Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ТЕХНОЛОГИИ есть новые публикации за сегодня \\ 24.10.20


Радиостроительство в Западной Сибири. 1920-1930-е гг.

Дата публикации: 04 марта 2020
Автор: С. В. Зяблицева
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ТЕХНОЛОГИИ
Источник: (c) Вопросы истории, № 2, Февраль 2012, C. 142-148
Номер публикации: №1583313757 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


С. В. Зяблицева, (c)

найти другие работы автора

Если не принимать во внимание радиостанцию, смонтированную силами французской военной миссии в Омске еще в годы первой мировой войны, а также установленные в начале 1918 г. петроградскими телеграфистами, а затем увезенные колчаковцами (вместе с Омской) станции Барнаула, Бийока и Славгорода1, то можно утверждать, что вплоть до середины 1920-х гг. радиовещания как средства массовой информации и вида искусства в Западной Сибири не существовало. "Радиостроительство" в регионе началось лишь с 1924 г., когда Сибревком принял решение об организации в Запсибкрае широкой сети радиовещательных станций. "В конце минувшего года, - сообщала омская газета "Рабочий путь", - по инициативе предсибревкома тов. Лашевича Управлением Средне-Сибирского округа связи был разработан проект радиотелефонизации Сибири. Проект этот постановлением Сибревкома был признан необходимым в Части осуществления постройки радиовещательных станций в Ново-Николаевске ... 4 квт и в Барнауле и Томске по 1 квт. Радиостанция же в Омске отнесена ко второй очереди"2. 5 сентября 1926 г. в Новониколаевске (ныне Новосибирск) начала вещание станция РВ-6 - одна из первых в стране, введенных в строй после принятия Коллегией Народного комиссариата Рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ) СССР в мае 1926 г. постановления о необходимости "осуществлять организацию постройки и эксплуатации в порядке госбюджета основной сети мощных станций"3. В дополнение к нему последовало январское (1927 г.) постановление ЦК ВКП(б) "О руководстве радиовещанием", в котором "всем парткомитетам, на территории которых имеются радиотелефонные станции", предлагалось "взять под непосредственное свое руководство работу этих станций, максимально используя их в агитационных и просветительных целях", а также "установить обязательный предварительный просмотр парткомитетами планов и программ всех радиопередач"4.

 

На основании директивного акта Коллегии НК РКИ и придерживаясь указаний ЦК партии, в середине 1927 г. начала работу Омская "широковещательная" станция "Малый Коминтерн". Тогда же или несколько позже вступили в строй радиоприемные станции Кузнецка, Мариинска, Кольчугина, Славгорода, Бийска, Барнаула и некоторых городов Омской области5. С учетом того, что первая передача в стране из Нижегородской лаборатории М. А. Бонч-Бруевича "на публику" вышла в 1920 г., продвижение радиовещания на территорию Западной Сибири было достаточно оперативным, в чем легко усмотреть ленинскую поддержку радио как средства массовой агитации и пропаганды. "Пользуясь случаем, - писал В. И. Ленин Бонч-Бруевичу в

 

 

Зяблицева Светлана Владимировна - кандидат исторических наук, доцент Кемеровского государственного сельскохозяйственного института.

 
стр. 142

 

1920 г., - чтобы выразить Вам глубокую благодарность и сочувствие по поводу большой работы радиоизобретателей, которую Вы делаете. Газета без бумаги и "без расстояний" будет великим делом. Всяческое и всемерное содействие обещаю Вам оказывать этой и подобной работам"6.

 

В свете ленинского послания следует рассматривать и отношение молодой советской власти к радиолюбителям, которые на основании Постановления СНК СССР от 28 июня 1924 г. "О частных приемных радиостанциях", более известном как Закон о свободе эфира, получили право регистрации своих приемных станций через любое почтовое предприятие и практически полную свободу действий. Подобное разрешительное отношение, прежде всего, объяснялось тем, что радиолюбители, в чьей лояльности власти, по-видимому, не сомневались, в условиях слаборазвитой радиосети могли значительно расширить сферу радийного пространства, а, следовательно, - информационного и культурно-просветительского воздействия на страну в целом и на ее самые отдаленные регионы. Ведь в начале 1926 г. объединявшее радиолюбителей Всесоюзное Общество друзей радио (ОДР), в чьи функции входили не только подготовка и объединение радиолюбителей и снабжение их радиотоварами, но и радиофикация городов, сел и деревень, насчитывало более 200 тыс. членов (в том числе 4144 - в Сибири), чьи станции суммарно представляли собой вторую, наряду с официальной, систему радиофикации7.

 

Применительно к Западной Сибири отмеченное обстоятельство наглядно прослеживается на примере Томска, радиолюбители которого значительно опередили приход в регион государственного радиовещания. Уже к 1924 г. в Томске сформировались две группы радиолюбителей. Одна состояла преимущественно из студентов - членов ОДР, вторая - из участников научного кружка расквартированного здесь Сибирского радиобатальона Красной армии. В 1924 г. при содействии Бонч-Бруевича студентами были радиофицированы актовый зал и клуб политехнического института. В 1925 г. начала функционировать первая в Сибири коротковолновая приемопередающая радиостанция ТУК (Томский университет - короткие), с помощью которой была установлена ежедневная радиосвязь Томска с Нижним Новгородом и Ташкентом. Чуть позже - 23 февраля 1926 г. вышла в эфир смонтированная армейскими радиолюбителями городская радиостанция, осуществлявшая трехразовое недельное вещание8. В Новониколаевске в начале 1925 г. инициативная группа Общества друзей радио "приступила к устройству опытно-показательной приемной радиостанции в центре города. Достигнутые результаты, - сообщал корреспондент местной газеты, - подтвердили предположения о возможности достижения удовлетворительного радиоприема от Московской радиостанции им. Коминтерна на оборудование нормального типа, то есть на детекторный приемник с усилителем"9.

 

Во многом преуспели и радиолюбители Омска, начавшие в 1925 г. опытные передачи через радиотелефонный аппарат с квартиры его создателя Н. Ф. Купревича. Из квартиры-студии передавались доклады, музыкальные произведения, выступления певцов и духового оркестра, что можно считать первым опытом местного радиовещания в Сибири. "Группа энтузиастов, - описывает дальнейший ход событий омский историк О. Я. Потапова, - получила широкую поддержку общественности. В печати появилось сообщение о сборе средств на радиовещательную станцию. На собранные деньги прибрели передатчик мощностью 12 квт (то есть в три раза мощнее Новониколаевского. - С. З.). В начале 1927 г. группа под руководством инженера Прасолова осуществила монтаж станции, и в марте станция начала работу"10. Тогда же 35 индивидуальных радиоустановок работали в Новониколаевске. Общество друзей радио появилось и в Барнауле (что было весьма актуально для города, где в 1929 г. на 73 тыс. жителей приходилось всего 30 радиоточек, принимавших передачи станции РВ-6)11.

 

В силу того, что количество имевшихся у населения радиоточек было незначительным - на 1 января 1926 г. во всей Западной Сибири их насчитывалось всего 138612, для коллективного прослушивания радиопрограмм прибегали к помощи громкоговорителей, установленных в клубах, школах, избах-читальнях, красных уголках. "На прошлой неделе, - читаем в одной из омских газет за январь 1927 г., "клубом им. Лобкова из Москвы получен громкоговоритель. В понедельник 3 января принимали первую радио-передачу из Москвы. Слышимость была хорошая"13. Через несколько дней та же

 
стр. 143

 

газета сообщала о том, что громкоговоритель на аудиторию в 250 чел. приобрел завком текстильной фабрики и стоит он 800 руб. (Деньги для того времени немалые). "Громкоговоритель, - дополнял автор заметки, - будет установлен в красном уголке"14. Вне времени коллективного слушания учитель или клубный работник конспектировал основное содержание передачи, а записанное вывешивал на видном месте.

 

Поначалу транслировались исключительно московские программы, на момент выхода в эфир станций РВ-6 и "Малый Коминтерн" включавшие в себя радиогазеты, концерты, в том числе детские ("пионерские") и "крестьянские", доклады и лекции, материалы Агитпропа, трансляции боя часов и театральных представлений, а также уроки английского языка и объявления15. Однако еще до того маломощная Новониколаевская радиостанция "приступила к передаче сибирской информации всем городам Сибири. Недельный опыт передачи бюллетеней в 500 слов дал положительный результат. Всем сибирским газетам, а также учреждениям и предприятиям предоставляется возможность широко использовать передачу в целях информирования мест"16. По сути, подобный способ передачи информации посредством радио был одной из форм радиогазет, получивших развитие во второй половине 1920-х гг. и являвшихся в то время основной формой радиовещания. Помимо общесоюзной, в центральный эфир выходили радиогазеты "Пролетарий", а также радиоварианты "Крестьянской газеты", "Комсомольской правды", "Красноармейской газеты" и "Пионерской правды"17. Так, в первом номере союзной "Радиогазеты РОСТа", "опубликованной" 23 ноября 1924 г., содержались информационные телеграммы РОСТа, статья на международную тему, московская хроника, новости науки и техники, фельетон и объявления18. Очевидно, что сибирские радиогазеты, как это было с печатными периодическими изданиями, в той или иной степени, копировали столичные образцы. Значимость радиогазет в тогдашних условиях, отличавшихся чрезвычайно низким уровнем образования основной части населения Запсибкрая, ограниченными тиражами печатных изданий, а также трудностью их доставки в отдаленные районы, была столь велика, что к анализу и стимулированию их работы многократно обращались местные власти, в частности, Томский и Сталинский (впоследствии - Новокузнецкий) горкомы партии. Еще в августе 1932 г. секретариат Западно-Сибирского крайкома ВКП(б), рассматривая итоги радиофикации края за годы первой пятилетки, настаивал на продолжении выпуска радиогазет во всех районах и на основных новостройках края19. Хотя к этому времени московские радиогазеты уже прекратили свое существование: их заменили "Последние известия" и отдельные тематические передачи20.

 

Возвращаясь ко времени первых радиопередач, выходивших в сибирский эфир, следует отметить, что в основном они были достоянием горожан, поскольку во всех сельских культпросветучреждениях Запсибкрая, принимавших радиопрограммы и распространявших их своими силами и средствами, в 1926 г. насчитывалось всего 338 громкоговорителей21. Несмотря на то, что в июне 1927 г. "в связи с постановлением об установлении радиоприемника в каждом районе округа, передовая советская интеллигенция и вообще культурные силы деревни были озабочены установкой радиоприемников не только в районах, но и в сельских пунктах"22, еще в начале 1928 г. на волне Новосибирской радиостанции можно было услышать вот такое обращение крестьянина к своим землякам: "Вы думаете, что это не радио, а граммофон, или патефон какой, что это нечистая сила. Так нет, верьте, это не пластинка, это не есть нечистая сила, а есть Я!"23. Что говорить о сибирской сельской глубинке, если даже в Кемерове, административном центре Кузнецкого округа, радио появилось лишь в 1928 году. Первый в городе радиоузел, приобретенный коксохимзаводом и располагавшийся в помещении заводской телефонной станции, вел передачи на радиоточки, установленные в Народном Доме, бараках Кемрудника, Новой и Нижней колоний24. Как и в городе, радиоприем в Сельских территориях в этот период был во многом заботой энтузиастов. "Наш избач Фролов, - читаем заметку селькора из села Ягуново того же Кузнецкого округа, - задумал поставить радио. На общем собрании выступил с докладом о роли и значении радио в советской деревне. Некоторые из граждан посмеивались, говоря: "Ерунду, брат, городишь!" Но в сельсовете поддержали. Работу они начали с добровольных пожертвований. Но крестьяне, не верив в задуманное, жертвовали незначительными крошками. Небольшая группа активистов материально поддержала начинание. В воскресенье 1 августа крестьяне с радиотехни-

 
стр. 144

 

ком Цветковым с раннего утра начали устанавливать мачты, а к вечеру уже свершилось "чудо": громкоговоритель передавал концерт из Новосибирска"25.

 

О том, что предлагалось сельскому слушателю можно судить по календарному плану тем для "деревенских передач" (так в тексте. - З. С.) радиостанции "Коминтерн" на 1929 - 1930 гг. (например, в январе 1930 г.): солнцеворот (думки об урожае: старое - колядки, гадания; новое - научные данные; комсомольское рождество (в противовес церковному); кровавое воскресенье и смерть Ленина; машинные товарищества; зимние развлечения молодежи на воздухе; крещение ("святая водичка", купание в реке во время водосвятил, октябрины и крещение в купели церковной); отзывы о деревне по возвращении оттуда. Художественную часть составляли: "Оркестровая музыка (преимущественно народные инструменты); художественное рассказывание; хоровое пение; музыка для танцев; гротеск разговорного жанра (Петрушка на радио); частушки, раек; игры подвижные и игры остроумия". При этом оговаривалось, что "Такие сложные формы как драматическая пьеса, опера, оперетта, симфоническая музыка, должны вводиться в программу постепенно, по мере роста художественного воспитания радиослушательских масс"26. Как видно, радиожурналисты тех лет проводили достаточно взвешенную программную политику, учитывавшую переходное состояние крестьянского общества в условиях серьезных социально-экономических перемен, выпавших на этот период, а также уровень культурных запросов сельского населения и необходимость его постепенного повышения посредством радио. При этом продолжало действовать постановление Коллегии Наркомпроса РСФСР от 30 ноября 1926 г., предлагавшее Главлиту "быть особо осмотрительным по отношению к номерам, передаваемым по радио, имея в виду, что часто то, что может быть допущено к исполнению в других местах, должно быть запрещено к передаче по радио"27.

 

До середины 1928 г. радиофикация и радиовещание в стране совместными силами осуществляли государство и акционерное общество "Радиопередача". Однако после ликвидации последнего в июле 1928 г. эта функция полностью перешла к государству28.

 

В конце 1928 г. при Наркомате почт и телеграфа был создан Центральный радиосовет, которому Совнаркомом СССР поручалось "руководство всем делом радиовещания на территории СССР, разработка всесоюзного плана радиовещания (начиная с плана первой пятилетки. - З. С.), общее руководство организацией политико-просветительной, художественной и учебной работы на радио"29. В сентябре 1931 г. Радиосовет был преобразован во Всесоюзный Комитет по радиовещанию, в структуру которого входил и организованный 13 февраля 1932 г. Западно-Сибирский краевой Комитет по делам радиовещания при Запсибкрайисполкоме, руководителем которого был назначен секретарь исполкома С. Быстрое (в условиях репрессий которые коснулись и системы радиовещания, начавшись еще в 1935 г. с "Дела московского радиокомитета", должность эта оказалась весьма опасной - в течение 1937 - 1938 гг. на посту председателя Новосибирского комитета сменилось четыре человека, вместе с которыми была репрессирована и диктор Е. И. Гончарова)30. На периферии соответствующие отделы создавались в городских и районных конторах связи. В распоряжение последних передавалась часть наиболее мощных ведомственных станций и узлов, что позволяло расширить территорию радиоохвата. В Кемерове, благодаря подобной акции, в начале 1930-х гг. удалось радиофицировать центральную часть города31.

 

В Западной Сибири формирование сети радиовещания в годы первой пятилетки проводилось на основе плана, принятого в сентябре 1928 г. Сибкрайкомом ВКП(б). Им предусматривалось строительство сети приемопередающих станций, широкий охват радиофикацией населенных пунктов, включая школы, совхозы, колхозы, казармы, клубы, избы-читальни, общежития, а также организация радиоподготовки работников связи, клубных и школьных учреждений. В качестве основной задачи радиовещания определялась "мобилизация населения на решение очередных задач советской власти"32.

 

В процессе реализации первого пятилетнего плана радиофикации страны в Новосибирске, начиная с ноября 1931 г., начала вещание одна из четырех наиболее мощных (100 квт) радиостанций Советского Союза - РВ-76, что позволило значительно расширить диапазон ретрансляции московских и новосибирских передач. Тогда же новые приемопередающие станции, мощность которых (от 1,2 до 2,0 квт) позволяла вести вещание на полторы - три тысячи абонентов, были открыты не только в

 
стр. 145

 

городских поселениях края, но также в ряде аймаков Горного Алтая и улусах Горной Шории.

 

На протяжении последних предвоенных лет радиофикация Западной Сибири велась в ускоренном режиме. Если на 1 января 1932 г. в регионе функционировало 109 радиостанций и трансляционных узлов, то в 1939 г. только в Алтайском крае их насчитывалось 140, а в Новосибирской области в 1940 г. - 16833. Прогресс, однако, коснулся лишь технической стороны радиофикации, поскольку в абсолютном большинстве случаев строительство специализированных помещений для радиостанций и радиостудий не предусматривалось. Как правило, те и другие совместно располагались либо в узлах связи, либо в клубных помещениях. Так, Кемеровская радиостанция, включая ее директора, административных, технических, творческих и других работников, квартировала в одной из комнат городского Дворца труда. В минуты вещания все они, кроме участников передачи, уходили в коридор. А в это время звукорежиссер, добиваясь нужной громкости музыкального сопровождения передачи, то приближался к микрофону с включенным патефоном в руках, то отходил от него34.

 

Постепенно определялись тематическая и жанровая составляющие радиопрограмм, складывавшиеся под влиянием общественной роли радио как рупора власти, пропагандиста и агитатора, с одной стороны, и института просвещения - с другой. Уже в 1928 г. в рамках Рабоче-крестьянского университета еще немногочисленные тогда радиослушатели могли приобрести знания по русскому языку, математике и обществоведению. По новосибирскому радио транслировалась ежедневная передача "Календарь знаменательных дат", делались обзоры книжных новинок. Радиосредства использовались также для проведения технической и агрономической учебы - в 1932 г. подобным образом в Западной Сибири повысили свою квалификацию 4300 человек35. В условиях, когда радиостудии стали культурными центрами регионов, они взяли на себя функцию пропагандиста театрального и музыкального искусства. В эфир выходили не только радиоспектакли, ставившиеся по пьесам, специально написанным с учетом радиоспецифики или адаптированных к ней, но и трансляции постановок местных трупп. В Новосибирске, к примеру, дважды в месяц транслировались спектакли театра "Красный факел" или ТЮЗа. Постепенно все большее место в них стали занимать выступления вновь образованных коллективов Новосибирского радиокомитета: симфонического оркестра, хора, оркестра народных инструментов, смешанных ансамблей, пропагандировавших разнообразные камерные, оркестровые, оперные, хоровые жанры, творчество советских композиторов, русских и зарубежных классиков, - как в радиоварианте, так и в ходе выездной концертной деятельности36.

 

Попытки сибирских редакций отражать политические события в жизни страны и своих территорий художественными средствами "на корню" были пресечены постановлением ВРК СССР от 31 января 1931 г., констатировавшем, что "в связи с обнаружившимися в практике радиокомитетов фактами вульгаризации и политических срывов в радиопередачах по литературному и драматическому вещанию, категорически воспрещается передача каких-либо радиокомпозиций, монтажей, литературных образов, разработанных на местах и посвященных актуально-политическим кампаниям"37. Наибольшую же часть эфирного времени занимали политические программы, на чем в постановлении, принятом в августе 1932 г., особо настаивал секретариат Западно-Сибирского крайкома ВКП(б). Радио использовалось для проведения радиособраний, перекличек, рапортов-отчетов; Кузбасс рапортовал крайкому партии о трудовых успехах, радиопереклички проходили между металлургами Сталинска и горняками Прокопьевска, колхозниками Западной Сибири и Урала. Регулярно проводились радиоотчеты колхозных партячеек о ходе сева и уборке урожая, состоянии партучебы и партийно-массовой работе. Повсеместно практиковались выступления по радио партийных и советских руководителей, передовиков производства, обзоры центральной и местной печати38.

 

В отличие от более позднего периода, подобное содержание политических передач не снижало интерес слушателей, в том числе - сельских. Из деревень в адрес Новосибирской радиовещательной станции шел поток писем с просьбой передавать доклады на политические темы, сибирские, союзные и зарубежные новости. Особенно крестьян интересовали Индия и Китай. Им хотелось точно знать, как в случае

 
стр. 146

 

войны будут вести себя эти страны: "за нас или против нас". В письмах крестьяне настойчиво просили научить их, как жить сейчас, "а не при социалистическом рае"39. Только с января по сентябрь 1935 г. в адрес Западно-Сибирского краевого комитета по радиовещанию пришло 3433 письма аналогичного и иного содержания, то есть в среднем 12 - 13 писем в день40.

 

Благодаря усилиям властей и интересу к радио широких масс населения, процесс расширения радиоприемной сети на территории Западной Сибири в довоенные годы ускорялся. Если на 1 января 1926 г. во всем регионе имелось 1794 радиоточки, находившихся в индивидуальном и коллективном пользовании, то в 1932 г. - около 35 тыс., а в следующем - 40 тыс., чему в решающей мере способствовало появление проводного радиовещания, позволявшего обеспечить прием передач в любом населенном пункте. К началу Великой Отечественной войны в Алтайском крае насчитывалось 44 тыс. радиорепродукторов, в Новосибирской области - 55,8 тыс., в том числе в сельской местности соответственно - 26 тыс. и 21,7 тыс.41 (одна радиоточка в среднем приходилась на 8 - 10 жителей Алтайского края и 20 - 21 жителя Новосибирской области). Можно с уверенностью утверждать, что радио стало наиболее массовым и мобильным средством информации, роль которого в восточных районах страны, в силу дефицита "бумаги" (читай - периодических изданий) и безмерных "расстояний" (в прямом смысле слова) была поистине неоценимой, - как с позиций власти, так и жителей региона.

 

Примечания

 

1. ПОТАПОВА О. Я. Радиофикация в Западной Сибири в период строительства социализма. - В кн.: Исторические аспекты экономического, культурного и социального развития Сибири. Новосибирск. 1978, с. 150.

 

2. Радио-любительство в Ново-Николаевске. - Рабочий путь, 1925, 15 марта.

 

3. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ), ф. Р-5451, оп. 10, д. 562, л. 157.

 

4. О партийной и советской печати. Сб. док. и материалов. М. 1972, с. 511.

 

5. Государственный архив Новосибирской области (ГАНО), ф. П-1, оп. 1, д. 634, л. 75; Историческая энциклопедия Сибири. Т. 3. Новосибирск. 2009, с. 745.

 

6. ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 51, с. 130.

 

7. Радио и телевидение в СССР. 1917 - 1963. Даты и факты. М. 1965, с. 29 - 30; Историческая энциклопедия Сибири... Т. 3, с. 745.

 

8. ЗАВЬЯЛОВ А. С., НИЛОВ В. З., ПОЙЗНЕР Б. Н. Стать радиофизиком. Томск. 1988, с. 16; "Красное Знамя", 1960, 13 мая.

 

9. Радио-любительство в Ново-Николаевске. - Рабочий путь, 1925, 15 марта.

 

10. ПОТАПОВА О. Я. Ук. соч., с. 151.

 

11. Историческая энциклопедия Сибири... Т. 3, с. 745.

 

12. МИРКИН В. В. К вопросу о развитии радио и электросвязи в Западной Сибири в 1920-е - начале 1930-х гг. - В кн.: Российская урбанизация: горожанин или житель города? Прокопьевск. 2003, с. 37.

 

13. Громкоговоритель в клубе им. Лобкова. - Рабочий путь, 1927, 6 января.

 

14. И у нас - радио. - Рабочий путь, 1927, 19 января.

 

15. ГА РФ, ф. Р-6903, оп. 1, д. 2, л. 175.

 

16. "Советская Сибирь", 1924, 30 июля.

 

17. ГА РФ, ф. Р-6903, оп. 1, д. 27, л. 200.

 

18. Радио и телевидение в СССР... с. 32.

 

19. ГАНО, ф. П-5, оп., 1, д. 494, л. 53, 74.

 

20. ГА РФ, ф. Р-6903, оп. 1, д. 27, л. 200об.; Радио и телевидение в СССР... с. 32 - 33.

 

21. МИРКИН В. В. Ук. соч., с. 37.

 

22. "Рабочий путь", 1927, 16 июля.

 

23. Цит. по: МИРКИН В. В. Ук. соч., с. 37.

 

24. Государственный архив Кемеровской области (ГАКО), ф. 1341, оп. 1, д. 97, л. 12.

 

25. "Кузбасс", 1927, 7 августа.

 

26. "Великая книга дня ..." Радио в СССР. Документы и материалы. М. 2007, с. 71, 72.

 

27. ГА РФ, ф. А-2306, оп. 69, д. 571, л. 49об.

 
стр. 147

 

28. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 17, оп. 113, д. 617, л. 153.

 

29. Собрание Законов и Распоряжений Рабоче-крестьянского правительства Союза Советских Социалистических Республик. 1928, N 46, с. 1212.

 

30. Историческая энциклопедия Сибири... Т. 3, с. 746. 31.ТАКО, ф. 1341, оп. 1, д. 97, л. 16.

 

32. ГАНО, ф. П-2, оп. 1, д. 1148, л. 48.

 

33. Итоги развития народного хозяйства и культуры Западной Сибири за первое пятилетие (1928 - 1932). Новосибирск. 1934, с. 75; Сибирская советская энциклопедия. Новосибирск. 1932. Т. 3, стлб. 642; ГАНО, ф. П-4, оп. 2, д. 306, л. 421; Центр хранения архивных фондов Алтайского края (ЦХАФ АК), ф. П-10, оп. 24, д. 121, л. ИЗ.

 

34. ГАКО, ф. 1341, оп. 1, д. 97, л. 15.

 

35. Итоги развития народного хозяйства и культуры Западной Сибири за первое пятилетие ... с. 88.

 

36. Историческая энциклопедия Сибири... Т. 3, с. 746; Музыкальная культура Сибири [Очерки в 3-х т.]. Т. 3. Музыкальная культура Сибири XX века. Кн. 1. Музыкальная культура Сибири с 1917 г. до середины 1950-х гг. XX в. Новосибирск. 1997, с. 70.

 

37. О радиофикации и радиовещании. Сборник постановлений. М. 1935, с. 37.

 

38. ГАНО, ф. П-3, оп. 5, д. 538, л. 15, 157; оп. 4, д. 379, л. 24, 122.

 

39. МИРКИН В. В. Ук. соч., с. 37.

 

40. ИСАЕВ В. И. Быт рабочих Сибири (1926 - 1937 гг.). Новосибирск. 1988, с. 148.

 

41. Крестьянство Сибири в период упрочения и развития социализма. Новосибирск. 1985, с. 185.

 

 

Опубликовано 04 марта 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама