Рейтинг
Порталус


В.А. ЗОРИН - ЧЕЛОВЕК И ДИПЛОМАТ

Дата публикации: 25 июня 2021
Автор(ы): ДУЛЬЯН А. Г.
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Номер публикации: №1624616473


ДУЛЬЯН А. Г., (c)

(c) 2002 г.

Нечасто бывает, когда дата рождения человека и дата его смерти совпадают. Именно так произошло с Валерианом Александровичем Зориным. Родился он и умер в один день - 14 января с разрывом в 84 года.

Будущий дипломат родился 14 января 1902 г. в г. Новочеркасске (Ростовская область). В 1922-1933 гг. был на руководящей комсомольской работе в Москве, принял активное участие в организации пионерского движения. В 1935 гг. окончил Высший коммунистический институт просвещения, после чего занимался ответственной партийной работой. В июле 1941 г. его направили на работу в Народный комиссариат по иностранным делам (НКИД).

Дипломатическая карьера Зорина развивалась стремительно. Начав свой путь на дипломатическом поприще в качестве помощника Генерального секретаря НКИД, он затем занимал пост заместителя министра в 1947-1955 гг., в 1956-1965 гг. дважды был Постоянным Представителем СССР в Совете Безопасности ООН, работал послом в крупных европейских столицах - Праге, Бонне, Париже.

В качестве главы или члена делегации СССР Зорин принимал участие в работе многих важных международных конференций и форумов, таких как Генассамблея ООН, Европейская Экономическая Комиссия ООН, Комиссия ООН по правам человека и многие другие. В июне-июле 1961 г. он возглавлял делегацию СССР на переговорах по разоружению в Вашингтоне и Москве, а в течение 1960-1963 гг. - делегацию СССР на переговорах по разоружению в Женеве. В 1972-1973 гг. Зорин был членом советской делегации на подготовительных консультациях и на первом этапе Совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки, т.е. находился у истоков нового направления европейской и мировой политики, получившего впоследствии название общеевропейского процесса.

Уже одно это перечисление дает представление о многообразии ответственных дел, которыми приходилось заниматься Зорину на протяжении своей долгой дипломатической карьеры. Его заслуги были по достоинству отмечены тремя орденами Ленина, орденом Октябрьской революции, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Дружбы народов и "Знак почета".

После защиты в 1981 г. в Дипломатической академии кандидатской диссертации на тему "Советская дипломатическая служба в решении задач борьбы за мир, безопасность народов и международное сотрудничество (60- 70-е годы)" Зорин получил ученую степень кандидата исторических наук. Имея также ученое звание профессора, он активно занимался научной и преподавательской деятельностью. Заметен научный вклад Зорина и в изучение внешней политики нашей страны и международных отношений. Он являлся автором ряда книг в этой области 1 . Зорин был членом редколлегии "Истории дипломатии", других изданий по вопросам внешней политики.


Дульян Алексей Гайкович - заместитель директора Историко-документального департамента Министерства иностранных дел Российской федерации, кандидат исторических наук.

1 Борьба Советского Союза за разоружение. 1946- 1960. М., 1961; Внешняя политика СССР на новом этапе. Ученое пособие. М., 1964; ООН и актуальные международные проблемы. (К 20-летию ООН). М., 1961; Основы дипломатической службы. М., 1-е издание 1964; М., 2-е издание, испр. и доп., 1977.

стр. 143


Валериан Александрович олицетворял собой целую историческую полосу в жизни нашей страны, в деятельности Министерства иностранных дел, которое, кстати, отмечает в этом году свое 200-летие.

В день 100-летнего юбилея В.А. Зорина в недавно созданном Центре истории российской дипломатической службы состоялся вечер памяти Валериана Александровича. В нем приняли участие дочь В.А. Зорина Аврора Валериановна, его родственники и близкие, представители руководства Министерства, российские дипломаты разных поколений. Участники ознакомились с выставкой уникальных документальных материалов и фотографий о жизни и деятельности В.А. Зорина, делились своими воспоминаниями.

Открывая вечер, заместитель министра иностранных дел России Е.П. Гусаров подчеркнул, что длительная, насыщенная и многогранная деятельность Зорина на самых ответственных участках внешней политики нашей страны может являться примером высокого служения своему профессиональному долгу в духе преемственности, бережного поддержания богатых традиций российской дипломатии.

Что же представлял собой Зорин как человек? Автору этих заметок довелось в начале 70-х годов работать под руководством Валериана Александровича, который, собственно, и дал ему "путевку" в начинавшуюся дипломатическую жизнь. Было это так.

В августе 1969 г. по окончании 4-го курса МГИМО, где все мы, студенты, овладевали премудростями дипломатической практики, внимательно штудируя книгу В.А. Зорина "Основы дипломатической службы", мне посчастливилось попасть на преддипломную практику в Париж. Помню то трепетное волнение, которое я испытывал, когда впервые воочию увидел в посольстве дипломата, имя которого в то время почти не сходило с газетных полос.

стр. 144


Как оказалось, в жизни В.А. Зорин был очень доступным человеком, держался просто. Был он всегда подтянутым, несколько строгим, в разговоре всегда смотрел собеседнику в глаза. Но несмотря на внешнюю сдержанность и кажущуюся суховатость, Зорин любил и ценил юмор. Отношение к нему в посольстве было почтительное, авторитет был непререкаем. За глаза сотрудники добродушно называли его "дед", и звучало это как-то беззлобно. Все отдавали должное его огромному дипломатическому и жизненному опыту, слушались беспрекословно.

Помню такой эпизод. По окончании института в 1970 г. я был направлен на работу в советское посольство во Франции. В начале лета 1971 г. у меня возникла необходимость выехать в Москву по семейным делам, но поскольку я проработал тогда на этом новом месте службы менее года, то даже ставить вопрос об отпуске язык не поворачивался. И когда неожиданно вызвал к себе "сам", мне стало не по себе. "Намекают из Москвы, что Вас надо бы отпустить в отпуск, в чем там дело?", - суровым тоном начал посол, внимательно посмотрев на меня. Когда я объяснил свои обстоятельства, Зорин, вопреки моим опасениям, тут же дал согласие на отпуск, слегка пожурив, что я своевременно не поставил его в известность о сложившейся у меня ситуации.

Впоследствии я многому смог научиться у Зорина, который - это было в его правилах - щедро делился с молодыми сотрудниками своим опытом и знаниями. Иначе говоря, с Зориным напрямую были связаны мои "дипломатические университеты". И, думаю, не только для меня. Помню, как старшие коллеги в посольстве в Париже с гордостью говорили, что прошли "школу Зорина". Многие из них вышли на большую дипломатическую дорогу, во всяком случае стали опытными профессионалами. Среди запомнившихся, с кем довелось работать тогда в посольстве во Франции - советник- посланник В.И. Оберемко, советник В.Н. Келин, первые секретари И.Ф. Максимычев, Э.А. Дроздов, В.И. Шведов, вторые секретари С.А. Павлов, В.И. Матисов, третий секретарь Ю.М. Котов (ныне посол в Марокко). Двое моих сверстников, также как и я начинавших свою дипломатическую карьеру, стали послами - А.К. Орлов (постоянный представитель при Совете Европы в Страсбурге), В.П. Тимофеев (посол в Того). Все это свидетельствует не только о том, что люди, работавшие с Зориным, многое от него перенимали профессионально, но также и о том, что сам Зорин разбирался в людях, подбирая к себе в команду тех, кто был готов работать не за страх, а за совесть, постигая тонкости дипломатической службы.

Зорин был вообще очень отзывчив и внимателен к своим сотрудникам. Это отмечали многие выступавшие на юбилейном вечере в МИД. Нынешний ректор Дипломатической академии, посол Ю.Е. Фокин, рассказал, как в 60-е годы Зорин, будучи Представителем СССР в Совете Безопасности ООН, вместе со своей женой Марией Павловной, пригласил Фокина, в то время атташе и его супругу, к себе домой на обед, в ходе которого состоялся разговор "по душам" о разных сторонах жизни и быта наших дипломатических работников в Нью-Йорке.

Выступавшие отмечали высокую работоспособность Зорина, его самоотверженную преданность долгу, мужество, непоколебимую твердость и присутствие духа в отстаивании внешнеполитических интересов своей страны. Ради дела он не считался со своим временем, не щадил, когда надо, и подчиненных. Все было подчинено выполнению служебного долга.

В острейшие дни "карибского кризиса" в октябре 1962 г., когда мир оказался на волоске от войны, Зорин, будучи Постоянным Представителем СССР в Совете Безопасности ООН, испытал всю меру ответственности, которая выпала тогда и на него. Один из тех, кто работал с ним в ту пору, О.М. Соколов, ныне посол в отставке, рассказывал, что на одном из "жарких" заседаний Совета Безопасности в те дни, когда накал политических страстей доходил до предела, представитель США Э. Стивенсон в запальчивости бросил: "Скажите нам, посол Зорин, так все-таки есть или нет советские ядерные ракеты на Кубе? Отвечайте немедленно и не ждите перевода, я знаю - вы понимаете по-английски!" На это, после паузы, требовавшейся для прослушивания

стр. 145


перевода, последовал невозмутимый ответ Зорина: "Господин Стивенсон, мы здесь не в зале американского суда. Вы получите ответ на ваш вопрос в свое время". При этом надо учитывать, что в те драматические дни ни Зорин, ни посол СССР в США А.Ф. Добрынин действительно не знали, как на самом деле обстояло дело с наличием на Кубе советских ракет, они лишь четко выполняли инструкцию, согласно которой требовалось отрицать подобные утверждения. Разумеется, все это требовало немалого самообладания.

Зорину были присущи личное и гражданское мужество, чувство лидера, умение организовать людей. Его дочь, А.В. Зорина, рассказывала, как в самом начале войны в июне 1941 г., ее отец, занимая ответственную должность помощника генерального секретаря НКИД, записался в ополчение и при большой загруженности по работе все же успевал и на занятия по военной подготовке. В тяжелые октябрьские дни 1941 г., когда по Москве распространялись панические слухи о возможности сдачи города немцам, Зорин не только не терял веры в победу, вселяя ее и в других, но возглавил один из домовых комитетов самообороны, мобилизуя жильцов на борьбу с немецкими "фугасками" - зажигательными бомбами, которые нужно было сбрасывать с крыш.

При огромной загруженности на работе в МИД, он, уже будучи заместителем министра, находил время для посещения спектаклей и концертов, делясь, когда была такая возможность, билетами - будь то в Москве или за границей - с подчиненными, в частности, молодыми дипломатами.

Вообще Зорин уделял много внимания наставничеству, преемственности поколений, передаче опыта молодым сотрудникам, повышению их профессионализма. Причем, как правило, делал это ненавязчиво, в тактичной форме. Характерен эпизод, описываемый одним из крупнейших наших дипломатов А.Ф. Добрыниным, почти четверть века проработавшим послом в США, в книге воспоминаний. Придя в МИД в конце 40-х гг., А.Ф. Добрынин, работавший поначалу в Учебном отделе, вскоре перешел помощником к Зорину, только что назначенному заместителем министра. "У Зорина, - пишет Добрынин, - человека умного и добрейшего, я проработал несколько лет, до 1952 г. и стал его главным помощником. Он многому меня научил - не только требовал принести ему соответствующую документацию или проследить за ее подготовкой в разных отделах МИД, но и постоянно спрашивал мое мнение, по существу, постепенно все больше и больше полагаясь на мои оценки. Так что приходилось тщательно разбираться в делах. Я внимательно следил за прохождением и решением важных вопросов, особенно, когда они уходили "наверх" - к Вышинскому, Молотову, и даже Сталину, а затем возвращались нам. Если что мне было непонятно, я, выбрав удобный момент, спрашивал у Зорина, почему вопрос был решен так, а не иначе. Он обычно охотно давал мне пояснения" 2 .

Эти наблюдения, в частности, привычку сверять свои выводы и оценки с мнением окружавших его сотрудников, в том числе и молодых, подтвердил, выступая на вечере памяти в МИД, другой бывший помощник Зорина Н.А. Фокин, работавший в ним в 60-е годы.

Ветераны вспоминают, как много времени и внимания посвящал Зорин обучению молодых дипломатов, студентов МГИМО или слушателей Дипломатической академии. Один из тех, кому довелось бывать на лекциях Зорина в Высшей дипломатической школе (ныне Дипакадемия), председатель Ассоциации дипломатических работников, посол в отставке П.С. Акопов, говорил о том, с каким интересом он и его сверстники в 60-е годы слушали лекции Зорина о дипломатической практике. Даже будучи заместителем министра, он всегда находил для этого время. Показателем неподдельного интереса к этим лекциям было то, что слушатели не отпускали его и во время перерывов, осаждая многочисленными вопросами, на которые он всегда охотно отвечал.


2 Добрынин А.Ф. Сугубо доверительно. М., 1996, с. 14.

стр. 146


Верной подругой и помощницей Зорина во всех делах, включая воспитание молодежи, была его супруга Мария Павловна. Хорошо помню, как Мария Павловна беседовала с каждой вновь прибывшей женой сотрудника посольства, обучая женщин специфике жизни загранколлектива, вовлекая в орбиту общественной жизни, делясь чисто практическим опытом, в частности особенностями протокольной стороны поведения на приемах, соблюдения внешнего вида. Справедливости ради, надо заметить, что сама Мария Павловна, оставаясь умелым и авторитетным лидером весьма непростого женского коллектива, была на различных официальных и общественных мероприятиях образцом женщины-супруги дипломата великой страны. Во всяком случае при ней не было, да и не могло быть такого, что приходилось видеть на приемах в посольстве в последующие годы, когда люди, путая официальное мероприятие с застольем в кругу друзей, могли появиться в роскошных салонах XVIII века на ул. Гренель, неопрятными, с немытыми волосами, неотглаженными костюмами, а то и просто в шортах или джинсах. Исключением не были и французы, считавшие себя законодателями в части различного рода дипломатических условностей и раутов. Но, как говорят, "другие времена - другие нравы".

О Зорине как человеке на юбилейном вечере говорилось много положительного. И, думается, не только потому, что этого требовал характер этого мероприятия. Просто таков был сам Зорин - человек, гражданин, дипломат. Он несомненно внес весомый вклад в разработку и осуществление внешней политики нашей страны, на протяжении почти полувека работая на особо важных ее направлениях, будучи примером высокого служения интересам Родины, самоотверженного выполнения своего профессионального долга, обеспечения преемственности в деятельности непростого механизма отечественной дипломатической службы, сохранения и приумножения ее традиций и коллективного опыта. Именно таким он остается в благодарной памяти сотрудников Министерства иностранных дел России.

Опубликовано на Порталусе 25 июня 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама