Рейтинг
Порталус


Болезнь и смерть цесаревича Николая Александровича

Дата публикации: 01 апреля 2021
Автор(ы): И. В. Зимин
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МЕДИЦИНА
Номер публикации: №1617272397


И. В. Зимин, (c)

В истории России второй половины XIX - начала XX в. было несколько цесаревичей, которые не дожили по различным причинам до того момента, когда на них был бы возложен царский венец. А поскольку они умерли молодыми, не успев, в силу своего возраста, совершить ничего значительного, то о них мало что известно несмотря на то, что в мемуарной литературе их имена упоминаются достаточно часто. Кроме того, смерть цесаревичей часто была связана с серьезными недочетами в деятельности придворных медиков.

Цесаревич Николай Александрович родился 8 сентября 1843 г. в Царском Селе. Он был вторым ребенком в семье будущего императора Александра II. Его отличало хрупкое телосложение, и это вызывало беспокойство императора, усилившееся после официального совершеннолетия Николая, которое было отмечено 8 сентября 1859 года. По совету воспитателей и придворных медиков Александр II настойчиво рекомендовал сыну усиленно заниматься спортом, особенно верховой ездой, надеясь, что тренировки укрепят его здоровье. Среди современников, встречавшихся с цесаревичем в этот период, был будущий литератор К. Головин. Он пишет, что цесаревич "был очень вдумчив и, кажется, очень озабочен своей будущей ролью". Попечителем наследника был назначен граф С. Г. Строганов. Из упоминаемых в литературе заболеваний цесаревича отмечается только золотуха. По свидетельству Ф. А. Оома, "золотушное расположение" было замечено врачами еще в 1854г., и для лечения его использовались ежегодные грязевые ванны в Гапсале и морские купания в Либаве, после которых Николай Александрович чувствовал себя относительно хорошо 1 .

8 сентября 1859г., по рекомендации лейб-медика И. В. Енохина, доктором наследника-цесаревича становится доктор медицины коллежский советник Н. А. Шестов. Александр II подписывает указ, по которому назначается "батальонный лекарь С.-Петербургского Гренадерского Короля Фридриха Вильгельма III полка, доктор Медицины, Коллежский Асессор Шестов - Доктором Его Императорского Высочества, Государя Наследника Цесаревича, с зачислением по Военно-Морскому ведомству". Такое высокое положение во многом способствовало карьере молодого врача, и в октябре 1860 г. глава придворной медицинской части Маркус сообщает ему, что конференция Медико-хирургической академии "предполагает предоставить место адъюнкт профессора при Терапевтической Госпитальной Клинике Ординатору 1-го Военно-Сухопутного госпиталя... Шестову". В декабре 1860 г. доктор Шестов был определен на должность профессора Медико-хирургической


Зимин Игорь Викторович - кандидат исторических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного медицинского университета.

стр. 140


академии. Ему было значительно увеличено жалованье, и по инициативе наследника он был награжден орденом Станислава 2-й степени 2 .

Современники, находившиеся рядом с цесаревичем, впоследствии оставили в своих воспоминаниях негативные отзывы о докторе Шестове. С одной стороны, это объясняется внезапной смертью цесаревича и объективными медицинскими просчетами лечащего врача, а с другой стороны, негативизм восприятия, видимо, имел некоторые основания. Подробно об этом пишет князь В. П. Мещерский, издатель консервативной газеты "Гражданин", который сам был личностью достаточно одиозной, однако, его замечания по поводу придворной медицины во многом справедливы. "Доктор Шестов менее, чем кто-либо, был бы в состоянии тогда подвергнуть Цесаревича постепенному наблюдению, будучи легкомысленным и мало знающим... врачом... Потом я понял, как относительно врачебной части великие мира сего находятся в наихудшем состоянии сравнительно с простыми смертными. У них свой врач. Этот врач, вследствие своего положения, с одной стороны, не нуждается в практике как в средствах к жизни, а потому не ищет заработка, а с другой стороны, в интересах своего так сказать самосохранения или своего положения, ведет относительно особы, при которой состоит, политику куртизана больше, чем политику врача; он старается не надоедать этой особе своими врачебными сторонами... а затем, по какому-то инстинкту политика, старается всякому болезненному явлению давать значение случайного, преходящего недуга, никогда не дозволяя себе делать догадок о каком-то хроническом недуге".

К этой негативной характеристике Шестова присоединяется и профессор Московского университета Б. Н. Чичерин, один из преподавателей цесаревича. Он пишет: "Еще менее я мог сойтись с доктором Шестовым. Он был человек недурной и обходительный, но пошлый. К наследнику он был определен по рекомендации лейб-медика Енохина, которому он приходился племянником и который всячески старался выдвигать русских. На этот раз выбор был неудачный. Шестов, говорят, учился хорошо, но доктор он был плохой" 3 .

Событием, с которого начинается отсчет смертельного заболевания цесаревича, считается участие в скачке на ипподроме в Царском Селе в 1860 году. Во время состязания цесаревич упал с лошади и сильно ушиб спину. Об этом эпизоде упоминают многие мемуаристы. Например, Ф. А. Оом пишет об этом так: "Затеяли скачку на ипподроме в Царском Селе... Цесаревич упал с лошади и ушиб спину. Но, не чувствуя особенной боли, отказался от всяких мер, тотчас же предложенных доктором Шестовым... Золотуха, которою страдал Великий Князь, бросилась на ушибленное место, которое сделалось уже с тех пор сосредоточием всех последующих страданий" 4 .

Болезнь постепенно прогрессировала, и в 1863 г. помощник воспитателя великого князя Александра Александровича (будущего императора Александр III) Н. П. Литвинов отмечает в дневнике 28 ноября 1863 г.: "Александр Александрович был у наследника, у которого, кажется, новый нарыв, и он почти не ходит". О заболевании цесаревича становится достаточно широко известно. В 1864 г., по воспоминаниям князя Мещерского, после Пасхи "цесаревич впервые занемог и должен был остаться в Петербурге. Чем именно он занемог, трудно было сказать, ибо состоявший при нем доктор Шестов сам ограничивался догадкою, что это маленькая простуда. Но когда я вошел в спальню Цесаревича, я увидел его лежащим на кровати. С лицом, совсем белым, как полотно. Я испугался своего впечатления и никак не мог уяснить себе, чтобы маленькая простуда могла отразиться на лице такою страшною переменою. Сам же Цесаревич жаловался только на слабость. И по временам на боли в пояснице. Его лицо приняло какой-то желтоватый оттенок и как-то осунулось" 5 .

В апреле 1864г. был решен вопрос об отправлении цесаревича в новое заграничное путешествие. Надо заметить, что и в это время боли продолжали серьезно беспокоить Николая Александровича. В дневниковых записях Литвинова за этот период от 9 мая 1864 г. отмечается: "Были у Николая Александровича, у которого, от напряжения в мускулах спины, были спазмы, стягивание мышцы живота, и он страдал". Кн. Мещерский также отмечает, что "не один раз в это время (апрель 1864 г. - И. З .) мне пришлось слышать от него самого, что он чувствует себя неважно, и единственное, что было решено по совету Шестова сделать для здоровья Цесаревича, был план морского лечения в Скевенинге, план роковой, ибо это

стр. 141


морское лечение оказалось началом его гибели". Но сам же Мещерский позже упоминает, что решение о поездке в Голландию было принято в ходе медицинского консилиума, и сам Шестов был только исполнителем его воли 6 .

В поездке цесаревича сопровождали его воспитатель генерал- адъютант граф Строганов, генерал-майор О. Б. Рихтер, который вел свою переписку, доктор Шестов, секретарь Собственной конторы августейших детей Оом, профессор Московского университета Чичерин, а также просто приятные молодые люди, ровесники цесаревича: штаб ротмистр лейб- гвардии Кирасирского полка Козлов и подпоручик лейб- гвардии Преображенского полка князь Барятинский. Из перечисленных лиц воспоминания об этой поездке оставили Оом и Чичерин и князь Мещерский, присоединившийся к цесаревичу уже в Голландии. 18 июня 1864 г. цесаревич выехал из Царского Села. Конечной целью поездки был голландский курорт Скевенинг, находящийся близ Гааги. В ходе поездки по Германии на сопровождавших Николая Александровича по протоколу лиц обрушился ливень наград, отвечающих их рангу. Не был обойден и доктор Шестов 7 .

Среди мемуаристов впоследствии нашлось много прозорливых критиков доктора Шестова, которые сходу ставили диагнозы и предлагали правильные методы лечения. Как известно, в истории и медицине специалистами являются все. Например, кн. Мещерский описывает свои столкновения в Скевенинге с Шестовым. К ним необходимо относится с осторожностью, поскольку мемуары писались спустя много лет после описываемых событий, но, тем не менее, по словам Мещерского, он "просил Шестова запретить купание - "Не ваше дело, я один в этом деле понимаю". А бедный Цесаревич - на мой совет бросить купание - ответил мне, что на то есть воля его эскулапа" 8 . Здесь, вероятно, уместно заметить, что на то была не только "воля эскулапа", но и воля самого Императора Александр II. После того как в сентябре 1864г. Цесаревич встретился с отцом и О. Б. Рихтер доложил царю, что наследник жалуется на боли в спине, тот выразил недовольство, "говоря, что погода хорошая и ревматизм не может ухудшиться" 9 .

1 сентября 1864г. цесаревич с родителями из Голландии отправился в Берлин для участия в маневрах. Там ему пришлось долго ездить верхом, следуя за императором, и, видимо, под влиянием этого, боли в спине усилились.

В начале октября 1864г. он выезжает в Венецию, где заболевание резко обостряется. Сначала оно проявлялось в постоянной усталости, на которую жалуется цесаревич, а после его переезда в Ниццу, а затем во Флоренцию заболевание проявляется настолько сильно, что на консультацию приглашаются итальянские и французские медики. Чичерин пишет об этом периоде: "Я нашел наследника исхудавшим, осунувшимся, сгорбленным. Болей он не чувствовал, но он не мог разгибать спины... В ожидании будущих ванн в Люшоне, его лечили электричеством. Но оно приносило мало пользы". Во время этой поездки, по свидетельству Оома, "мы с Чичериным вдвоем помогли выйти ему из вагона". На третий день пребывания во Флоренции цесаревич слег, жалуясь на боли в спине, "на которой появилась краснота с небольшой опухолью".

Был немедленно созван консилиум, на котором профессор Бурчи предположил, что боли являются результатом нарыва в спинных мускулах, и посоветовал приложить шпанскую мушку, "говоря, что если после мушки пройдут и опухоль, и краснота, то не может быть и речи о нарыве". На консилиуме также присутствовали французские врачи Нелатон и Рейс, которые были присланы во Флоренцию Наполеоном III. Они также были убеждены, что данная симптоматика характерна для ревматизма. Но в других источниках упоминается итальянский врач, высказавший предположение, что у больного происходит воспалительный процесс в области позвоночника, поэтому, видимо, и упоминается о нарыве. Кроме лечения электричеством, использовали массаж. Все это помогало мало, и Николай Александрович не мог самостоятельно спускаться и подниматься по лестнице, и поэтому его носили на кресле. Цесаревич писал из Флоренции Литвинову: "Наконец я приехал во Флоренцию, как нарочно, чтобы снова схватить сильный lumbago, который меня держит взаперти более недели" 10 .

В этой ситуации особое мнение имел граф Строганов. Как пишут очевидцы, он не очень доверял диагнозам, которые ставили врачи, повторяя: "вы ошибаетесь", "вы не угадываете болезни" 11 . Чичерин также указывает, что граф Строганов выезжал в Париж официально для встречи с братом, на деле - для консультаций

стр. 142


с парижскими докторами. Но беспокоил вопрос, может ли великий князь жениться на датской принцессе Дагмаре, помолвка с которой уже состоялась. Видимо, на тот момент никто не видел в заболевании цесаревича угрозу для его жизни. Вернувшись из Парижа, он прямо поставил этот вопрос перед профессором Рейс, на что тот ответил утвердительно, предложив только отложить свадьбу на три месяца.

Поскольку лечение не приносило результата, было принято решение о переезде в Ниццу на виллу Гизбах, куда все и выехали 20 декабря 1864 года. Кроме Шестова, цесаревича сопровождали французские медики Рейс и Нелатон. Уже в Ницце в феврале 1865г. ими был составлен письменный протокол, в котором было зафиксировано, что болезнь есть укоренившийся ревматизм и что "последовательное лечение паровыми душами и потом купанье" окончательно поправят здоровье великого князя. Князь П. А. Вяземский в брошюре, вышедшей по следам событий 25 мая 1865 г. в Петербурге, пишет: "К общему успокоению, к общей радости, парижские врачи утвердительно и, без сомнения, добросовестно, объявили, что болезнь цесаревича не являет никакой опасности: что он страдает единственно простудным ревматизмом" 12 .

В своих мемуарах Оом приписывает себе инициативу повторного обращения к итальянскому профессору Бурчи. После переписки с генеральным консулом в Италии и врачом в Ниццу пришла копия заключения Бурчи, в которой он указывал, что заболевание связано с позвоночным столбом, "и указывал на лечение ея прижиганием, однако, выражая опасения за бесполезность и этого способа". Это заключение было прочитано докторам Н. А. Шестову и Гартману. Однако они отказались рассматривать такую возможность развития болезни цесаревича. Далее Оом проявляет себя как диагност: "Когда я позволил себе замечание, что постоянные головные и спинные боли и тошнота указывают на мозговые страдания, Шестов вышел из себя и, обратясь ко мне, с запальчивостью сказал: "Вот вы будете еще распространять подобные нелепости: это просто malaria, местная лихорадка" 13 . Далее он пишет, что больному на спину ставились паровые души, в результате, по его мнению, нарыв начал развиваться вглубь, просверлил позвонок, и воспаление по спинному мозгу достигло головного мозга.

В марте 1865 г., по рекомендации медиков, Николай Александрович был перевезен на отдаленную от моря виллу Бермон, находившуюся рядом с виллой императрицы. Оом, вернувшись в это время в Петербург, был представлен Александру II, и у них состоялся разговор о здоровье наследника, в ходе которого Оом высказал сомнение в диагнозе, который ставили медики. Александр II был возмущен вмешательством дилетанта: "Да ты как будто сомневаешься. Не воображаешь ли быть более верным судьею болезни, чем они? Да с каких пор позволяешь себе суждение по медицине?" Однако царь был обеспокоен и, по словам мемуариста, попросил его показать заключение профессора Бурчи лейб-медику консультанту Н. Ф. Здекауеру и просил передать тому, чтобы он посетил царя. Когда Оом встретился с лейб-медиком и передал тому все, что он наблюдал во Франции и Италии, Здекауер спросил его: "Провели ли они губкою, насыщенною горячею водой, по позвоночному столбу? - Нет, отвечал я: они только гуттаперчивым молоточком постучали по позвонкам. - Этого недостаточно, заметил опытный эскулап, и был прав". Вскоре Оом вернулся в Ниццу 14 .

Здоровье цесаревича стремительно ухудшалось. У него начались сильнейшие головные боли, сопровождавшиеся рвотой. Он часто впадал в забытье. Об ухудшении состояния наследника перед Пасхой был проинформирован телеграфом Александр II, и в тот же день в Ниццу выехал великий князь Александр Александрович в сопровождении графа Б. А. Перовского и лейб-медика Здекауера. Министр внутренних дел П. А. Валуев записал в дневнике 1 апреля 1865 г.: "Из Ниццы получаются снова тревожные известия на счет здоровья цесаревича. Туда послан вчера доктор Здекауер" 15 .

По свидетельству Оома, на второй день Пасхи у цесаревича произошел "удар". Но явления паралича через полтора часа прошли бесследно. 6 апреля 1865 г. в Ниццу прибыли Александр Александрович и Здекауер, который тотчас же направился в покои больного, где его ожидали приглашенные еще накануне врачи Циммерман, Рикар, Вахю, Рерберг. "Последний, русский подданный, впервые определил болезнь Цесаревича латинским названием: "Meningitis Cerebro spinalis" и подтвердил его подробным описанием в медицинском сочинении, которое дал прочесть Рихтеру

стр. 143


(О. Б. Рихтер, генерал-майор, сопровождавший наследника. - И. З .). Сомнения, казалось, не могло уже быть. К этому названию, уже после вскрытия, доктор Опольцер добавил слово: "tuberculosa" 16 .

Вечером 6 апреля 1865г. Александр II срочно выезжает в Ниццу. Путь до Ниццы был совершен с неимоверной для того времени скоростью - за 85 часов. Валуев записывает в дневнике 5 апреля: "Вечером внезапно получил от кн. Долгорукова извещение, что государь едет завтра за границу вследствие печальных известий, полученных о болезни цесаревича. Через полчаса получил от Долгорукова текст известия об этой болезни для помещения завтра во всех газетах. По-видимому, болезнь в спинном мозгу, уже распространившая свое действие на головной мозг. Врачи несколько месяцев лечат великого князя от простуды и ревматизма!!" 17 .

С этого же дня 6 апреля 1865г. в Петербурге в газетах начали печатать телеграммы, в которых подданные империи информировались о состоянии здоровья наследника. Например, 6 апреля в газетах было напечатано: "Голова свободна, память хороша, ответы правильны, но положение свое не сознает... Здекауер прибыл. Позвали Пирогова". 7 апреля: "Лихорадка несколько усилилась, припадков давления на мозг меньше, движения свободны (10 часов утра). Здекауер находит состояние крайне опасным... Он подозревает болезнь: "Meningitis cerebro spinalis". П. А. Валуев фиксирует этот диагноз в дневнике: "Болезнь цесаревича "Meningitis cerebro spinalis". 8 апреля: "Усиление припадков мозговых...". Дневник Валуева: "Ночью и утром получены депеши несколько успокоительные, но в 2-м часу другие, извещающие о возобновлении опаснейших признаков болезни. Надежды, кажется, остается весьма мало". Из дневника Н. И. Рако известно, что цесаревичу "обрили голову и поставили две шпанские мушки" 18 . 9 апреля: "Сон прерывается бредом. Временами больной узнает окружающих". 10 апреля: "Ночь беспокойная с бредом. Узнает, отвечает хорошо, но язык несколько затруднен... Истощение опасное. Государь прибыл. Не мог видеть Цесаревича. Прибыли Королева Датская с принцессою Дагмар и наследный принц. Вечером. 10 часов. Государь имел утешение свидеться с Цесаревичем". Оом сообщил датской королеве и принцессе о безнадежном положении больного. Из дневника Рако известно, что прежде чем увидеться с сыном, Александр II присутствовал на консилиуме врачей с участием Пирогова, который приехал вместе с ним. Из дневника Валуева: "Целый день получались депеши из Ниццы, одна другой прискорбнее". 11 апреля: "Быстрый упадок сил. 24 часа без сна. Сегодня утром свидание с принцессою Дагмар и с братьями. Опасность усиливается" 19 . В этот же день больной причастился.

12 апреля 1865г. цесаревич скончался. Достаточно много очевидцев происходившего оставили воспоминания о тех событиях. Среди них был малозаметный Литвинов, помощник воспитателя великих князей Александра Александровича и Владимира Александровича. Он описывает этот день следующим образом: "Доктор Опольцер, приехавший из Вены сегодня утром, прежде нежели быть допущенным к наследнику, приглашен был на совещание докторов. Говорят, что первое его слово было: "Господа, разумеется, нам, прежде всего, нужно быть согласными во мнениях". Затем, увидев больного, он объявил, что мнение Здекауера было справедливо и что у Николая Александровича "Meningitis cerebro spinalis", но к этому прибавил еще - tuberculosa. Он сказал, что это такая болезнь, которой симптомы обнаруживаются всегда поздно и когда уже нет спасенья больному... Николаю Александровичу беспрестанно давали мускус по настоянию Пирогова, который, со свойственной ему энергией, утверждал, что доктора не должны терять надежды до тех пор, пока в больном не перестанет биться сердце" 20 .

Одна из безымянных свидетельниц писала 12 апреля: "Я намедни опять начала было летопись, да не могла продолжать. Один только день был несколько тихий, но в ночь опять хуже и потом тревога за тревогой. Переход от надежды к отчаянию и, наконец, вчера долгая агония, которая истерзала несчастных родителей". Дневник Валуева: "Цесаревич скончался в 12 часов 50 минут ночи по времени в Ницце, следовательно, в исходе 3-го часа ночи по нашему. Известие получено рано утром через телеграмму от гр. Алерберга к министру двора. Весть была ожидана, и, несмотря на то, она произвела сильное впечатление. Сегодня же утром объявлено о печальном событии в прибавлениях к газетам и дано знать по телеграфу в губернии. В более населенные города я сообщил губернаторам шифром о наблюдении за могущими возникнуть в народе толками. Говорят, что в Москве уже пущен слух,

стр. 144


будто цесаревича отравили великий князь Константин Николаевич и его супруга "Константиниха" 21 .

В этот же день тело цесаревича было вскрыто и забальзамировано. Вскрытие производилось Пироговым, а "Здекауер под диктовку Опольцера составил описание всего оказавшегося при вскрытии, т. е. протокол, который был подписан тремя врачами и гр. А. В. Адлербергом, присутствовавшем при вскрытии. Оказалось, между прочим, как и предполагали медицинские авторитеты, что одновременно с воспалением оболочки спинного и головного мозга, происшедшим от нарыва в спинных мускулах и коснувшихся позвоночного столба, вся мозговая оболочка была воспалена, железы отчасти чрезмерно увеличены, отчасти перешли в нагноение. В головном мозгу и в легких найдены туберкулы, застарелые и свежие; на внутренней поверхности черепа соски костяные, и некоторые из них углублялись в головной мозг". Еще один очевидец происходящего, профессор Чичерин, пишет, что "вскрытие тела обнаружило не только туберкулезный менингит, но и внутренний нарыв в спинной кости, который был коренным источником болезни. Оказалось, что итальянский доктор один был прав в своем диагнозе".

Сохранилось свидетельство о кончине цесаревича Николая Александровича, в котором был сформулирован диагноз, приведший к смерти больного: "Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь Николай Александрович волею Божею скончался в г. Ницце сего апреля 12/24 числа в 12 часов 50 минут по полуночи от воспаления мозговых оболочек (Meningitis), в чем свидетельствуем.

Обергофмаршал граф Андрей Шувалов

Генерал-адъютант князь Долгоруков

Генерал-адъютант граф А. Адлерберг 2-й

Чрезвычайный посол барон Андрей Бобрин

Православной церкви в Ницце протоиерей Василий Прилегаев" 23 .

В официальном манифесте подчеркивалось, что болезнь поначалу "не представляла, по-видимому, опасений за столь драгоценную нам жизнь, хотя медленно, но казалось, уступала действию предпринятого лечения и влиянию южного климата, когда внезапно появившиеся признаки явной опасности побудили нас поспешить отъездом из России".

Смерть цесаревича вызвала самые разные отклики в России. Например, В.Ф. Одоевский записал в дневнике 12 апреля 1865 г.: "Телеграмма о кончине наследника - что за горе! Каково должно быть бедному государю!" Граф С. Шереметьев в "Воспоминаниях" упоминает, что он помнит "молебен на Красной площади- несметная толпа молилась за наследника престола". 13 апреля 1865г. Валуев записал: "В городе множество толков о том ослеплении, с которым будто бы уходили цесаревича, не слушаясь советов опытнейших и искуснейших врачей, например, Здекауера, здесь, кого-то во Флоренции и Нелатона в Ницце. Рассказывают, например, что Здекауер требовал теплых ванн, а цесаревича отправили купаться в Сквенинген, что флорентийский врач указывал на спинной мозг как на гнездо болезни и требовал скарификации, но его не послушали, что Нелатон поставил фонтанели, а Шестов их закрыл, что от государя скрывали правду, и т. д. и т. д.". Он вновь 18 апреля указывает в дневнике, что из Москвы доносят о "нелепых толках в народе, обвиняющих великого князя Константина Николаевича в отравлении Цесаревича". После возвращения Здекауера из Ниццы Валуев заходит к нему домой (8 мая) и 11 мая записывает то, что он узнал из первых рук: "После обеда был у меня Здекауер. Он передает подробности о покойном Цесаревиче и его братьях. Бред цесаревича был характеристичен. Он держал речь перед какими-то депутатами, в другой раз как будто брал Кексгольм приступом. Вообще смерть показала, сколько обещала его жизнь. Замечательное слово, сказанное им на счет нынешнего цесаревича: "В нас всех есть что-то лисье. Александр один вполне правилен душой" 4 .

Естественно в обществе возникал и вопрос об ответственности окружавших цесаревича медиков. Князь Мещерский передает свои разговоры на эту тему с медиками, которых он спрашивал: "А что было бы, если [бы] не было морского купания? Они отвечали мне: категорически сказать ничего нельзя; но, судя по тому, что стало известно из диагноза профессора Опольцера, можно предположить, что если бы Великий Князь пробыл два, три года в ровном и умеренном климате, болезнь была

стр. 145


бы приостановлена, и он мог бы, перейдя критический период, жить и окрепнуть". Сам же профессор Опольцер, как передает Оом, считал, что "болезнь, которою страдал покойный, встречается редко, узнать ее во время почти невозможно, о ней можно только догадаться, да и тогда все меры к излечению не спасли бы больного, а только продлили бы его жизнь, конец же был ужасный: полный идиотизм после ужасных страданий" 25 .

Однако несмотря на авторитетные свидетельства невозможности своевременной диагностики такого заболевания, многие винили в произошедшем прежде всего врача наследника доктора Шестова. Современники упрекали его в материализме. Профессор Чичерин упоминает, как однажды за обедом доктор Шестов "вздумал вольнодумничать: отрицал существование бесов". Но несмотря на многочисленные упреки и обвинения в некомпетентности вопрос о его дальнейшей службе был решен достаточно лояльно. В мае 1865г. из Придворной медицинской части были запрошены сведения о докторе Шестове. Из них мы узнаем, что коллежский советник Шестов родился в 1831 г., на службе состоял (закончив Медико- хирургическую академию) с января 1854г., в 1855г. он становится доктором медицины. В 1857г. после усовершенствования в клиниках академии был командирован за границу, где побывал в Париже, Берлине и Праге. Вернувшись в Россию а 1859г., Шестов был утвержден в должности доктора цесаревича с декабря 1859 года. В 1860г. назначен на должность адъюнкт-профессора госпитальной терапии. Он получал очень приличное жалованье - 2348 руб. 68 коп. в год. Единственное, в чем проявился упрек со стороны двора к профессиональной квалификации медика, было то, что в июне 1865г. император Александр II выдал лицам из ближайшего окружения цесаревича по годовому окладу, всем, кроме доктора Шестова. Однако уже в июле "Государь император Всемилостивейше повелеть соизволил... доктору Шестову, за усердную службу при Его Высочестве выдать годовой оклад". Во второй половине июня 1865г. высочайшим решением "доктора Шестова... зачислить сверхштатным ординатором при 2-м военно-сухопутном С.- Петербургском госпитале впредь до могущей открыться там вакансии с сохранением получаемого им ныне содержания по должности старшего ординатора". С 1866г. и до своей смерти в 1876г. доктор Шестов являлся ординарным профессором кафедры частной патологии и терапии Медико-хирургической академии 26 .

Приведенные архивные и мемуарные свидетельства позволяют избежать некоторых неточностей, встречающихся в современной литературе. Например, в изданной в 1997 г. книге, посвященной Александру III, пишется, что "однажды во время военных маневров Николай получил травму спины, неудачно соскочив с лошади. С тех пор его постоянно беспокоили боли в спине. Врачи лечили юношу от заболевания почек. Окончательный диагноз не внес ясности в причину смертельного недуга: врачи предполагали менингит, в заключении о смерти говорится о ревматизме почечных мышц и поясничной спинной фасции". Об этом же диагнозе упоминает и биограф Александра III А. Боханов. Великая княгиня Ольга Александровна пишет, что "весной 1865г. в Канне... цесаревич Николай ...умирал от воспаления легких". Э. Радзинский также замечает, что цесаревич Николай умер "от чахотки" в Ницце 27 .

В 1913 г. в книге В. П. Обнинского, крайне негативно оценивавшей историю последних Романовых, упоминается, что "Николай умер на Ривьере от болезни, бывшей, как уверяли, последствием излишеств и дурных привычек юношеского возраста". Это замечание, как следует из текста, основано на слухах, циркулировавших в обществе, однако при переиздании этой книги в примечании научного редактора отмечается, что "сведения о его болезни не подтверждаются".

Примечания

1. ГОЛОВИН К. Мои воспоминания. T.I. СПб. 1908, с. 36; ООМ Ф. А. Воспоминания. 1826-1865. М. 1896, с. 58.

2. Российский государственный исторический архив (РГИА), ф. 540, oп. 1(1369), св. 26, д. 64, л. 2, 8, 24.

3. Кн. МЕЩЕРСКИЙ В. П. Мои воспоминания. Ч. 1. 1850-1865. СПб. 1897, с. 371; ЧИЧЕРИН Е. Н. Воспоминания. М. 1929, с. 124.

стр. 146


4. ООМ Ф. А. Ук. соч., с. 40.

5. ЛИТВИНОВЫ. Г. Из дневника. - Исторический вестник, 1907, N 1, 2, 3, с. 41; Кн. МЕЩЕРСКИЙ В. П. Ук. соч., с. 369-370.

6. ЛИТВИНОВ Н. П. Ук. соч., с. 42; Кн. МЕЩЕРСКИЙ В. П. Ук. соч., с. 371, 376.

7. РГИА, ф. 540, oп. 17 (1369), д. 161, л. 28-119.

8. Кн. МЕЩЕРСКИЙ В. П. Ук. соч., с. 375.

9. ООМ Ф. А. Ук. соч., с. 93.

10. ЧИЧЕРИН Б. Н. Ук., соч., с. 153; ООМ Ф. А. Ук. соч., с. 108.

11. ООМ Ф. А. Ук. соч., с. 115.

12. Там же, с. 118; Кн. ВЯЗЕМСКИЙ П. А. Вилла Бермон. СПб. 1865, с. 6.

13. ООМ Ф. А. Ук. соч., с. 118.

14. Там же, с. 119-120.

15. ВАЛУЕВ П. А. Дневник. 1865-1876. Т. 2. М. 1961, с. 31.

16. ООМ Ф. А. Ук. соч., с. 125.

17. ТАТИЩЕВ С. Император Александр II. 4.1. СПб. 1903, с. 527; ВАЛУЕВ П. А. Ук. соч., с. 32.

18. РАКО Н. И. Заметки из дневника. - Русская старина, 1915, N 4, с. 144.

19. Кн. МЕЩЕРСКИЙ В. П. Ук. соч., с. 445.

20. ЛИТВИНОВ Н. П. Ук. соч.

21. РГИАФ, ф. 468, оп. 46, д. 7, л. 14; ВАЛУЕВ П. А. Ук. соч., с. 35.

22. ООМ Ф. А. Ук. соч., с. 129.

23. РГИА, ф. 468, оп. 46, д. 89, л. 2.

24. ОДОЕВСКИЙ В. Ф. Текущая хроника, особые происшествия. 1859-1869.- Литературное наследство, 1935, N 2224, с. 196; ШЕРЕМЕТЬЕВ С. Воспоминания. 1863-1865. СПб. 1899, с. 21; ВАЛУЕВ П. А. Ук. соч., с. 35, 41.

25. Кн. МЕЩЕРСКИЙ В. П. Ук. соч., с. 385; ООМ Ф. А. Ук. соч., с. 129-130.

26. ЧИЧЕРИН Б. Н. Ук. соч., с. 160; РГИА, ф. 540, oп. 1 (1369), д. 172, л. 55; д. 180, л. 1. Профессора военно-медицинской академии (1798-1998). СПб. 1998, с. 126.

27. КРЫЛОВ А. А. Барковец. Неизвестный император. М. 1997, с. 8; БОХАНОВА. Император Александр III. М. 1998, с. 55; ВОРРЕС Й. Последняя великая княгиня. М. 1998, с. 171; РАДЗИНСКИЙ Э. Николай II: жизнь и смерть. Т. 1. М. 1998, с. 20.

28. ОБНИНСКИЙ В. П. Последний самодержец. М. 1992, с. 6.

Опубликовано на Порталусе 01 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама