Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ПЕДАГОГИКА есть новые публикации за сегодня \\ 29.11.20


Высшее образование на Дальнем Востоке в годы гражданской войны

Дата публикации: 09 мая 2020
Автор: Н. В. Хисамутдинова
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПЕДАГОГИКА
Источник: (c) Вопросы истории, № 9, Сентябрь 2010, C. 138-141
Номер публикации: №1589019878 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Н. В. Хисамутдинова, (c)

найти другие работы автора

Гражданская война в нашем сознании прочно связана с бедствиями, лишениями, разрухой. Но для Дальнего Востока, как не парадоксально, именно эти годы стали временем создания высших учебных заведений, зарождения научных исследований, появления первых научных школ. Главная причина - повышенная миграция населения. Война привела на Дальний Восток большое количество беженцев из центральных регионов России, среди которых были ученые, преподаватели высшей школы, высококвалифицированные технические специалисты. Они нуждались в средствах к существованию и профессиональной реализации. Уже в 1918 г. в списках преподавателей учебных заведений Владивостока (Восточного института, Коммерческого училища, Учительского института) встречаются имена доктора математических наук Р. Г. Бернштейна, доктора философии М. В. Тарле из Харькова, магистра богословия профессора М. Н. Ершова из Казани, кандидата естественных наук И. А. Преображенского из Петрограда, кандидата экономических наук С. А. Андреева из Москвы, архитектора П. Ф. Федоровского из Томска и других1. Среди беженцев было много и недоучившихся студентов: в 1918 г. в Восточный институт поступило 202 прошения о зачислении вместо обычных 60 - 70. Таким образом, к экономическим предпосылкам развития высшей школы (после первой мировой войны началось оживление экономики Дальнего Востока) прибавились и социальные, оказавшиеся в конечном итоге решающими.

 

Обособленность региона от центральной России и отсутствие твердой власти способствовали проявлению инициативы, и интеллигенция, как прибывшая, так и местная, активизировала усилия по открытию учебных заведений. В 1918 г. во Владивостоке работали две инициативные группы: Дальневосточное общество содействия развитию высшего образования (председатель правления - профессор Восточного института В. М. Мендрин, секретарь-инженер Владивостокского торгового порта С. А. Данилов) и Комитет по учреждению Историко-филологического факультета (председатель - антрополог из Петрограда С. М. Широкогоров). Благодаря усилиям общественности в 1918 - 1919 гг. во Владивостоке были учреждены Высший политехникум, Историко-филологический и Юридический факультеты "с заранее обдуманным решением составить законные части будущего университета"2.

 

Научные интересы вновь прибывших преподавателей нашли отражение в перечне учебных дисциплин. По инициативе этнографа-индолога А. М. Мерварта, задержавшегося во Владивостоке после экспедиции по Индии, студенты Историко-

 

 

Хисамутдинова Наталья Владимировна - кандидат исторических наук, доцент Владивостокского государственного университета экономики и сервиса.

 
стр. 138

 

филологического факультета стали изучать санскритский язык. Широкогоров вел занятия по этнографии Сибири и организовал для интересующихся практические занятия по антропологии. Результатом приезда протоиерея Ф. П. Успенского стало открытие кафедры истории церкви, а известного автора работ по педагогике магистра богословия Я. Д. Коблова - кафедры педагогики. Министр иностранных дел в Сибирском правительстве (Владивосток, 1922 г.) М. П. Головачев читал лекции по истории российских законов, а курс "Введение в этику и философию права" вел Л. А. Зандер, доктор философии Гейдельбергского университета.

 

Высокая квалификация приезжих обусловила качественную организацию учебного процесса и в Высшем политехникуме. Его профессорско-преподавательский состав более чем наполовину состоял из преподавателей Уральского горного института (УГИ), эвакуированного А. В. Колчаком на Дальний Восток в 1919 году. Все уральцы - ректор УГИ адъюнкт химии П. П. Веймарн, доктора естественных наук М. О. Клер и Е. П. Сысоева, горные инженеры М. К. Елиашевич, П. П. Гудков, Н. И. Морозов, К. Д. Луговкин, А. О. Рейн, адъюнкт прикладной механики С. Н. Петров, химики Б. П. Пентегов и Е. И. Любарский, ученый лесовод В. Ф. Овсянников, геолог М. А. Павлов и др. - были высокообразованными людьми и помимо преподавания в вузе имели опыт научной и производственной деятельности. Независимо от будущей специальности, подготовка всех студентов Высшего политехникума начиналась на прочной общенаучной основе. В учебный план всех специальностей горного факультета, например, включались два общенаучных цикла (химических и геолого-минералогических наук - по шесть дисциплин в каждом). Обязательными для изучения на механическом факультете были циклы физико-математических (три дисциплины) и механических наук (семь дисциплин)3.

 

Анализ источников позволяет сделать вывод о том, что даже в нестабильной обстановке гражданской войны власть все же уделяла внимание вопросам высшего образования, хотя и не вполне достаточное. При Министерстве торговли и промышленности правительства Колчака существовал учебный отдел, который вскоре после открытия Владивостокского политехникума выделил ему субсидию в 500 тыс. руб. Ходатайства руководства Политехникума о присвоении учебному заведению статуса государственного привели к переименованию вуза в Политехнический институт и утверждению его Устава (сентябрь 1919 г.). При этом институту были выделены помещения, в которых удалось создать первые учебные кабинеты и лаборатории. "Конечно, постановление Совета министров от 25 т[екущего] м[есяца] не то, о чем Институт мечтал и хлопотал, но при современных условиях и переживаемом моменте это максимум того, что учебный отдел мог добиться в пользу Института", - говорилось в письме из Министерства торговли и промышленности4, где пообещали при улучшении ситуации вновь возбудить вопрос о превращении института в государственное учебное заведение.

 

Статус государственного Политехнический институт получил в апреле 1920 г.: постановление об этом приняло уже Временное правительство Дальнего Востока (Приморская земская управа). Этой же власти принадлежит заслуга создания в апреле 1920 г. Государственного дальневосточного университета (ГДУ) путем объединения Восточного института, Историко-филологического и Юридического факультетов.

 

В Амурской области, где в этот период власть принадлежала Советам, предприняли попытку организации сельскохозяйственного института в Благовещенске: такое решение принял в 1920 г. Амурский РКП(б)5. Намерение воплотилось в жизнь уже после передачи власти правительству Дальневосточной Республики (ДВР): в 1921 г. был открыт Читинский институт народного образования (затем - Читинский государственный университет) с агрономическим факультетом, на котором были лесное и сельскохозяйственное отделения.

 

Разработкой общих основ строительства высшей школы ДВР занимался Ученый совет, созданный в 1921 г. при Министерстве просвещения. С целью стабилизации учебного процесса в вузах правительство утвердило "Положение о высшей школе ДВР": согласно ему вузы управлялись Советом, в который наряду с преподавателями входили и представители студентов. 15 июня 1921 г. на совещании у министра просвещения ДВР М. П. Малышева был одобрен тезис "об увязке подготовки специалистов с учетом нужд развития территории". Таким образом, налицо компромиссный

 
стр. 139

 

характер деятельности правительства ДВР в области высшей школы. С одной стороны, вузы сохраняли автономность, характерную для дореволюционного периода, с другой - наблюдалось стремлением следовать установкам культурной политики первых лет советской власти.

 

Развитие высшего образования на Дальнем Востоке приостановилось после Меркуловского переворота в 1921 году. Подводя итоги за год, С. Д. Меркулов в июле 1922 г. признавал, что меньше всего успехов было в народном просвещении, так как его правительство не могло позволить себе лишних расходов6. Крайне низкие материальные возможности региона в условиях военного времени и постоянных переворотов делали невозможным осуществление широкомасштабных проектов по развитию высшей школы. Удельный вес бюджета народного образования в общем бюджете ДВР упал к 1922 г. до 1,4%7. Поэтому все высшие учебные заведения ДВР в 1920 - 1922 гг. продолжали работать по дореволюционным стандартам российского высшего образования с большой долей частной инициативы.

 

Обеспечить работу вузов в условиях гражданской войны было крайне тяжело. Они оставались в значительной степени на попечении местных общественных организаций. Средства на их содержание поступали нерегулярно и постоянно обесценивались. Труд преподавателей почти не оплачивался, и они жили на случайные заработки. Работе мешали принудительные мобилизации, частые контрреволюционные перевороты. Деятели Политехнического института писали: "Много раз приходилось институту переживать такие тяжелые минуты, что возникали сомнения в возможности его дальнейшего существования, но глубокая вера в необходимость и пользу для края творимого дела позволяла личному составу института самоотверженно переносить все невзгоды с непоколебимой надеждой на лучшее будущее".

 

Несмотря на отсутствие стабильности, прежняя научно-исследовательская деятельность организаторов новых вузов определила направления их работы не только как учебных, но и научных учреждений. В частности, Историко-филологический факультет выпускал "Ученые записки" (редактор С. М. Широкогоров). В первом выпуске были напечатаны статьи Широкогорова (Опыт исследования основ шаманства у тунгусов), Е. Н. Широкогоровой (Северо-Западная Маньчжурия: географический очерк), А. М. Мерварта о санскритской комедии, М. Н. Ершова об антиинтелектуальных течениях в современной философии.

 

Профессора Высшего политехникума (Политехнического института), наряду с педагогической деятельностью, организовали изучение месторождений полезных ископаемых Дальнего Востока и оказывали помощь промышленным предприятиям в проведении экспертных исследований. Так, профессор М. К. Елиашевич, выпускник Петроградского горного института в 1919 - 1922 гг. исследовал месторождения каменного угля на юге Приморья, дополнив и исправив имеющиеся данные. По отзывам нынешних геологов, он за три года успел сделать так много, что этого хватило бы на большой научный коллектив. М. А. Павлов открыл пять новых промышленных пластов угля, где позднее были созданы шахты. Геологи А. Н. Криштофович и А. И. Козлов, оставшиеся на Дальнем Востоке после проведения исследований, также продолжили изучение угленосных районов. Над учетом минеральных ресурсов Дальнего Востока работал и П. П. Гудков.

 

Ученые-химики из числа беженцев положили начало химической науке на Дальнем Востоке. Благодаря им в этот период были развернуты широкомасштабные исследования химических свойств местных полезных ископаемых8. У истоков дальневосточной архивистики и лингвистических исследований стоял А. П. Георгиевский, выпускник С.-Петербургского археологического института и факультета русского языка и литературы С.-Петербургского университета, принимавший участие в создании Историко-филологического факультета и ГДУ, где позднее он стал помощником директора университета по учебной работе.

 

В конце 1922 г., с окончанием гражданской войны и отъездом большой части лиц в эмиграцию, позиции высшего образования и науки на Дальнем Востоке вновь ослабели.

 

Тем не менее фундамент, заложенный беженцами, оказался прочным. К моменту установления на Дальнем Востоке советской власти здесь имелось четыре высших учебных заведения - университеты в Чите и Владивостоке, а также Владивос-

 
стр. 140

 

токские педагогический и политехнический институты. Те педагоги и исследователи, кто остался на Дальнем Востоке - профессора В. П. Вологдин, А. П. Георгиевский, К. Д. Луговкин, Е. И. Любарский, А. О. Рейн, Б. П. Пентегов и др. - сумели продолжить строительство высшей школы и оставить свои имена в истории высшего образования и науки региона. К сожалению, их подвижничество и преданность делу в то время остались неоцененными. Напротив, десятки дальневосточных деятелей высшего образования в 1930-е гг. подверглись репрессиям и окончили жизнь в тюрьмах или лагерях (Д. А. Мацкевич, В. П. Бажанов, И. Г. Жуков, М. А. Павлов и многие другие).

 

Таким образом, период гражданской войны стал одним из важнейших этапов развития высшего образования на Дальнем Востоке. Благодаря беженцам из центральных областей России были образованы новые вузы, определены основные направления подготовки специалистов, начаты исследования природных ресурсов региона, созданы первые научные школы, что в дальнейшем определило ведущую роль вузов в развитии науки, техники и экономики Дальнего Востока.

 

Примечания

 

1. Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИАДВ), ф. Р-117, оп. 1, д. 57, л. 1 - 3.

 

2. ДМИТРАШ Н. Краевой государственный университет во Владивостоке. - Великий океан. 1919, N 2 - 3, с. 109.

 

3. Приложение к постановлению Временного правительства ДВ - Приморской Земской управы от 17 апреля 1920 г. N 22. - Вестник Временного правительства Дальнего Востока Приморской Земской Управы. 1920, N 18, с. 2.

 

4. РГИАДВ, ф. Р-117, оп. 1, д. 10, л. 181.

 

5. БУМБАР Э. М. Становление высшего сельскохозяйственного образования на Дальнем Востоке в 20 - 30-е гг. - Высшее образование на Дальнем Востоке: история, современность, будущее. Матер, науч. конф. Владивосток. 1998, с. 24.

 

6. "Слово" (Владивосток), 30.06.1922.

 

7. БЕЛОГЛАЗОВА С. Б. Культура Дальнего Востока России в условиях общественных трансформаций 20 - 30-х гг. XX в. Владивосток. 2001, с. 54.

 

8. ПЕНТЕГОВ Б. П. Исследовательская работа в области химии в ДВК за десять лет (1922- 1932). - Вестник ДВФАН. 1932, N 1 - 2, с. 21 - 30.

Опубликовано 09 мая 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама