–ейтинг
ѕорталус


ј. ё. –ќ∆ ќ¬. ¬  –”√” —¬≈–—“Ќ» ќ¬: ∆»«Ќ≈ЌЌџ… ћ»– ћќЋќƒќ√ќ „≈Ћќ¬≈ ј ¬ —ќ¬≈“— ќ… –ќ——»» 1920-’ √ќƒќ¬

ƒата публикации: 12 марта 2021
јвтор(ы): ¬. ». »—ј≈¬
ѕубликатор: Ќаучна€ библиотека ѕорталус
–убрика: —≈ћ№я, ƒќћ, Ћј…‘—“ј…Ћ
Ќомер публикации: є1615528270


¬. ». »—ј≈¬, (c)

¬ 2-х т.  раснодар. ѕерспективы образовани€. 2002. 408+208 с.

¬ книге доцента  раснодарского института культуры, доктора исторических наук ј. ё. –ожкова на первом месте истори€ молодежи, рассмотренна€ под углом зрени€ истории повседневности и социальной истории в целом. ѕубликаци€ этого обсто€тельного исследовани€ - заметный вклад, прежде всего, в историографию молодежи.

»стори€ молодежи начала завоевывать себе место в российской исторической науке только в последние дес€тилети€. ѕравда, всегда было направление, которое и замен€ло, и заслон€ло собой эту историю, а именно - истори€ комсомола. ќбширна€ историографи€, посв€щенна€ этой теме, как и партийному руководству комсомолом, казалось бы, исчерпывала молодежную тематику. ќднако истори€ организации - это еще не истори€ людей, в нее входивших. “ем более, что далеко не вс€ молодежь, особенно в первые советские дес€тилети€, входила в комсомол. ќтечественные историки оказывались (добровольно или вынужденно) заложниками партийного диктата амбициозных бюрократов. ѕереписывание и комментирование постановлений партии и комсомола, как и рапортов об их выполнении, использовались дл€ многочисленных диссертаций и монографий, за пределами которых оставались такие вопросы: как, где и на какие средства жили молодые люди, чем они занимались не только во врем€ работы или учебы, но и в свободное врем€, каковы были их отношени€ между собой и со старшими, что представл€л их духовный мир в его многообразии.

ћонографи€ –ожкова обсто€тельно отвечает на эти вопросы. Ўирока€ панорама жизни советского общества 1920-х гг. привлечет внимание не только тех, кто интересуетс€ историей молодежи, но и всех, кто стараетс€ пон€ть сложную и трагическую историю –оссии. »зучение процесса воспитани€ нового советского человека, которому, как и истории комсомола, в советской историографии посв€щено было немало книг, но приходитс€ начинать заново. ƒвадцатые годы прошедшего века - врем€, когда определ€лись основные принципы и ориентиры формировани€ советского человека и прежде всего в тех институтах общества, которые предназначены были дл€ социализации новых поколений: в школе, в системе образовани€ в целом, в детских и молодежных организаци€х, а дл€ мужской части молодежи еще и в армии.

–ожков выбирает дл€ исследовани€ школу, вуз и армию, но подходит к их рассмотрению не с привычного рассказа об их де€тельности, а описыва€ жизнь и духовный мир самого молодого человека, личность которого они пытались формировать. “акой подход заставил автора серьезно задуматьс€ о методах и источниках исследовани€.   сожалению, суждени€ автора на этот счет только обозначены. ’отелось бы видеть более подробное их обоснование.

–ожков €сно осознает, что привычный дл€ историков подход, став€щий в центр исследовани€ функционирование организаций и использующий дл€ этого архивные фонды, образованные ими и оставленные будущим исследовател€м, в данном случае недостаточен. ќтсюда стремление к новым подходам и нетрадиционным источникам, которое автор уже продемонстрировал во многих публикаци€х, в журналах "–одина", "—оциологические исследовани€", "¬опросы истории", альманахе " лио" и других. ќн сумел найти оригинальный взгл€д на проблему, интересный с точки зрени€ как специалистов разных гуманитарных наук, так и широкого читател€.  нига отличаетс€ от многих монографий. ¬ ней нет научной сухости и упорного подт€гивани€ всего написанного под выводы, сформулированные в заключении. ќна дает возможность читателю самому ощутить всю сложность и противоречивость

стр. 170


духовного мира поколени€, вступавшего в жизнь в новой –оссии.

–ожков опираетс€, прежде всего, на свидетельства самих молодых людей: их суждени€, высказывани€, ответы в ходе социологических опросов, письма, мемуары и т. п. «начительную часть источников составл€ют документы именно личного происхождени€. » это закономерно, поскольку нередко живые слова, свидетельства участников событий дают дл€ представлени€ о них и дл€ их понимани€ гораздо больше, чем официальные отчетные и статистические данные.  ак например, передать см€тение чувств молодых людей при столкновении с всегда острой дл€ них проблемой любви, половых отношений. ∆ивые свидетельства позвол€ют услышать и увидеть реальных людей, детство, отрочество и юность которых пришлись на первое дес€тилетие советского государства. ѕравда, иногда в этом хоре живых голосов не слышно самого автора, тер€етс€ мысль, которую он хотел донести до читател€. Ќо это во многом св€зано со сложностью и многоголосьем самой жизни. –ожков не отказалс€ и от обычных, традиционных методов описани€ исторического процесса с помощью официальных документов и статистики. Ќо в обрамлении живых свидетельств сухие цифры воспринимаютс€ более легко, удачно дополн€€ картину реальной жизни молодежи, красочно воссоздаваемую автором.

 ак уже говорилось, в работе просматриваютс€ три этапа социализации молодежи: школа, ¬”« и арми€. ѕервые два - части системы образовани€, представл€ющие собой как бы единый институт, но все же во многом характерные как звень€ системы образовани€, о чем свидетельствует, в частности, и рецензируема€ книга. ”дачно изложение собранного автором материала. ¬ начале каждого раздела даетс€ социальный контекст, обозначаютс€ основные проблемы развити€ школы, вузовской системы и армии в 1920-е годы, а затем уже показываетс€ реальна€ жизнь детей и молодежи в рамках этих институтов.

ќписание жизни молодежи также логично разбиваетс€ на несколько этапов. ¬начале рассматриваютс€ внешние характеристики: материально-бытовые услови€, уровень образовани€, даетс€ социально-демографический облик рассматриваемой группы. » только затем автор переходит к описанию мыслей и взгл€дов, эмоций и образов, внутреннего духовного мира молодого человека. ¬ итоге складываетс€ целостна€ картина как объективных условий, так и субъективных факторов формировани€ этого поколени€ молодежи. ¬о многом нетрадиционны, емки и выразительны названи€ глав и параграфов книги: "ћужики" и "жоржики" в аудитории", " ресть€нин в армии: душой с домом", " азарменные изгои: инородцы и иноверцы". ѕравда, погон€ за нетрадиционностью иногда излишне вычурна: так, глава треть€ второй части названа "Ѕытие до потери сознани€", а название одного из параграфов "ѕовседневный броненосец "ѕотемкин" в казарме".

¬ книге уделено немало места проблемам, обычно относимым к социологии. “ак, на конкретных примерах и статистическом материале рассмотрена социальна€ мобильность в обществе 1920-х годов, разработка жизненных стратегий молодыми людьми, устойчивость и распад социальных групп. ”частившиес€ в студенческой среде в середине этого дес€тилети€ случаи суицида выгл€д€т особенно €рко на примере трагических судеб нескольких несчастных студентов, (ч. 1, с. 247 - 248). ÷ентральна€ тема книги - социологическа€ проблема социализации молодежи - решаетс€ ретроспективно, на историческом материале. Ёто позвол€ет отнести данный труд также и к исторической социологии. ¬прочем, социологи могут высказать сомнени€ - насколько репрезентативны некоторые представленные в книге данные.

Ётот вопрос вынуждает вернутьс€ к проблемам методологии и источников. ¬ книге €сно просматриваетс€ за€вленна€ автором во ¬ведении приверженность к социальной истории. Ёто направление в последнее дес€тилетие становитс€ все более попул€рным в –оссии. ¬ более узком конкретном применении социальна€ истори€ делает акцент на истории-повседневности, духовности, менталитета, обычных, так называемых "маленьких людей". ќ методологии социальной истории велись, и до сих пор ведутс€, бурные дискуссии. ѕока €сно одно - исследовател€м предлагаетс€ особый ракурс, новый взгл€д на исторический процесс. » главное, на чем сход€тс€ все сторонники нового направлени€, оно помогает поставить в центр исследовани€: роль обычного человека в истории, духовный мир личности, про€вл€ющийс€ в его повседневной де€тельности. –ожкову удалось продемонстрировать перспективность работы историков в русле данного направлени€. »м детально и объемно нарисован социальный портрет поколени€, отображены важные социальные процессы исследуемого периода.

¬о "¬ведении" автор образно и убедительно пишет о необходимости изменить фокус своей точки зрени€ при рассмотрении исторического процесса, чтобы увидеть жизнь отдельного человека в ее многообразии. ¬ качестве руководства к действию он предлагает использовать методологию микроисторического исследовани€. ќднако сама эта методологи€ до сих пор не определена еще достаточно четко и остаетс€ пред-

стр. 171


метом споров историков. ƒа и в целом слишком широк диапазон мнений: что, собственно, понимать под социальной историей, как ее исследовать, с помощью каких источников и т. д. ƒискуссионность подходов и неоднозначное понимание многих методологических проблем социальной истории наложили свой отпечаток и на содержание книги. ћногие ее фрагменты - замечательные образцы микроисторического исследовани€. Ќо насколько репрезентативны описанные казусы (кейсы, как вслед за микроисториками, называет их –ожков)? Ќасколько они характерны дл€ поколени€ 1920-х годов или, хот€ бы, дл€ отдельных его частей, слоев? ќт таких оценок автор предпочитает воздерживатьс€.

ј ведь большинство историков и социологов стремитс€, изуча€ отдельные факты, обобщить, генерализовать их. («а исключением, может быть, самых фанатичных неокантианцев, риккертианцев и "попперистов", да и то, скорее в деклараци€х, а не на деле - в своих конкретных работах.) Ќе лишен этого стремлени€ и –ожков. ¬ тексте и "«аключении" он все же не удержалс€ от нескольких общих выводов и оценок. «аметим, правда, что в финале "«аключени€" продемонстрирована и опасность поспешных обобщений и неосторожных высказываний. ¬р€д ли можно объ€снить т€гу к переменам жизнеустройства в ———– в конце 1980-х - в начале 1990-х годов подавлением сексуальной энергии советской молодежи. ¬от уж чего, в отличие от сталинских времен, не было в брежневский застойный период! ”слови€ социализации поколений 1920-х и 1980-х годов слишком уж различаютс€, чтобы искать в них некий общий вирус, побуждающий молодежь бунтовать против старого общества. ƒа и вели себ€ эти поколени€ по разному. Ёти досадные неудачи, конечно, погоды не делают, но внос€т в финальную часть книги некий диссонанс. “ем более, что в целом мысли и оценки автора в "«аключении" достаточно взвешенны и интересны. ќн, в частности, за€вл€ет о своем нежелании нав€зывать читателю собственные оценки. —уть проблемы не в ненужности обобщающих выводов, а в их обоснованности всем предыдущим изложением, в их основательности, продуманности, если угодно - выстраданности исследователем.

 ак перейти от детального, микроисторического описани€ отдельного событи€, €влени€, процесса к типологизации и обобщению? «десь дл€ социальных историков остаетс€ у€звимое место, своеобразна€ "ахилесова п€та".  ниги просто напрашиваютс€ на критику со стороны приверженцев традиционного подхода. ћне кажетс€, что автору часто просто жаль выбросить, не включить в изложение тот или иной колоритный случай, интересный материал, меткое высказывание, наконец. Ќо не каждое лыко в строку... »сторик зачастую собирает огромное количество материала, значительную часть которого потом приходитс€ оставл€ть за бортом книги, диссертации. —уметь отобрать самое нужное, пойти на разумное самоограничение - это требование предъ€вл€ют к историку читатели и коллеги, и он должен и сам ставить его перед собой. –ожков, как мне представл€етс€, не всегда достаточно строг к отбору материала. Ќекоторые фактические детали излишни.

¬ историографию советского общества добавилась интересна€ книга, посв€щенна€ важной, но еще слабо исследованной тематике.

¬. ». »—ј≈¬

ќпубликовано на ѕорталусе 12 марта 2021 года

Ќовинки на ѕорталусе:

—егодн€ в трендах top-5


¬аше мнение?




ќ ѕорталусе –ейтинг  аталог јвторам –еклама