще до Потсдамской конференции Генштаб Красной Армии определил предварительную дату начала военных действий - 11 августа. И еще до Хиросимы срок было предложено перенести на 9 августа по причинам не политико- стратегического, а чисто оперативного характера.

Требует некоторой корректировки заявление Б.Н. Славянского о том, будто осенью 1941 г. Сталин знал о намерении Японии напасть на США, в частности от Зорге, но не предупредил американцев, надеясь вовлечь их в войну (с. 288). Однако последнее донесение от Зорге, причем не столько разведывательного, сколько аналитического характера, о сосредоточении Японией сил для развязывания войны на Тихом океане против США поступило в Москву в начале октября 1941 г., когда решение о начале военных действий в Токио еще не было принято. Так что осведомленность Кремля по этому разведывательному каналу носила лишь общий характер. Достоверно же о намерениях Японии в скором времени начать военные операции на юге Сталин узнал только 5 декабря 1941 г. от "кембриджской пятерки" К. Филби из Лондона.

Ряд положений в монографии являются весьма спорными. Так, Б.Н. Славинский утверждает, что вторую мировую войну как в Европе, так и в Азии можно было предотвратить, если бы была создана система коллективной безопасности из таких государств, как Великобритания, Франция. СССР и США. Такой альянс был крайне желателен, однако. как показали события, перед войной он был невероятен ввиду различия интересов его потенциальных участников.

Также весьма спорными являются утверждения автора о том, что в конце 1940 г. СССР, Германия. Италия и Япония "вполне могли объединиться в единый тоталитарный блок для борьбы против Великобритании, США и Франции" и "только случайность не сделала Россию и Японию союзниками в борьбе против США и других западных демократий" (с. 22). Действительно, СССР и особенно Япония были сторонниками создания такого блока, однако без Германии он был нереален, а она-то как раз и отказалась в итоге от этой идеи, поскольку СССР был главной мишенью Гитлера. Кроме того, следует иметь в виду, что задуманный альянс рассматривался Москвой не для борьбы против западных демократий, а ради решения ее собственных геополитических задач, связанных с обеспечением и расширением сфер влияния по периметру своих границ на западе, юге и Дальнем Востоке.

Необходимо внести уточнения в заявление Б.Н. Славинского о том, что Москва заключила с Японией в 1941 г. пакт о нейтралитете, а не о ненападении в силу того, что в августе 1937 г. советское правительство взяло обязательство перед Китаем "не заключать с Японией договор о ненападении во время войны Китая с Японией" (с. 227). С формальной стороны это, возможно, было и так. Однако фактически здесь сыграло роль более важное обстоятельство. Начиная с августа 1939 г. Сталин видел в договоре прежде всего средство решения территориальных проблем, без чего такой договор для него был уже недостаточен. Применительно к Дальнему Востоку речь шла о возвращении СССР Южного Сахалина, передаче Курильских островов, ликвидации японских концессий на Северном Сахалине.

Удивляет утверждение автора о том, что центральным вопросом на переговорах Сталина с Мацуокой в марте-апреле 1941 г. была китайская проблема, ради разрешения которой через прекращение советской помощи Чаи Кайши будто бы японский министр и приехал в Москву искать примирения с Кремлем (с. 228). Документы, однако, свидетельствуют, что основной целью Мацуоки было намерение кардинально урегулировать отношения с СССР путем сближения последнего со странами "оси", заключения с ним договора о ненападении или нейтралитете, торгового соглашения и рыболовной конвенции, разрешения проблемы Северного Сахалина и концессий. Вопрос же о прекращении советской помощи Чан Кайши являлся лишь одной из персональных целей Мацуоки, и то далеко не главной, а в ходе самих переговоров он вообще не затрагивался. Основным же вопросом стало заключение пакта о нейтралитете и ликвидация японских северосахалинских концессий.

В заключение отметим, что автор не очень корректно оформил научный аппарат монографии. Названия архивов часто даются по-старому, как в советские времена. Нередко в сносках приводится излишняя информация об источниках. Многие параграфы имеют ничего не означающие заголовки: "советско-японские (американские, китайские)

стр. 238


отношения", "неофициальные встречи". Некоторые параграфы целиком посвящены подробному пересказу какого-нибудь первоисточника, что едва ли следует приветствовать. Например, параграф "Советско-японские отношения в 1944- 1945 гг., как их видели из посольства СССР в Токио" не что иное, как длинное изложение политических докладов советского посла в Японии Я.А. Малика, направлявшихся в Москву. При этом не всегда четко текст первоисточника отделяется от авторского текста.

Славинский часто подробно пересказывает едва ли не все содержание какого-нибудь документа вместо того, чтобы выделить в нем главное. Наконец, содержание монографии значительно шире ее названия. Оно выходит за рамки советско-японских отношений.

В заключение необходимо отметить такие положительные стороны книги Б.Н. Славинского, как публикация им неизвестных ранее фотографий, украшающих повествование, а также наличие предметно-именного указателя и библиографии, чему не все отечественные историки уделяют должное внимание. Подчеркнем также, что автор очень логично построил структуру повествования, которая позволила ему успешно преодолеть многие препятствия. В целом новая работа Б.Н. Славинского оставляет благоприятное впечатление. Она будет полезна для специалистов.

В.П. Сафронов, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института российской истории РАН

стр. 239

Опубликовано 19 января 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама