Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА есть новые публикации за сегодня \\ 22.09.20


Ранняя грамзапись в России. Конец XIX - начало XX в.

Дата публикации: 22 мая 2020
Автор: П. Н. Грюнберг
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
Источник: (c) Вопросы истории, № 12, Декабрь 2010, C. 39-51
Номер публикации: №1590164631 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


П. Н. Грюнберг, (c)

найти другие работы автора

История звукозаписи, казалось бы, закономерно рассматривается почти исключительно как эволюция ее технических средств, история расширения ее технических возможностей. При этом игнорируется или остается на периферии исследовательских наблюдений собственно историческая и культурная производная явления. Если граммофон принадлежит только своей, давно ушедшей эпохе, то граммофонная пластинка, хранительница информации, доносит ее и до современного пользователя, преодолевая временные ограничения. При всей архаичности звучания старая фонограмма достоверно сообщает информацию, законсервированную давно, даже более ста лет назад. До появления грамзаписи как производства массовых звуконосителей (тираж грампластинки мог быть неограниченным), ничего подобного в жизни людей не было. Сама эволюция технических средств звукозаписи всегда находилась в абсолютной зависимости от роста потребности в аудиопродукции, от ее феноменально быстрого распространения - благодаря исторической и культурной значимости записанной информации.

 

Открытие самого принципа звукозаписи, того, что лежит в основании грамзаписи, связано с именем француза (литератора, поэта) Шарля Кро, впервые изложившего свое открытие в письме от 18 апреля 1877 г. в Парижскую академию наук. О предложении Кро 10 октября 1877 г. было сообщено в "La semaine du clerge" ("Неделя пастора") в статье за подписью аббата Ленуара. В этой статье впервые употреблен термин "фонограф". Кро прочитал в Парижской академии наук доклад с изложением своего открытия 5 декабря 1877 года. К опытам по практической реализации своего открытия Шарль Кро не приступал1.

 

Независимо от Кро знаменитый Т. А. Эдисон 18 августа 1877 г. провел первые успешные опыты по записи звука. По эскизу Эдисона, датированному 29 ноября 1877 г., механик Дж. Крузи изготовил аппарат, названный Эдисоном так же, как и изобретение Кро в статье Ленуара, "фонограф". Эдисон продемонстрировал его действие в редакции журнала "Scientific American", сообщившего об этом 22 декабря 1877 года. Заявку на патент Эдисон подал 24 декабря 1877 г. и получил его 19 февраля 1878 г.

 

 

Грюнберг Пантелеймон Николаевич - кандидат исторических наук, член Пушкинской комиссии Института мировой литературы РАН.

 
стр. 39

 

В изобретенном Эдисоном фонографе звуковые колебания воспринимались через рупор рекордером (мембрана и игла) и наносились на быстро вращаемый полый цилиндр, покрытый станиолевой фольгой. Звуковые колебания записывались по спирали при движении иглы рекордера в вертикальной плоскости - так называемый "шрифт Эдисона". (Кро предлагал запись звуковых колебаний в горизонтальной плоскости.) Открытия Кро и Эдисона были совершены независимо друг от друга.

 

По иронии судьбы фонограф, изобретенный в США, скорее распространился на родине Шарля Кро, во Франции, благодаря деятельности братьев Ш. и Э. Пате, которым Эдисон уступил лицензию в 1894 году. Их торговая марка "Le Cock" (галльский петух) сохраняла популярность до 1930-х годов. Собственные записи "Братья Пате" стали производить с 1896 года. Каталог компании 1899 г. содержал уже около 500 наименований. Когда фонографная компания "Коламбия-Графофон" (лицензия от Эдисона и Белла) в 1897 г. открыла в Париже свой первый зарубежный филиал, ей пришлось столкнуться с сильной конкуренцией. В дальнейшем компания "Братья Пате" относилась к числу ведущих в Европе, занимая второе место по объему выпускаемой продукции вслед за компанией "Граммофон".

 

Самым уязвимым звеном в этом производстве было тиражирование фонограмм, что особенно ощущалось с конца 1890-х годов, когда появились граммофон и грампластинка: наличие матриц позволяло производить тысячи оттисков с одного оригинала. "Золотая" матрица для тиражирования фоноваликов (или цилиндров фонографа) была создана лишь в конце 1901 г., тогда же была использована новая восковая масса, позволившая улучшить качество звучания. Выпуск цилиндров (фоноваликов) из новой "чистовосковой" массы начался в марте 1902 года. В этом же году "Коламбия-Графофон" под натиском конкуренции со стороны граммофонной пластинки перешла к производству дисков с "горизонтальной" записью, не прекращая налаженного выпуска цилиндров.

 

В основе грамзаписи - дисковый звуконоситель с звуковой дорожкой, в которой звуковые колебания зафиксированы колебаниями иглы рекордера в горизонтальной плоскости при постоянной глубине дорожки. Когда американский инженер Э. Берлинер, эмигрант из Ганновера, приступил к экспериментам, результатом которых стала грампластинка, уже были созданы фонограф Эдисона и графофон Белла-Тайнтнера. Именно Берлинер реализовал идею Кро. Патенты Берлинера датируются 26 сентября 1887 г. в США и 8 ноября 1887 г. в Германии. Изобретение Берлинера было продемонстрировано в Филадельфии 16 мая 1888 года. В отличие от Эдисона, рассматривавшего фонограф в основном как принадлежность конторского оборудования и диктофон, основатель "Berliner's Gramophone Company" сразу же рассчитывал на домашнее использование своего "граммофона" и предсказал массовое распространение музыкальных и иных записей на дисках. Значительные усовершенствования техники записи, тиражирования дисков и, самое главное, создание Э. Джонсоном в 1895 г. приемлемого по качеству аппарата для воспроизведения обеспечили грамзаписи триумфальный успех.

 

Дальнейшее развитие грамзаписи происходило в Европе. В США после быстрых успехов грампластинки Берлинер был лишен патентов (судебное решение от 25 июня 1900 г.) своими хищными конкурентами из фонографных компаний ("Columbia" и др.). Это был, как признано и в самой Америке, один из самых "грязных" процессов в ее истории. Изобретателя спасла принципиальная позиция Джонсона. Он признал приоритет Берлинера, вступил в судебный спор с его оппонентами и, несмотря на запрет, наложенный на само слово "граммофон" (вместо него в Америке привилось слово "фоног-

 
стр. 40

 

раф"), продолжил производство граммофонных дисков на основе лицензии от Берлинера и с новой торговой маркой "Victor" (победитель) вместо "Граммофон". Достижения Джонсона были наиболее значительными на аудио-рынке США за 1900 - 1901 гг.: прибыль достигла 180 тыс. долларов. С 3 октября 1901 г. начала свое существование новая компания Джонсона-Берлинера "Victor talking machine company". Право пользоваться патентами распространилось на всех участников судебного процесса, и утрата патентного приоритета послужила основой для образования множества производств граммофонных пластинок (в Европе с 1903 г.).

 

Начало грамзаписи в Европе было положено в мае 1898 г., когда коммерсант У. Б. Оуэн по поручению компании Берлинера основал в Лондоне дочернюю компанию с капиталом лишь 15 тыс. ф. ст., так как в Англии не нашлось состоятельных вкладчиков, поверивших в будущность граммофона. Центральная контора "Berliner's gramophone company" разместилась в маленьком здании на Мейден Лейн, 31. Здесь в августе 1898 г. вступила в действие первая в Европе студия грамзаписи.

 

С весны 1899 г. начинаются выездные сессии по записи грампластинок в городах континентальной Европы. Первым городом на континенте, куда прибыли с этой целью инженеры лондонской студии, был Петербург (апрель 1899 г.). Затем в ряде европейских стран появились дочерние компании и филиалы лондонской фирмы.

 

Быстрому успеху граммофонной пластинки в Европе способствовало то, что "граммофонщики" помимо популярного, "коммерческого" репертуара уже в 1899 г. обратились к записи артистов, занимавших видное положение в культурной жизни. Первая проба как раз и состоялась в ходе апрельской сессии 1899 г. в Петербурге. В России граммофон сразу же завоевал большую популярность, а записи видных русских артистов ее резко стимулировали. В стремлении зафиксировать на дисках лучшие образцы современного им музыкального (и не только музыкального) искусства, деятели граммофонной компании оказались значительно дальновиднее своих конкурентов из фонографных предприятий. В Европе "Gramophone company" (переименование для Европы "Berliner's gramophone company") быстро опередила все фонографные производства, и только компания "Пате" могла конкурировать с нею, подражая "граммофонщикам" в сфере репертуарной политики.

 

Изучение деятельности "The gramophone company" имеет первостепенное значение и для истории грамзаписи начального периода и для всей истории звуковой индустрии за более чем 100 лет ее существования на европейском континенте. С компанией "Граммофон" связана выработка всех основных технических и производственных параметров граммофонной пластинки, многие из которых сохранялись до конца массового производства грампластинок в 1990-х годах. Это формат диска, размещение на нем фонограммы, форма этикетки, принцип формирования этикеточных данных, а также сама технология записи и тиражирования грампластинок. Компания "Граммофон" определила и общие принципы формирования реестров фонограмм, составляющих торговый каталог. Принципы работы компании "Граммофон" во многом определили подход к формированию репертуара в других граммофонных производствах во всех европейских странах, в том числе и в России, а также в США. Позднее, на рубеже 1920 - 1930-х годов, компания "Граммофон" стала ядром гигантского международного концерна EMI ("Электромузыкальная индустрия"), который и сейчас, когда граммофонная пластинка ушла из массового производства, занимает одно из ведущих мест в мировой аудиоиндустрии. Компания "Граммофон" была не только первым по времени, но и основным производителем и распространителем граммофонных

 
стр. 41

 

пластинок в России до 1918 года. Структура производства грампластинок и основные признаки продукции компании "Граммофон" во многом характерны для всей старой грамзаписи. Поэтому продукция других аудиопроизводств может изучаться по аналогии - в сравнении, в сопоставлении с дисками компании "Граммофон".

 

Развитие русской записи в первые годы ее существования отмечено явными достижениями. Во-первых, в России раньше, чем в других странах, получила преимущественное значение запись самых выдающихся артистов. Уже в 1899 - 1900 гг. были записаны несколько солистов Петербургской императорской оперы, звезды оперетты, лучшие военные оркестры, даже прославленный балалаечник В. В. Андреев, в 1901 г. - Л. В. Собинов, Н. Н. Фигнер, М. И. Мей-Фигнер, А. Д. Вяльцева, Ф. И. Шаляпин, Петербургский вокальный квартет. С записью этих "звезд" было сломлено предубеждение против граммофонной пластинки, имевшееся у видных зарубежных артистов.

 

Первые бумажные этикетки (с 1901 г., ранее наносилось тиснение) пластинок компании "Граммофон" были исключительно черного цвета. В конце 1901 г., когда в России впервые была записана группа артистов экстракласса, для их пластинок была назначена особая цена: "миньоны" - 2 руб. 50 коп., "гранд" - 5 руб. (против 1 руб. 50 коп. и 3 руб., соотв.). По предложению одного из петербургских коммерсантов И. П. Рапгофа (он был в числе главных контрагентов русского филиала компании) для этих пластинок была принята этикетка красного цвета - как индикатор высшей ценности пластинки. С пластинок русского филиала "красная этикетка" ("Red seal") была заимствована всеми филиалами компании "Граммофон", а вскоре и компанией "Виктор" в США. Предпринятые "Граммофоном" в 1902 г. записи европейских знаменитостей в Италии, в Англии и других странах (Э. Карузо, М. Рено, М. Баттистини и др.) выполнялись специально для серии пластинок "красной этикетки". В сентябре 1902 г. английский офис компании выпустил отдельный каталог "красной этикетки", то есть исключительно пластинок знаменитых артистов, записанных всеми филиалами компании. Таким образом, в 1902 г. сформировались два разряда пластинок: "обыкновенные" (черные этикетки) и "экстра" (красные этикетки). В конце 1903 г. к ним присоединилась марка "Зонофон" с этикеткой зеленого цвета для дешевой продукции. В 1907 г. появились этикетки оранжевые - исключительно для новых пластинок Шаляпина в России и для пластинок "короля баритонов" Баттистини в Италии.

 

С 1902 г. практика русского филиала была принята всей компанией "Граммофон" и компанией "Виктор". Не прекращая пополнять репертуар развлекательных, "массовых" записей, компания "Граммофон" перенесла в своей деятельности акцент на лучшие образцы "академических" музыкальных жанров, прежде всего оперы, камерных вокальных произведений, оперетты, элитарной эстрады, художественного чтения и др., пыталась привлечь и музыкантов-инструменталистов, видных литераторов, политических деятелей - явно под впечатлением от коммерческого успеха "элитарных" записей в России.

 

Руководство русского филиала компании "Граммофон" проявило себя превосходным организатором, обеспечившим массовое распространение грампластинок. В 1903 г. основной завод компании в Ганновере, обеспечивавший тогда пластинками весь европейский рынок, кроме России, прессовал ежедневно 25 тыс. дисков. Эта производительность была достигнута за пять лет. А его так называемое "отделение" в Риге, а на самом деле завод, производило только для русского рынка 7500 дисков в день уже на второй год после пуска (то есть треть от объема выпуска продукции "общеевропейским" заводом в Ганновере).

 
стр. 42

 

Разумеется, фактом остается и то, что у самых истоков мировой аудио-индустрии и рынка аудиозаписей лежит начальная деятельность компании "Братья Пате"2.

 

В 1899 г. (февраль, март) в Лондоне были сделаны первые граммофонные записи с обозначениями на языках "нелатинского" алфавита - на восточных (еврейский, персидский, урду и пр.) и русском языках. Для них были выбраны иные цифровые блоки. В отличие от четырехзначной нумерации собственно английских записей, восточные записи нумеровались под цифрами от 10000, русские - от 11000 (среди восточных языков "китайские" записи нумеровались от 10500). "Русская" нумерация дошла до 110963. Упомянутые апрельские записи 1899 г. в Петербурге - более 200 номеров - нумеровались от 20000. Эти серии номеров не получили продолжения. В мае 1899 г. представители компании Ф. Гайсберг и У. С. Дарби начали поездку по другим европейским странам; во всех пунктах, где они останавливались, арсенал фонограмм компании пополнялся. Пластинки, записанные в Лейпциге, Будапеште, часть записанных в Вене вошли в "английскую" четырехзначную нумерацию, в соответствующие тематические блоки. Когда записи компании были продолжены в Париже, затем в Милане и Мадриде (летом 1899 г.), уже выработалась система "языковой" нумерации для создания "национальных" каталогов фонограмм компании. Кроме четырехзначной "английской" нумерации, было решено создать девять групп с пятизначной нумерацией, в которых сохранялась внутренняя система тематических блоков по типу первой "английской" группы, а пятая справа цифра в номере должна была указывать язык, на котором записана фонограмма, или территорию, где должна была распространяться данная пластинка. При этом за "восточными" записями была сохранена первой цифрой слева - "единица", а за "русскими" - "двойка". Возникли десять групп номеров4.

 

Внутри каждой группы существовало разделение на тематические блоки, полностью соответствовавшие аналогичным блокам "нулевой" английской группы. Естественно, заполнение блоков было неравномерным. Одни быстро исчерпывали свои возможности, другие заполнялись медленно, некоторые вообще существовали лишь теоретически. Любой пятизначный номер показывает тип пластинки. Например:

 

52312 - сольная запись певца на итальянском языке

 

43675 - сольная запись певицы на немецком языке

 

34210 - запись вокального ансамбля на французском языке

 

24581 - хоровая запись на русском языке

 

4886 - хоровая запись духовной музыки на английском языке

 

87225 - запись исполнителя на тромбоне, сделанная в одной из скандинавских стран

 

61511 - речевая запись на испанском или португальском языке

 

70489 - чешский или венгерский инструментальный ансамбль

 

90501 - оркестр, записанный в Голландии

 

19621 - запись на национальном инструменте, сделанная в одной из стран "восточной" группы

 

В 1903 г. в Петербург прибыли директоры лондонского офиса и германского филиала (русский филиал все еще существовал как его отделение) компании У. Б. Оуэн и Т. Бирнбаум. Результатом их обследования и последующих хлопот в правительственных инстанциях в Петербурге явилось "Утверждение условий деятельности Английского акционерного общества под названием "Общество Граммофон и пишущая машина" ("The gramophone and typewriter limited") с основным капиталом 600 тыс. ф.ст., разделенных на 600 тыс. акций"5. Деятельность русского филиала компании, которая так

 
стр. 43

 

продвинула дела всего концерна, но при этом несла черты импровизации и хаотичности, приобрела единую для всех филиалов компании системность6.

 

В том же 1903 г. компания "Граммофон" выиграла процесс у вторгшейся на "ее" территорию американской компании "Zonophone", и марка Zonophone стала торговым знаком для дочернего каталога Граммофона. В нем появились новые индексы территориальных (или языковых) групп для продукции с маркой Zonophone:

 

Цифровые индексы групп ("доменов") в единой каталожной системе компании "Граммофон":

 

 

Компания "Граммофон"

Дочерняя марка "Зонофон"

Английская

0000

40000

Восточная

10000

100000

Русская

20000

60000

Французская

30000

80000

Немецкая

40000

20000

Итальянская

50000

90000

Испанская

60000

50000

Венгрия и Чехия

70000

100000 (общая с востоком)

Скандинавская

80000

70000

Голландская

90000

30000

 
 
 
 
 

Группа 100000 для голландской марки "Зонофон" не использовалась.

 

Кроме "русского" репертуара, в России распространялись также пластинки, отпрессованные с иных матриц - с фонограммами, записанными компанией в других европейских странах, а также в США (компанией "Victor"). Тесные контакты компании Э. Джонсона - Э. Берлинера в США с европейской компанией "Граммофон" были обусловлены не только давними дружескими связями ведущих сотрудников, но и общностью интересов компаний. Через "Граммофон" в Европе распространялась воспроизводящая аппаратура, изготавливаемая в Америке компанией "Victor". Тесным было их сотрудничество и в сфере звукозаписи. Компания "Граммофон" приобрела на льготных условиях (за 15 тыс. долларов) право на использование "общевоскового процесса" записи оригиналов и бумажной этикетки. Джонсон приобрел у компании "Граммофон" право на использование знаменитой торговой марки "His Master's voice". Но главный договор "союзных" компаний был заключен в 1902 г., когда в России появилась "красная этикетка", то есть когда специальная серия пластинок знаменитых исполнителей принесла компании "Граммофон" триумфальный успех во всей Европе. Суть договора заключалась не только в получении "Victor"'ом права использовать "красный этикет", но, главное, в обмене копиями матриц (при условии отчисления 25% от прибыли в пользу их основного владельца). В США "красный этикет" появился уже в конце 1902 г., а в марте 1903 г. весь выпуск "Red seal" состоял из пластинок, отпечатанных с матриц, полученных от компании "Граммофон" из Ганновера, в число которых входили и русские записи7. Несколько позже, когда "Victor" наладил записи "своих" знаменитостей в США, то есть с 1904 г., копии американских матриц начали поступать в Европу. Оттиски с них производились заводами в Ганновере, Риге, позднее в Хейсе и др. Поступавшие из Америки записи получали каталожные номера согласно правилам каталожной системы компании "Граммофон".

 
стр. 44

 

С 1904 г. информационное пространство, созданное европейской компанией "Граммофон" и американской "Виктор" приобрело уже масштаб, позволяющий оценивать его как единое мировое пространство. Компания "Виктор", кроме США, действовала в Японии и Латинской Америке, а компания "Граммофон", кроме Европы, в Африке, Индии и Австралии. После утраты патентного приоритета к "Граммофону" и "Виктору" начали присоединяться все новые производства. Первое из них - бывший соперник и конкурент Берлинера и его союзников - компания "Columbia". Она начала разворачивать свою деятельность за пределами США с 1902 - 1903 гг. после договора с компанией Джонсона "Victor talking machine company", по которому "Columbia phonograph company" могла использовать патенты Берлинера наравне с "Виктором"8.

 

В Европе множество производств подражало компании "Граммофон". В качестве примера приведем немецкое производство "Фаворит-рекорд", так как оно распространило свою деятельность на всю Европу. "Фаворит-рекорд" ("Favorite") - предприятие с правлением и заводским производством в Ганновере со статусом акционерного общества. Его появление в Европе, как и других видных немецких производств, приходится на 1905 год. В 1906 г. "Фаворит" уже действовал в России9. За первые три года своего существования "Фаворит-рекорд" произвел также записи в Париже, в Вене, Стокгольме, Берлине, Милане, Праге, Будапеште.

 

Система производства и реализации продукции, созданная на "граммофоновской" основе при участи ряда компаний, стала системой единого информационного пространства, охватившего все цивилизованное человечество. С 1902 по 1914 гг., то есть уже к началу первой мировой войны, все человечество жило в условиях этого пространства.

 

Россия внесла не только весомый вклад в формирование этого феномена, в наполнение этого пространства бесценной звуковой информацией, во многом и по ныне не утратившей свое значение, и культурное и историческое. Именно в России состоялся переход к ускоренному формированию информационного пространства, найден путь и сделан тот шаг, который послужил общим примером. Это приоритет записи самых высоких образцов современного искусства - музыкального, литературного и театрального, а также установление отличительных признаков для соответствующей "элитарной" информации в граммофонной продукции.

 

Определенный круг источников содержит сведения о структуре и о продукции основных аудиопроизводств эпохи ранней грамзаписи в России и в других странах. К их числу относятся торговые каталоги компаний-производителей ("Граммофон", "Братья Пате", "Victor" и др.) и торговых домов (например, "Роберт Кенц" в Москве), распространявших грампластинки различных фирм, рекламные объявления, информационные списки новых грампластинок различных компаний как в повременной печати (в основном специальной), так и изданные самими аудиопроизводствами (компанией "Граммофон" и др.). Доступны документальные материалы из архива компании "Граммофон" в Лондоне и материалы других ранних аудиопроизводств, опубликованные в английском журнале "The record collector".

 

Главный же источник - сами пластинки. Их этикетки и "зеркало" диска несут важную информацию.

 

Рассмотрим содержание каталога только русского отделения компании "Граммофон", начиная с "элитарных" записей, помещенных в особый раздел10. Эти записи выпускались односторонними. В них представлены выдающиеся артисты русской оперы Ф. И. Шаляпин, А. В. Нежданова, Л. Я. Липковская, Л. В. Собинов, Д. А. Смирнов, В. П. Дамаев, Г. А. Бакланов. Из зарубежных артистов, чьи пластинки выпускались односторонними, - пианисты

 
стр. 45

 

В. Бакхауз и И. Падеревский, скрипачи Ф. Крейслер, Я. Кубелик, М. Эльман, Е. Цимбалист, М. Поуэлл, певцы из Италии М. Баттистини, Ф. Де Лючия, Т. Руффо, М. Саммарко, Ф. Таманьо, О. Боронат, Ч. Бонинсенья, А. Патти, Л. Тетраццини, Г. Чикколини, испанские певицы М. Гай и М. Гальвани, французы М. Журне, Л. Кампаньола, Э. Кальве, австралийка Н. Мельба, ирландец Дж. Мак-Кормак, англичанка Э. К. Ланн, шведка С. Арнольдсон, чешка Э. Дестин, немка Ф. Хемпель, польские певицы М. Зембрих-Коханьска и Л. Збоинска-Рушковска, З. Курц из Австрии, Г. Ядловкер, А. Глюк и Дж. Фаррар из США, ансамбли с участием П. Амато, Ф. Маркони, А. Скампини, А. Паоли, Э. Клемана, все сольные и ансамблевые пластинки Э. Карузо. В раздел "специальных пластинок" входили и двусторонние диски дирижеров А. Никиша и А. Херца, скрипачей В. Бурместера, Крейслера, Кубелика, пианистов Падеревского, Бакхауза и др. Все это богатство фонограмм артистической элиты Европы и Америки входило в национальные каталоги компании "Граммофон", издававшиеся ее филиалами в России и в других странах в 1912 - 1916 годах. Но основная масса музыкальных записей - десятки и сотни имен музыкантов всех специальностей (опера, оперетта, эстрада, инструменталисты) - была представлена в основном разделе, на пластинках с черной этикеткой.

 

Поистине бесценны фонограммы, представленные в разделе речевых записей русского филиала компании "Граммофон". В первую очередь это фонограммы литераторов. Были записаны Л. Толстой, И. Бунин, Л. Андреев, В. Вересаев, В. Брюсов, Н. Телешов, А. Куприн и др. Были записаны также артисты драматических театров, носители "исторических" имен: М. Ермолова, З. Давыдов, А. Яблочкина, А. Южин-Сумбатов, Г. Федотова, Н. Ходотов и др. Голоса большинства из них сохранились исключительно благодаря продуманной репертуарной деятельности русского филиала компании.

 

Ценными историческими записями располагают и другие тематические разделы русского каталога компании. В разделе хоровой музыки представлены Синодальный хор под управлением А. Кастальского, хор А. Архангельского, киевские церковные хоры, уникальные фонограммы старообрядческого хора Морозова, записи знаменитых протодиаконов начала XX в. К. И. Розова, А. Здиховского, Вербицкого, ныне также признанные историческими.

 

Среди оркестровых фонограмм - пластинки знаменитых тогда военных оркестров, среди записей инструменталистов - пластинки выдающихся виолончелистов А. Вержбиловича и А. Любошиц, скрипачей К. Григоровича, М. Эрденко и С. Барцевича, арфиста Д. Андреева, балалаечника Б. Трояновского.

 

Эстрада и оперетта того времени записаны на пластинках компании первоклассными образцами "цыганского" пения (записи хора Лебедева и певицы В. В. Паниной). Знаменитые исполнители романсов А. Д. Давыдов и А. Д. Вяльцева, Н. В. Плевицкая, а также Ю. Морфесси, В. Сабинин, "звезда оперетты" В. Кавецкая соседствуют на пластинках со всевозможными шансонетками и куплетистами. Раздел эстрады и оперетты очень пестр, содержит наряду с фонограммами безусловной эстетической и историко-культурной ценности значительное количество продукции низкого качества. Весьма характерная для своего времени, она ныне также имеет безусловную историческую ценность.

 

Сохранились записи военной музыки, фонограммы с сюжетами военного быта, военные сигналы, ученья, имитации походных и боевых ситуаций, военных церемониалов. Ныне это уникальные, поистине живые документы военной истории. Отражены на пластинках компании и такие события в общественной жизни России, как столетие Отечественной войны 1812 г. и трехсотлетие Дома Романовых. В каталоге представлены также первые учебные записи, записи для детей, первые записи "зоологических объектов" - певчих птиц.

 
стр. 46

 

Ознакомление с каталогами компании за первые 10 - 15 лет ее деятельности показывает, что уже за этот срок на ее пластинках получила отражение музыкальная культура той эпохи, а также многое из сферы литературы и театра, военной истории и значительных общественных событий. Записи политических деятелей мало занимали администрацию и экспертов компании. Особенно беден "политическими" записями ее русский каталог.

 

Продукция компании "Граммофон" составляла от 10 до 20% объема всей продукции аудиоиндустрии на русской рынке. Полного представления о нем не сложится, если не учесть в каждом разделе также и то, что привнесено десятками других производств граммофонных пластинок, а также теми дисками, которые были произведены вне России и поступили на русский рынок в качестве импорта, например, диски известной итальянской компании "Societa fonotipia di Milano" ("Сочьета фонотипия ди Милано" или просто "Фонотипия")11, которая записывала выдающихся итальянских певцов. О многообразии аудиопродукции, а следовательно, и о том, насколько она стала зеркалом культурной жизни общества перед началом первой мировой войны, говорят следующие тематические разделы сводного каталога:

 

1. Академическая (классическая) музыка, вокальная и инструментальная, во множестве представленная самыми выдающимися исполнительскими именами; особенно широко, почти исчерпывающе, представлено вокальное искусство (но слабо представлена симфоническая музыка).

 

2. "Салонная" музыка, "музыка для отдыха" и оперетта.

 

3. Городской и цыганский классический романс, народная песня в концертном исполнении.

 

4. Военная музыка и пение (включая исчезнувший жанр солдатских песенников), военные сигналы, военные бытовые и церемониальные сюжеты, музыка для духовых оркестров.

 

5. Народная музыка и песня, включая такие раритеты, как аутентичные записи песен сибирских каторжников, записи крестьянских хоров М. Е. Пятницкого, оркестра владимирских рожочников и т.п.

 

6. Первые записи классических исполнителей на народных инструментах и первых оркестров народных инструментов (В. В. Андреев, Б. Трояновский, владимирские рожочники и др.).

 

7. Хоровое искусство (от хоров Императорских театров до популярных "малороссийских" хоров) и церковное (хоровое и сольное) пение.

 

8. Классические, аутентичные записи старообрядцев (хор Морозова).

 

9. Танцевальная музыка в широком диапазоне этого жанра - от классических, бальных танцев, вплоть до новейшего тогда аргентинского танго.

 

10. Эстрадные жанры всех категорий, включая куплетистов, пародистов, шансонеток и артистов кафешантана.

 

11. Записи выдающих артистов драмы и комедии.

 

12. Записи выдающихся литераторов.

 

13. Редкие документальные записи государственных, политических и общественных деятелей (С. А. Муромцев, П. Н. Милюков и некоторые др., например, эмир Бухарский).

 

14. Учебные записи и пособия по изучению иностранных языков.

 

15. Первые записи голосов живой природы (голоса птиц).

 

16. Записи, произведенные в Средней Азии и в Закавказье, являющиеся уникальным отражением культуры Казахстана, Узбекистана, Грузии, Армении начала XX века.

 

17. Украинские записи - хоры, певцы, инструменталисты, в том числе и выдающиеся мастера.

 

18. Польские записи и записи в Прибалтике и в Финляндии - исполнители академических жанров, оперетта, эстрада, народная музыка и пение.

 

19. Еврейские записи разного качественного уровня от полуфольклорных куплетистов до выдающихся мастеров синагогального пения (знаменитый виленский кантор Герсон Сирота и др.).

 
стр. 47

 

20. Юбилейные записи: 1912 год - 100-летие Отечественной войны 1812 г. и 1913 год - 300-летие Дома Романовых; специальные сувенирные записи, вроде пластинок-загадок.

 

21. Агитационные записи, относящиеся к первой мировой войне и Февральской революции.

 

22. Импортные записи, тиражированные в России или ввезенные из-за рубежа непосредственно в виде тиражей.

 

На русский рынок аудиозаписей поступало практически все лучшее, что было записано вне России. Спрос на импортируемые записи определялся уровнем мастерства артистов, их известностью в России. Несколько слабее было представлено то, что записывалось в США, но европейский каталог, особенно в части итальянского и французского вокального репертуара, немецких и французских оркестров с маршевой и танцевальной музыкой, был представлен в России довольно полно.

 

Определять современные границы национального фонда и приводить по нему статистические изыскания было бы преждевременно. Сейчас можно оперировать только "грубыми", весьма общими цифрами. Но и по ним можно представить общие статистические параметры ранней российской грамзаписи и аудиозаписи в целом. Самая транснациональная европейская компания "Gramophone" записала для своего русского каталога только на территории России (отдельные сеансы записи в Лондоне, Париже, Милане) за 1899- 1916 гг. свыше 22 тыс. наименований ("титулов") грампластинок. Эти данные известны давно, их происхождение - главный архив компании в Хейсе (Великобритания). В это число входят польские, прибалтийские, украинские, частично закавказские (Грузия и Армения), татарские (произведенные в Казани) записи. Но помимо этих записей были произведены (с опорой на петербургский филиал компании) записи в Финляндии, вошедшие в скандинавский каталог, записи в Закавказье и в Средней Азии, вошедшие в "восточный каталог", еврейские записи (также для "восточного каталога") производились в разных городах России, Польши, Украины. Кроме того, компания записывала выдающихся артистов из России для итальянского, французского, английского и немецкого каталогов. Записывала как в России, так и за ее пределами. Все эти записи компании позволяют расширить представительство записей российского происхождения в каталоге транснациональной компании "Gramophone" приблизительно до 30 тыс. титулов. Если к 1914 г. в России компания занимала примерно четверть (но не более) "граммофонного пространства" России по числу титулов, то надо определить общую численность наименований (титулов) в граммофонном производстве всех действовавших в России компаний примерно в 120 тыс., но не менее 100 тысяч. Но еще следует учесть продукцию компании "Братья Пате", работавшей с аудиотехникой "шрифта Эдисона" на дисках, причем ни один опубликованный ее каталог не отражает аудиофонда, записанного компанией "Братья Пате" в России.

 

Общий национальный фонд ранней российской аудиозаписи (в котором, напомним, доминирует грамзапись, граммофонная пластинка) должен измеряться десятками тысяч наименований - всего 150 - 170 тыс. наименований аудионосителей. Это самый приблизительный, грубый подсчет "по максимуму". Статистические данные могут быть наглядны, но не всегда надежно "работают" в области культуры, где иногда какой-либо единичный пример может убедительнее характеризовать все явление или весь процесс. Поэтому сопоставления обобщающих показателей по аудиоиндустриальной продукции должны дополняться какими-то иными, показательными для оценки традиционной "культурной продукции". Эта статистика, точнее парал-

 
стр. 48

 

лельное сопоставление двух статистических показателей может до известной степени охарактеризовать и уровень "культурных запросов" российского общества.

 

Сделать определенные выводы об уровне "культурных запросов" в дореволюционной России позволяют сведения о производстве некоторых музыкальных инструментов и о спросе на них в сопоставлении со сведениями о грамзаписи. "Общая годовая потребность России в фортепиано перед мировой империалистической войной достигала 22 000 инструментов. Эта цифра не была превзойдена нашей отечественной промышленностью, которая дошла к 1913 г. только до 13 500 в год. Недостающие инструменты ввозились из-за границы. Это были или дорогие концертные и салонные ("кабинетные") рояли первоклассных мировых фирм, либо дешевые пианино... Инструментов среднего качества из-за границы ввозилось сравнительно мало, ибо с ними вполне могло конкурировать наше отечественное производство. Такое уравновешенное соотношение внутреннего производства и ввоза заграничных инструментов установилось уже в начале XX века"12. Это сообщение знатока истории фортепиано, а также его использования в общественном быту и профессионалами П. Н. Зимина наглядно показывает "уравновешенность соотношения" импорта и собственного производства. В России существовало собственное рентабельное производство, обеспечивавшее 2/3 спроса в условиях весьма жесткой конкуренции со стороны таких стран-экспортеров с давним, традиционным производством фортепиано, как Германия и Франция. В России с начала века до начала мировой войны было реализовано до четверти миллиона довольно дорогостоящих инструментов почти исключительно городского распространения. Это свидетельствует о высоком уровне и стабильности "культурных запросов" общества. Таким образом, грамзапись появилась в России, когда в ней были предпосылки для сбыта высококачественной в художественном отношении граммофонной пластинки и для формирования соответствующего покупательского спроса.

 

В 1901 г., когда в России еще не было своего завода, а все диски, даже собственной записи, прессовались в Ганновере, во всем мире было реализовано до 1 млн. пластинок. В 1913 г. только русское годовое производство составило около 18 млн. пластинок и еще около 6 млн. импортировалось. При этом уровень спроса и предложения на русском рынке грамзаписи практически совпадали. В СССР этот уровень производства был восстановлен только через четверть века, к 1938 году13. Несколько иные, но близкие данные привел В. А. Федоров: "За 1910 - 1915 гг. в России было продано 500 тыс. граммофонов, ежегодно выпускалось 20 млн. грампластинок"14.

 

Интересно соотношение: на одно проданное фортепиано в предвоенной России приходится более 1000 проданных граммофонных пластинок. Этот показатель свидетельствует о безусловном успехе граммофонной индустрии. Возник гигантский рынок граммофонной продукции, развитие грамзаписи соответствовало как запросам общества, так и тем реалиям искусства, культуры и общественной жизни, которые она фиксировала.

 

Промышленная звукозапись с самого своего начала проявила себя и как один из факторов взаимного влияния разных национальных культур. Ныне это взаимодействие, взаимовлияние - самоочевидная реальность. Промышленная грамзапись почти сразу по появлении заявила о себе как о влиятельном культурообразующем факторе.

 

Основной итог деятельности всей граммофонной индустрии к 1914 г. состоял в том, что параллельно с мировым рынком грамзаписей (годовое предложение и спрос измерялись десятками миллионов дисков; только русский рынок - до 24 млн. экз.) и на его основе возникло, было создано некое единое

 
стр. 49

 

информационное пространство, объединившее все сколько-нибудь развитые в культурном отношении страны и даже менее развитую культурную периферию. Уже в начале XX в. звуковая информация, полученная и зафиксированная в любом пункте этого пространства, могла быть перенесена, востребована и доступна и в любых иных пунктах в любое время, в том числе и одновременно в нескольких, разных местах. Впервые была создана вполне мобильная система сохранения, распространения и обмена информацией, необходимой для полнокровной культурной жизни всего мирового сообщества. В начале XX в. жизнь общества протекала уже в условиях, позволявших пользоваться этой информационной системой. В последующем она развивалась, совершенствовалась, усложнялась, но лишь на основе того, что было создано около ста лет тому назад, в эпоху ранней аудиозаписи, грамзаписи. Основной принцип сохранен и поныне, более того - распространен на иные виды информации. Это объединение всего человечества произошло на основе информации, имеющей культурное содержание и назначение, ибо музыка и музыкальный театр, прежде всего классические, - это своего рода транснациональное коммуникативное средство, своего рода "над-язык". Так его понимали великие композиторы и музыканты, даже импрессарио. Ни политическая, ни экономическая, ни какая-нибудь иная информация не выступила в роли объединяющей человечество функции, эта функция принадлежала культурной информации и искусству. Произведенный в тот момент техникой, наукой переворот в жизни общества имеет всемирное общеисторическое значение, далеко выходящее за пределы узко культурологического аспекта видения этого феномена. Вслед за информацией культурной на созданное ею поле продвинулась информация политического и иного содержания.

 

Ранняя русская грамзапись внесла в создание единого информационного пространства существенный вклад, повлияв на его становление и развитие на самом высоком, бесценном в историческом и историко-культурном отношении уровне.

 

Структура первичного информационного пространства, созданного аудио-индустрией, основывалась на делении всего информационного пространства на национальные, или на языковые домены. В этом его типологическое сходство с современным Интернетом. Оно складывалось на базе формирования языковых доменов в филиалах компании "Граммофон". От итальянской Cocieta Compagna del Grammofono до немецкого Deutsche Grammophon Gesellschaft и русской компании Граммофон простерлись владения "The Gramophone C°" из восьми крупных "доменов" (кроме упомянутых, еще испанский, французский, скандинавский и восточный домены плюс собственно английская компания). Девятый и крупнейший из основных доменов был образован благодаря союзу европейской компании "The Gramophone C°" с американской компанией "Victor". Эта структура была поддержана подобными формированиями внутри фонографной компании "Братья Пате". Последующие производства граммофонного типа, особенно немецкие, стремились идти проторенной компанией "Граммофон" дорогой и наполняли языковые домены собранной ими информацией. Связь между доменами поддерживалась за счет записей артистов самого высокого мастерства - во всех странах были интересны Шаляпин и Собинов, Смирнов, Сарасате, Крейслер, Патти, Карузо, Никиш, на каком бы языке и в каком бы отделении компании они ни записывались. Первичное информационное пространство, возникшее в самом начале XX в., сформировалось окончательно к концу первого десятилетия и существовало, развиваясь и изменяясь, до конца 1970-х годов - до внедрения цифровых технологий и начала развития "мировой паутины" Интернета. Ранняя русская грамзапись сыграла огромную роль в формировании первичного информационного про-

 
стр. 50

 

странства, появление которого имело общеисторическое значение: по своему влиянию на жизнь общества, всего человечества оно сопоставимо только с изобретением книгопечатания, радиосвязи и радиовещания.

 

Примечания

 

1. О раннем этапе развития грамзаписи см. также: GELATT R. The fabulous phonograph, 1877- 1977. London. 1977; READ О., WELCH W.L. From tin foil to stereo (evolution of the phonograph). Indianapolis. 1976; RIESS С. Knaurs Weltgeschichte der Schallplatte. Zurich. 1966; HAAS W. Das Jahrhundert der Schallplatte. Eine Geschichte der Phonographic Bielefeld. 1977; LANGE H.H. Die deutsche "78-er" Discograhpie. Berlin. 1978; JUTTEMANN H. Phonographen und Grammmophone. Braunschweig. 1979; TEUBIG K. Deusche Schellackschallplattenmarken 1894- 1958; GROSSE G. Von der Edisonwalze zur Stereoplatte. Berlin. 1981; GIRARD V., BARNES H.M. Vertical-cut Cylinder and Disc. London. 1964; 100 Jahre Schallplatte. Von Hannover in die Welt. Hannover-Hamburg. 1987; РЕГИРЕР Е. И. Исторический обзор. В кн.: Граммофонная пластинка. М. -Л. 1940.

 

2. GIRARD V., BARNES H.M. Op. cit. Сведения о продукции русского филиала компании уточнены по торговым каталогам компании за 1901 - 1913 гг., в том числе: Каталоги компании "Пате" (сводные). М. 1913, 1916; Полный список двухсторонних дисков Пате размером 35 см в диаметре. Патефон. Золотая серия. М. 1913; Последние новости (пластинки для патефона). М. 1911, 1913, 1914, 1915.

 

3. Вопросы источниковедения ранней грамзаписи обобщены в ряде работ: ПЕРКИНС Дж.Ф., КЕЛЛИ Э., УОРД Дж. О матричных номерах компании "Граммофон", 1898 - 1921 (пер. В. Тирдатова. Рукопись); The record collector, 1976, vol. 23; ЯНИН В. Л. Старая граммофонная пластинка как объект источниковедения. - Археографический сб. за 1977 год. М. 1978.

 

4. 0 - 9999 - английская (включая Шотландию, Уэльс и Ирландию);

 

10000 - 19999 - восточная (включая балканские страны, Ближний Восток, Северную Африку, Закавказье, Среднюю Азию, еврейские и татарские записи);

 

20000 - 29999 - русская (включала Польшу, Прибалтику, украинские записи, частично записи на финском языке; некоторая часть кавказских и татарских записей ошибочно попала в "русскую" группу, так как фонограммы были записаны на территории России);

 

30000 - 39999 - французская (включая Бельгию);

 

40000 - 40999 - немецкая (вначале включала записи, произведенные только в Германии, затем и немецкие фонограммы, записанные в Австро-Венгрии, Швейцарии);

 

50000 - 59999 - итальянская (включая итальянские диалекты);

 

60000 - 69999 - испанская (испанские и португальские записи);

 

70000 - 79999 - вначале Австро-Венгерская, затем только записи в Венгрии и Чехии;

 

80000 - 89999 - скандинавская (шведские, датские, норвежские и финские записи);

 

90000 - 99999 - голландская (включая записи на фламандском языке).

 

5. Утверждение последовало 2 мая 1903 г. и опубликовано в "Собрании узаконений и распоряжений правительства" N 18 (418) от 19 сентября 1903 г., а в том же "Собрании узаконении и распоряжений правительства" N 88 (775) от 22 ноября 1908 г. объявлено об утверждении продолжения операций компании под новым названием "Gramophone Company Limited" вместо прежнего "Gramophone and Typewriter".

 

6. Граммофон и фонограф, 9.V.1902, N 2, с. 15; Граммофонная жизнь, 15.II.1912, N 21, с. 20.

 

7. Сведения о первых русских грамзаписях в Америке и взаимодействии компаний "Граммофон" и "Виктор" имеются в справочном издании: MORTON-MOSES J. Guide to American recordings, 1895 - 1925. N.Y. 1949. Эта информация сопоставлена со сведениями, разбросанными по многим иным изданиям каталожного типа.

 

8. О деятельности компании "Коламбия" в России см.: ЖЕЛЕЗНЫЙ А. И. Пластинки "Колумбия". - Мелодия, 1982, N 1(10).

 

9. Сведения о действиях "Фаворит-рекорд" в России имеются в журналах: Граммофон и фотография, 1906, август, с. 10; Граммофонный мир, 1910, N 2, 15 апреля, с. 2.

 

10. Имеются в виду торговые каталоги компании "Граммофон" за 1907 - 1916 гг., из которых отметим: "Пишущий Амур". Изделия Общества "Граммофон" с огр. отв. Полный каталог пластинок, выпущенных в продажу включительно по март 1914 г. Каталог N 16 G и Полный каталог двухсторонних пластинок Зонофон. Октябрь 1911. Каталог N 12 Z.

 

11. BENNETT. J.R. Voice of the Past. Vocal recordings, 1898 - 1925. Vol. 3. The Oakwood Press. 1964.

 

12. ЗИМИН П. Н. История фортепиано и его предшественников. М. 1968, с. 196.

 

13. РЕГИРЕР Е. И. Исторический обзор. В кн.: Граммофонная пластинка. М. -Л. 1940, с. 704- 705.

 

14. ФЕДОРОВ В. А. История России. 1861 - 1917. М. 2003, с. 367.

Опубликовано 22 мая 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама