Полная версия публикации №1391337033

PORTALUS.RU ФИЛОСОФИЯ Теория. НУЖНА ЛИ НАМ ФИЛОСОФИЯ? → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Борис БЕССОНОВ, доктор философских наук, профессор. Рудольф ЯНОВСКИЙ, член-корреспондент РАН, Теория. НУЖНА ЛИ НАМ ФИЛОСОФИЯ? [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 02 февраля 2014. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/philosophy/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1391337033&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 27.06.2022.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Борис БЕССОНОВ, доктор философских наук, профессор. Рудольф ЯНОВСКИЙ, член-корреспондент РАН, Теория. НУЖНА ЛИ НАМ ФИЛОСОФИЯ? // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 02 февраля 2014. URL: https://portalus.ru/modules/philosophy/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1391337033&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 27.06.2022).

Найденный поисковой машиной PORTALUS.RU оригинал публикации (предполагаемый источник):

Борис БЕССОНОВ, доктор философских наук, профессор. Рудольф ЯНОВСКИЙ, член-корреспондент РАН, Теория. НУЖНА ЛИ НАМ ФИЛОСОФИЯ? / http://portalus.ru.



публикация №1391337033, версия для печати

Теория. НУЖНА ЛИ НАМ ФИЛОСОФИЯ?


Дата публикации: 02 февраля 2014
Автор: Борис БЕССОНОВ, доктор философских наук, профессор. Рудольф ЯНОВСКИЙ, член-корреспондент РАН
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ФИЛОСОФИЯ
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1391337033 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В последнее время философия в нашей стране подвергается всяческим нападкам. В частности, некоторые эксперты Высшей аттестационной комиссии (ВАК) считают, что большой необходимости в существовании философии как особой области знаний в России нет, более того, несомненен ее вред. Философия-де чрезмерно идеологизирована, закоснела в марксистских догмах и т. п. Такое отношение к философии напоминает ситуацию в России в середине XIX века, когда по указанию Николая I философия, поскольку она внушала "дух вольнодумства", была "изъята" из числа дисциплин, преподаваемых в университетах. Вместо нее было введено преподавание... артиллерии, богословия и фортификации. Не желают ли и сегодняшние российские руководители науки и образования последовать этому примеру?

По нашему же мнению, все усилия "устранить", "закрыть" философию тщетны. Что такое Вселенная, мир, жизнь, смерть, боль, счастье? Какова природа человека? Почему мир зачастую противостоит человеку как чуждая сила? Каковы моральные обязанности человека? Почему существует отчуждение между "Я" и "ТЫ"? Поиск ответов на эти и подобные беспокоящие ум вопросы всегда, во все времена был и останется потребностью мыслящего человека. И именно философия помогает находить соответствующие ответы. Причем она отвергает простые ответы в духе "да - нет", "черное - белое", "или - или" и т. п. Размышляя об абстрактных основаниях бытия, она предполагает постановку вопросов, выдвижение проблем. При этом в философии (разумеется, в подлинной философии) каждый ответ должен стимулировать новый вопрос. И, конечно же, философское мышление не противопоставляет, не разрывает познанное и непознанное, а видит их в противоречивом и вместе с тем неразрывном единстве.

Вот почему мы считаем неправомерным принижение значения философии, противопоставление философского и конкретного научного познания. Несо- мненно, философия и конкретные науки отличаются друг от друга, однако объект их познания совпадает. И там и здесь объектом выступает бытие, объ- ективный мир, в котором мы живем. Между конкретными научными и фило- софскими знаниями не существует раз и навсегда установленных четких гра- ниц. Великий физик А. Эйнштейн так сказал о взаимовлиянии философии и науки: "Философские обобщения должны основываться на научных выводах. Но они, будучи разработаны и приняты, в свою очередь, влияют на последующее развитие научной мысли, указывая на один из многочисленных путей, по которому следует идти".

Философия отличается от конкретных наук тем, что она исследует не от- дельные области явлений и даже не весь мир в целом (это задача всего комплекса наук), а изучает общие связи и отношения, общие законы, которые действуют в природе, обществе и человеческом мышлении. Философия изу- чает также внутренний мир человека, связи сознания и бытия, сущность и ход познавательной деятельности человека, то, как рождается знание. Специфика философии заключается также в том, что она, познавая общее в явлениях мира, оперирует предельно общими понятиями, которые определяются за- частую лишь через сопоставление друг с другом. Например, понятие бытия оп- ределяется через сопоставление с противоположным ему понятием сознания. При этом философия стремится к знанию в строгом, научном смысле этого слова. Она соответствует всем требованиям, предъявляемым к научному знанию: общеобязательности, определенности,

сведения к законным основаниям всех допущений.

Отличие философии от тех или иных конкретных наук состоит и в том, что ученый прежде всего описывает новые факты, в то время как философ акцент делает на их синтез и объяснение. И если конкретная наука (не ученый!) нейтральна по отношению к морали, то философия с моралью связана орга- нично; она стремится оценивать знание, обосновывать и защищать ценности. Философия абсолютно бескомпромиссна в защите добра; ее максима: жизнь, свобода, достоинство, благополучие человека - прежде всего.

С этой точки зрения сложившаяся в современном мире ситуация требует именно философской оценки. Сегодня жизнь человека идет под знаком гос- подства экономики, техники, циничной, коррумпированной политики, лживой, лицемерной религиозности, яростного национализма. Духовная культура, в сущности, подавляется. Цели, ценности человеческой жизни померкли. Многие живут, помышляя лишь о выгоде, равнодушные к истине, к поиску смысла жизни.

Выдающиеся русские философы (Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, С. Н. Булгаков и др.) еще в начале XX века предостерегали относительно упадка духовности. Сейчас угроза ее утраты велика, как никогда прежде. В погоне лишь за материальными благами, деньгами, выгодой человек перестает быть само- стоятельной, автономной, духовной личностью. Этому ныне во многом спо- собствует и объективное положение вещей. Человек стал придатком техно- бюрократической машины. Его чувствами, мыслями манипулируют прави- тельство, так называемые олигархи, находящиеся под их контролем средства массовой информации.

Все это настоятельно требует настойчивого утверждения духовных ценностей. Развитие человека необходимо рассматривать как высшую цель, как самоцель. Счастье человек призван видеть не в том, чтобы обладать многим, а в том, чтобы быть многим. Он должен стремиться не к превосходству над другими людьми, а к солидарности с ними. Ему следует стремиться не "покорять", а беречь природу.

Человеку сегодня нужно мыслить глобально, осознавать свою ответственность за окружающий его мир, гармонизировать свои отношения с природой. Ему важно понимать, что цивилизация выступает как органическое единство природы, человека и общества, что человечество, несмотря на го- сударственные, национальные, социальные, культурные, религиозные раз- личия, едино. Поэтому нужна общая, единая концепция выживания, необхо- димы совместные усилия для спасения и развития природы, культуры, жизни.

И именно философия учит людей пониманию этих задач, этих целей. Она учит их пониманию того, что без свободы, без совести, справедливости, соли- дарности, без равенства шансов, демократии, прав человека и гражданина нет полноценного человеческого сообщества, нет человека в подлинном, высоком смысле этого слова.

* * *

Была ли философия, были ли философы в нашей стране на высоте таких задач? Мы убеждены, что были.

Русская философия всегда больше всего занималась исследованием проблем человека, его места в мире, его судьбы, смысла и целей его жизни, глубинного смысла и внутренних пружин истории. Разумеется, она изучала и проблемы теории познания, но главное для русских философов - человек, поиск целостности, гармонии и единства всех сторон его жизни, всех устремлений его духа. В русской философии, по сути, нет разрыва между теорией и практикой. Русские философы искали не просто истину, а правду, точнее, правду-истину. И это характерно как для революционно-демократической, так и для религиозно-идеалистической ветви русской философии.

Так, революционный демократ А. И. Герцен решительно отвергал объекти- вистски-телеологические взгляды на историю, принижающие активную роль человека, его интеллектуальных и нравственных сил, приносящие в жертву будущему настоящее живущих, мыслящих, страдающих людей. Никакой будущий рай на небе, никакой будущий рай на земле не могут придать смысл человеческой жизни. "Если прогресс - цель, то для чего и для кого мы работа- ем?" - ставил вопрос Герцен. И отвечал: "Прогресс бесконечен, и именно потому, что он бесконечен, что конечной цели нет, цель эта лежит перед нами, она в наших руках, ибо эта цель - мы сами". Вместо того чтобы поклоняться кумиру прогресса, "не проще ли понять, что человек живет не для совершения судеб, не для воплощения идеи, не для прогресса, а единственно... для настоящего, что новое не мешает ему ни получать наследство от прошедшего, ни оставлять кое-что по завещанию". Народы представляли бы нечто жалкое, "если б они свою жизнь считали только одной ступенью к неизвестному будущему"; они бы были

похожи на "носильщиков, которым одна тяжесть ноши и труд пути, а руно несо- мое другим", - подчеркивал Герцен.

Выдающийся русский религиозный философ Вл. Соловьев сутью своих фи- лософских построений сделал познание правды-истины, смысла жизни и счас- тья человека. Однако он акцентировал внимание не на личность как "монаду" общества, а на человечество в целом, на поиск всеединства человечества. По его мнению, человечество - единое существо, единый субъект исторического развития. Соловьев обосновывал концепцию "идеального знания", пред- ставляющего собой синтез религии, философии и науки, то есть веры, мысли и опыта, который должен ответить на вопрос: какова цель жизни человечества, как достичь цельной жизни, всецелой жизненной организации?

Значительный интерес представляют философские взгляды Н. Ф. Федорова. Главной задачей познания он считал постижение смысла жизни, цели, для которой живет человек. Когда мы правильно поймем жизнь, то бессмыслица, ей присущая, во многом сама собой уничтожится, утверждал Федоров. Однако мало познать сущее, то, что есть, надо знать и то, что должно быть. Подлинная философия не может ограничиваться пассивным умозрительным объяснением сущего, она призвана стать активным проектом долженствующего быть, проектом всеобщего дела. "К истории, - пишет Федоров, - нужно относиться не "объективно", т. е. безучастно, и не "субъективно", т. е. с внутренним лишь сочувствием, а "проективно", т. е. превращая знания "в проект лучшего мира"".

Философу остро "язвило душу" чувство людской разобщенности. Разоб- щенности не только между живыми, но и холодной отчужденности к ушедшим из жизни. Жить нужно не для себя (эгоизм) и не для других (альтруизм), а со всеми и для всех. История же, по Федорову, пока есть, в сущности, разорение природы и истребление друг друга. Свобода удовлетворять свои прихоти не может привести к братству, только любовь приведет к нему.

Видный русский философ С. Л. Франк доказывал, что субстанциональной ос- новой духовной жизни человеческого общества, и прежде всего русских, яв- ляется не борьба, а солидарность, соборность. При этом он исходил из идеи единства людей. "Мы" совсем не есть просто множественное число от "я". Вечная противоположность "я" и "ты" преодолевается в единстве "мы". Об- щество есть, таким образом, целостная реальность, а не произвольное объеди- нение отдельных индивидов. Более того, оно есть единственная реальность, в которой нам конкретно дан человек, подчеркивает Франк. Изолированно мыслимый индивид есть лишь абстракция; лишь в соборном бытии, в единстве общества реально то, что мы называем человеком.

Конечно, многие выводы русских философов, как революционных, так и религиозных мыслителей, как материалистов, так и идеалистов, можно ос- паривать. Сейчас, правда, возобладала тенденция некритического восхваления всего того, что сказали и написали русские философы-идеалисты. Между тем в свое время их критиковали, с ними полемизировали отнюдь не одни марксисты. Позитивистски ориентированный В. В. Лесевич, в частности, весьма остро критиковал Вл. Соловьева, который мечтал соединить данные современной науки с "созерцанием" древнего Востока. В этом его тезисе, пишет Лесевич, слышится отзвук мнения, что хорошая, мол, вещь локомотив, а все же, если к поезду припрячь тройку бойких лошадей, куда бы лучше вышло. Ведь и предки наши ездили на тройках и всегда куда-нибудь приезжали...

Но бесспорно главное: высокий гуманизм, высокая нравственность, защита свободы личности, забота о солидарности всех людей - это суть философских исканий русских мыслителей.

* * *

В годы Советской власти в нашем обществоведении постепенно утвердилась идеологическая "одномерность": право на существование получило только то, что подпадало под определения "марксистско-ленинская идеология", "марксистско-ленинская философия". Это привело к тому, что в философской науке образовалось немало догм, закосневших стереотипов мышления. Противостоять им было нелегко, поскольку они, как правило, выдавались и принимались за строго обоснованные и незыблемые постулаты марксизма- ленинизма. Всякая попытка критически осмыслить их воспринималась как посягательство на марксистско-ленинскую теорию. В результате нередко получали хождение односторонние, неправильные истолкования тех или иных философских положений, в том числе и выводов марксизма. Но в таком подходе не повинны ни марксизм, ни ленинизм.

Учение К. Маркса в своей сущности имеет глубоко гуманистический характер. Самоцелью коммунизма является человек, его всестороннее гармоничное развитие, создание свободной ассоциации людей. Во имя этого требуется ниспровергнуть все общественные отношения, порождающие эксплуатацию человека человеком.

К. Маркс и Ф. Энгельс помогли людям, борющимся за свободу и справед- ливость, освободить свое мышление от утопизма, ложного морализаторства, идеалистических, субъективистских представлений, научили их искать корни общественных коллизий в реальных противоречиях интересов классов, рас- познавать в экономических отношениях, в отношениях производства и соб- ственности подлинную основу социальной структуры. Проанализировав диа- лектику капиталистического способа производства, они пришли к выводу о его исторически преходящем характере, о том, что ему на смену в ходе революции пролетариата должен прийти новый строй, основанный на общественной собственности на средства производства. Коммунизм, с точки зрения Маркса и Энгельса, - это общество, в котором свободное развитие каждого является условием свободного развития всех.

Маркс и Энгельс внесли большой вклад и в разработку гносеологических проблем. Создавая свою теорию познания, они определили главный фактор в познании - практическую деятельность людей, применили диалектику к процессу познания и тем самым раскрыли принципиальные закономерности этого процесса. Критикуя агностицизм, они показали, что его основным пороком является попытка решать вопрос о достоверности наших знаний вне связи с практикой. Они подвергли критическому анализу и метафизические взгляды на познание мира. Так, выступая против Дюринга, который провозглашал истины "в последней инстанции", Энгельс писал, что "ступень познания, на которой мы стоим, столь же мало окончательна, как и все предшествующие", что познание - это противоречивый процесс, разрешающийся практически в бесконечном поступательном движении, в процессе смены одних поколений людей другими.

Принципиальное значение для определения общественной роли философии имеют слова Маркса: "Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его".

К сожалению, многие из последователей К. Маркса и тех, кто считал себя таковыми, абсолютизировали, догматизировали его учение, превратили марксизм в конъюнктурный набор цитат.

В противоположность этому В. И. Ленин творчески, новаторски освоил марксизм, все его составные части, включая философию, развил его при- менительно к конкретно-историческим условиям изменяющейся социальной действительности и к прогрессу научных знаний.

Не имея возможности в рамках данной статьи сколько-нибудь подробно охарактеризовать ленинское философское наследие, ограничимся здесь лишь его обобщенной оценкой.

Не только в таких своих специальных философских трудах, как "Материализм и эмпириокритицизм", "Философские тетради", "О значении воинствующего материализма" и т. д., но и во множестве других работ Ленин твердо отстаивает и обогащает материалистическую теорию, учение о диалектике как революционной душе марксизма, методологии познания и преобразования мира. Он разрабатывает конкретные проблемы гносеологии с учетом революции в естествознании конца XIX - начала XX века. Неоценим его вклад в развитие материалистического понимания истории. Ленин подвергает глу- бокой и всесторонней критике различные разновидности идеализма и мета- физики, схоластики и эклектизма, философского ревизионизма тех, кто отошел от марксистских диалектико-материалистических позиций.

Конечно, жизнь внесла некоторые коррективы в отдельные ленинские положения, в том числе относящиеся к философии. Но большинство его фун- даментальных философских выводов сохраняет жизненную силу, должно изучаться и творчески применяться как в наши дни, так и в будущем.

Утвердившийся в 30-е годы в нашей стране и в мировом коммунистическом движении культ личности И. В. Сталина, бесспорно, затормозил развитие философии, общественной мысли в целом.

Догматизм, недооценка изучения реальных процессов, происходящих в об- ществе, в развитии науки, нежелание расставаться с уже устаревшими пред- ставлениями, стереотипами мышления вели к схоластике, порождали игру в дефиниции. Нередко вместо научного анализа действительных причин тех или иных явлений, коренящихся в общественном бытии, на первый план вы- двигалось умозрительное морализаторство, идущее вразрез с реальным ходом жизни. Порой под флагом укрепления связи с практикой, борьбы с идеализмом и метафизикой из конъюнктурных соображений оправдывались застойные тенденции, провозглашались

всякого рода "табу" на анализ острых, злободневных проблем, на развитие новых научных направлений (вроде генетики, кибернетики).

В частности, в нашей философии, в обществоведении в целом было рас- пространено мнение, будто перспективы социалистического способа произ- водства жестко связаны с государственной (общенародной) собственностью на средства производства, будто дальнейшее обобществление производства должно поглотить все иные формы хозяйствования, кроме государственной. Отсюда вытекали представления о сохранении в неизменном виде сложившихся централизованных форм планирования и управления. Это порождало недооценку местной инициативы, предприимчивости, ответствен- ности трудовых коллективов и объединений, кооперативных форм ведения хозяйства, в том числе в сфере услуг, фактическое исключение индивиду- альной трудовой деятельности из проявлений хозяйственной активности.

Между тем с точки зрения диалектики экономическая система, хозяйствование не должны быть жестко связаны с какой-то одной формой собственности, с какими-то единственными, однообразными, раз и навсегда установленными формами управления, планирования, стимулирования. Оптимальное сочетание интересов личности, трудового коллектива, общества - вот движущая сила экономики.

В советском обществоведении, в том числе в философии, уделялось недо- статочно внимания проблеме интересов: единству общественных, коллек- тивных и личных интересов, их противоположности, борьбе интересов общест- ва и эгоистических частных интересов. Известно, что развитие идет через единство и борьбу противоположностей. Однако встает вопрос: какие силы участвуют в этой борьбе, как через борьбу прийти к единству? Порой велись абстрактные дискуссии о видах, типах противоречии, но, коль скоро при этом не вникали в характеристику конкретных социальных сил, цена этим дискуссиям была невелика. В то же время жизнь давала и дает богатейший материал о борьбе против бюрократизма, консерватизма, невежества, индивидуализма, своекорыстия и т. д.

Очевидно, что общеметодологический, философский подход требует учитывать в общественном развитии обе тенденции - и к борьбе, и к единству. Это помогает, с одной стороны, выявлять и преодолевать застойное, устаревшее, активно вторгаться в жизнь, глубоко анализировать вновь нарождающиеся, зачастую противоречивые тенденции, с другой стороны, обнаруживать тенденции к единству и укреплять их.

Очень важным философско-методологическим принципом является требо- вание целостного, комплексного анализа взаимодействия различных сторон общественной жизни. Необходимо учитывать сложную взаимосвязь и взаимо- действие производительных сил и производственных отношений, экономики и политики, централизма и демократии, личных и общественных интересов, культуры, идеологии и материальных условий жизни общества. Именно такого комплексного подхода нам недоставало, да и сегодня еще недостает.

В конечном счете за любой, даже самой фундаментальной идеей стоят ре- альные процессы. Поэтому приток свежих идей возможен на всех стадиях на- учного познания этих процессов, в том числе и в сфере общих методологичес- ких проблем. Даже такие наиболее общие проблемы философии, как связь материи и сознания, соотношение количественных и качественных изменений, эволюционной и революционной форм движения, нуждаются в более глубоком осмыслении применительно к современному этапу развития природы и общества.

Марксистская философская мысль в прошлом недостаточно занималась ис- следованием роли сознания как активной творческой силы. Аргументация обычно направлялась на то, чтобы выявить материальную обусловленность сознания, само же оно выступало почти как что-то второстепенное. Конечно, философы не забывали отмечать относительную самостоятельность общест- венного сознания. Но полно ли выражает суть дела понятие "относительная самостоятельность"? Ведь невольно получается, что активность сознания как бы приравнивается к субъективизму, а роль и механизм образования научного, верного по отношению к объективной реальности сознания зачастую не выходит за рамки правильного ее отражения. В целом можно сказать, что в нашей философии существовала заметная тенденция недооценки роли сознания и всех феноменов, так или иначе связанных с ним, недооценки субъективного фактора, социальной психологии, подсознания, интуиции и т. д.

Названный недостаток сочетался с тем, что, обращая особое внимание на выявление и познание объективных экономических законов, мы проявляли однобокость в понимании самого их объективного характера. Многие

считали, что поскольку объективные законы экономического и всего обществен- ного развития действуют независимо от сознания и воли людей, постольку они действуют чуть ли не автоматически. Здесь недооценивался существенный, решающий момент: законы общественного развития - это законы совокупной деятельности самих людей. Фаталистическая трактовка общественных законов обернулась упованием на автоматическую реализацию преимуществ и возможностей социализма.

Известно правило: одна крайность порождает ей противоположную. Реакцией на фаталистическое понимание экономических законов являются субъективизм и волюнтаризм. Своеобразную логику этого можно понять. Если общественные законы действуют автоматически, то всякие мероприятия и проекты в экономике и политике, даже если они совершенно произвольны (как это было со многими импровизациями при Хрущеве), можно считать ис- пользованием объективных законов. В результате таких перекосов в теории и на практике нарушались действительные закономерности общественного развития, снизилась социальная активность и ответственность людей.

Наши философы и прежде немало говорили и писали о приоритете человека, развития личности. Но на деле гуманистический подход часто подменялся экономическим, технократическим, сциентистским, когда к социальной сфере, к человеку относились как к чему-то второстепенному. Это в значительной степени способствовало возникновению тех застойных явлений, с которыми столкнулось советское общество. И одна из важнейших задач современной философии - разработка гуманистической проблематики, воспитание гуманистического мышления. Надо научиться подвергать каждый экономический, хозяйственный, технический проект своего рода гуманитарной экспертизе, выявлять его человеческое измерение, гуманистическую направленность.

Из-за склонности к своеобразному технократизму, абсолютизации мате- риально-вещественных факторов философия не уделяла (и сейчас еще не уделяет) должного внимания разработке проблем демократии. Между тем демократия - это важнейший, единственно возможный способ существования подлинно свободного общества. Только демократия, народовластие, широкое, непосредственное и через своих представителей, участие населения в принятии решении по управлению производством, всеми другими сферами общества способны разрушить эгоистические претензии олигархов, бю- рократии, воспитать чувство собственного достоинства, самоуважения, гражданственности в самом высоком понимании этих слов.

В советское время некоторые философы чрезмерно остро полемизировали с религией, стояли на позиции "воинствующего атеизма", начисто отвергали моральный потенциал религиозных убеждений. Конечно, религия может увести того или иного человека в мир иллюзий, необоснованных надежд, ослабить волю, побудить поверить в чудо и т. п. Вместе с тем она способна разбудить в человеке нравственные чувства, совесть, ответственность, волю к совершению добрых поступков.

Однако мы считаем несостоятельным мнение, навязываемое сегодня некото- рыми политиками, церковнослужителями и конъюнктурными учеными, о тождестве нравственности и религии, о том, что возрождение духовности в на- шей стране однозначно связано только с религией. Это проявление мировоз- зренческой, идеологической нетерпимости. Высоконравственным вполне может быть и нерелигиозный человек, а внешне демонстрируемая религиозность не обязательно свидетельствует о моральном совершенстве. Очень важно утвердить в нашем обществе подлинную свободу совести, веротерпимость, взаимное уважение всех граждан - верующих и неверующих, религиозных и свободомыслящих.

Можно, естественно, продолжить перечисление того, что наша философия, наши философы в советское время "не сделали", "не разработали" или сде- лали, разработали "не так, как надо". Подобная "методология" оценки со- стояния той или иной науки в принципе допустима, но отнюдь не безупречна. При таком подходе найдется немало "нерешенных вопросов" и у таких классиков философской мысли, как, например, Платон, Аристотель, Гегель. Да, повторяем, в развитии советской философской науки были серьезные недостатки и проблемы, некоторые ученые прагматически "подгоняли" философию под сиюминутные потребности политики, были нетерпимы в дискуссиях, навешивали на своих оппонентов политические ярлыки. Но тем не менее и в советское время философия жила и развивалась.

Как отмечает американский исследователь нашей философии Лорен Р. Грэхэм, "советский диалектический материализм является впечатляющим интеллектуальным достижением... Диалектический материализм, без

сомнения, есть искренняя и обоснованная попытка понять и объяснить природу. По универсальности и степени разработанности диалектическое объяснение природы не имеет равных среди современных систем мысли. В самом деле, необходимо было бы вернуться на несколько веков назад, к аристотелевской схеме природного порядка или к картезианской механической философии, для того чтобы найти такую систему, основанную на самой природе, которая смогла бы соперничать с диалектическим материализмом по степени развития или целостного строения".

На наш взгляд, такие советские философы, как М. М. Розенталь, И. С. Нарский, П. В. Копнин, Л. Б. Баженов, Г. Н. Волков, В. С. Готт, Э. В. Ильенков, Н. И. Лапин, Т. И, Ойзерман, М. Э. Омельяновский, X. Н. Момджян, Г. Е. Глезерман, А. Ф. Окулов, И. Т. Фролов, С. Ф. Одуев и многие другие, внесли большой вклад в развитие философии в советский период, их имена составили ее славу.

Мы уверены, что те публицисты, ученые, политики, которые изображают наше прошлое, в том числе прошлое нашей философии, только в черных тонах, по- ступают конъюнктурно, более того, непорядочно, нечестно. Для честного че- ловека главное - это правда, истина. Русский мыслитель П. Я. Чаадаев писал: "Я люблю Родину, но не с закрытыми глазами и запертыми устами". Мы должны видеть все страшное и позорное в нашей истории и осудить это, считал он. Должны извлечь из истории уроки для настоящего и будущего. Но если любишь Родину, то делаешь это с болью, а не с улюлюканьем, не издевательски. Кто издевается над своим прошлым, прошлым своей страны, оскорбляет идеалы предшествующих поколений, тот вряд ли может иметь общественно значимые идеалы, тот вряд ли искренне беспокоится о будущем Родины. Думается, эти мысли в полной мере сохраняют свою актуальность.

Следует подчеркнуть, что вину за положение дел в философии несут не только философы, но и политики. Если в общественной жизни застой и упадок, то, как правило, застойные, кризисные явления имеют место и в философии. Консервативная политика не нуждается в общественной теории как духовном катализаторе прогресса, а нуждается скорее в апологетике, в оправдании.

Сегодня политики должны изменить свое отношение к философии. Не тре- бовать от нее комментировать, разъяснять и пропагандировать уже принятые решения (в разработке которых философы зачастую не принимали никакого участия). Не иронизировать: что там опять выдумали "ученые мужи"? Необ- ходимы уважение к философии, понимание ее возрастающей роли в обществе, не нарекания и проработки, а стимулирование творческой мысли ученых, формулирование широкого и перспективного социального заказа, привлечение философов к разработке и гуманитарной экспертизе важнейших народно- хозяйственных и социальных проектов.

К сожалению, нынешние правители России, движимые единственным стремлением - сохранить власть, богатства и привилегии, боятся философии, ее социально-критического пафоса. Именно поэтому они и пытаются "закрыть" философию. Жаль, что находятся подобострастные ученые, которые подыгрывают в этом власть имущим.

И все же в конечном счете, несмотря ни на какие негативные явления в ре- альной жизни, несмотря на давление политиков, философия, если она желает быть подлинной духовной квинтэссенцией времени, может (благодаря своей мировоззренческой функции и своей методологии) и должна противостоять любым попыткам подчинить ее текущим, сиюминутным запросам практики, превратить ее в апологета авторитарной власти.

* * *

Философия - синоним возвышенного и мужественного поиска. Она призвана вооружать людей разумными, смелыми, новаторскими идеями. Ей надлежит нести гражданам оптимизм - рациональный, просвещенный, критический и конструктивный, воспитывать в них достоинство, свободолюбие, солидарность, ответственность и мужество. Философы и сами должны быть ответственными и мужественными, противостоять всем, кто унижает, оскорбляет человека в других и в себе. Таковы вечные, непреходящие задачи философии. И именно это делает философию вечной и непреходящей.

Мы убеждены, что российская философия, верная многовековым прогрес- сивным традициям, стремящаяся к правде-истине, к единству знания, добра и красоты, сыграет важную роль в возрождении и упрочении великих духовных ценностей, в преодолении упадка и кризиса, в которые сегодня ввергнута наша страна.

Мы уверены, что у философии в России, несомненно, есть будущее, есть благоприятные перспективы, что ее "золотой век" впереди.

Опубликовано 02 февраля 2014 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1391337033

© Portalus.ru

Главная ФИЛОСОФИЯ Теория. НУЖНА ЛИ НАМ ФИЛОСОФИЯ?

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU