Рейтинг
Каталог
Порталус
база публикаций

ПЕДАГОГИКА есть новые публикации за сегодня \\ 27.05.19


А. П. ЗЛАТОВРАТСКИЙ И РЯЗАНСКАЯ ГИМНАЗИЯ

Дата публикации: 09 апреля 2019
Автор: И. П. ПОПОВ
Публикатор: Александр Павлович Шиманский
Рубрика: ПЕДАГОГИКА
Номер публикации: №1554818373 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


И. П. ПОПОВ, (c)

найти другие работы автора

Распространение революционно-демократических идей в 1850 - 1860-е годы в российской провинции и влияние их на молодежь, ее вовлечение в революционную борьбу являются одной из интереснейших, но далеко не полностью исследованных проблем1 . Углубить ее разработку можно, в частности, на материалах деятельности А. П. Златовратского, работавшего в те годы учителем русской словесности в 1-й мужской гимназии Рязани, старого товарища Н. А. Добролюбова по Петербургскому педагогическому институту. Златовратский был уроженцем г. Владимира и после окончания местной семинарии поступил в петербургский Главный педагогический институт, где сблизился с учившимся в нем Добролюбовым, который оказал затем на Златовратского большое влияние. В 1857 г. он писал Добролюбову: "Я тогда только был хорош и буду таким, когда был связан товариществом с тобой... и когда не прервется эта связь и по выходе из института"2 . Приезжая на каникулы во Владимир, Златовратский ходил "в белой накрахмаленной блузе, подпоясанной кожаным ремнем, вместо обычного студенческого вицмундира, и - что еще было неожиданнее, - пишет его племянник, известный писатель- народник Н. Н. Златовратский, - дядя в этом костюме стал появляться всюду: и на бульваре и во всех общественных местах, к изумлению наших провинциальных обывателей"3 . Придя


1 См.: Таубин Р. А. Революционер-демократ С. С. Рымаленко. - Исторпя СССР, 1959, N 1; Будаев Д. И. Из истории распространения революционно- демократических идей в Смоленской губернии на втором этапе революционной ситуации конца 50-х - начала 60-х годов XIX века. - Рефераты и тезисы докладов XII научной конференции Смоленского пединститута. Смоленск, 1961. Бушканец Е. Г. Ученики Н. Г. Чернышевского по гимназии в освободительном движении второй половины 1850-х - начала 1860-х гг. Казань. 1963; Порох И. В. История в человеке. Саратов. 1971; Вульфсон Г. Н. Разночинно-демократическое движение в Поволжье и на Урале в годы первой революционной ситуации. Казань. 1974; Китаев В. А. Шестидесятники братья Рагозины. В сб.: Записки краеведов. Горький. 1983; и др.

2 Материалы для биографии Н. А. Добролюбова. Т. 1. М. 1890, с. 379.

3 Златовратский Н. Н. Воспоминания. М. 1956, с. 78.

стр. 185


в гости в семью своего племянника, он принес туда сверток, где было несколько номеров "Колокола", и стал их читать.

В середине XIX в. общественная жизнь в Рязани заметно оживилась. Этому способствовали во многом вступление в должность вице-губернатора в 1858 г. М. Е. Салтыкова-Щедрина и открытие в том же году публичной библиотеки. Не осталось в стороне от новых веяний главное в то время местное учебное заведение - мужская гимназия, куда приехало несколько молодых педагогом. Одним из них и был Александр Петрович Златовратский. Выпускник рязанской гимназии В. В. Насакин писал о нем: "Это был горячий, увлекающийся человек, с наилучшими стремлениями, с горячей любовью к людям и ко всему возвышенному и благородному. Относился он к нам совершенно просто. Разбирая с нами какое-нибудь литературное произведение, он касался не только достоинств или недостатков последнего, но и развивал попутно свои взгляды на жизнь и людей, на задачи предстоящей нам самостоятельной жизни, и все это так горячо, так возвышенно, благородно, что мы с увлечением слушали его и, конечно, искренне любили"4 .

Хотя в гимназии все еще царила "пресловутая система схоластического формализма", как писал племянник А. П. Златовратского Н. Н. Златовратский, впоследствии писатель-народник, приехавший учиться в Рязань по настоянию дяди, "но я не мог не чувствовать, что в этом формализме существовала здесь довольно значительная брешь". Молодые педагоги, сплотившиеся вокруг Александра Петровича (в основном выпускники Московского университета), "стремились во всем поступать просто, "по-человечески", отметая все мертвенно-сухое, холодное и жесткое, что лежало в корне системы", они предавались с необыкновенным азартом педагогической "самокритике", не щадя ни самих себя, ни друг друга, ни своих коллег"5 . "Гимназия по количеству мыслящих людей находится... в лучшем отношении с другими провинциальными гимназиями"6 , - писал Златовратский. Александр Петрович не раз сообщал Добролюбову о том, что в гимназии идет борьба между новыми и старыми педагогами, и приводил многочисленные факты противодействия со стороны начальства начинаниям молодежи: "Нет, г.г., - говорит инспектор гимназистам, - я не позволю вам устраивать литературные вечера. В прошлом году были и там только и занимались руганью начальства"7 . И тем не менее под влиянием молодых преподавателей в жизни Рязанской гимназии изменения происходили. В феврале 1861 г. Совет гимназии рассмотрел предложение ее директора о том, чтобы включиться в обучение учеников воскресных школ, открывшихся при Рязанском уездном училище (мужская воскресная школа) и при Мариинском уездном училище (женская воскресная школа). Здесь должны были вести занятия гимназисты VI и VII классов. В руководстве их работой принял участие и Златовратский8 .

Своих учеников Александр Петрович знакомил с передовыми идеями того времени, прежде всего с сочинениями Добролюбова и письмами друга к нему. Выпускник гимназии И. И. Янжул, впоследствии академик, профессор Московского университета, вспоминал: "Имя Добролюбова часто исходило из его уст... Он целиком прочитывал нам в классе вновь полученные книжки журналов со статьями Добролюбова "Темное царство", "Луч света в темном царстве" и т. д., усердно толковал и комментировал прочитанное, всячески вызывая нашу пытливость и внимание к окружающим нас темным сторонам русской жизни". Еще один рязанский гимназист Н. В. Растов писал: "Я никогда не забуду писем, которые Златовратский, учитель русского языка, читал нам, получая их от болевшего тогда его друга, нашего знаменитого писателя Н. А. Добролюбова, как не забуду той искренней скорби, которая охватила всех нас, когда судьба разлучила нас с этим дорогим нам учителем"9 .


4 Историческая записка Рязанской 1-й мужской гимназии. Рязань. 1904, с. 332.

5 Златовратский Н. Н. Воспоминания. М. 1956, с. 99 - 100.

6 РО ИРЛИ (Пушкинский дом), А. П. Златовратский. Письма, 195/2023, IX. С., л. 38.

7 Там же, л. 46об.

8 Там же, л. 43.

9 Историческая записка Рязанской 1-й мужской гимназии, с. 297, 327.

стр. 186


Какие же письма Добролюбова мог читать в классе Златовратский? Вполне возможно, вот это. "Наши дела здесь идут плоховато: крутой поворот ко времени докрымскому (т. е. к николаевщине. - И. П.) совершается быстро, - писал Добролюбов, - и никто не может остановить его. Разумеется, за всех и прежде всего платится литература. Я бы не стал говорить о ней, потому что ее стеснения слишком ничтожны в сравнении с общей ретроградной реакцией, но, во-первых, она мне ближе известна, а во-вторых, на ней отражаются все попятные шаги всех министерств". Далее он рассказывает о судьбе последних номеров "Современника" и своей статьи, повествующей о борьбе крестьян против винных откупов, охватившей в то время ряд губерний: "Статья "О трезвости" ходила два месяца по цензурам и, наконец, пропущена, утратив заглавие (Народное дело) и третью долю текста - все, что говорилось об откупщиках и об отношении откупа к народу. Об откупщиках, видишь ли, говорить нехорошо - тоже не ладится с видами министерства финансов". В письме дальше говорилось: "3 октября издан циркуляр, чтобы от всех редакций и авторов цензура требовала фактических доказательств, когда они что-нибудь представляют обличительное. Таким образом, один господин пишет, что мальчишек секут в корпусах; от него требуют справку: где, когда и как высекли и чем он это докажет. Иначе печатать не позволяют. И все в таком роде". Заканчивая письмо через месяц, 16 декабря, и сообщая о предстоящих будто бы преобразованиях цензуры, Добролюбов добавлял: "Все единственно: стеснения, придирки, проволочки, малодушие и раболепство на каждом шагу".

Читал Златовратский, вполне вероятно, своим ученикам и последнее известное письмо к нему Добролюбова, написанное в апреле 1860 года. Николай Александрович сообщает об обысках и других беззакониях властей. Рассказывая об обыске у одного профессора, он не без иронии замечал: "И все промолчали на это нарушение прав человека на спокойствие в своем углу". Перейдя далее к характеристике положения на литературном поприще, Добролюбов писал: "В литературе начинается какое-то шпионское влияние. Всегда пропускались исторические статьи, как бы ни было близко описываемое в них положение к нашему; теперь велено обращать на это строжайшее внимание и не пропускать никаких намеков. О русской истории после Петра запрещено рассуждать. Гласность... опять обращается вспять; недавно состоялся циркуляр, чтобы не пропускать в печать никаких личностей... Можешь судить о приятности нашего положения. Половина статей, являющихся в журнале, являются в искаженном виде; другая половина вовсе бросается"10 .

Вполне понятно, что эти или близкие им по содержанию письма, прочитанные в классе, еще более усиливали у рязанских гимназистов интерес к животрепещущим проблемам современности. Они собирались на довольно многолюдных "литературных вечерах" и "помногу часов, - как писал Янжул, - проводили вместе, читая Добролюбова, Белинского, Чернышевского, Антоновича и проч. За чтением вслух или чаще сокращенным докладом из прочитанной вещи, если она была слишком велика, следовали нескончаемые споры"11 . Да и в самой гимназии на уроках нередко выходили далеко за пределы официальной программы. Так, в отсутствие одного из учителей инспектор гимназии Скандовский занимал учеников чтением им "Записок из мертвого дома" Ф. М. Достоевского12 . Большой популярностью среди гимназистов пользовались стихотворения Н. А. Некрасова. "Многие ученики выписывают целые тетради стихов этого поэта и твердят их наизусть. Один гимназист (Меркулов) был даже удивительным знатоком Некрасова, знал его едва ли не всего наизусть и по целым часам читал товарищам его произведения"13 .

О том, что новые, передовые идеи все активнее проводились молодыми учителями в жизнь, свидетельствует речь Златовратского на публичном акте 20 декабря 1859 г., который представлял отчет гимназии за шесть предшествующих лет14 . Она называлась "О значении риторики как науки и о последствиях ее в жизни".


10 Материалы для биографии Н. А, Добролюбова, с. 542 - 544, 557 - 558.

11 Историческая записка Рязанской 1-й мужской гимназии, с. 306 - 307.

12 Государственный архив Рязанской области (ГАРО), ф. 869, св. 8, д. 54, л. 4.

13 Там же, л. 5.

14 Рязанские губернские ведомости, часть неофициальная, 1860, N 1.

стр. 187


В начале своей речи Златовратский указал на необходимость тесной связи между гимназическим образованием и жизнью общества. "И гимназия, и общество необходимо должны желать, чтобы вопросы, разрабатываемые жизнью, были ясно понимаемы и сознаваемы нами, на долю которых пало воспитание новых жизненных борцов". Высказав столь необычные для тогдашнего школьного образования предложения, в корне меняющие его дух и систему, докладчик перешел к характеристике риторики в гимназическом образовании: "Ни в жизни... ни в литературе нам не случалось встретить ни одного в пользу ее слова. Мало того, жизнь даже придала особенное... значение слову "риторика", равносильное с выражением пустой, бессмысленный набор слов". И далее: "Бездумное резонерство, расписывающееся, по выражению всем известного Белинского, холодною и пресною водой общих мест или высокопарных риторических выражений, вот польза, какую может получить от риторики жаркий ревнитель ее правил". Докладчик видел ее особый вред в том, что это "бездумное резонерство, эта любовь к общим местам и высокопарным риторическим выражениям" не исчезают с прекращением изучения риторики, а переходят в наклонность, которая остается и тогда, когда человек вступает в жизнь, и нередко умирает лишь вместе с ним.

Перейдя затем к анализу современной литературы, Златовратский говорил по поводу некоторых материалов, напечатанных тогда в журналах ("Не вооружились ли они всеми тропами и фигурами, каким учит нас риторика?"), и привел в качестве примера статью популярного публициста С. С. Громеки "Полиция вне полиции": "Все об ней толковали, все восхищались ею, не находили слов для выражения своего восторга, не знали, как благодарить журнал, поместивший на своих страницах эту жизненную статью. И что же? Разоблачите ее от всех ненужных тропов и фигур, освободите от всех украшений, выжмите только смысл, и я уверен, что выжатая из всей этой статьи мысль легко, удобно и понятно уместится в нескольких строках "Современника", сказанных им в статье по крестьянскому вопросу". Он продолжал: "Только теперь, благодаря свежей деятельности "Современника", реже встречается литературное самовосхваление". В заключение докладчик сказал: "Меньше фраз, больше дела, больше соответствия наших поступков с личными убеждениями, вот истина, которая, мне кажется, выработана современной нам жизнью и которую осуществить в практической жизни составляет задачу современного поколения"15 .

Эта речь, произнесенная в присутствии не только гимназического начальства, но и губернских властей, в том числе Салтыкова, свидетельствовала, как видим, о сближении идейных позиций Златовратского и революционно- демократического лагеря. Сравнительно недавно опубликованные его воспоминания о Добролюбове сообщают обстоятельства, при которых началось это сближение. Златовратский пишет: "Он (Добролюбов. - И. П.) стал носить в институт "Отечественные записки" и "Современник" времен Белинского... Я брал у него эти книги, толковал с ним по поводу статей Белинского"16 . В этих же воспоминаниях мы находим и рассказ о том влиянии, какое оказали на Златовратского статьи Н. Г. Чернышевского "Очерки гоголевского периода русской литературы", печатавшиеся в "Современнике" в 1855 - 1856 годы. "Статьи Чернышевского в "Современнике" о критике гоголевского периода сделали популярным его имя и между студентами. Имя Чернышевского сделалось неразлучным с именем Белинского... Статьи Чернышевского произвели умственное движение в институте, все с жаром бросались к его статьям и очень наглядно увидали из сравнения наших записей со статьями его - педантизм и мертвящую схоластику первых"17 . О близости взглядов Златовратского к взглядам его товарища по институту говорят и неоднократно высказанные им в письмах восторженные отзывы о "Современнике", и его переживания в связи с тем, что


15 ГАРО, ф. 869, св. 11, д. 122, лл. 1об., 2об., 3, 4об. В газетном отчете о речи Златовратского приводятся такие выводы докладчика: "риторики как науки нет и быть не может", "схоластическая риторика... не достигнет своей цели, и потому она должна быть изгнана из состава учебных предметов" (Рязанские губернские ведомости, часть неофициальная, 1860, N 1, с. 4).

16 Н. А. Добролюбов в воспоминаниях современников, Л. 1961, с. 130.

17 Там же, с. 145.

стр. 188


рекомендованный им журналу рязанец С. Т. Славутинский не оправдал надежд редакции18 .

Златовратский преподавал в Рязанской гимназии недолго - в 1857 - 1861 гг., будучи тяжело больным, затем перевелся в Ставропольскую гимназию и в 1863 г. умер. Но и он, и другие передовые преподаватели сыграли немалую роль в изменении климата в гимназии. "Прежде была такая тишь, да гладь, да божья благодать, - писал Златовратский, - словечка никто не смел промолвить, а ныне, о ужас, воспитанники осмеливаются спросить учителя, зачем они проходят то- то и то-то. Мало того, ухитряются на такие штуки, что под скамьями трубят учителям, самым почтительным к высшему начальству, "подлец", а нередко прерывают "толкования" учителей... и ставят их в тупик своими вопросами"19 . Уже после отъезда Златовратского из Рязани произошла такая история: 9 марта 1862 г. совет гимназии заслушал рапорт "отца законоучителя" И. Е. Любимова об ученике гимназии Е. Б. Пятницком, который, "хотя и оказывает по предмету закона божия успехи весьма удовлетворительные, но по некоторым словесным выходкам в классе, а равно и неотдания почтения при встречах с отцом законоучителем на улице, заявляет всем этим неуважение к своему наставнику". "Законоучитель" просил совет гимназии удалить "означенного ученика от слушания закона божия" (это должно было привести к исключению его из учебного заведения). Однако совет гимназии "нашел невозможным и совершенно противным... уставу гимназии устранить Пятницкого от классов закона божия без совершенного его удаления из гимназии", а последнее совет "не мог привести в исполнение, не найдя к тому достаточных причин". Совет постановил "сделать ученику Пятницкому от Совета строгое внушение за его непочтительное обращение"20 . И хотя "законоучитель" не согласился с этим решением и, подписывая протокол заседания, высказал свое особое мнение "относительно поступка воспитанника", грозя представить его попечителю учебного округа, Пятницкий, как свидетельствует "Историческая записка Рязанской 1-й мужской гимназии", благополучно окончил ее в 1863 году.

Многие из воспитанников Златовратского вступили в дальнейшем на путь революционной борьбы. Д. Левашов, окончивший гимназию в 1858 г., выпускники 1859 г. В. Праотцев и И. П. Шаров были руководителями революционного кружка П. Г. Заичневского, выдвигавшего бланкистскую программу действий. В нем состоял и Н. Богданов, окончивший гимназию в 1860 году. Учившийся вместе с ним в гимназии П. И. Коробьин привлекался Особой следственной комиссией по "зарайскому делу"21 в 1862 году. Он был студентом Московского университета, исключенным из него "по высочайшему повелению" за участие в студенческих волнениях 1861 года22 . В своих воспоминаниях известный общественный деятель, член первой "Земли и воли" (впоследствии примкнувший к кадетам) Л. Ф. Пантелеев, говоря о широко распространенной в свое время прокламации "Молодая Россия", составленной уже упоминавшимся Заичневским и содержавшей бланкистскую программу революционного переворота, указывал: "Последняя была отпечатана в одном имении в Рязанской губернии"23 . Проведенное вами совместно с зарайским краеведом В. И. По-


18 РО ИРЛИ, А. П. Златовратский. Письма, 195/2023, лл. 35, 40об. По рекомендации Златовратского Добролюбов привлек Славутинского к сотрудничеству в "Современнике", но написанное последним "Внутреннее обозрение" не удовлетворило Добролюбова, который сообщал его автору: "И вдруг Вы начинаете гладить современное общество по головке, оправдывать его переходным временем. Я не узнал Вас в этой характеристике общества". И далее: "Оставьте эти радужные вещи для слепца Каткова... У нас другая задача, другая идея... Надо вызывать читателей на внимание к тому, что их окружает, надо колоть глаза всякими мерзостями" (Добролюбов Н. А. Собр. соч. в 9-ти тт. Т. 9. М. - Л. 1964, с. 407 - 408).

19 РО ИРЛИ, А. П. Златовратский. Письма, 195/2023, лл. 1об., 46.

20 ГАРО, ф. 869, св. 8, д. 54, л. 3.

21 Дело о кружке "крайне неблагонадежных лиц", которые обвинялись в том, что читали в Зарайске прокламацию "Молодая Россия", работы Герцена и Огарева и поддерживали связи с кружком П. Г. Заичневского в Москве (Попов И. П. Из истории оппозиционного движения в Рязанской губернии в начале 60-х годов XIX века. В кн.: Некоторые вопросы краеведения и отечественной истории. Рязань. 1969).

22 Колокол, 22.VI.1862, л. 137, с. 1137.

23 Пантелеев Л. Ф. Воспоминания. М. 1958, с. 280.

стр. 189


ляничевым исследование позволило предположить, что это было родовое имение Коробьиных в с. Кончаково ныне Зарайского р-на Московской обл., в 120 км от Москвы24 . Тесно связан был с кружком Заичневского и зарайский городской врач Л. В. Персиянинов, окончивший Рязанскую гимназию в 1853 году. Привлеченный Особой следственной комиссией в 1862 г. по "зарайскому делу", он обвинялся в том, что читал в Зарайске прокламацию "Молодая Россия"; ему же из Москвы была прислана речь Заичневского, произнесенная им в защиту независимости поляков. Следует назвать еще С. М. Алексеева, окончившего Рязанскую гимназию в 1865 г., затем студента Московского университета, арестованного 15 мая 1866 г. по делу 4 апреля 1866 года25 .


24 Попов И. П. Где была отпечатана прокламация "Молодая Россия"? В сб.: Проблемы истории русского общественного движения и исторической науки. М. 1981, с. 153 - 154.

25 ЦГИА СССР, ф. 1282, оп. 1, д. 78, л. 60сл.; Деятели революционного движения в России. Биобиблиографический словарь. Т. I, ч. 2. М. 1928, с. 14 - 15.

Опубликовано 09 апреля 2019 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама