Полная версия публикации №1518002990

PORTALUS.RU ПЕДАГОГИКА Г. С. КОММАДЖЕР. ИМПЕРИЯ РАЗУМА. КАК ЕВРОПА ПРЕДСТАВЛЯЛА СЕБЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ, А АМЕРИКА ВОПЛОТИЛА ЕГО ПРИНЦИПЫ НА ПРАКТИКЕ → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

В. В. СОГРИН, Г. С. КОММАДЖЕР. ИМПЕРИЯ РАЗУМА. КАК ЕВРОПА ПРЕДСТАВЛЯЛА СЕБЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ, А АМЕРИКА ВОПЛОТИЛА ЕГО ПРИНЦИПЫ НА ПРАКТИКЕ [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 07 февраля 2018. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/pedagogics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1518002990&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 24.05.2019.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

В. В. СОГРИН, Г. С. КОММАДЖЕР. ИМПЕРИЯ РАЗУМА. КАК ЕВРОПА ПРЕДСТАВЛЯЛА СЕБЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ, А АМЕРИКА ВОПЛОТИЛА ЕГО ПРИНЦИПЫ НА ПРАКТИКЕ // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 07 февраля 2018. URL: https://portalus.ru/modules/pedagogics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1518002990&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 24.05.2019).



публикация №1518002990, версия для печати

Г. С. КОММАДЖЕР. ИМПЕРИЯ РАЗУМА. КАК ЕВРОПА ПРЕДСТАВЛЯЛА СЕБЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ, А АМЕРИКА ВОПЛОТИЛА ЕГО ПРИНЦИПЫ НА ПРАКТИКЕ


Дата публикации: 07 февраля 2018
Автор: В. В. СОГРИН
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ПЕДАГОГИКА
Номер публикации: №1518002990 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Henry Steele COMMAGER. The Empire of Reason. How Europe Imagined and America Realised the Enlightenment. Anchor Press-Doubleday. New York. 1977. 342 p.

Г. С. Коммаджер один из старейшин американской буржуазной историографии, написал около 20 монографий и большое количество статей по самым различным аспектам, проблемам и периодам истории США, методологическим вопросам, историографии, а также политической философии. По своему влиянию на развитие буржуазной исторической науки в США он стоит в одном ряду с такими ее представителями, как Р. Б. Моррис, А. Шлезингер-младший, Р. Хофстедтер. Коммаджер всегда тяготел к обобщающим темам. В этом смысле не представляет исключения и рассматриваемая здесь работа, посвященная сравнительному анализу судеб Просвещения в Новом и Старом Свете.

Автор воздерживается от полемики с историками, не разделяющими его позиций, и даже не упоминает их имен. Но уже в

стр. 158


самом названии книги заключен вызов тем представителям "неоконсервативной" школы (Д. Бурстин, Л. Харц и др.), которые отрицают влияние западноевропейского Просвещения на ход исторического развития Северной Америки в целом и на Американскую революцию XVIII в, в особенности, обосновывая уникальность опыта США, которые-де в силу своего изначального демократизма, отсутствия сословных различий, феодальных институтов и пережитков оказались невосприимчивыми к антифеодальным идеям Вольтера и Монтескье, Руссо и Мабли1 . Отвергая эту концепцию, Коммаджер, казалось бы, встает на путь преодоления самой живучей в буржуазной историографии США теории "исключительности" американского опыта. Однако данное впечатление, как обнаруживается после ознакомления с работой, обманчиво. В действительности автор создает собственный вариант той же теории, как бы перелицовывая ее устаревшие одежды. Лейтмотив книги прост: Новый Свет, а точнее, "его англо-американская часть", оказался единственным районом мира, где стало возможным превратить Просвещение в кредо нации и в полном объеме воплотить в жизнь его идеалы.

Первая часть работы посвящена сравнительному рассмотрению зарождения и распространения идей Просвещения в Старом и Новом Свете. Следует признать, что Коммаджер, искусно владеющий пером, создал живые, запоминающиеся портреты многих европейских и американских просветителей. Но с научной точки зрения эта часть работы все же компилятивна; автору не удалось добавить ничего нового к тому, что было написано представителями "интеллектуальной" школы, прежде всего Б. Бейлиным и Г. Вудом 2 . Между тем возможности сравнительного изучения идеологии Просвещения в Европе и Северной Америке далеко не исчерпаны. В частности, если в американской историографии весьма полно освещена проблема освоения идей европейских просветителей в США, то вопрос об их эволюции в Новом Свете под воздействием специфических социально-экономических условий исследован в гораздо меньшей степени. В отличие от европейского Просвещения, многие выразители которого искали компромисса со "старым порядком", Просвещение в США развивалось на чисто буржуазной основе, что и отразилось на развитии его доктрин в Новом Свете. Коммаджер этого вопроса не касается.

Во второй части книги рассматривается тема воплощения идей Просвещения в американской политической практике под воздействием революции XVIII века. Коммаджер вновь противопоставляет себя "неоконсервативной" школе, доказывающей, что революция не могла осуществить каких-либо социально- политических преобразований в североамериканском обществе, поскольку оно- де с момента возникновения являло собой образец демократии. Положение Коммаджера о том, что Американская революция осуществлялась под знаменами Просвещения, буржуазной идеологии XVIII в. и реализовала ряд его принципов, не вызывает сомнения3 (упорно отстаивая его, автор ломится в открытую дверь). Вместе с тем самые серьезные возражения вызывают его выводы об исторической значимости преобразований революции, о полноте и глубине реализации принципов буржуазного Просвещения в США, а также тезис, что эти принципы могли быть реализованы только в Северной Америке.

Буржуазным просветителям XVIII в., как известно, было свойственно отождествлять конструируемую ими модель общественного устройства с "царством разума" и вечной справедливости. Практика буржуазных революций XVIII в., как американской, так и французской, воспринявших идеалы Просвещения, обнаружила, однако, всю иллюзорность этих представлений. Провозглашенное просветителями "царство разума" в действительности "было не чем иным, как идеализированным царством буржуазии"4 . Впрочем, их теории были


1 См., например, D. Boorstin. The Genious of American Politics. Boston. 1953, pp. 77-79. Показателен в этом смысле доклад Г. Мэя "Просветительство в Америке" на первом коллоквиуме историков СССР и США в 1972 году. Умаление Мэем влияния Просвещения на Американскую революцию критиковалось рядом советских историков (см. "Новая и новейшая история", 1973, N 2, стр. 219).

2 В. Bailyn. The Ideological Origins of the American Revolution. Cambridge (Mass.). 1967; G. S. Wood. The Creation of the American Republic. 1776-1787. Chapel Hill. 1969.

3 В ходе Американской революции, писал К. Маркс, "возникла впервые... идея единой великой демократической республики,.. была провозглашена первая декларация прав человека и был дан первый толчок европейской революции XVIII века" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 16, стр. 17).

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, стр. 17.

стр. 159


созданы задолго до первых буржуазных революций, и просветители, которые, по словам В. И. Ленина, "совершенно искренно верили в общее благоденствие и искренно желали его"5 , могли только гадать о результатах и последствиях практического воплощения своих идей. Коммаджер же может судить о результатах и последствиях Американской революции, опираясь на двухвековую ретроспективу, поэтому откровенная идеализация им ее итогов, равнозначных в его схеме утверждению некоей "империи разума", должна быть отнесена исключительно на счет классовой и национальной ограниченности этого буржуазного историка.

Не выдерживает критики и попытка Коммаджера изобразить итоги революции как триумф Просвещения, исчерпывающее воплощение его принципов. При обосновании этой идеи он не гнушается искажениями исторических фактов. Так, пытаясь доказать, что Американская революция с исключительной полнотой реализовала принцип "общественного договора" как основы образования государственной власти, Коммаджер утверждает, что конституции штатов лишали права избирать и быть избранными на государственные должности только небелых американцев (стр. 125). В действительности в этом праве было отказано также женщинам и неимущим, а в ряде штатов - и малоимущим белым мужчинам. Вызывает недоумение и попытка автора представить в качестве образцового "общественного договора" федеральную конституцию 1787 года. Филадельфийский конституционный конвент 1787 г., поступавший, по Коммаджеру, в соответствии с волей народа (стр. 154), на деле узурпировал право выработки высшего закона нации, ибо легислатуры штатов уполномочили его только внести поправки в "Статьи конфедерации" 1781 года6 . Число подобных натяжек в изображении итогов Американской революции, встречающихся в книге, можно продолжить.

По принципу контраста характеризует автор судьбы Просвещения в Старом и Новом Свете. Необычайно драматично изображая дьявольскую игру с Просвещением, затеянную европейскими монархами Екатериной II, Густавом III, Людовиком XVI и другими, Коммаджер создает внешне весьма впечатляющую версию о том, как оно было изгнано из Старого Света и нашло себе прибежище в Северной Америке. В качестве подпорок этой версии как раз и используется излюбленная идея буржуазной историографии США об избранности американской нации, которой-де от рождения самой судьбой предопределено осваивать и распространять по всему миру принципы прогресса и демократии. Коммаджер проводит идею американской "исключительности" необычайно напористо, словно пытаясь выиграть негласное соревнование с ее выразителями всех времен от А. де Токвиля до Л. Харца и Р. Е. Брауна. При этом он перестает замечать, что в книге чем дальше, тем больше обедняется история европейских стран, а США приписываются такие заслуги, о которых было бы странно услышать даже из уст студентов колледжа. Без тени смущения раздает он, например, титулы Солонов и Ликургов по меньшей мере дюжине американских "отцов-основателей", объявляет всех их философами- просветителями, блестяще исполнявшими роль политических деятелей. В сравнении с ними блекнут даже образы Вольтера и Монтескье (в действительности история отвела место в ряду героев Просвещения только трем американцам - Франклину, Пейну и Джефферсону).

Коммаджер, претендующий на оригинальную позицию в освещении сложных процессов и явлений XVIII в., находится в действительности в плену расхожих буржуазных историографических схем. Концепция "исключительности" американского опыта - только одна среди них. Очень ярко проявляется в книге и приверженность автора другой апологетической концепции - "бесконфликтности" американской истории (консенсуса). Сквозь призму этой концепции рассмотрены как история социально-политических отношений революционной эпохи, так и развитие общественной мысли в США. В свое время американские историки-прогрессисты (Д. А. Смит и особенно В. Л. Паррингтон), трактуя идеологию революционного лагеря периода войны за независимость и образования США, приходили к выводу о наличии в ней двух классоворазнородных течений, представленных одно Джефферсоном, Франклином, Пейном, а другое - Гамильтоном,


5 В. И. Ленин. ПСС. Т. 2, стр. 520.

6 Много лет назад Коммаджер оценивал конвент 1787 г. иначе. В 1940-е годы в его совместной работе с С. Морисоном действия конвента приравнивались к термидору (S. Е. Morison and H. S. Commager. The Growth of the American Republic. Vol. I. N. Y. 1942, p. 277).

стр. 160


Мэдисоном, Дж. Адамсом. Такая трактовка была глубоко ошибочной, в действительности названные идеологи выражали две различные тенденции буржуазного Просвещения - умеренную и радикальную. Коммаджер впадает в крайность другого рода: он рассматривает воззрения революционного лагеря в рамках некоего "единого потока", в котором исчезли различия между Дж. Адамсом и Джефферсоном, Дж. Дикинсоном и Франклином, между умеренными и демократами.

Концептуальная основа работы несостоятельна с научной точки зрения. Вместе с тем у непосвященного читателя она может вызвать иллюзию правдоподобности. Этому способствует манера подачи материала Коммаджером, эмоциональность повествования, яркий язык. На книге лежит печать опыта и мастерства маститого историка. Тем более острой критики заслуживают ее спекулятивные и апологетические черты.

Опубликовано 07 февраля 2018 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1518002990

© Portalus.ru

Главная ПЕДАГОГИКА Г. С. КОММАДЖЕР. ИМПЕРИЯ РАЗУМА. КАК ЕВРОПА ПРЕДСТАВЛЯЛА СЕБЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ, А АМЕРИКА ВОПЛОТИЛА ЕГО ПРИНЦИПЫ НА ПРАКТИКЕ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU