Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 17.02.19


Рецензии. А. С. ЧЕРКАСОВА. МАСТЕРОВЫЕ И РАБОТНЫЕ ЛЮДИ УРАЛА В XVIII В.

Дата публикации: 16 января 2019
Автор: А. И. КОМИССАРЕНКО
Публикатор: Шамолдин Алексей Аркадьевич
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Номер публикации: №1547592529 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


А. И. КОМИССАРЕНКО, (c)

найти другие работы автора

М. Наука. 1985. 248 с.

Разработка ранней истории российского пролетариата является одной из главных тем советской историографии. Рецензируемая монография старшего научного сотрудника Института экономики Уральского научного центра АН СССР, доктора исторических наук А. С. Черкасовой продолжает серию исследований этой проблемы, выполненных советскими учеными на протяжении последних десятилетий. Автор поставил задачу комплексно изучить социальный облик работников мануфактур Урала в XVIII в., их место и роль в становлении пролетариата в условиях вызревания в рамках феодальной экономики капиталистического уклада и углубления процесса формирования всероссийского рынка. В книге обоснована необходимость регионально- типологического подхода к решению проблемы генезиса капитализма. В центре внимания автора изучение численности, размещения, источников и методов формирования мастеровых и работных людей Урала в XVIII в., определение их места в сословно-правовой структуре позднефеодальной России, характера труда и его оплаты, особенностей и форм классовой борьбы.

Несмотря на обширную историографию (дореволюционную и советскую) уральской промышленности, до сих пор в ней, как правило, не было четкого выделения мастеровых и работных людей из всей совокупности занятых на уральских заводах работников; при этом исследователи нередко включали в разряд цеховых мастеров приписанных к предприятиям государственных крестьян, выполнявших лишь вспомогательные операции, что приводило к искаженным представлениям о конкретном процессе вызревания профессиональных кадров в русской промышленности XVIII века. Существующие среди специалистов различные оценки характера трудовых отношений на уральских мануфактурах связаны с отсутствием единой точки зрения на процесс генезиса капитализма в позднефеодальной России и причины внедрения принуди-

стр. 114


тельного труда в крупной промышленности1 . Дискуссионность проблемы требовала от автора критического пересмотра огромного конкретно- исторического материала, введенного в научный оборот, и разыскания в архивах новых фактических сведения.

А. С. Черкасова использует широкий круг источников, как опубликованных, так и архивных. Среди последних - материалы фондов ЦГАДА, государственных архивов Свердловской, Пермской, Тюменской областей. Автором проделан удачный опыт разработки материалов ревизского учета населения Урала, ландратской переписи 1717 г. и сенатских переписей мастеровых и работных людей 30-х годов XVIII в., привлечен значительный по объему комплекс челобитных уральских мастеров, почти не изучавшихся ни в источниковедческом, ни в историческом аспектах. Для выяснения процесса имущественной и социальной дифференциации среди горнозаводского населения привлечены автором таможенные книги уральских городов, до сих пор слабо вовлеченные в научный оборот.

В монографии дан аргументированный ответ на вопрос, что лежало в основе формирования контингента уральских мастеровых и работных людей. Сердцевиной этого процесса являлись, как считает автор, массовые переселения первой половины XVIII в., возникшие в результате изменений в социально- экономическом развитии страны. Миграционные потоки питались многочисленным слоем людей, "в силу различных причин лишенных старых источников существования и вынужденных бросать свои прежние жилища и искать новое место жительства и занятий". Ведущее место в этом потоке занимали государственные и дворцовые крестьяне (с. 107). В книге делается важный в методологическом плане вывод о наличии в первой половине XVIII в. рынка труда на Урале; главным способом, которым осуществлялся процесс складывания) горнозаводских кадров на уральских мануфактурах в то время, был "добровольный приход разного рода пришлых" (с. 97). Что касается принудительных методов комплектования, то, как обстоятельно доказано исследовательницей, они вошли в широкую практику только со второй четверти XVIII в. преимущественно на казенных заводах, в 50 - 60-х годах, и на частных предприятиях (в связи с передачей казенных мануфактур в руки П. И. Шувалова, И. Г. Чернышева, П. П. Ягужинского, К. Е. Сиверса и др. сановников).

А. С. Черкасова правильно указываем причину внедрения принудительного труда в крупном производстве на Урале (с. 106 - 108), которую она видит не в узости рынка рабочей силы, а в объективной потребности в такой форме труда в эпоху, когда формирование капиталистических отношений протекало одновременно с процессом первоначального накопления, создавая обращением к принудительным способам привлечения работных людей дополнительные возможности и приемы эксплуатации рабочих кадров мануфактурных предприятий, повышения прибыли и уменьшения издержек производства. Автор отмечает в этой связи, что мощный поток пришлых (главным образом, из среды крестьян) свидетельствовал не только о явлениях пауперизации, но прежде всего о процессе первоначального накопления, поскольку "труд пришлых людей на заводах Урала, как и труд других категорий мастеровых и работных людей, был трудом" производящим капитал" (с. 108).

Детально рассматриваются в книге социальный облик мастеровых и работных людей, их правовое положение, позволявшее сохранять юридические различия и перегородки между отдельными группами - казенными мастеровыми, приписанными к заводам из пришлых на правах государственных крестьян, вечноотданными, вотчинными и купленными крепостными. Большое научное значение имеет анализ последствий применения указа от 7 января 1736 г., оставлявшего "навечно" на частных заводах всех пришлых после первой ревизии людей.

Не оспаривая оценки указа как крепостнического и соглашаясь с высказанным А. А. Преображенским мнением о некоторой ограниченности подобных пра-


1 Кривоногов В. Я. Наемный труд в горнозаводской промышленности Урала в XVIII в. Свердловск. 1959; Панкратова А.. М. Формирование пролетариата в России (XVII - XVIII вв.). М. 1963; Переход от феодализма к капитализму в России. Материалы Всесоюзной дискуссии. М. 1969; Орлов А. С. Волнения на Урале в середине XVIII в. М. 1979; Буганов В. И., Преображенский А. А., Тихонов Ю. А. Эволюция феодализма в России. М. 1980; и др.

стр. 115


вительственных мер2 , поскольку они наряду с прикреплением к заводам всех беглых и пришлых крестьян способствовали хотя и в уродливом виде "отделению части крестьян от сельского хозяйства" и превращению их в "потомственных работников промышленности" (с. 121), А. С. Черкасова уточнила сферу действия указа. Он не имел никакого отношения к уральским мануфактурам и касался лишь текстильных предприятий центра страны. Положение же пришлых людей на металлургических заводах Урала регулировалось указом от 12 ноября 1736 г. изданным, как показано в книге, в ответ на неоднократные просьбы заводчиков Демидовых и Осокиных о закреплении на их предприятиях таких работников. Особенностью указа было то, что приписка пришлых к заводам не расценивалась как закрепощение, а означала "юридически обоснованный акт записи податного населения для платежа государственных налогов" (с. 122). Стремление заводчиков закрепостить этих людей и необоснованность и чрезмерность этих претензий отмечались Комиссией А. А. Вяземского в начале 60-х годов XVIII века. В книге исследованы также характер и формы борьбы мастеровых и работных людей на заводах Урала. Определяющее воздействие на социальный протест тружеников уральских мануфактур оказали, как установила А. С. Черкасова, четыре фактора: положение мастеровых и работных людей в системе сословно- правовых институтов феодального общества, методы комплектования рабочих кадров, положение мастеровых и работных людей как работников мануфактур, сохранение старой общинной организации ("мира") на заводах. Представленный в книге материал не оставляет сомнений в том, что упорная борьба работников мануфактур против попыток закрепощения, за сохранение "сначала прав служилых людей, а затем приписных государственных крестьян (у вечноотданных и переведенных)" (с. 227) носила антифеодальный характер, будучи в то же самое время, в конкретно-исторических условиях заводского Урала, движением тружеников предприятий за улучшение положения (требование ограничения бесплатного и низкооплачиваемого наемного труда). Касаясь слабо освещенного в историографии массового движения протеста на частных заводах в 40 - начале 50-х годов XVIII в., автор приводит многочисленные данные о борьбе за отмену подушной подати (особенно на заводах Демидова). Представляют интерес наблюдения А. С. Черкасовой о стачке 9 июня 1748 г. на Невьянском заводе. "Стачка, специфически пролетарская форма борьбы, - подчеркивает автор, - рождалась еще в период существования мануфактурного производства" (с. 194).

Монография завершается анализом массового движения мастеровых и работных людей на более чем 20 частных предприятиях. Автор рисует не только нарастание антифеодального протеста против крепостнических методов эксплуатации (особенно вечноотданных людей), но и выявляет стадии классового движения. Наряду с выяснением причин движения, общих для приписных крестьян и мастеровых и работных людей, А. С. Черкасова вскрывает специфику требований последних (отработка подушного оклада, а сверх него - работа "из воли").

Книга не лишена некоторых недостатков. Например, не до конца дифференцирована численность заводских работников с выделением внутри уральского региона заводов Северного, Среднего и Южного Урала. Слабо учтены автором данные о естественном приросте рабочих кадров мануфактур, возрастном и семейном положении. Следовало, видимо, проанализировать в этой связи данные церковного учета (метрические книги с 20-х годов XVIII в. и материалы Тобольской консистории). Вообще же следует сказать, что главе о формировании заводских кадров недостает статистической аргументации - таблиц о численности работников этой категории по внутренним зонам региона, заводам и хронологическим этапам. В книге делается вывод о важной роли помещичьей деревни в формировании категории мастеровых и работных людей в первой половине XVIII в. (с. 97), но он не опирается на широкую источниковую базу. К тому же А. С. Черкасова, к сожалению, слишком лаконично охарактеризовала практику использования вольного найма приписными крестьянами для исполнения заводских работ вместо себя: если легальный отход


2 Преображенский А. А. Развитие мануфактуры в России (конец XVII - первая половина XVIII в.). В кн.: Ремесло и мануфактура в России, Финляндии, Прибалтике. Л. 1975.

стр. 116


нашел полное освещение, то вопросы нелегального отхода, связанного с бегством, лишь намечены автором. Мнение, что вольный наем "не только продолжал широко применяться: на уральских заводах, но и имел тенденцию к росту" (с. 103) не подтверждено доказательным конкретно-историческим материалом.

Таким образом, в исследовании раскрыт сложный и противоречивый процесс появления и развития особой категории трудящихся России эпохи позднего феодализма - мастеровых и работных людей, сыгравших свою роль в становлении российского пролетариата. Благодаря результатам, полученным А. С. Черкасовой, открываются новые перспективы изучения этой важной научно- политической проблемы.

 

Опубликовано 16 января 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама