Рейтинг
Порталус


ОРГАНИЗАЦИЯ ГОСПИТАЛЕЙ И ЛАЗАРЕТОВ В ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Дата публикации: 14 января 2021
Автор(ы): С. В. КАЗАКОВЦЕВ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕДИЦИНА
Источник: (c) Вопросы истории, № 9, Сентябрь 2007, C. 137-140
Номер публикации: №1610575500


С. В. КАЗАКОВЦЕВ, (c)

Потребность в организации помощи раненым остро встала сразу же после начала первой мировой войны. Вятская губерния, как глубоко тыловая, была определена одним из районов рассредоточения пострадавших солдат и офицеров. Уже в конце августа 1914 г. вятский губернатор А. Г. Чернявский получил телеграмму начальника Генерального штаба, в которой говорилось: "Остановить эвакуацию (раненых и больных воинов. - С. К.) хотя бы на короткое время невозможно, потому что эвакуационные пункты головные и тыловые переполнены ранеными сверх меры. Поэтому внутренние районы не могут отказаться от приема раненых, ... отказаться от приема раненых нельзя, потому что невозможно оставлять их без крова, пищи и медицинской помощи. В силу этого обращаюсь с самой усердной просьбой оказать ваше содействие"1.

 

По распоряжению военного ведомства в губернии был открыт окружной эвакуационный пункт. Во главе с губернатором был создан Губернский эвакуационный распорядительный и попечительный о раненых комитет. 30 августа 1914 г. на заседании комитета Чернявский поставил задачу готовиться к приему не менее 2 тыс. легкораненых. Благодаря содействию Городского Союза помощи больным и раненым воинам в сентябре 1914 г. из центра поступило 7,5 тыс. руб. для оборудования 150 коек в Вятке и дополнительно 9 тыс. руб. на их содержание2. В октябре в Вятке был устроен специальный питательный пункт на станции Вятка I. Этот терминал позволял единовременно прокормить до 4 тыс. человек.

 

Прибывавших раненых и больных разделяли на три группы: тяжелораненые, легкораненые и больные. Прием потока раненых и больных воинов осложнялся тем, что не хватало медицинского персонала. В организации лазаретов участвовали образовательные учреждения, духовное ведомство, благотворительные организации; они предоставляли собственные помещения, выделяли средства на открытие лечебных заведений. Создавались специальные перевязочные комнаты, была организована стирка белья. Согласно Положению "О порядке отвода помещений для городских лазаретов" пригодные для этих целей помещения могли быть заняты без согласия их владельцев. В этом случае им выплачивалось вознаграждение.

 

В октябре 1914 г. разнарядка на Вятскую губернию в 3,5 тыс. коек-мест была почти выполнена. На 11 октября в губернии имелось 3223 койки и было принято решение открыть госпиталь для легкораненых на 300 коек3. Госпитали и лазареты были оборудованы при гимназиях, окружном суде, в домах местных купцов, при Обществе сестер милосердия, местном управлении Российского общества Красного Креста, учреждениях духовного ведомства, губернских земствах, при городском управлении.

 

В середине осени 1914 г. только в Вятке функционировало более 20 лазаретов с общим количеством мест 1116, три госпиталя в Орловском уезде на 150 коек, четыре -

 

 

Казаковцев Сергей Владимирович - аспирант Вятского государственного университета.

 

стр. 137

 

 

в Слободском на 115 коек, три - в Котельническом на 147 коек и четыре - в Глазовском на 140 коек. К концу года в Вятке было 2400 коек, из которых 1511 для тяжелораненых. Возможности Вятской губернии этим не исчерпывались. Городская управа рассчитывала довести прием до 4321 раненого и больного4.

 

Значительный вклад в организацию лечения раненых внесли земские структуры. В октябре 1914 г. состоялся съезд городских голов, посвященный созданию общегубернской организации: уездные города договорились о совместном содержании госпиталей и питательного пункта, о посылке в Вятку всех имеющихся запасов белья и инвентаря, о сборе пожертвований.

 

И все же поток раненых по-прежнему превышал возможности приема. Но госпитали западных и центральных губерний были еще более перегружены. 8 декабря 1914 г. Петроградский областной эвакуационный распорядительный и попечительный о раненых комитет запрашивал Вятку относительно ее резервов и возможностей в скором времени вновь принять значительное количество раненых5.

 

На 1 февраля 1915 г. в Вятке действовало два госпиталя Красного Креста, пять - духовного ведомства, три - Общества борьбы с туберкулезом и губернского земства и девятнадцать лазаретов. Помимо этого работали четыре лазарета в Глазове, три - в Котельниче, по одному - в Орлове и Слободском6.

 

Сосредоточение госпиталей преимущественно в центре губернии и ряде уездных городов объяснялось состоянием путей сообщения. Среднее расстояние от железнодорожной станции до госпиталя в Вятской губернии составляло - 1,1 версты, а в некоторых уездных городах - 0,5, что было существенно меньше среднероссийских показателей (2,3 и 8,3 версты соответственно)7. Поэтому, например, такой крупный в масштабах губернии город, как Слободской, ввиду удаленности от железной дороги, не был назначен пунктом приема. Этим же объясняется и то, что многие уездные земства переводили деньги на открытие и содержание лазаретов и госпиталей в Вятку. Слабые транспортные связи внутри губернии диктовали такое использование имевшихся возможностей. В результате подавляющее большинство тяжелораненых проходило лечение в Вятке.

 

На начальном этапе войны проблема питания раненых в лазаретах и госпиталях успешно разрешалась. При этом пищевая ценность потребляемых продуктов даже превышала норму на 20 проц., а вятская комиссия по размещению и довольствию легкораненых в январе 1915 г. сообщала, что "паек способен восстановить здоровье раненых"8. Для истощенных и слабых больных вырабатывались специальные нормы питания.

 

Система госпиталей и лазаретов в Вятской губернии функционировала на основе жестких правил учета: все прибывавшие увечные воины должны были фиксироваться в документах строгой отчетности; каждое лечебное заведение вело списки проходивших лечение офицеров и нижних чинов. Власти старались не допустить, чтобы выздоравливающие уклонялись от продолжения службы, дезертировали. Особенно актуальным этот вопрос стал с затягиванием войны. 15 ноября 1915 г. вятский губернатор издал приказ N 240, согласно которому о каждом сбежавшем из лечебного заведения следовало незамедлительно сообщать начальнику эвакуационного пункта; 7 декабря было запрещено предоставлять раненым отпуск, совершать прогулки без сопровождения сестер милосердия, отлучаться из госпиталя. Выздоровевших предписывалось немедленно возвращать в действующую армию9.

 

Факт побега фиксировался и передавался по инстанциям. Перестраховываясь, местные власти изобрели оригинальный способ предотвращать побеги: 17 ноября 1914 г. губернатор дал указание хранить одежду солдат на специальных складах, выдавая только для прогулок вместе с сестрами милосердия; 15 февраля 1915 г. было запрещено частным лицам приобретать от нижних чинов предметы военного снаряжения, обувь, одежду военного покроя; 5 декабря того же года губернатор предупредил о строгих мерах к тем, кто оказывает содействие побегам военноувечных из лазаретов и госпиталей10.

 

Все это порождало недовольство солдат, сравнивавших свое положение с положением невольников11. Некоторое смягчение режима допускалось лишь во время религиозных праздников.

 

В декабре 1914 г. верховный начальник санитарной и эвакуационной части утвердил инструкцию, устанавливавшую, что в лечебных заведениях развлечения для раненых должны иметь исключительно семейный характер и оканчиваться не позднее девяти часов вечера. Запрещались азартные игры, ограничивалось чтение книг. Вятский губернатор 22 ноября 1914 г. приказал допускать к раненым только их родственников, духовных лиц, членов кружков развлечений, представителей Красного Креста и лиц, имеющих личное разрешение губернатора, воинского начальника или начальника эвакуационного пункта12.

 

стр. 138

 

 

Подобные ограничения прав и свобод смягчались проявлением внимания со стороны властей и местной общественности: различные благотворительные учреждения взялись за организацию свободного времени раненых и больных. Устраивались посещения кинотеатров, чтение лекций при лазаретах, организовывались просветительные курсы, при инвалидном доме были созданы мастерские и открыты курсы бухгалтеров. Сарапульский кружок помощи жертвам войны организовал занятия по обучению грамотности и ручному труду13. Созданные на территории губернии кружки проводили музыкально-вокальные вечера, демонстрацию световых картин, опыты с электричеством, телефоном, устраивали чтение лекций, обучением шахматам, шашкам. При проведении массовых мероприятий лазареты объединялись для совместного прослушивания программы. Было организовано обучение ремеслам с целью подготовить к посильному труду людей, ставших на войне инвалидами. Обучение ремеслам могло продолжаться и после выписки раненого из лечебного заведения14. Для развлечения раненых проводились культурные вечера, фотографирование с бесплатной раздачей снимков на память. За 1915 год кружок по устройству полезных занятий израсходовал на свою деятельность свыше тысячи рублей, обучил грамоте 120 человек, сделал 2 тыс. фотокарточек раненых, провел в кинотеатре "Колизей" показы кино для 20 тыс. раненых; 15 тыс. человек посетили различные спектакли, выступления музыкальных и песенных коллективов15.

 

Несмотря на все предпринятые усилия массы прибывавших в Вятку раненых нередко были вынуждены проводить время на вокзале вследствие организационной неразберихи. Ее создавали неясности с подведомственностью тяжелораненых тому или иному лазарету, волокита в сношениях с эвакуационной комиссией, наезды проверяющих из центра. В результате губернатор был вынужден взять этот вопрос под личный контроль, ознакомляться с расписанием санитарных поездов, проходивших через Вятку, и интересоваться накормлены ли раненые и больные, есть ли запасы провизии в поездах16.

 

Оттого, что лазареты и госпитали не могли "поделить" между собой раненых, им нередко приходилось самим искать себе места лечения. Это приводило, с одной стороны, к недогрузке системы лечебных заведений, с другой - ставило значительные группы военноувечных в затруднительное положение.

 

С наступлением холодов обнаруживалась нехватка теплой одежды. Вследствие этого ограничивались прогулки на свежем воздухе, трудно было добираться в баню, которая, как правило, располагалась далеко от здания госпиталя. Обращения вятской комиссии по размещению и довольствию легкораненых к губернатору приносили мало пользы: обеспечить лазареты и госпитали полушубками удавалось лишь на 20 процентов17.

 

Опасения военных властей относительно дезертирства во время выхода в баню не были беспочвенными. С появлением большого количества раненых в Вятке стало не хватать бань. На постройку большой бани требовалось не менее 40 тыс. рублей. Не найдя таких денег и не имея достаточной рабочей силы, городские власти были вынуждены ограничиться постройкой в 1916 г. деревянной бани18.

 

С весны 1915 г. в деятельности вятской комиссии по размещению и довольствию легко раненых участвовал врачебный персонал лазаретов. Прежде неоднократные попытки врачей оказывать влияние на работу комиссии, высказывать свое мнение по вопросам, в которых они являлись специалистами, долгое время оставались безрезультатными. Но проблема не была разрешена до конца - в сентябре 1915 г. врач Н. А. Красовский доложил вятскому губернскому комитету, что совещания с врачами комитет не проводит, а необходимость в этом имеется19.

 

Катастрофически не хватало коек для лечения остро заразных воинов, слабо развивалась деятельность санитарных организаций. Серьезной проблемой всех лазаретов и госпиталей было то, что первоначальный расчет средств на их содержание определялся исходя из продолжительности войны в 3 - 4 месяца, и много ожиданий возлагалось на частные пожертвования местных жителей. Однако этот источник средств постоянно ослабевал, тогда как рост цен, общее удорожание жизни затрудняли снабжение лазаретов и госпиталей. Уже в декабре 1914 г. губернские власти столкнулись с тем, что сметная сумма в 10 руб. в месяц на содержание одного раненого не покрывает потребности; требовалось уже не менее 15 рублей20. В 1915 г. средняя стоимость содержания уже превысила 23 рубля; койко-день в госпитале в среднем стоил рубль, а в лазаретных палатах - 66 копеек21. Низкая оплата труда младшего медицинского персонала породила его нехватку. Все чаще губернские и городские власти вынуждены были обращаться за деньгами в Москву и Петроград, но зачастую не получали результата.

 

Население Вятской губернии и общественные организации сделали все от них зависящее, оказывая помощь военноувечным и раненым, их выздоровлению, реаби-

 

стр. 139

 

 

литации, а нередко и возвращению на фронт. Система госпиталей и лазаретов в Вятской губернии просуществовала до 22 февраля 1918 г.22, когда в связи с окончанием военных действий надобность в них значительно сократилась.

 

 

Примечания

1 Хроника местной жизни в начале войны 1914 г. Вятка. 1915, с. 42.

2 Государственный архив Кировской области (ГАКО), ф. 629, оп. 1, д. 2, л. 1; д. 10, л. 129.

3 Там же, д. 12, л. 21.

4 Там же, ф. 574, оп. 2, д. 962, л. 78; ф. 616, оп. 5, д. 167, л. 158, 159; ф. 638, оп. 1, д. 35, л. 40 - 45; ф. 799, оп. 1, д. 3, л. 130 - 149.

5 Там же, ф. 629, оп. 1, д. 12, л. 83; д. 10, л. 32, 33.

6 Там же, д. 2, л. 1; д. 10, л. 129.

7 Известия Главного комитета Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам, 15.IV - 01.V.1916, N 37 - 38, с. 17.

8 ГАКО, ф. 799, оп. 1, д. 1, л. 29.

9 Там же, ф. 582, оп. 154, д. 121, л. 6; ф. 799, д. 4, л. 101об.,146; ф. 891, оп. 1, д. 330, л. 207, 208; Вятские губернские ведомости, 4.X.1914; Известия Главного комитета Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам, 15.X.1914, N 1, с. 58.

10 Вятские губернские ведомости, 31.XII.1914; 18.II.1915; 9.XII. 1915; ГАКО, ф. 33, оп. 2, д. 1703, л. 252.

11 ГАКО, ф. 582, оп. 154, д. 95, л. 69, 69об. Перехваченное цензурой письмо в "Вятскую речь", декабрь 1914 года.

12 Там же, ф. 582, оп. 154, д. 12, л. 10; ф. 629, оп. 1, д. 23, л. 29, 71; ф. 869, оп. 2, д. 133а, л. 168.

13 Там же, ф. 616, оп. 1, д. 1500, л. 23, 23об.

14 Центральный государственный архив Удмуртской Республики, ф. 5, оп. 1, д. 46, л. 1781 - 1782об.

15 ГАКО, ф. 638, оп. 1, д. 85, л. 1 - 10об.

16 ГАКО, ф. 888, оп. 1, д. 47, л. 674.

17 Там же, ф. 799, оп. 1, д. 1, л. 63об.

18 Там же, ф. 630, оп. 5, д. 170, л. 37, 38.

19 Там же, ф. 869, оп. 2, д. 133а, л. 327.

20 Там же, ф. 638, оп. 1, д. 35, л. 132, 132об.

21 Известия Главного комитета, 15.VI - 01.VII.1916, N 41 - 42, с. 194 - 196.

22 ГАКО, ф. р-1585, оп. 8, д. 1, л. 47.

Опубликовано на Порталусе 14 января 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама