Полная версия публикации №1617606735

PORTALUS.RU МЕДИЦИНА Придворная медицинская часть в России. XIX в. → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Б. А. Нахапетов, Придворная медицинская часть в России. XIX в. [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 05 апреля 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/medecine/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617606735&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 15.05.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Б. А. Нахапетов, Придворная медицинская часть в России. XIX в. // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 05 апреля 2021. URL: https://portalus.ru/modules/medecine/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617606735&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 15.05.2021).



публикация №1617606735, версия для печати

Придворная медицинская часть в России. XIX в.


Дата публикации: 05 апреля 2021
Автор: Б. А. Нахапетов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕДИЦИНА
Номер публикации: №1617606735 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Начало регламентации деятельности медицинской части при Высочайшем Дворе было положено в 1818 г. краткой инструкцией, составленной лейб- медиком Я. В. Виллие, по которой Придворная медицинская часть была отнесена к ведению Главного штаба.

Этой инструкцией, а точнее, "Высочайше утвержденными правилами при дежурстве врачей, как при Высочайшем Дворе, так и при пользовании больных придворных на их квартирах", конфирмованными 21 января 1819 г., предусматривалось введение ежедневных дежурств придворных докторов, гоф- медиков и гоф-хирургов, в помощь которым выделялись лекарские ученики, имевшие при себе как кровопускательный, так и фельдшерский карманный набор и бандаж. Смена дежурств предполагалась в первом часу пополудни, для того чтобы дать возможность врачам посещать больных, которых они пользуют в городе. Дежурный врач должен был постоянно находиться в своей комнате и никуда из дворца не отлучаться. При себе он имел "непременно и под опасением строжайшего взыскания" кровопускательный инструмент, карманный хирургический инструмент, катетер, пробам г (гибкий стержень для зондирования пищевода), бандажи и тому подобные необходимые для подачи скорой помощи инструменты и средства. Дежурные врачи должны были отмечать в специальной книге все происшествия, случившиеся во время дежурства, и сдавать ее при смене в надлежащей исправности.

Кроме того, инструкция устанавливала правила пользования больных придворных чинов, проживавших в столице, для чего город был разделен на несколько округов, по числу придворных врачей и живущих в разных частях города придворных чинов. В каждом округе назначался особый врач, о месте жительства которого должно было быть известно всем придворным чинам, квартирующим в округе. Окружной врач обязан был во всякое время и беспрекословно идти к вызвавшему его для "подаяния врачебной помощи". Врач был обязан также пользовать жен и детей придворных чинов ("сие, однако же, не касалось до их прислуги"). В случаях важных, трудных и сомнительных врачи имели право приглашать для консультации кого-либо из лейб-медиков или лейб-хирургов. Акушеры, окулисты, дантисты, мозольные лекари и костоправы должны были беспрекословно следовать приглашению придворных врачей если "в особенности настоять будет надобность в помощи, от их искусства зависящей".


Нахапетов Борис Александрович - кандидат медицинских наук.

стр. 146


Каждый врач был обязан иметь особую книгу, в которую он должен был "кратко вносить имена пользуемых им больных чинов, образ и средства их лечения, равно и главнейшие припадки (признаки. - Б. Н.) перемен болезней, дабы тем во всяком случае мог он оправдать себя в образе пользования и последствиях, какие могут случиться, и в стараниях, им при том приложенных". Придворных чиновников выше камер-лакея врачи обязаны были лечить на дому, при этом предписывалось, что "ежели врач добровольно принял на себя пользование больного, то должен уже лечить его до конца, а не отсылать его в гошпиталь совершенно изнемогшего, ибо за сие он строго ответствовать будет".

Лекарства для больных выписывались бесплатно из Придворной аптеки. Для профилактики злоупотреблений в этом деле врачи предупреждались о недопустимости выписывания лекарств "для посторонних людей, ибо в противном случае, если таковое злоупотребление доказано будет, не только учинен будет с них вычет, но еще подвергнутся они за то взысканию" 1 .

В утвержденном 28 марта 1819 г. дополнении к упомянутой инструкции надзор за точным исполнением обязанностей, возлагаемых на придворных и окружных врачей, за придворной гошпиталью и прочими больничными заведениями и местами медицинского ведомства, принадлежавшими Высочайшему Двору, был поручен лейб-хирургу, статскому советнику Ф. О. Рускони (вскоре, впрочем, умершему) под непосредственным ведением Главного инспектора медицинской части по армии лейб-медика Виллие.

1 января 1843 г. было утверждено новое положение о Придворной медицинской части, составленное тем же Виллие. Этим положением, состоявшим из 77 статей, Придворная медицинская часть передавалась в ведение министерства Императорского Двора. Согласно этому положению, действовавшему до 1888 г., Придворная медицинская часть управлялась одним из лейб-медиков, носившим звание управляющего, который и был фактически прямым начальником всего медицинского персонала министерства Императорского Двора, за исключением лейб-медиков (их по штатам того времени полагалось 5 человек), а также медицинских и фармацевтических чинов Кабинета Его Величества, Департамента уделов, Капитула орденов и Академии художеств. Ему был вверен надзор за Придворной аптекой и всеми медицинскими и санитарными мероприятиями по министерству. Управляющий Придворной медицинской частью был подчинен непосредственно министру Императорского Двора и являлся лицом, ответственным перед министром 2 .

Для дежурства при Дворе были положены особые дежурные гоф-медики (4 человека). Служащие Придворной медицинской части несли дежурства не только в Зимнем дворце, но и в других местах пребывания императорской семьи, например - в Царском Селе при ее переезде туда из Петербурга. Они также сопровождали императора и членов его фамилии в их путешествиях по России и за границей. Так, лекарский помощник Кононов назначался в "высочайший вояж" в 1850, 1851 и в 1853 годах. Ему, прослужившему в Придворной медицинской части более 30-ти лет, за участие в оказании медицинской помощи смертельно раненному 1 марта 1881 г. Александру II была пожалована пенсия в 892 рубля в год. Старший аптекарский помощник Нешель также неоднократно сопровождал царскую фамилию в поездках по стране и за рубежом. Он же выезжал с аптекой в Новгород в 1862 г. в связи с открытием памятника "тысячелетию существования государства Российского". Гоф-медик Крюков командировался осенью 1859 г. "в загородное расположение по случаю отправления императорской охоты". В 1877 г. во время русско- турецкой войны старший аптекарский помощник Брудберг с двумя походными аптечными ящиками с медикаментами был отправлен в армию по месту нахождения Александра II.

Чиновники Придворной медицинской части вместе со служащими Придворной аптеки в обязательном порядке выезжали в Москву на коронационные торжества. Кстати, при короновании Александра II в 1856 г. придворным медикам, как и другим придворным чинам, были пожалованы специальные коронационные медали.

Придворные медики использовались и в особых случаях. В 1866 г. гоф-медику Ливену было поручено находиться на хорах залы Зимнего дворца в день бракосочетания цесаревича (будущего императора Александра III) "на случай подаяния меди-

стр. 147


цинского пособия". Одному из гоф-медиков было предписано утром 11 января 1874 г. находиться на хорах Зимнего дворца "на случай подаяния медицинской помощи публике", наблюдавшей оттуда за церемонией бракосочетания дочери Александра II великой княгини Марии Александровны с герцогом Эдинбургским Альфредом. Служащие Придворной медицинской части сопровождали процессию перенесения тела императора Александра II из Зимнего дворца в Петропавловскую крепость, а гоф-медики должны были поочередно дежурить при панихидах в Петропавловском соборе. Врачи Придворной медицинской части привлекались и к обслуживанию иностранных дипломатических миссий: в 1873 г. дежурному гоф-медику Маркусу и двум лекарским помощникам было поручено наблюдать за больными свиты персидского шаха, находившимися в гостинице Соболева 3 .

Для разработки проекта реформы Придворной медицинской части 23 февраля 1882 г. была образована комиссия под руководством лейб-хирурга А. Л. Обермиллера. Проект, законченный 14 июля того же года, состоял из нового положения о Придворной медицинской части и штатов: канцелярии управляющего Придворной медицинской частью, лейб-медиков Двора Его Императорского Величества, личного состава дежурных и окружных гоф- медиков, лекарских помощников и повивальных бабок, личного состава Центральной придворной аптеки, личного состава и госпитальной прислуги придворных госпиталей Петербургского придворного конюшенного госпиталя (год основания 1847), Петергофского городского госпиталя с детской больницей (1843 г.), Царскосельского госпиталя с богадельней (1852 г.) и Гатчинского госпиталя с богадельней и домом призрения больных (1797 г.), личного состава и прислуги по аптекам при Царскосельском, Петергофском и Гатчинском госпиталях.

Однако дальнейшего движения этот проект не получил, и только в 1888 г. врачебная часть министерства Императорского Двора была преобразована на совершенно новых основаниях, общий смысл которых сводился - в русле проводившегося Александром III режима экономии государственных средств - к сокращению численности и упрощению функций отдельных частей бюрократического аппарата.

В результате вместо Придворной медицинской части 7 мая 1888 г. была создана Инспекция врачебной части министерства Императорского Двора. Кратким "Положением о врачебной части Императорского Двора" эта часть была сформирована таким образом, что в непосредственном ведении инспектора (так теперь называлась высшая медицинская должность при Дворе) оставалась лишь его канцелярия (4 человека). К его обязанностям были отнесены ревизии и осмотры лечебных учреждений и председательствование в комиссии по освидетельствованию больных. Никакой административной и исполнительной власти инспектору не предоставлялось. В итоге Инспекция врачебной части постепенно превратилась в совещательный орган и не несла почти никакой ответственности за состояние врачебного дела.

Согласно положению 1888 г. вместо дежурных и окружных гоф-медиков, гоф- акушеров и др. были введены должности врачей, акушеров, лекарских помощников и акушерок в штате Главного дворцового управления (до 1891 г.) и врачей и лекарских помощников, назначаемых для дежурства в местах пребывания Высочайшего Двора.

Меры экономии коснулись и Придворной аптеки, В конце XIX в. аптечный расход по министерству Императорского двора по алфавитным спискам "особам и лицам, которым отпускаются из придворной аптеки и из вольных аптек за счет Высочайшего Двора медикаменты и патентованные средства", достиг 35 тыс. рублей в год. И это несмотря на то, что медицинским чинам Придворного ведомства настоятельно рекомендовалось, чтобы они "при прописывании лекарств старались избегать назначения дорогих медикаментов и при возможности заменяли их простейшими средствами для чиновников и служителей Придворного ведомства". Для сокращения расходов на медикаменты 6 сентября 1894 г., незадолго до смерти Александра III было принято постановление Совета при министерстве Императорского Двора, согласно которому бесплатным получением лекарств пользовались, кроме служащих министерства, чиновников выше VIII класса, только те их родственники, которые проживали вместе с ними (они же пользовались, согласно Высочайшему повелению от августа 1865 г., правом бесплатного лечения в Петербургском госпитале Дворцового ведомства) 4 .

стр. 148


С повышением требований к санитарному состоянию учреждений министерства Императорского Двора организация врачебной части с ее совещательным, пассивным характером оказалась во многих отношениях нецелесообразной. Ввиду этого в 1897 г. по приказу министра Императорского Двора была составлена комиссия при участии исполняющего обязанности медицинского инспектора Н. А. Вильчковского и двух врачей министерства под председательством управляющего Кабинетом Его Императорского Величества генерал-лейтенанта П. К. Гудим-Левковича, которая выработала проект нового "Положения о Придворной медицинской части", утвержденный 17 января 1898 года. В соответствии с этим положением врачебная часть министерства Императорского Двора была реорганизована на началах, сходных с прежним (до 1888 г.) устройством.

Инспектору придворной медицинской части вновь были подчинены непосредственно весь медицинский персонал министерства (за исключением лейб-медиков) и все управления санитарно-медицинской частью во всех установлениях министерства кроме Капитула орденов, Главного управления уделов, а также медиков Алтайского, Нерчинского округов и Екатеринбургской фабрики.

На Инспекцию Придворной врачебной части возлагался высший санитарный надзор как в местах пребывания Высочайшего Двора, так и во всех зданиях министерства, а также ответственность за правильное в медицинском отношении ведение дела в госпиталях и в приемных покоях (при этом в хозяйственно-административном отношении госпитали остались в ведении начальников дворцовых управлений). Таким образом, на первый план выдвигалась задача поддержания должного санитарного состояния так называемых дворцовых городов. Эта задача решалась довольно успешно. Как пишет А. Я. Гуткина, "нелишне будет указать на то, что местный надзор за санитарной частью городов дворцового ведомства был поставлен раньше и лучше, нежели надзор в других городах России" 5 .

Предупреждение заноса заразных болезней в Августейшую семью, как указывалось в одном из отчетов Придворной врачебной части, "дело ... очень трудное и не всегда выполнимое, особенно если принять во внимание условия придворной жизни и громадное число лиц, занимающих самые разнообразные социальные положения и имеющих доступ во дворцы" 6 .

Действительно, в середине XIX в. в Зимнем дворце проживало более двух тысяч человек, главным образом прислуги. Из-за этого в ряде случаев не удавалось уберечь Августейших особ от заразного начала. Так, в 1865 г. тифом в тяжелой форме переболел будущий император Александр III, в 1902 г. в Крыму тяжелую форму брюшного тифа перенес Николай II, а в феврале 1917 г., заразившись от ездившего в гости к наследнику Алексею учащегося одного из петроградских кадетских корпусов, где уже была вспышка кори, тяжело заболели все дети Николая II.

Как следует из отчетов о работе дворцовых госпиталей, в которых ежегодно лечилось более 5 тыс. больных, около трети из них составляли больные заразными (инфекционными) заболеваниями - гриппом, скарлатиной, дифтеритом (дифтерией), брюшным тифом и др. При этом может быть отмечена некоторая тенденция к росту числа таких заболеваний по годам и сравнительно высокая летальность.

Предусматривалась систематическая организация санитарного надзора, организованная борьба с заразными болезнями. Об объеме этой работы можно судить по данным, приведенным в отчете Придворной медицинской части за 1898 г., согласно которым в зданиях министерства в Петербурге жило более 16 тыс. взрослых и более 5 тыс. детей, в Царском Селе - 25 тыс., в Гатчине - около 10 тыс., в Петергофе - 10 тыс. при очень большом "приливе" в эти города пришлого населения и дачников в летние месяцы.

16 марта 1898 г. были утверждены новые штаты Придворной медицинской части. Они включали в себя Управление, лиц, имеющих придворно- медицинские звания, медицинских, ветеринарных и фармацевтических чинов министерства Императорского Двора (за исключением состоящих в ведении Главного управления уделов и Капитула орденов), госпитали и другие врачебные учреждения Императорского Двора и Придворную аптеку. В Придворную медицинскую часть входили: инспектор, его помощники, 4 чиновника Управления, 51 врач (кроме того, 32 дежурных врача при московских и петербургских императорских театрах), 2 ветеринара, 22 фармацевта,

стр. 149


26 лекарских помощников, 4 дезинфектора, 4 фельдшера, 9 акушерок, 20 сестер милосердия (плюс 22 вольнонаемные). На их содержание в год тратилось 189 734 рубля, в том числе на Управление - 70 190 рублей.

Согласно положению, инспектор Придворной медицинской части назначался Высочайшим указом Правительствующему Сенату, На должности старших врачей госпиталей назначались лица, имеющие степень доктора медицины и заявившие о себе практической и, в особенности, больничной деятельностью. Так, в 1878 г. на вакансию старшего врача придворного Конюшенного госпиталя был назначен почетный лейб-акушер Двора Его Величества доктор медицины коллежский советник И. Ф. Масловский 7 .

Врачи всех установлений министерства Императорского Двора, а также лекарские помощники и акушерки были обязаны оказывать медицинскую помощь всем чиновникам и служителям министерства с их семействами и прислугой.

Госпитали и другие врачебные учреждения министерства Императорского Двора предназначались для безвозмездного пользования служащих министерства и их семейств, а госпитали дворцовых городов, кроме того, и для пользования жителей этих городов за установленную плату. Правда, из этого правила были исключения. Так, в 1861 г. было Высочайше повелено помещать бесплатно труднобольных для пользования в Петергофский дворцовый лазарет, а также отпускать безденежно лекарства для больных Дома призрения престарелых и увечных в память императора Николая I в Петергофе. Когда в 1882 г. в Гатчине и окрестностях резко увеличилось число "заболевающих дифтеритической болезнью", при Гатчинском госпитале было открыто особое бесплатное отделение для этих больных 8 .

Иногда госпитали Дворцового ведомства использовались и для других целей. Во время русско-турецкой войны 1877 - 78 гг. в Общество Красного Креста была передана часть придворных госпиталей для размещения в них больных и раненных воинов: в Царском Селе - два отделения на 100 человек с назначением придворных медиков, лекарских помощников и других нижних медицинских чинов для оказания помощи раненым и больным, в Гатчине - все здание госпиталя на 80 человек, причем больные Придворного ведомства были переведены в деревянный барак, принадлежавший госпиталю 9 .

Бывали в придворных госпиталях и необычные пациенты. После неудачного покушения на Александра II, совершенного 2 апреля 1879 г. на Дворцовой площади Александром Соловьевым (оказавшимся сыном лекарского помощника Придворного ведомства), в Придворно-конюшенный госпиталь был доставлен с огнестрельной раной, "нанесенной из револьвера злоумышленником, покушавшимся на жизнь Его Величества Государя императора, охранный страж француз Милошевич" 10 .

Лечение больных в дворцовых госпиталях обходилось недешево: только общая суточная стоимость пищевого довольствия (без вина) составляла в 1900 г. - 38,08 коп., а в 1902 г. - 40,47 коп.

Помимо стационарной помощи врачи Придворной медицинской части вели поликлинический прием. Например, в 1898 г. было принято амбулаторно более 20 тыс. больных. При этом, судя по отчету Инспекции врачебной части, условия для такого рода работы были не вполне благоприятными. Так, в Петербургском госпитале для приема амбулаторных больных по специальностям хирурга, акушера и терапевта в здании госпиталя были выделены одна общая ожидальня и две небольшие комнаты для врачебного осмотра (вывод: "Обстановка приемной недостаточная"). В Царском Селе для амбулаторного приема была выделена одна комната как для ожидания, так и для самого осмотра, место которого отгораживалось ширмами ("Обстановки почти никакой"). В Гатчине прием велся в отдельном от госпиталя здании, где были выделены 4 небольшие комнаты ("Обстановка недостаточная"). В Петергофе для амбулаторного приема отдельного помещения не было, для ожидания использовали палатный коридор нижнего этажа, там же проводил прием зубной врач 11 .

Не в лучшем положении находились и дежурные врачи при Высочайшем Дворе. Еще в 1839 г. они подали рапорт об исходатайствовании для врачебных дежурств в Зимнем дворце комнаты более удобной и соответственной своей цели. Однако только в 1867 г. им было отведено новое помещение - комнаты NN 48 и 49 близ Иорданского подъезда Зимнего дворца 12 .

стр. 150


Сама канцелярия Придворной медицинской части не имела (за исключением 1893 - 96 гг., когда она находилась в здании Кабинета Его Императорского Величества) своего постоянного казенного помещения и была вынуждена переезжать с одной частной квартиры на другую: в 1861 г. - из дома господина Шкляревского в дом генерал-майора Блау, в 1874 г. - из дома наследников Блау (генерал, видимо, умер) в дом адмиральши Мелиховой (Литейная часть, Моховая улица, дом 22, квартира 19), из дома адмиральши - в дом госпожи Сент-Керк (дата не установлена), в 1886 г. - из дома госпожи Сент-Керк в дом господина Лермонтова (1-й участок Адмиралтейской части, Аптекарский переулок, дом 5, квартира 1), затем - в 1896 г. - на частную квартиру в доме Римско-католической церкви на Невском проспекте и, наконец, в 1911 г. - на Фонтанку, дом 2 13 .

Придворная же аптека после переезда из Москвы в 1712 г. постоянно находилась в покоях Зимнего дворца и лишь в 1888 г. была переведена в здание Петербургского госпиталя Дворцового ведомства.

Много хлопот руководству Придворной медицинской части доставляли врачебные дежурства в императорских театрах Москвы и Петербурга, особенно в связи с не всегда ответственным отношением к своим обязанностям врачей- дежурантов. Так, 27 апреля 1879 г. сверхштатный врач статский советник Рымович не явился на дежурство в Мариинский театр, где во время спектакля заболело 6 воспитанников театрального училища "рвотою и резью в кишках" (видимо, от употребления недоброкачественной пищи). В 1881 г. заболевшей во время второго акта оперы "Трубадур" госпоже Кумберг не была оказана медицинская помощь из-за "ненахождения дежурных врачей в Большом театре Рымовича и в Мариинском театре Чернявского, которым сделано строгое замечание". В 1884 г. было сделано замечание сверхштатному врачу Петербургских театров коллежскому советнику Добужинскому за неявку его на дежурство в Александринский театр и дежурному гоф-медику (фамилия не указана) "бывшему на дежурстве не в форменной одежде" 14 .

Помимо непосредственного исполнения обязанностей, возложенных на Придворную медицинскую часть, ей давались и дополнительные поручения, например, составление мнения по просьбе купца Горбачевского относительно позволения ему иметь государственный герб на вывеске его депо пиявок; дача заключения для доклада Его Императорскому Величеству о достоинстве сочинения французского врача Теста о началах гомеопатии; создание особой комиссии для осмотра всех устроенных в Зимнем дворце резервуаров и водопроводов и строжайшего химического исследования воды, находившейся в резервуарах и полученной из кранов, по случаю внезапной болезни находившихся в карауле 35 человек нижних чинов лейб-гвардии Измайловского полка; составление мнения о сочинении доктора Марокетти о водобоязни (бешенстве), а также о сочинении иностранца Ниропа об искусственных руках и ногах (в России искусственную ногу - протез сконструировал для своего сына, полковника артиллерии, раненного в Бородинском сражении, лейб-медик И. Ф. Рюль); доставление сведений о глазных операциях флорентийского врача Алесси с мнением о медицинских его сочинениях, представленных для подписи Государю Императору; рассмотрение описания изобретенной бельгийским доктором Серве медико-хирургической готовальни для употребления в поездках Его Величества (лейб-медик Ф. Н. Карелль с плохо скрываемым раздражением ответил, что "едва ли она для нас необходима, ибо у лейб-медика, сопровождающего Высочайшие особы, есть дорожные аппараты, содержащие в себе все необходимое как для терапевтического, так и для хирургического пособия, могущегося потребоваться в походе или в вояже"); доставление мнения относительно изобретенного иностранцем Барелли небольшого аппарата, включающего в себя некоторые медикаменты и хирургические предметы, необходимые солдату для подаяния самому себе первой помощи (прототип современного индивидуального перевязочного пакета, или аптечки первой помощи, предложенного в России лейб-хирургом Н. А. Вельяминовым в 1885 г., но появившегося в русской армии только к началу русско-японской войны 1904 - 1905 гг.) и др. 15 .

Придворной медицинской частью в разные годы руководили известные деятели отечественной медицины - Э. И. Рейнгольд, Ф. С. Цыцурин, А. Л. Обермиллер, М. А. Маркус, Н. А. Вельяминов. Из них наибольший вклад в развитие придворной меди-

стр. 151


цины внес, несомненно, выдающийся хирург-клиницист и талантливый врач- организатор Н. А. Вельяминов (1855 - 1920).

Приветствуя Н. А. Вельяминова в связи с 25-летием его ученой и общественной деятельности, лейб-медик Ф. А. Рощинин, выступавший от имени сотрудников Придворной медицинской части, говорил, что "за три с половиной года пребывания инспектором Придворной медицинской части Н. А. Вельяминов ввел новые более живые формы медицинской отчетности, результатом чего явился небывалый в Придворной медицинской части печатный отчет, выпускаемый ныне ежегодно. Отчет этот дал возможность высшему начальству указать на недостатки Придворной медицинской части и приступить к необходимым реформам. В числе их быстро последовало введение широких санитарных мер (создание института санитарных врачей и дезинфекторов, устройство лабораторий для санитарных врачей, организация изоляторных квартир, твердая постановка регистрации заразных болезней), давших возможность почти в каждом случае локализировать заразу и помешать ее распространению к Высочайшему Двору" 16 .

При Вельяминове во всех дворцовых госпиталях были введены должности сестер милосердия. Впервые в штате Придворной медицинской части появились женщины-врачи. Заметно усилилась оперативная деятельность в хирургических отделениях госпиталей. Благодаря стараниям Вельяминова были приняты решения о необходимости постройки нового здания Петергофского госпиталя взамен существовавшего с 1843 г., как не удовлетворяющего современным требованиям гигиены и рациональной медицины, и о переустройстве хирургического отделения Царскосельского госпиталя. С присущими ему трудолюбием и целеустремленностью Вельяминов осуществлял, говоря словами Ф. А. Рощинина, "попечение об охране здоровья обширного круга людей, ближайшим образом окружающих особу Государя императора и его семью" 17 .

Как видно, основным содержанием деятельности Придворной медицинской части была организация медико-санитарного обеспечения чиновников и обслуживающего персонала министерства Императорского Двора. Непосредственным же медицинским обслуживанием царя, его семьи и многочисленных родственников (в середине XIX в. императорская фамилия насчитывала 28 человек, в начале XX в. - 53 человека, а в 1914 г. - более 60 человек) занимались лейб-медики, представлявшие собой как бы отдельную касту среди чиновников Придворной медицинской части. Между гоф-медиками и лейб-медиками существовала незримая, но достаточно прочная граница, преодолеть которую удавалось лишь в единичных случаях. Одним из таких редких случаев было пожалование в 1856 г. в почетные лейб-медики почетного гоф-медика действительного статского советника А. И. Овера. А вот на испрашиваемое в 1885 г. гоф-медиком Гилиботомом "соизволение на пожалование ему звания сверхштатного лейб-медика с оставлением заведывающим гоф-медиком в том же округе и с сохранением получаемого им содержания" положительного решения не последовало 18 .

Более подробно о деятельности лейб-медиков см. "Вопросы истории", 2000, N 1, с. 102 - 114.

Примечания

1. Сборник российских законов о медицинском управлении. Ч. III. СПб. 1828, с. 151 - 154.

2. Там же, с. 263 - 265.

3. Российский государственный исторический архив в С. -Петербурге (РГИА), ф. 479, оп. 1, д. 489, л. 84 об.; д. 509, л. 88; д. 657, л. 113; д. 728, с. 125; д. 1015, л. 176 - 176 об.; д. 1253, л. 215; д. 1349, л. 233; д. 1355, л. 234; д. 1378, л. 238 - 238 об.; д. 1567, л. 276; оп. 3, д. 20, л. 31; д. 46, л. 71 об.; д. 116, л. 85 об.

4. Обзор деятельности министерства Императорского Двора и уделов за время царствования в Бозе почившего государя императора Александра III (1881 - 1894 гг.), ч. 1, кн. I. Придворная медицинская часть. СПб. 1901, с. 155 - 172.

5. ГУТКИНА А. Я. Организация здравоохранения в России от аптекарского приказа до Наркомздрава. - Врачебное дело, 1927, N 20, с. 1458.

стр. 152


6. Придворная медицинская часть в 1898 г. Отчет инспекции. СПб. 1899, с. 105.

7. РГИА, ф. 479, оп. 1, д. 2605, л. 500.

8. Там же, ф. 479, оп. 1.1127, л. 261; оп. 3, д. 23, л. 6-6 об.

9. Там же, ф. 479, оп. 1, д. 1945, л. 484; д. 1947, л. 484 об.

10. Там же, ф. 479, оп. 1, д. 2040, л. 511.

11. Придворная медицинская часть в 1898 г. Отчет инспекции. СПб. 1899, с. 30.

12. РГИА, ф. 479, оп. 2, д. 1067, л. 184 об.

13. Там же, ф. 479, оп. 2, д. 664, л. 114; д. 1442, л. 247; оп. 3, д. 135, л. 33; д. 160, л. 209; оп. 4, д. 62, л. 163.

14. Там же, ф. 479, оп. 1, д. 2046, л. 512; оп. 3, д. 18, л. 5; д. 162, л. 94.

15. Там же, ф. 479, оп. 1, д. 845, л. 194 об., д. 867, л. 199; д. 948, л. 218 об., д. 1170, л. 273 - 273 об.; д. 1054, л. 364; оп. 2, д. 249, л. 42; д. 680, л. 117; д. 730, л. 125 об.; д. 112, л. 193 об.

16. КОВАЛЕВСКИЙ П. И., АЙКАНОВ А. М., ФРАТКИН Б. А. Чествование Н. А. Вельяминова. СПб. 1902, с. 40.

17. Там же, с. 54.

18. РГИА, ф. 479, оп. 1, д. 858, л. 197; оп. 3, д. 103, л. 22 об.

Опубликовано 05 апреля 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1617606735

© Portalus.ru

Главная МЕДИЦИНА Придворная медицинская часть в России. XIX в.

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU