Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ есть новые публикации за сегодня \\ 09.04.20


Женщины Дальнего Востока в годы Великой Отечественной войны

Дата публикации: 25 февраля 2020
Автор: И. А. Арефьева
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ
Источник: (c) Вопросы истории, № 5, Май 2013, C. 122-128
Номер публикации: №1582625970 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


И. А. Арефьева, (c)

найти другие работы автора

Начало Великой Отечественной войны и события, связанные с ней сразу изменили положение в дальневосточном регионе. В военкоматах развернулся призыв военнообязанных граждан и прием заявлений от добровольцев. В связи с уходом мужчин на фронт повсеместно ощущался острый дефицит рабочей силы. Народное хозяйство Дальнего Востока стало перестраиваться на выпуск военной продукции, в связи с чем возникало множество глобальных проблем. Так же как промышленность и строительство, сельское хозяйство испытывало острый дефицит рабочих рук. Количество рабочей силы сократилось, а производственная нагрузка возросла. Посевные площади Дальнего Востока уже к 1940 г. достигли 1 млн. га, тем не менее, в расчете на одного жителя края их приходилось в три с лишним раза меньше, чем в среднем по СССР (0,4 и 1,3 га).

 

В колхозах Дальнего Востока место ушедших на фронт мужчин занимали женщины - страна нуждалась в продовольствии, сельскохозяйственном сырье. Женщины колхоза "Строитель" Октябрьского района Амурской области создали свою строительную бригаду. На ремонте и оборудовании животноводческих помещений эта бригада выполняла по две нормы в день. В колхозе "Красный ключ" Тамбовского района 11 пожилых колхозниц организовали звено ветеранов и пропалывали колхозные поля. 1 июля 1941 г. на всю область прозвучал призыв колхозниц зоны Тамбовской МТС: "Колхозницы! Овладевайте трактором и комбайном!"1.

 

3 июля 1941 г. газета "Красное знамя" опубликовала обращение колхозников рыболовецкого колхоза "Авангард" ко всем женщинам-рыбачкам Приморского края с призывом освоить мужские профессии2. Уже в июле 1941 г. "Амурская правда" сообщала о движении женщин за овладение мужскими профессиями: "...Ширится движение патриоток. Колхозницы, работницы МТС, женщины-служащие овладевают тракторами, комбайнами, автомобилями"3. В сообщении газеты "Советский Сахалин" о самоотверженном труде женщин Восточно-Сахалинского района говорилось: "Свои патриотичные слова наши женщины подкрепляют славными делами. Колхозницы артели "Южная Тымь" организовали две рыболовецкие бригады и целыми сутками не возвращаются из моря, давая стране десятки тонн рыбной продукции"4. "Все женщины национального колхоза "Новый быт" работают на ловле рыбы наравне с мужчина-

 

 

Арефьева Ирина Александровна - кандидат исторических наук, доцент Дальневосточного института-филиала РАНХ и ГС при Президенте РФ.

 
стр. 122

 

ми, отдельные дни они выполняют производственное задание до 500%. Сверх плановых неводов женщины бригады устанавливают контрольные сетки, что намного увеличивает добычу рыбы"5.

 

Важной поблемой стала замена ушедших на фронт сельских механизаторов. Материалы использованных источников свидетельствуют о том, что обновление состава трактористов и комбайнеров было связано с систематическими призывами юношей в армию, а также текучестью женских механизаторских кадров. В постановлении партийно-комсомольского собрания "О задачах партийной и комсомольской организации в условиях ВОВ" от 15 сентября 1941 г. констатировался факт неудовлетворительного состояния подготовки кадров, особенно среди женщин6. Женщины просили зачислить их на курсы комбайнерок: "Мы, женщины, так решили - каждая должна уметь управлять трактором и комбайном. По вечерам учимся на курсах". Повсеместно в МТС, колхозах и совхозах началась подготовка женщин-механизаторов. Выделяли специальные помещения, учебники, преподавателей. Так, в Хабаровском крае за 4 военных года было подготовлено 14 тыс. трактористов. При условии сохранения этого контингента на каждый трактор приходилось бы по 4 человека. Но в среднем по полученной специальности оставалось трудиться лишь 50 - 60 % лиц, изучавших технику7.

 

Трудная обстановка в сельском хозяйстве Дальнего Востока осложнилась уже в первые месяцы войны. На первый план выдвинулось значение женского труда. Женские трудовые звенья вступили в социалистическое соревнование за высокие урожаи. "С тех пор, как начались соревнования, женщины, кажется, потеряли покой, - писал дальневосточный автор В. Гринько. - Готовясь к севу, они с рассвета до темноты возили в поле навоз, собирали лозу и куриный помет, готовили инвентарь. Не хватало семян картофеля и овощей - решили помочь семенами со своего двора. Обрезали верхушки картофеля, кто сколько мог, и приносили. Посеяли, хороший урожай собрали"8.

 

Десятки тысяч женщин Приамурья заменили ушедших на фронт мужей, отцов, братьев самоотверженно трудились в тылу. Об их трудовых подвигах часто писала "Амурская правда". В Амурской области процент мужчин к числу трудоспособных колхозников в 1941 г. составил 56,7, а в 1945 г. - 23,49. Женщины освоили все сельскохозяйственные профессии, в том числе тракториста, комбайнера. Они работали днем и ночью. Начинали, когда солнце еще не встало, и так до полуночи. "На "универсале" (так назывались тракторы - И. А.) норма была по 11 га, а женщины засевали по 30 га. Зимой отгоняли трактора в машинно-тракторные станции на ремонт, приходилось заводить их на морозе - женщины и это делали. Как и когда возвращались домой уже и не помнили... Только старые механизаторы способны представить, что такое завести трактор зимой..."10 - писал Л. Ф. Петраш. Уже к августу 1941 г. на курсах трактористок обучалось 2619 девушек, а комбайнеров - 118411.

 

27 сентября 1941 г. вышло Постановление бюро Камчатского обкома ВЛКСМ "О подготовке женщин-трактористок", в котором содержалось предписание организовать подготовку и выпуск обучавшихся трактористок до 25 сентября 1941 г., взять на персональный учет всех обученных женщин-трактористок и принять все меры для закрепления их на работе по специальности до 15 октября 1941 года.

 

Наибольшее число трактористок на Дальнем Востоке было подготовлено в самый разгар войны - в 1943 - 1944 годах. Необходима была сельскохозяйственная продукция, поэтому подготовке механизаторских кадров уделялось огромное внимание. В 1942 г. было подготовлено 179 % специалистов из числа женщин-колхозниц по отношению к предыдущему году, а в 1943 г. - 174,5 %. Женщины работали от зари до зари: пахали, сеяли, убирали урожай, овладели и другими необходимыми профессиями: работали в качестве слесарей, на косилках и т.п.

 
стр. 123

 

Массовая подготовка механизаторских кадров началась еще в последних числах июня 1941 г. одновременно со всеобщей мобилизацией на фронт. В основе ее лежало патриотическое движение женщин за замещение ушедших на войну мужчин. Для уборки хлеба на поля вышли подростки, школьные учителя (женщины, за редким исключением), женщины-домохозяйки.

 

В отчете о ходе выполнения Постановления VI пленума Хабаровского крайкома ВКП(б) по вопросу политической агитации говорилось, что именно женщины-колхозницы изначально выступили с инициативой об увеличении минимума трудодней в году: для женщин - до 200 и для мужчин - до 300- 350. Предложение было принято колхозниками12. Также в отчете было указано, что основным слушателем у агитаторов в дальневосточных селах в 1942 г. была женщина-колхозница, и агитпункты стали строить свою работу в расчете на нее. В результате бесед с женщинами повысилась трудовая дисциплина, все они стали выходить на работу. Женщины организовывали сбор посылок в действовавшую Красную армию, собирали мясо, масло, сало, другие продукты, теплые вещи, сами шили ватные брюки и фуфайки, укладывали все собранное в разные посылки и отправляли на фронт13.

 

В Селемджинском районе в результате агитационной работы на 1 декабря 1942 г. на производстве было занято 2 тыс. женщин, большинство из них впервые пришли на производство, заменив ушедших в РККА мужчин. На рудниках женщины составляли до 62% всех работавших. Помимо партийно-массовой политической работы, направленной на то, чтобы женщины освоили профессии, к каждой из них прикреплялся бригадир, мастер; кроме того, были созданы краткосрочные курсы, стахановские школы и т.д.

 

"В связи с уходом в Красную Армию значительной части руководящих колхозных и механизаторских кадров, надо организовать подготовку кадров председателей и бригадиров колхозов, трактористов и комбайнеров, смело выдвигая на эту работу женщин," - говорилось в докладе секретаря Приморского обкома ВКП(б) "О задачах партийной организации края в условиях ВОВ" от 22 ноября 1941 года14. Однако в некоторых местностях с занятием женщинами должностей председателей колхозов дело обстояло неблагополучно. В Приморском крае к концу 1943 г. в этой должности работало всего лишь 12 женщин15.

 

В годы войны усилилась необходимость рациональной расстановки рабочих рук на всех участках колхозного производства. Широкое внедрение бригадно-звеньевой организации труда, в том числе и среди колхозниц, позволяло дальневосточным сельхозартелям более эффективно использовать свои сократившиеся трудовые ресурсы. В 1941 г. в колхозах региона действовало 4,2 тыс. звеньев, а в 1944 г. - 4,4 тысячи16. Согласно Постановлению Совета Народных Комиссаров СССР и Центрального Комитета ВКП(б) от 13 апреля 1942 г. мобилизации на сельскохозяйственные работы из числа трудоспособного населения и служащих подлежали лица мужского пола в возрасте 14 - 55 лет и женского 14 - 50 лет. От мобилизации освобождались женщины, имевшие грудных детей и детей до 8-ми лет, в случае отсутствия других членов семьи, обеспечивавших уход за ними17.

 

Для увеличения продовольственных ресурсов СССР пошел на организацию спецпереселений. 13 апреля 1942 г. СНК СССР и ЦИК ВКП(б) приняли постановление "О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем Востоке"18, в соответствии с которым на Дальний Восток были переселены семьи рыбаков и созданы рыболовецкие колхозы. Однако плановые переселенцы прибыли сюда только в 1943 году. Всего переселилось около 3 тыс. семей, 2,1 тыс. из них проследовали на Камчатку. Переселения для работы в рыбной промышленности Дальнего Востока, тем не менее, не могли компенсировать отток населения из этого региона, связанный с выездом семей военнослужащих.

 
стр. 124

 

В свою очередь Постановление СНК СССР и ЦИК ВКП(б) N 508 от 13 апреля 1942 г. "О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней"19 внесло ряд изменений в положение об обязательном минимуме трудодней, введенном до войны. В частности, почти в 1,5 раза (до 100 - 150 трудодней) был увеличен их обязательный минимум20. Предполагалось привлекать к ответственности колхозников, которые не выработали обязательный минимум трудодней. Они должны были предаваться суду и по его приговору отправляться на исправительно-трудовые работы на срок до 6 месяцев с удержанием оплаты до 25 трудодней в пользу колхоза. Трудоспособные колхозники и колхозницы, не выработавшие в течение года обязательного минимума трудодней, считались выбывшими из колхоза потерявшими права колхозника и лишались приусадебного участка. Кроме того подлежали ответственности и председатели колхозов, которые по каким-либо причинам не предавали суду колхозников, не выработавших без уважительных причин обязательного минимума трудодней21.

 

Результаты введения этого постановления не заставили себя долго ждать. Высокий прирост трудодней показали трудоспособные женщины, представлявшие основную рабочую силу в колхозах. Однако данное обстоятельство не было обусловлено боязнью привлечения к ответственности за неисполнение предписаний властей, скорее, это стало следствием общего подъема патриотизма советских тружениц, желавших своим трудом внести вклад, приблизить день Великой Победы над фашизмом. Колхозницы Дальнего Востока СССР призвали подтвердить и выполнить ранее взятые обязательства выработать на каждого трудоспособного 300 трудодней и на подростка - 15022. Женщины увеличивали выработку трудодней год от года, и к 1943 г. доля выработки трудодней женщинами в Хабаровском крае превысила соответствующие показатели 1941 г. на 135%23. Среднегодовая выработка трудодней дальневосточными колхозницами возросла с 1941 по 1944 г. более, чем на 30 %, а количество зерна, начисленного на трудодень за это же время сократилось более, чем в 2 раза - до 0,5 кг24. Причем, многие колхозы, после завершения расчетов с государством, выполнения дополнительных обязательств по усилению помощи фронту, засыпки страховых фондов не могли выдавать колхозникам начисленные на трудодни продукты. В создавшихся условиях возросла роль личных подсобных хозяйств, более того, они нередко являлись внутренним источником пополнения общественных семенных фондов, поголовья колхозных ферм, а также резервом продовольственной помощи фронту.

 

"В дни уборки урожая и заготовки кормов участвовали все албазинцы, а не только колхозники. Учителя, работники культуры - в основном женщины - после своего рабочего дня помогали убирать урожай картофеля и овощей и работали на зерновом дворе. Ученики младших классов часто собирали на поле колоски, оставшиеся после уборки урожая", - писала М. Н. Лобанова25. Нередко женщины были заняты и в промышленности и в сельском хозяйстве одновременно. В октябре 1942 г. была проведена агитационная работа на 18 рыбокомбинатах Дальнего Востока. До 6 тыс. женщин-работниц приняли решение перерабатывать рыбную продукцию, а после этого выходить на сельхоз-работы в пригородное хозяйство рыбокомбината и в колхозы.

 

Задача дальнейшего развития сельского хозяйства была поставлена в статье секретаря Хабаровского краевого комитета партии Боркова, опубликованной в "Правде": "Женщину - слушательницу курсов трактористов и комбайнеров следовало использовать и на ремонте техники"26. ЦК ВКП(б), в свою очередь, поставил перед партийными организациями задачу добиться массового участия тружеников сельского хозяйства во Всесоюзном социалистическом соревновании. На Дальнем Востоке соревновались Приморский и Хабаровский края. Большинство женщин-механизаторов участвовало в индивидуальном со-

 
стр. 125

 

ревновании. В Хабаровском крае из 1040 трактористок соревновались 928, в Амурской области - 733 27.

 

С целью организации социалистических соревнований в крае проводились агитационные собрания. Тут же, на собраниях создавались десятки новых бригад. Непременным условием участия в соревнованиях являлось обязательство беречь свои машины как боевое оружие. 449 трактористок выполнили и перевыполнили производственное задание. 20 из них ЦК ВЛКСМ наградил значком "Лучшая трактористка Советского Союза". 15 трактористок получили значок НКЗ СССР "Отличник социалистического сельского хозяйства"28. По итогам сбора урожая, окончания сельскохозяйственных работ 1942 г. и результатам социалистического соревнования многие колхозницы были удостоены звания лучшей трактористки Советского Союза.

 

На основании постановления Бюро обкома ВКП(б) и облисполкома от 5 января 1943 г. "Об итогах социалистического соревнования школ Амурской области на сельскохозяйственных работах 1942 г."29 были предусмотрены награды женщинам-педагогам - директорам и заведующим школами, учителям, секретарям школьных комсомольских организаций за отличную организацию учащихся на сельскохозяйственных работах, умелое руководство школьными отрядами, правильную организацию труда и т.п. Тем самым была оказана посильная и крайне необходимая помощь трудом учащихся подростков и учителей дальневосточному селу в проведении сельскохозяйственных работ в сезон 1942 г., в результате чего фронт и тыл были обеспечены продуктами питания30. Весной 1943 г. в стране началось Всесоюзное социалистическое соревнование работников промышленности, транспорта, сельского хозяйства. В это время на полях Амурской области работали 733 трактористки. По итогам года государству продали на 3 млн. 520 тыс. пудов хлеба больше, чем в довоенном 1940 г., в результате чего колхозы рассчитались с государством досрочно31.

 

На основании приказа Областного земельного отдела и политического сектора "Об организации женских транспортных бригад в МТС области" от 26 марта 1943 г.32 перед руководством колхозов и совхозов была поставлена задача создать в каждой МТС не менее одной женской тракторной бригады во главе с опытной трактористкой. К началу весеннего сева большинство дальневосточных сел с этой задачей справилось.

 

Тем не менее, кадровая и плановая работа не всегда приносила ожидаемые результаты. Во многих уголках края дефицит рабочей силы был особенно ощутим. В Приморском крае в 1942 г. в колхозах осталось трудоспособных мужчин - 50,2%, женщин - 94,3 % от числа работавших здесь в 1941 году. Количество тракторов в МТС сократилось на 18 %, грузовых автомашин - на 30 %. Как и другие области, Дальневосточный край испытывал недостаток семян. Отставание в производстве сельхозпродукции пытались компенсировать за счет развития других отраслей народного хозяйства, традиционных промыслов. Охотники заготавливали шкурки белого и голубого песца, черно-бурой и рыжей лисицы, горностая, выдры, морского бобра, морского котика и других пушных зверей, которые шли на пополнение валютного фонда страны. Место ушедших на фронт охотников заняли подростки, женщины, старики-колхозники. В Камчатской области было создано 107 комсомольско-молодежных бригад охотников, в том числе 16 - женских. Охотничьим промыслом занимались около 1500 юношей и девушек. Заготовка пушнины в войну на Камчатке увеличилась в два раза33.

 

Подготовка механизаторских кадров в МТС Приморского края шла достаточно успешно. Число фактически обучавшихся механизаторов превысило план ожидаемого набора. Однако группы обучающихся тракторных бригад, механиков, шоферов и особенно комбайнеров не были укомплектованы в соответствии с планом. Зато трактористов, ремонтных рабочих, обучалось почти в 1,5

 
стр. 126

 

раза больше, чем было предусмотрено. По всем специальностям шла подготовка женщин. Они составили почти половину обучающихся трактористов (49,9 %), механиков (46,6 %), одну треть комбайнеров (33,9 %), большинство тракторных бригад также были женскими - 75 %. А вот среди обучавшихся шоферов, ремонтных рабочих женщин было намного меньше, чем мужчин - 11 и 19,3 % соответственно. В совхозах дело с подготовкой механизаторских кадров обстояло намного хуже, чем в МТС. В совхозах их доля составила лишь 50,8 % от планировавшегося набора. Женщин набрали лишь на курсы трактористов - 33,9 % от всех обучавшихся. По всем другим необходимым специальностям в совхозах Приморья обучались только мужчины.

 

Тем не менее, как свидетельствуют изученные архивные материалы, на курсы механизаторов сельского хозяйства были мобилизованы в основном женщины34. В докладной записке Амурского обкома ВЛКСМ обкому ВКП(б) "Об участии комсомольцев и молодежи Амурской области в подготовке к весеннему севу" от 11 февраля 1944 г.35 было отмечено, что женские молодежные бригады работали и на ремонте тракторов, сеялок, культиваторов. В Бузулинской МТС Свободненского района по-боевому работала женская тракторная бригада. Когда был закончен ремонт своих тракторов, стали помогать другим бригадам36.

 

В нескольких областях и особенно колхозах Дальнего Востока, где вскоре после разгрома фашистской Германии развернулись военные действия против Японии, среднегодовая выработка трудодней у женщин-колхозниц увеличилась по сравнению с 1944 г. почти на 5 % и составила 138 % к уровню в 1940 года. Начиная с 1944 г., сельское хозяйство вновь стало набирать силу. Колхозы, МТС, совхозы начали восстанавливать производственные фонды, посевные площади, нарушенную в войну культуру земледелия. Это было характерно для сельского хозяйства страны в целом и Дальнего Востока в частности. Газета "Камчатская правда" 8 марта 1945 г., подводя своеобразные итоги прошедших военных лет, в передовой статье констатировала факт небывалой трудоспособности женщин Камчатки в годы войны. В частности, было отмечено, что женщины выращивали на полях урожай, организовывали соцсоревнования в сельском хозяйстве и выигрывали их в военное время37. "Амурская правда" опубликовала на своих страницах материалы, свидетельствовавшие об отношении женщин-дальневосточниц к бойцам РККА, а именно письмо бойцов Красной армии о помощи села Березовка раненым от 31 августа 1945 года. В нем было написано: "Раненые отправлялись в госпиталь через село, сотни колхозниц вышли из хат с продуктами и цветами. Женщины встречали раненых как своих родных детей. Они приглашали их к себе домой, угощали молоком, яйцами, свежими овощами... У многих бойцов слезы радости появились на глазах"38.

 

Однако даже при условии интенсивного привлечения домохозяек, подростков, лиц пожилого возраста к производственной деятельности, восполнить число людских потерь в сельском хозяйстве не представлялось возможным. В 1940 г. в Дальневосточном регионе насчитывалось 134,8 тыс. трудоспособных колхозников, а в 1941 г. - 123,8 тыс., в 1942 - 101,7 тыс., в 1943 - 90,1 тыс., в 1944 - 86,5 тыс., в 1945 г. - 83,9 тыс. человек39. В Приморском крае на 1 января 1941 г. было около 30 тыс. колхозных дворов и более 72 тыс. чел. трудоспособного населения, а в 1946 г. - 27 тыс. дворов и 47 тыс. чел. (то есть население колхозов уменьшилось почти на 25 тыс. человек). В 1941 г. в колхозах Приморского края проживало более 27 тыс. мужчин, а в 1946 г. только 11 тысяч40.

 

Война сильно ослабила сельское хозяйство. Это явилось одной из причин его существенного послевоенного отставания. Но все же, все годы войны фронт и страна снабжались необходимым минимумом продуктов и сельхозсырья. Огромный вклад в обеспечение экономической победы над врагом внесли труже-

 
стр. 127

 

ницы сельского хозяйства Дальнего Востока. Самотверенный труд женщин послужил основной предпосылкой решения многих проблем в годы Великой Отечественной войны.

 

Примечания

 

1. НОВИКОВ Н. К. Труженики амурского села фронту. Амурцы в Великой Отечественной. Благовещенск. 1976, с. 57 - 58.

 

2. Красное знамя. 3.VII.1942, N 156.

 

3. Амурская правда. 15.VII.1941, N 164.

 

4. Советский Сахалин. 24.VII.1942, N 172, с. 4.

 

5. Социалистическое строительство на Сахалине (1925 - 1945). Южно-Сахалинск. 1967, с. 518 - 519.

 

6. Государственный архив Амурской области (ГААО), ф. 393 (43), оп. 1, д. 8, л. 62 - 63.

 

7. Государственный архив Хабаровского края (ГАХК), ф. П-35, оп. 1, д. 2031, л. 11.

 

8. ГРИНЬКО В. У каждого была своя война... Дальневосточники на фронте и в тылу 1941- 1945 гг. Благовещенск. 2006, с. 212.

 

9. ОМЕЛЬЧАК В. П. Женщины Приамурья в годы ВОВ. Благовещенск. 2005, с. 114.

 

10. ПЕТРАШ Л. Ф. Женщины тыла. Амурчане - участники боевых сражений и труженики тыла 1941 - 1945 гг. Благовещенск. 2005, с. 116 - 117.

 

11. НОВИКОВ Н. К. Ук. соч., с. 61.

 

12. ГАХК, ф. П-35, оп. 3, д. 160, л. 19 - 20.

 

13. Там же, л. 21.

 

14. Государственный архив Приморского края (ГАПК), ф. П-68, оп. 1, д. 309, л. 22 - 54.

 

15. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 21, оп. 1, д. 41, л. 83 - 85.

 

16. ГАПК, ф. Р-194, оп. 7, д. 378, д. 40; ф. 131, оп. 7, д. 13, л. 1об.; ГАХК, ф. 99, оп. 2, д. 224, л. 1об.; д. 329, л. 2об.

 

17. ГАХК, ф. П-35, оп. 1, д. 1086, л. 25.

 

18. Директивы КПСС и Советского правительства по хоз. вопросам. Сб. документов. Т. 2. М. 1957, с. 19.

 

19. Важнейшие решения по сельскому хозяйству за 1938 - 1946 гг. М. 1948, с. 310 - 311.

 

20. ГАХК, ф. П-35, оп. 1, д. 1086,. л. 28.

 

21. Там же, л. 30.

 

22. ГААО, ф. П-1, оп. 15, д. 38, л. 58 - 63об., 66.

 

23. АНИСКОВ В. Т. Колхозное крестьянство Сибири и Дальнего Востока - фронту. 1941- 1945 гг. Барнаул. 1966, с. 137.

 

24. ИКОННИКОВА Т. Я. Колхозы ДВ в годы ВОВ 1941 - 1945. Автореф. канд. дисс. М. 1983, с. 15.

 

25. ЛОБАНОВА М. Н. Труд албазинцев в годы Великой Отечественной войны. Дальневосточники на фронте и в тылу 1941 - 1945 гг. Благовещенск. 2006, с. 141.

 

26. ГААО, ф. П-1, оп. 13, д. 100, л. 78 - 79.

 

27. Государственный архив социально-политической истории (ГАСПИ), ф. 17, оп. 43, д. 1388, л. 222; ф. 21, оп. 1, д. 41, л. 83 - 85; ф. 112, оп. 4, д. 65, л. 87; д. 78, л. 76; д. 146, л. 7.

 

28. Там же, ф. 112, оп. 4, д. 78, л 76.

 

29. Амурская область в годы ВОВ: 1941 - 1945 гг. Благовещенск. 1976, с. 193.

 

30. ГААО, ф. П-1, оп. 13, д. 142, л. 9 - 10 об.

 

31. НОВИКОВ Н. К. Ук. соч., с. 69.

 

32. Амурская область в годы ВОВ, с. 224.

 

33. ГЛУСКИН И. Н. Подвиг трудящейся Камчатки в годы ВОВ. Петропавловск-Камчатский. 1959, с. 25.

 

34. ГАПК, ф. П-68, оп. 5, д. 19, л. 6 - 7.

 

35. Амурская область в годы ВОВ, с. 281.

 

36. ГААО, ф. П-1, оп. 15, д. 52, л. 198 - 199.

 

37. Камчатская правда. 8.III.1945, N 47.

 

38. Амурская правда. 31.VIII.1945, N 173.

 

39. АРУТЮНЯН В. Ю. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. М. 1963, с. 392.

 

40. ГАПК, ф. П-68, оп. 4, д. 135, л. 32.

Опубликовано 25 февраля 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама