Рейтинг
Порталус


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ СИСТЕМЫ: 1700 - 1918 гг.

Дата публикации: 18 января 2021
Автор(ы): Н. Е. АБЛОВА, В. В. ДЕГОЕВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Источник: (c) Voprosy istorii, No.12, December 2006, page(s): 161-163
Номер публикации: №1610973458


Н. Е. АБЛОВА, В. В. ДЕГОЕВ, (c)

М. РОССПЭН. 2004. 496 с.

 

Книгу доктора исторических наук профессора МГИМО (Университет) МИД России В. В. Дегоева отличает четкая структура. Периодизация истории внешней политики Российской империи на фоне и в контексте международных отношений аргументирована и представляется убедительной. Несмотря на обозначенные автором хронологические рамки-1700 - 1918 гг., дан краткий, но емкий обзор русской внешней политики в до-имперский период (X-XVII вв.), что позволяет читателю проследить историю России - "от скромного по значению Киевского раннефеодального государства до необозримой империи, являвшейся неотъемлемой частью и едва ли не самым влиятельным фактором мировой политики и геополитики" (с. 467). В рецензируемой работе излагается история европейской дипломатии, подвергнуты исследованию дискуссионные вопросы, что дает импульс дальнейшему изучению истории международных отношений и позволяет отказаться от идеологизированных и субъективных оценок, до сих пор сохраняющихся в исторической науке. В книге рассмотрены взаимоотношения великих держав по конкрет-

 

стр. 161

 

 

ным международным проблемам, проанализированы позиции каждой из них, противоречия и совпадения во взглядах, охарактеризованы личные и профессиональные качества ведущих европейских политиков, выявлены причинно-следственные связи, взаимосвязи и взаимообусловленность изучаемых проблем, возможные альтернативы развития международных отношений. Все это позволяет В. В. Дегоеву представить целостную и многогранную историю внешней политики России в контексте систем международных отношений XVIII - начала XX века.

 

Автор отказывается от казалось бы навсегда устоявшихся в исторической науке оценок, схем, штампов, подвергает объективному (насколько это вообще возможно для историка!) анализу международные отношения. Так, оценивая Тильзитские соглашения 1807 г., Дегоев обоснованно показывает, что самым опасным для России пунктом было создание герцогства Варшавского (что впоследствии и подтвердило вторжение Наполеона в Россию), а не Континентальная блокада, которая была не очень четко сформулирована в соглашениях, да и практически не "работала" (с. 138). Глубоко проанализировано царствование Николая II, "исполненного трагического противоречия между масштабом проблем, стоявших перед страной, и масштабом личности, призванной решать их" (с. 466). Взвешенно оценивается роль В. И. Ленина и большевистского ЦК в переломные для России годы (с. 449, 452, 458 - 465, 479).

 

Дегоев избегает упрощенных трактовок международной жизни: "агрессор - жертва", "справедливо - несправедливо", "Россия - жандарм Европы и тюрьма народов" и т.п. Непредвзятый подход используется при анализе позиций европейских держав на международных конгрессах (Венском, Парижском, Берлинском), изучении определявших развитие международной ситуации документов и договоров (Декларация о вооруженном нейтралитете, Заключительный акт Венского конгресса, Акт о Священном союзе, Ункяр-Искелессийский договор, Лондонские конвенции 1840 и 1841 гг. и др.).

 

Отказ от "негативистского" (с. 266) восприятия Венской системы международных отношений дает возможность по-новому показать ее роль в политической жизни континента на протяжении долгого времени. Сложные, иногда парадоксальные, аспекты истории международных отношений рассмотрены в книге детально и во взаимообусловленности, что делает убедительным авторский вывод - создание Венской системы гарантировало почти 40 лет относительного мира в Европе (с. 208, 209, 245) и позволило избежать большой европейской войны, в известном смысле - "мировой" (с. 266). Дегоев отказывается от прежних оценок Священного союза, считая его "высоко функциональным ядром" Венской системы, которая в целом благополучно выстояла под ударами революций и предотвратила казалось бы неминуемую войну в Европе (с. 218).

 

Дегоев четко разделяет понятия "колониальная" и "колонизационная" политика России, что особенно важно в свете непрекращающихся утверждений о неизменно агрессивной и колониальной сущности русской внешней политики, якобы извечно присущей русскому правительству "имперскости" и т.п. Нельзя не согласиться с его мнением, что сильным государством - империей - Россия стала не в силу врожденной агрессивности, а из-за отсутствия "иного способа организации огромного геополитического пространства", в чем "неоспоримым подспорьем" стал фактический отказ Москвы и Петербурга от форсированной всесторонней унификации новоприобретенных территорий, социально-классовых и идеологических норм и расовых предрассудков (с. 472). Верно определена суть политики Петербурга на Дальнем Востоке во второй половине XIX века. В отличие от западных стран и Японии, грабивших Китай, применяя силовые методы, Россия ставила перед собой не колониальные, а геостратегические задачи - защиту своих уязвимых границ (с. 389).

 

Книга населена "живыми людьми". Образные характеристики императоров, королей, руководителей внешнеполитических ведомств, дипломатов вызывают глубокий интерес к этим личностям. Исторические портреты главных действующих лиц европейской истории XVIII - начала XX в. преследуют цель проникнуть в сложный внутренний мир, понять мотивы принятия ими решений и эволюции их взглядов, выявить их сильные и слабые стороны.

 

Автор глубоко знает историографию международных отношений, как отечественной, так и западной. Рассматривая каждую из международных проблем, а, зачастую даже отдельные эпизоды, характеризуя государственных деятелей, Дегоев приводит существующие в науке мнения и точки зрения, отмечает дискуссионные вопросы, отстаивая свое видение рассматриваемой проблемы.

 

Умело использован сравнительно-исторический подход при анализе последствий Венского и Парижского конгрессов (с. 299), сути Венской и Крымской систем (с. 304 - 305), русско-французского союза и созданной Бисмарком "паутины" союзов (с. 372 - 377), Крымской и русско-японской войн (с. 397). Интересны сравнительные характеристики государственных деятелей (Петра I и Карла XII, Александра I и Наполеона, Александра I и Николая I, Алексан-

 

стр. 162

 

 

дра II и А. М. Горчакова, Н. С. Каспри и Меттерниха и др.).

 

Автора затронул и одну из самых трудных проблем - вопрос о нравственной стороне международных отношений. Нельзя не согласиться с его утверждением, что в отношениях с окружающим миром стратегия и тактика любого государства "предопределяется фундаментальной целью - выжить", преследуя ее, государство не только отвечает на угрозы извне, но и само тяготеет к экспансии, зачастую видя лучший способ защиты в наступлении на противника (с. 7). Не менее верно замечание, что полноценное участие в международных отношениях обычно обеспечивается с помощью военного, политического и экономического потенциалов. Видимо поэтому практика применения "двойных стандартов" оказалась, к сожалению, столь живучей. Оценивая итоги царствования Николая I, Дегоев подчеркивает, что последнему "не хватило проницательности" (проще цинизма) осознать один из основных "законов" международной политики: расчет на чувство благодарности чаще всего оборачивается просчетом, ибо принесенная сегодня жертва, если вексель к оплате не предъявлен тотчас, завтра уже ничего не стоит (с. 245). Автор неоднократно подчеркивает значение высокого профессионализма в дипломатии, приводит примеры блестящей (или бездарной) дипломатической деятельности.

 

Нельзя не отметить весьма интересные рассуждения о парадоксах, периодически возникающих в международных отношениях. Так, говоря о достигнутой после Мюнхенгрецкой конвенции 1833 г. относительной стабильности на континенте, автор справедливо подмечает, что ее благами охотно пользовались все государства Европы и прежде всего западные "демократии" (Англия и Франция), не отдавая себе отчета, что мирной жизнью они во многом обязаны тому самому консерватизму Петербурга, Вены и Берлина, который возбуждал такую идеологическую неприязнь у "либерального" Запада. Примеров подобных парадоксов в книге немало: к ним относятся оценка Ункяр-Искелесийского договора, итоги Крымской (пиррова победа над Россией) и русско-турецкой 1877 - 1878 гг. войн и др. (с. 222, 307, 352).

 

Заслугой Дегоева является рассмотрение альтернативных вариантов развития практически всех крупных проблем международной жизни XVIII-XX веков. Читателю предлагается и самому подумать о возможных вариантах разрешения сложных международных противоречий тех времен. Рецензируемая работа весьма актуальна в научном и политическом отношениях. За последние двадцать лет в исторической науке, особенно в бывших республиках СССР, возникло много новых мифов, конъюнктурных оценок, а подчас и ложных трактовок истории России и ее внешней политики. Так, в белорусской историографии недавно появилась новая концепция разделов Речи Посполитой, причиной ликвидации которой объявляется "сочетание желания России доминировать в Польше и борьбы определенных магнатских кругов за гегемонию в стране". Об участии же в разделах Австрии и Пруссии вообще не упоминается! У Дегоева история разделов Речи Посполитой изложена четко, аргументировано и, как представляется, даже беспристрастно.

 

Написанный увлекательно, прекрасным стилем рецензируемый труд не свободен однако от некоторых неточностей, в целом не влияющих на его научный уровень. Так, представляется несколько преувеличенным тезис автора о "неуязвимости России" (с. 326, 379). Также, хотя автор справедливо утверждает, что "при всем значении дальневосточного и среднеазиатского векторов внешней политики России самые чувствительные ее нервы находились все же в Европе" (с. 344), желательно было бы все-таки подробнее изложить политику России на Дальнем Востоке и в Средней Азии.

 

стр. 163

Опубликовано на Порталусе 18 января 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама