Рейтинг
Порталус


ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ

Дата публикации: 23 февраля 2021
Автор(ы): В. Л. ПРОХОРОВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: СЕМЬЯ, ДОМ, ЛАЙФСТАЙЛ
Номер публикации: №1614082491


В. Л. ПРОХОРОВ, (c)

Ряд дореволюционных1 и современных2 исследователей определяют несколько этапов благотворительной деятельности в России. Нам ее основные этапы представляются в таком виде: I этап - до IX века - догосударственный; II этап - IX-конец XVII столетия - княжеско-церковный; III этап - рубеж XVII-XVIII веков - до реформы 1861 года - государственный; IV этап -1861 г. -начало XX в. - общественное, частное призрение.

Первый - догосударственный - этап приходится на период формирования и появления у восточных славян простейших форм помощи и взаимопомощи. Его социогенез связан с первобытной культурой, возникновением потребности в поддержке, взаимовыручке, защите, зарождением соответствующего направления предметно-смыслового осознания социальной реальности, его начальными, ранними стадиями. Он синхронен славянскому язычеству, языческой общности, общинным нормам отношений, поведения, ценностей и характеризуется культовыми видами помощи, расширением внутриродового социального пространства, общинно-родовыми формами поддержки, складыванием принципов взаимовыручки, отличающих соседскую общину.

Изначально общинные институты взаимопомощи членов общин существовали на Руси еще в дохристианский период: дети должны были уважать и обеспечивать в старости своих родителей, родители обязаны выдавать замуж дочерей, чтобы они не оставались девами, иначе забота о стариках ложилась на общину. Член общины мог рассчитывать на материальную помощь от нее при стихийном бедствии и несчастном случае3 .

В общинно-родовых отношениях оказание помощи было связано с сакральными традициями, обычаями отцов, дедов, воспринятыми еще до принятия христианства. После же принятия христианства на Руси они обогащались опытом, традициями и новациями, связанными с развитием отношений с Византией, всем христианским миром и расширением их влияния на Древнюю Русь.

II этап - IX - конец XVII столетия - княжеско-церковный, когда помощь исторически обусловливалась меняющейся социокультурной средой, разрушением и преодолением родоплеменных отношений; утверждением раннефеодальной государственности у восточных славян, принятием христианства и появлением в связи с этим двоеверия4 . Зародилось княжеское благотворение, нищелюбие (княжение Владимира Святославовича - 980 - 1015 гг.). Оформились их организационные формы, на духовенство было возложено по Уставу 996 г. попечение и надзор над общественным призрением.

Появилась первая официальная институализированная форма церковно-монастырской поддержки и приходской системы защиты нуждающихся. Происходил дальнейший поиск методов социальной политики в отношении субъектов, не связанных родовыми отношениями. Церковь стала выразителем не только новой государственной идеологии, политики, но и такой философии помощи, поддержки, защиты, основой которой являлись устои и традиции христианского милосердия.


Прохоров Владимир Львович- доктор исторических наук, профессор Московского государственного социального университета.

стр. 158


В длительном процессе развития общества совершенствовались, обогащались новым содержанием и формы проявления христианской благотворительности. Утверждение этой социально-исторической особенности как новаторской тенденции и самобытной ипостаси эпохи отразили классические произведения древнерусской литературы: "Поучение" Владимира Мономаха, "Моление Даниила Заточника", а также подготовленные для вел. кн. киевского Святослава Ярославовича (1073 - 1076) "Изборники" 1073 г. и особенно 1076 года5 , в котором обнаруживаются начальные основы "теории милостыни", "теории милосердия". Именно эти произведения свидетельствовали о первых попытках осознания социальной значимости проблем помощи, поддержки в древней Руси. Монголо-татарское нашествие на Русь приостановило развитие традиций милосердия и благотворения. В тяжелых условиях ига, пережитого славянскими народами, трудно было заниматься общественным призрением.

Однако, тогда формируются основные направления церковно-монастырской и государственной практики, а также частной благотворительности, ставшей одним из первых векторов эволюции общественного сознания. Частное благотворение получило широкое распространение. Деловые люди древней Руси не только раздавали милостыни, устраивали трапезы для нищих, но чаще всего вкладывали землю или деньги в монастыри, в строительство часовен, трапезных, церквей и др.

Стоглавый собор заложил в 1551 г. идею российского государственного призрения и предпринял попытку регулировать эту практику. С принятием в 1649 г. Соборного уложения появились новации и в сфере благотворительности. С одной стороны, подход к различным группам населения, нуждающихся в помощи, стал более конкретным, а с другой - создаются зачатки государственной, светской организации помощи. Впрочем до указа царя Федора Алексеевича, принятого в 1682 г., благотворительность продолжала оставаться прерогативой церкви: духовенство всецело сосредоточило в своих руках дело благотворения: все благотворительные заведения, учреждения основывались исключительно при церквах и монастырях. Церковно-монастырское призрение явилось основой генезиса и дальнейшего развития государственной системы российского призрения.

Непоследовательность в государственной политике, попытки только законодательным путем решать острые общественные проблемы, например, в условиях голода, эпидемий, других социальных катаклизмов, не могли дать ожидаемого социального эффекта, преодолеть профессиональное нищенство, Именно указ 1682 г. положил начало строительства официальных государственных заведений призрения, дифференциации категорий нуждающихся, в нем предлагаются определенные меры социальной деятельности, прежде всего по борьбе с нищенством: частной и монастырской благотворительности, организации ремесленных училищ для малолетних, специальных полицейских учреждений. При этом предпочтение отдавалось закрытым формам призрения, что объяснялось стремлением урегулировать это дело, противоположное безразборчивой раздаче милостыни. В дальнейшем эти направления - частное и государственное - развивались параллельно.

Государственный этап (рубеж XVII-XVIII века - до реформы 1861 г.) был отмечен некоторыми важнейшими вехами, тенденциями и закономерностями. По мере ограничения властных церковных функций, секуляризации церковных земель6 государство сосредоточивало в своих структурах обязанности и работу по контролю за сферой благотворения. В этих условиях образуются и развиваются новые подходы, в частности, применение так называемого "остаточного принципа" к решению актуальных социальных вопросов. Были определены основы государственного и общественного призрения.

Петр I осуществил комплекс актуальных мер по государственному регулированию социальных конфликтов, заложил основные начала государственного общественного призрения. В числе главных направлений стало: более четкое определение и расширение категорий россиян, лишенных средств к жизни. Это получило отражение, например, в указах 1712 и 1724 годов7 . Первый был посвящен устройству в губерниях страны "госпиталей" для увечных и престарелых, не имеющих возможности трудом обеспечивать себе пропитание, а во втором - впервые ставился вопрос о переписи призреваемых с целью упорядочения работы с различными их слоями. Социально дифференцированное отношение к новым разрядам нуждающихся проявилось, например, в том, что различные меры призрения были адресованы военным за длительную службу, которым назначались за их особые заслуги пенсия или инвалидное содержание. Определилось четкое и весьма прагматичное нравственное отношение к умалишенным - как к бесполезным и опасным членам общества.

К главным направлениям относилась и борьба с нищенством, сочетавшаяся с репрессивной политикой "вразумляющего принуждения". 1 февраля 1720 г. был издан указ о строительстве в Москве госпиталя для "зазорных" (незаконнорожденных) детей. Петр Великий одним из первых среди русских государей принял участие в их судьбе. Ранее - в 1706 г. близ Новгорода - был

стр. 159


открыт первый в России приют для детей. На его содержание император выделил средства, получаемые с монастырских вотчин, в последующем повелел учредить в городах госпитали для незаконнорожденных, а затем и строить общие сиротские дома.

Образованная при нем система централизованного и местного управления призрением включала следующие основные структуры: центральные органы - Патриарший и Монастырский приказы, с 1712 г. - Святейший Синод, а с 1724 г. - Камер-контора; во владельческих селениях - помещики; старосты и сотские - в селениях со свободным населением. Продолжался поиск новых источников для финансирования общественного призрения - увеличился сбор венечных денег; контроль за продажей восковых свечей; установлены вычеты из жалования на госпитали; монахини обучались ремеслам, получаемые средства обращались на общественные, а не на личные нужды (подаяния при церквах - на госпитали; штрафные деньги с раскольников)8 .

Для Петра I было характерно стремление ограничить роль церкви в социальной политике России. Государственным светским структурам - городским и губернским магистратам, финансовому ведомству, в деревнях - помещикам, на свободных землях - старостам было передано призрение бедных и немощных. В эпоху петровских реформ, как и при его преемниках, еще не существовало сколько-нибудь действенной государственной системы социального призрения и обеспечения. Объективные условия для реорганизации всей социальной сферы начинают складываться только во 2-й половине XVIII столетия.

Послепетровская эпоха отмечена продолжением преемниками Петра I его курса, прежде всего в плане преследования нищенства. Как определенный социальный "нонсенс", новация для своего времени, выделяется в деятельности Петра III впервые объявленная им забота о судьбе умалишенных (распоряжение о строительстве для них специальных домов). Происходила и дальнейшая трансформация - постепенное оформление административно-государственных схем, подходов к общественному и частному призрению, превращению его в соответствующую систему и более цивилизованную форму благотворительности.

Ее ведущими слагаемыми являлось: формирование государственного патронажа - территориальных институтов помощи, поддержки нуждающихся, контроль за этой деятельностью, конфетные адресные социальные меры в отношении различных групп и слоев населения, создание основ законодательного механизма упорядочения, регулирования отношений между общественными и частными институтами защиты, призрения, отдельными субъектами, категориями населения и государством.

Ко второй половине XVIII в. начинает складываться социальная политика, сочетающая охрану сословных привилегий высших слоев общества и помощь обездоленным. Постепенно переходят от нищелюбия к более действенным формам и методам помощи призреваемым. В процессе зарождения государственных форм призрения создаются различные социальные учреждения. Условно можно выделить два основных вида: с одной стороны, призрение: назначение и выдача пособий, пенсий, раздача "кружечных" денег, обеспечение профессией, земельными наделами и др., а с другой закрытое призрение - аптеки и богадельни, больницы и дома для неизлечимых больных, дома работные, инвалидные, служебные, смирительные, сиротские, народные школы и приюты.

При Екатерине II в стране создаются государственные структуры по организации и управлению учреждениями призрения, издаются новые законодательные акты. Принципиальное значение имели принятые 7 ноября 1775 г. "Учреждения для управления губерний", которыми впервые законодательно устанавливалась государственная система общественного призрения - "для всех гражданских сословий", предусматривалось создание Приказов общественного призрения в 33 губерниях под председательством гражданских губернаторов, дворянской опеки, сиротских судов.

Как институт поддержки и контроля, Приказы общественного призрения занимались организацией школ, сиротских домов, аптек, больниц, богаделен, домов для неизлечимых больных, сумасшедших, работных домов, где бедные могли заработать на пропитание, смирительных домов для исправления "порочных людей"9 . На каждую губернию выделялось по 15 тысяч рублей из государственной казны. Увеличить этот капитал призваны были пожертвования, поощряемые императрицей. Вводились сословные разряды: дворянство, духовенство, купечество, мещанство, крестьянство; каждое сословие на правах самоуправления обязано было заботиться об организации помощи своим нетрудоспособным членам.

Рожденные губернской реформой 1775 г. и по содержанию своей деятельности являясь органом всесословным, Приказы общественного призрения занимали своеобразное место в новой системе местной власти. Выполняя функции административно-политического надзора за населением, они одновременно были призваны оказывать содействие, помощь нищим и увечным, калекам и инвалидам, незаконнорожденным детям, а вместе с тем осуществлять и карательные обязанности и акции по отношению к отдельным социальным слоям.

стр. 160


Их финансовая деятельность, в соответствии с постановлениями 1781 г., 1785 г.10 , предполагала кроме частной инициативы и поддержку казной. Министерства внутренних дел и полиции, осуществлявшие надзор за приказами с 1810 г., поощряли их самостоятельную коммерческую деятельность. Им разрешались различные хозяйственные, имущественные операции (сдача в наем лавок и домов, кузниц и мельниц, садов и огородов, сенокосов и др.; поощрялись добыча торфа, распиловка бревен, продажа дров, торговля игральными картами, открытие суконных фабрик и т. д.)11 .

Кроме своей основной задачи - призрения-приказы, выполняя функции губернских кредитных учреждений, располагали и частным капиталом, поступавшим от частных лиц, различных обществ, учебных и богоугодных заведений и вкладов.под проценты в банки. Капиталы приказов, находившиеся в Комиссии погашения государственных долгов в Государственном заемном банке, в сохранной казне, Коммерческом банке, дали в 1825 г. чистого дохода 1 миллион рублей12 . Привлечение к участию в благотворительности материально обеспеченных слоев населения способствовало сокращению расходов на содержание личного состава учреждений призрения, более рациональному использованию, сбережению благотворительных средств.

Тенденция роста частной и общественной благотворительности имела в России свои особенности. Первым благотворительным обществом стало учрежденное Екатерины II в 1764 г. "Общество воспитания благородных девиц", деятельность которого определялась специальным Уставом13 .

В филантропические функции созданного в 1765 г. Вольного экономического общества (ВЭО) входили организация сельскохозяйственных школ и училищ, опытных хуторов, помощь крестьянам в освоении передовых приемов агротехники, проведение конкурсов на лучшие проекты устройства их жизни, обследование крестьянских семей, оказание им материальной помощи, особенно в голодные и засушливые годы и т. д.

Одни благотворительные общества работали самостоятельно, по собственной программе, другие - Императорское Человеколюбивое общество, учреждения императрицы Марии, связанные с императорской фамилией, получали от государства дополнительные преимущества: частичное финансирование, индивидуальное поощрение, различные льготы и т. д. Только Человеколюбивое общество, одно из первых благотворительных обществ в России, содержало к концу XIX в. 225 различных благотворительных учреждений (богаделен, больниц, общежитий, школ и др. с числом обслуживающего персонала свыше 6 тысяч человек)14 .

Еще в XVIII в. оформилась государственная законодательная практика социальной помощи. С принятием на основе законодательных актов Екатерины II 7 ноября 1775 г. Устава общественного призрения, подтвержденного в дальнейшем - 1 января 1864 г. и 12 июня 1890 г., был определен перспективный курс в работе с богоугодными и общественными заведениями (сиротскими, воспитательными, работными домами, больницами, домами призрения для умалишенных, богадельнями и т. д.)15 . С различными коррективами и в различных редакциях этот курс служил системе благотворения вплоть до советского времени.

Екатерининские меры по организации общественного призрения привели к созданию новых структур, целой сети благотворительных учреждений, весьма стабильной системы, в общих контурах сохранившейся до наших дней. Вместе с тем она не могла удовлетворить основные потребности населения, так как имела существенные недостатки. Сказывалось, например, отсутствие центрального органа управления и связанный с этим "разнобой" в работе, хроническая нехватка средств, недостаток квалифицированных кадров. В большом и пестром спектре благотворительных учреждений смешивались разнородные задачи и цели (школьное образование, медицинское обслуживание, воспитание детей, трудовая помощь, разнообразие форм открытого и закрытого призрения), имели место лихоимство, бюрократизм, формализм и т. д.

Приказы заседали только около трех месяцев в году ("с 8 января до Страстной недели"), а их состав, как и функционирование, носили сугубо светский характер, хотя привлечение духовных лиц, их участие могло бы способствовать соединению опыта церковной и светской благотворительности, повышению эффективности ее деятельности. Все это порой сводило на нет огромные усилия энтузиастов благотворения16 .

В1781 г. официально частные лица получили право открывать благотворительные заведения, а с 1862 г. право санкционирования их было передано от императора Министерству внутренних дел17 . Это способствовало дальнейшему развитию частной благотворительности в организованных формах к исходу XVIII столетия, а наиболее интенсивно - в пореформенный период. Этап, начавшийся в 1861 г. и продолжавшийся до начала XX столетия, можно охарактеризовать как период общественного, частного призрения, которое восприняло опыт общественного призрения предшествующего этапа. В пореформенный период, в годы активного утверждения капиталистических отношений,

стр. 161


общество потребовало новых форм и методов социальной политики и практики, его не устраивали жесткие бюрократические установления, ограничивавшие самодеятельность, новаторство в социальной сфере.

Совершенствование системы общественного призрения и частной благотворительности проходило в противоречивых условиях усиления социальной поляризации общества, роста числа людей, лишенных традиционных основ жизни и источников существования, появления разночинцев, выдвижения буржуазных деятелей, не располагавших в самодержавном государстве необходимыми политическими правами, но достаточно обеспеченными, просвещенными и понимавшими необходимость развернуть, на основе частной инициативы и на доходы от капиталистических предприятий новые формы социальной помощи и поддержки.

К середине XIX в. идеи гуманизма находили отклик среди либерально настроенных и прогрессивно мыслящих россиян, стремившихся своим конкретным вкладом облегчить страдания наименее социально защищенных соотечественников - убогих и престарелых, нищих, больных, сирот. Благодаря их инициативам в России создавались новые благотворительные общества, увеличивалось число учреждений общественного призрения, совершенствовались содержание и формы их работы, методы управления. Реформы 60 - 70-х годов XIX в. оказали значительное влияние на судьбу общественного и частного призрения России, способствовали их последующему развитию. В процессе либерализации пореформенной социальной политики произошла реорганизация административной системы и государственного управления, суть которой заключалась в передаче государством социальных функций органам городского и земского самоуправления.

Земское (1864 г.) и городское (1870 г.) положения фактически полностью передавали земствам и городам заботу об общественном призрении. Существовавшие до этого в губерниях Приказы общественного призрения упразднялись, а их учреждения, а частично и капиталы, передавались земским и городским управам18 .

Недостаточная эффективность этих мер предопределялась явно слабой финансовой базой, которая создавалась, главным образом, за счет местного налогообложения. Попытки улучшить общественное призрение - создание профессиональных обществ вспомоществования, строительство помещений для обездоленных, странноприимных домов для переселенцев и рабочих, устройство справочных контор для регулирования движения рабочей силы и поиска места работы, помощь неизлечимым больным, людям, не способным к труду, нищим и др. не могли радикально повлиять на коренное улучшение общественного призрения, хотя в деятельности этих организаций, обществ и учреждений активное участие принимали представители имущих классов, прогрессивная интеллигенция, движимые милосердием и состраданием. Так, предприниматель, миллионер, владелец торгового пассажа на Кузнецком мосту и театра на Большой Дмитровке ГГ. Солодовников, скончавшийся в 1901 г., завещал все свое огромное состояние (свыше 20 млн. рублей) на благотворительные нужды. Треть суммы предназначалась для устройства земских женских училищ в Тверской, Вологодской и Вятской губерниях, треть - на устроение там же и в Серпухове мужских и женских профессиональных школ и родильного приюта. Остальные деньги отводились на строительство в Москве домов с дешевыми квартирами. Особенно возросла в пореформенный период роль частной благотворительности в обеспечении детей. Если в XVIII в. было основано 24 частных благотворительных общества, за первые 60 лет XIX столетия - 204 общества, то за последние 40 лет этого столетия - 8105. 95% всех действовавших благотворительных обществ России были созданы к началу XX века19 .

Частная благотворительность приобрела массовый характер: инициатива в ней перешла от немногих представителей аристократических фамилий к достаточно широкой массе купцов, фабрикантов и мелких помещиков. Возникают разнообразные заведения, в частности, для социального обеспечения детей. Многие из этих заведений не имели аналогов за границей. В начале XX в. "только 25% всего бюджета русской благотворительности образуется из средств казны, земств, городов и сословных учреждений, а 75% - из средств частной благотворительности"20 .

К социальным новациям конца XIX в. следует отнести активизацию в благотворительной деятельности церковных приходов как в городах, так и на селе. Здесь призрение не ограничивалось только вспомоществованием, налаживалось амбулаторное лечение, христианское просвещение, обучение детей и взрослых в системе воскресных и церковно-приходских школ.

Получила развитие тенденция, которая приблизила благотворителей к призреваемым, преимущественно к детям. Их готовили к самостоятельной трудовой деятельности, обследовали условия их жизни. Государственная благотворительность сочеталась с общественной и частной. Благотворительные учреждения занимались воспитанием и образованием, лечением и медицинским наблюдением, обеспечением жильем (в том числе дешевым и бесплатным), питанием, поиском рабочих

стр. 162


мест, устройством на работу, профессиональной подготовкой и переподготовкой и т. д. Уделялось внимание опекунству, помощи заключенным и их семьям, реабилитации бывших преступников, заботе о "трудных детях", душевнобольных, инвалидах и т. д.

Таким образом стержень российской модели благотворения на рубеже XIX-XX вв. составляла частная благотворительность, призрение и попечительство земско-приходских учреждений значительно превышали долю государственного. Вместе с тем сказывался острый дефицит мер по предупреждению бедности. Создать оптимальную модель социальной профилактики так и не удалось. Финансовых ресурсов, необходимых для преодоления хронической социальной патологии - бедности, - всегда не хватало. Значительная часть благотворительных заведений, располагаясь в губернских городах, являлась малодоступными для основного населения, проживавшего в сельской местности.

С отменой крепостного права особое значение приобрела необходимость борьбы с массовой миграцией сельской бедноты, бездомных, нищих, занятых поиском источников своего прокормления, приюта. Особенно острой была эта проблема в городах, в первую очередь - в Санкт-Петербурге и Москве. Созданные для преодоления этого социального недуга Комитеты для разбора и призрения нищих - еще в 1835 г. в Санкт-Петербурге и в 1838 г. в Москве - не смогли полностью справиться с поставленной задачей: в основном их деятельность сводилась к дифференцированному подходу к нищим21 и направлению в работные дома.

По данным одного только Московского городского попечительства о бедных, в 1889 г. в городе находилось более 3500 нищих, которые каждый день собирали примерно по 70 копеек22 . Десять миллионов крестьянских дворов в конце XIX столетия влачили буквально нищенское существование23 . В срочной благотворительной помощи нуждались более пяти процентов россиян24 . Крестьянским обществам не по силам было эффективное общественное призрение. Основное бремя в этом деле несла община, пытавшаяся содержать больных, инвалидов, престарелых, посильно помогать нуждающимся. Но в целом общественное призрение на селе находилось в худшем положении, чем в городе. И все это было непосредственно связано с реформой 1861 года.

Далеко не везде и весьма непоследовательно, замедленно и неповоротливо ставились и решались актуальные проблемы пролетариата: охраны его труда на производстве, пересмотра и упорядочения системы штрафов, социального страхования и пенсионного обеспечения, устройства быта, жилья, медицинского и культурного обслуживания, внедрения в социальную практику новых современных более действенных направлений и форм помощи и поддержки.

Примечания

1. См.: СТОГ А. О общественном призрении в России. СПб. 1818; МАКСИМОВ Е. Д. Историко-статистический очерк благотворительности и общественного призрения в России. СПб. 1894; ЯКОБИ А. Благотворительность. СПб. 1894; ГЕРЬЕ В. Записка об историческом развитии способов призрения в иностранных государствах и о теоретических началах правильной его постановки. СПб. 1897.

2. См.: ФИРСОВ М. В. Краткий курс истории социальной работы за рубежом и в России. М. 1992; БАДЯ Л. В., ДЕМИНА Л. И., ЕГОШИНА В. Н. и др. Исторический опыт социальной работы в России. - М. 1994; СОРВИНА А. С. Инновационные идеи истории социальной работы в России и их использование в современных условиях. М. 1994; СУХОРУКОВ М. М. Социальная работа в России. - Социальная защита. М. 1995, N 5,6; НЕЩЕРЕТНИЙ П. И. Очерки по истории социальной работы в России. М. 1996; ЧЕРНЕЦОВ Н. В. Генезис и эволюция социального призрения в России (X-XIX века). М. 1996; АНДРЕЕВА И. Н. Очерки истории социальной помощи в России (X - начало XX века). М. 1996; КОНОНОВА Т. Б. История российской благотворительности и ее связь с государственными структурами социального обеспечения. М. 1997.

3. См.: ЩАПОВ Я. Н. Государство и церковь в Древней Руси. X-XIII вв. М. 1989, с. 107 - 123.

4. См.: ДЕРКАЧ В. П. К вопросу о "двоеверии" в Древней Руси. - Восточная Европа в древности и средневековье. Язычество, православие, церковь. М. 1995, с. 12.

5. См.: Изборник 1076 г. М. 1965, с. 350.

6. В результате секуляризации церковного землевладения, проведенной в 1764 г. Екатериной II, лишились доходов монастыри и архиереи. Часть средств - на содержание духовных училищ, госпиталей, инвалидных домов, других заведений - использовали Приказы общественного призрения.

7. ПСЗ. 1-е собр. СПб. 1830. Т. IV, N 2467, п. 18, с. 779; N 2477, с. 791; т. VII, N 4522, с. 299.

8. См.: МАКСИМОВ Е. Ук. соч., с. 43.

9. См.: ПСЗ. 1-е собр. Т. XX, N 14392, с. 271.

10. См.: Свод законов Российской империи. Т. XIII. Устав о Общественном призрении. Петроград. 1915, с. 14, ст. 32.

стр. 163


11. См.: Историческое обозрение мер правительства по устройству общественного призрения в России. СПб. 1874, с. 155 - 156.

12. См.: ЕРОШКИН Н. П. Местные государственные учреждения дореволюционной России (1800 - 1860 гг.). М. 1985, с. 35; САФОНОВ А. Приказы общественного призрения в России. -Сын Отечества. Т. XII. СПб. 1839, с. 77; МАКСИМОВ Е. Д. Приказы общественного призрения в их прошлом и настоящем. -Вестник благотворительности.СПб. 1901, N10, с. 741 - 743.

13. См.: Благотворительные учреждения России. СПб. 1912, с. I.

14. См.: МАКСИМОВ Е. Д. Особые благотворительные ведомства и учреждения. СПб. 1903; его же. Общественное призрение в России. СПб. 1907.

15. См.: Свод законов Российской империи. Т. 13, с. 73 - 76 (1864), ст. 2, VII (1890).

16. См.: КРАСОВСКИЙ Л. Местопризрение по действующему русскому законодательству. - Трудовая помощь. СПб. 1909, ноябрь, с. 5.'

17. См.: Российское законодательство X-XX вв. Т. 3. М. 1985, с. 53.

18. См.: БРОКГАУЗ Ф. А., ЕФРОН И. А. Энциклопедический словарь. Т. XXV. СПб. 1898, с. 175.

19. См.: БАДЯ Л. В., ДЕМИНА Л. И. и др. Исторический опыт социальной работы в России. М. 1994, с. 48,161.

20. Россия: Энциклопедический словарь. Л. 1991, с. 421; Энциклопедический словарь Гранат. СПб. Т. 33, с. 452.

21. Комитет для разбора и призрения нищих подразделял их на четыре социальные разряда: к первому относились лица, ставшие нищими от стечения несчастных обстоятельств и неспособные обеспечить себе пропитание личным трудом; ко второму - пришедшие в состояние нищеты от случайных причин, способные трудиться, но не нашедшие работу; к третьему - оказавшиеся нищими из-за нежелания трудиться и превратившие прошение милостыни в профессию; к четвертому - временные нищие, ставшие ими из-за болезни, потери места работы, просрочки паспортов и поставленные этими обстоятельствами в безвыходное положение. В 1886 г., например, из задержанных в прошении милостыни в Москве 2340 человек Московский комитет отнес к 1-му разряду -127 человек, ко 2-му -1272, к 3-му - 530 и к 4-му - 411 человек (См.: БРОКГАУЗ Ф. А., ЕФРОН И. А. Энциклопедический словарь. Т. XXX. СПб. 189, с. 849).

22. См.: МАКСИМОВ Е. Д. Очерки частной благотворительности в России. - Трудовая помощь. СПб. 1898, январь, с. 210.

23. См.: ЛЕНИН В. И. Пол. собр. соч. Т. 17. М. 1961, с. 64.

24. См.: Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат. 7-е изд. Т. 6, с. 19.

 

Опубликовано на Порталусе 23 февраля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама