Рейтинг
Порталус


Н. Я. Грот и первый в России философский журнал

Дата публикации: 20 апреля 2021
Автор(ы): И. Д. Архангельская
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ФИЛОСОФИЯ
Номер публикации: №1618918400


И. Д. Архангельская, (c)

Профессор Московского университета, создатель первого русского философского журнала Н. Я. Грот (1852 -1899) - человек, который "любил философию, как живое существо". Автор двух блестящих диссертаций (магистерской "Психология чувствований в ее истории и главных основах" и докторской "К реформе логики"), а также многочисленных статей, увлеченный и боготворимый студентами педагог, разносторонне одаренная личность и просто красивый мужчина, Николай Грот не шел, а бежал по жизни, вовлекая в орбиту своего движения других. И когда преждевременная смерть остановила этот стремительный бег, хорошо знавшие его люди испытали чувства потрясения, подавленности и растерянности. "Мы не можем привыкнуть к его отсутствию, и как-то странно нам и больно без него", - выражал общее мнение философ, литературный критик и публицист Ю. И. Айхенвальд (1).

В отделе письменных источников Государственного исторического музея хранится письмо ординарного профессора Новороссийского университета Н. Я. Грота, написанное им 5 апреля 1885 г.- за две недели до своего 33- летия. Оно адресовано проф. В. Ф. Миллеру - фольклористу, языковеду, этнографу, одному из создателей журнала "Этнографическое обозрение" - и содержит обоснование желания философа перебраться в Москву в связи с открывшейся в университете вакансией: "Надеюсь, что факультет Московского] Университета] поддержит меня. У меня самое скромное желание: попасть к Вам в экстраординарные... Я стремлюсь к Вам не ради выгоды материальной, не ради повышения или другого материального] расчета, а единственно из научных интересов и для того, чтобы попасть, наконец, после десятилетнего странствования по провинциям в интеллигентную, мыслящую среду. Не поверите, как бедна в этом отношении Одесса. Пшеница и курс бумаг - вот что занимает наш народ. Года идут, семья растет, заботы дня все более одолевают, а удовлетворения нравственным потребностям все не могу найти. Извольте разрабатывать философию среди маклеров и хлебных комиссионеров. Иной раз буквально завидую даже московским извозчикам. Они хоть видят и возят на себе людей мысли и высших интересов. А здесь в Одессе и на людей - по общей привычке - устанавливается курс, и высшие интересы их переводятся на рубли и копейки. Право, помогите выбраться из этой архиматериальной среды" (2).

Мог ли предполагать молодой ученый, что, получив осенью 1886г. кафедру в Московском университете и переехав в первопрестольную, вскоре он удостоится чести быть избранным председателем Московского психологического общества и в этом новом качестве задумает и осуществит проект, который не принесет ему ни больших, ни маленьких денег, но за который он сам заплатит сполна?


Архангельская Ирина Дмитриевна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Государственного исторического музея.

стр. 130


До 1897г. психологическое общество при Московском университете являлось единственным философским обществом не только в Москве, но и в России. Оно было основано в 1885г. философом М. М. Троицким, утверждавшим, что для разработки своего предмета психология нуждается прежде всего в услугах истории. В психологическом обществе объединились известные ученые разных специальностей (философы, психологи, историки, филологи, юристы и пр.), врачи-невропатологи и психиатры, писатели и редакторы периодических изданий. В качестве его членов-учредителей выступили профессора Д. Н. Анучин, А. П. Богданов, Н. В. Бугаев, И. А. Зверев, М. М. Ковалевский, А. Я. Кожевников, Г. Е. Колоколов, В. Ф. Миллер, С. А. Муромцев, Н. И. Стороженко, Ф. Ф. Фортунатов, А. И. Чупров, Ф. П. Шереметевский. В списках его почетных членов наряду с такими видными русскими учеными, как заслуженный профессор философии М. М. Троицкий и заслуженный профессор судебной медицины В. А. Легонин, были представлены и иностранцы: профессора философии В. Вундт и Э. Целлер (Германия), профессор нравственной философии Г. Сэджвик и профессор логики А. Бэн (Англия), профессор психологии Т. Рибо и профессор медицины Ш. Рише (Франция).

После отъезда Троицкого за границу на пост председателя Московского психологического общества 24 января 1888 г. был избран Н. Я. Грот (до этого он являлся действительным членом общества и в течение года - временным товарищем председателя). Молодой философ сумел сделать заседания общества по-настоящему интересными как для самих его членов, так и для широкой публики- военных, чиновников, студентов, священников, домохозяек. При Гроте слушались рефераты: "О телепатии", "О ценности жизни", "К вопросу о цветном слухе" (в закрытых заседаниях), "Пушкин как психолог", "Опыт истории внутренней жизни Лермонтова по его произведениям", "Общие условия свободной самодеятельности человека" (в открытых заседаниях) и др. В начале второго года своего председательства Грот, поддержанный друзьями- единомышленниками (философами кн. С. Н. Трубецким, Вл. С. Соловьевым и Л. М. Лопатиным), задумал специальный журнал, адресованный "той части русского образованного общества, которая стремится к более глубокому анализу вопросов жизни" (3). Будучи людьми примерно одного возраста, энергичными, увлеченными, вместе они смогли найти деньги для этого рискованного предприятия.

Первый русский философский журнал "Вопросы философии и психологии" (октябрь 1889 март 1918) увидел свет благодаря известному кондитерскому фабриканту, члену Московского психологического общества А. А. Абрикосову, взявшему на себя функции издателя. Готовность Абрикосова поддержать явно некоммерческий проект, равно как и состав психологического общества опровергали бытовавшее тогда мнение, что философия - не купеческого и уж тем более не женского ума дело. Так, в списках действительных членов и членов-соревнователей этого общества значились: пятеро Абрикосовых (А. А. Абрикосов, Н. А. Абрикосов, Ал-др А. Абрикосов, М. Ф. Абрикосова и Г. А. Абрикосова), А. И. Мамонтов (брат Саввы Мамонтова) - владелец крупнейшей в Москве типографии, А. С. Белкин сын богатого коммерсанта-меховщика, избравший своей специальностью философию.

Немалые суммы на поддержание издательской деятельности психологического общества жертвовала его действительный член красавица-"купчиха" М. К. Морозова (урожд. Мамонтова) - - меценатка, владелица книгоиздательства "Путь" и к тому же учредительница Московского религиозно-философского общества памяти Вл. Соловьева. Одним из почетных членов общества являлся С. И. Щукин - совладелец и директор текстильных фирм "Э. Циндель" и Даниловская мануфактура. Он пожертвовал 120 тыс. рублей на устройство Психологического института при Московском университете. Этот институт занимался разработкой вопросов теоретической, экспериментальной и этнологической психологии. Кроме Морозовой, чести стать действительными членами Московского психологического общества удостоились: 3. С. Горская - специалист в области психиатрии, доктор медицины Парижского университета, М. В. Безобразова - известная деятельница в области борьбы за равноправие женщин, доктор философии Бернского университета, А. Я. Ефименко - историк и писательница, профессор Высших петербургских женских курсов. Наконец, членами-соревнователями этого общества были А. С. Гончарова племянница жены А. С. Пушкина, "самая образованная из теософок," по

стр. 131


мнению поэта А. Белого, а также А. С. Петрункевич - жена почетного председателя партии кадетов, считавшаяся в интеллигентных кругах "хорошей музыкантшей".

Новый журнал, обещавший "дать полный простор русской мысли, искренней проповеди человечного добра и вселенской правды, какие бы выражения она ни принимала" (4), не был похож ни на какой другой. Понятно, что заявленная Гротом программа кое-кого и раздражала, и настораживала. На журнал и его редактора посыпались упреки. Но Грот занял принципиальную позицию и не собирался отступать в угоду кому-либо. "Литературно-политические флаги,- отвечал он,- ...мы безусловно отвергаем... Мы призывали и призываем мыслящих людей нашей родины именно, и прежде всего, к разработке основных теоретических проблем философии, к обществу и дружному обсуждению коренных вопросов знания, бытия и человеческого существования - с точки зрения новых данных специальных наук и современных философских исследований - и только этим путем можно надеяться приобрести твердые точки опоры для построения нравственного мировоззрения, имеющего философскую цену и могущего послужить основанием для новых политических учений" (5).

Между тем "Вопросы философии и психологии" набирали силу. В год выходило по пять книг объемом около 15 печатных листов. "Особый русский журнал" был с большим интересом встречен за границей - во Франции, Англии, Германии. Но какой колоссальный труд организатора, воспитателя, редактора и корректора в одном лице стоял за каждой книжкой! Об этом знал, пожалуй, только Грот. В письме к отцу от 14 декабря 1892г. он писал: "Если бы дело шло только об исправлении корректур и группировке готового материала, но я его должен создавать, уговаривать писать, излагать свои мысли печатно, исправлять небрежных, читать мораль начинающим, учить иных употреблять правильно русские слова. А тут еще Москва со своими особенными нравами, в силу которых всякое дело зарождается лишь на почве личной дружбы, в обстановке салона или трактира. Беда, да и только"!(6). По свидетельству друзей Грота, работавшего, между прочим, не за деньги (за редакторство он ничего не получал), а исключительно за идею (создать общими усилиями "философский язык народа"), этот неугомонный и ответственный человек вникал во все мелочи, умел нейтрализовать все крайности и страшно огорчался по поводу каждой опечатки. В то время в гротовском журнале сотрудничали: писатель П. Д. Боборыкин, историк, юрист, философ и публицист профессор Б. Н. Чичерин, "любимец Москвы" профессор психиатрии С. С. Корсаков и многие другие известные лица.

В 1894 г. журнал "Вопросы философии и психологии" перешел в собственность Московского психологического общества, совет которого выразил признательность А. А. Абрикосову за финансовую поддержку и несколько позже преподнес ему памятный адрес. Тогда же у журнала появился второй редактор - профессор философии Л. М. Лопатин и родилось приложение - "Философский ежегодник" (под редакцией магистра философии Я. Н. Колубовского). В последнем публиковались обзоры книг, статей и заметок на философские темы. Между тем Грота не покидала тревога за дальнейшую судьбу любимого "детища". Кн. С. Н. Трубецкой пытался его успокоить: "В первые года при Абрикосове у нас было меньше подписчиков и мы считали, что дело идет блестящим образом. Ты пишешь, что вести дело с дефицитом есть скоморошество: назови мне хоть один немецкий или французский журнал, который бы окупался и был бы коммерческим делом".

Свое десятилетие журналу "Вопросы философии и психологии" суждено было отметить без Николая Яковлевича. Он скончался в возрасте 47 лет в ночь с 22 на 23 мая 1899 г., буквально съеденный ежедневными редакционно-издательскими заботами. Тяжело переживая его смерть, профессор А. И. Введенский вспоминал: "Однажды я выразил удивление, что один философ (теперь уже покойный) начал писать в "Вопросах фил[ософии] и писх[ологии]" стилем, которым он не баловал своих читателей раньше. Ник. Як. молча вынул черновую рукопись этого философа и показал: она была до неузнаваемости переделана... На мой взгляд, легче было написать статью заново, чем сделать такие колоссальные поправки" (7).

Похороны Н. Я. Грота состоялись 26 мая 1899 года. Судьбе было угодно, чтобы они совпали с пушкинскими юбилейными торжествами. 29 мая вдова ученого, Наталья Грот через газету "Русские ведомости" поблагодарила всех, откликнувшихся на смерть ее мужа. Таких оказалось очень много. В память о талантливом

стр. 132


русском философе, обладавшем ко всему прочему еще и врожденным чувством русского языка, знавшие Н. Я. Грота люди написали его удивительный по силе портрет: "...В его натуре, как и в наружности, было много артистического... Это был человек страшно впечатлительный и порывистый... Вся его личность являлась как бы воплощением той "психической энергии", которую он положил в основу своего учения о душе... Он чувствовал философию и всегда придавал ей яркую эмоциональную окраску... Однажды взявшись за какое-нибудь дело, он всегда доводил его до конца... Он любил и мог ставить вопросы только широкие, основные... Даже в том случае, когда он заимствовал чужие мысли, он налагал на них печать своей индивидуальности и таланта... В способности поставить новые точки зрения, изобрести новое сочетание данных, наличных аргументов Николай Яковлевич усматривал главную особенность философского склада ума... Как деятель, посвятивший свою жизнь распространению философии в России и возбуждению интереса к ней в самых широких кругах, он не знает соперников... Он обладал загадочным искусством заставлять тех, с кем сошелся он, подружиться между собою... Никто не умел объединять, подобно ему, людей различной специальности. Это можно было сделать при широкой терпимости ко взглядам других".

В 1900 г. журнал "Вопросы философии и психологии" вышел без Грота, но со светлой памятью об этом замечательном "собирателе русской философской мысли". "Николай Яковлевич Грот, - писал профессор Московской духовной академии П. П. Соколов, - был душою московского кружка философов. Он завещал им свой идеализм, свое бескорыстное стремление к истине, свою терпимость ко всем честным взглядам" (8).

В 1909г. Россия вступила в период предвоенного промышленного подъема, любопытный во многих отношениях. Московское психологическое общество насчитывало тогда немногим более 200 членов. Его журнал (он издавался уже при содействии Петербургского философского общества) печатал статьи на интереснейшие темы: о двойственной природе человека, о национальности вообще и русском типе в частности, о поисках общественного идеала, о понятии права и силы, о психологии женщин и т. д. На его страницах присутствовала и реклама без малого двух десятков периодических изданий. Таких, например, как ежемесячный иллюстрированный церковно-общественный журнал "Старообрядческая мысль", научно-популярный журнал по вопросам спиритуализма, психизма, медиумизма и мистики "Ребус", ежемесячный иллюстрированный журнал для детей "Семья и школа".

В предвоенные годы для гротовского журнала писали: экономист, философ, богослов С. Н. Булгаков, юрист, философ, социолог, редактор журнала "Юридический вестник" Б. А. Кистяковский, правовед, философ, социолог, директор Московского коммерческого института П. И. Новгородцев и другие яркие личности. Любопытна статистика распределения экземпляров журнала "Вопросы философии и психологии" по месту подписки. В 1910г. подписка составила 1277 экземпляров. Из них губернии подписали 857 экз., Москва- 222, Петербург 160, заграница- 38; в 1911г. (1269 экз.) соответственно: 843 226 159-41; в 1912г. (1261 экз.): 847-197- 153 64; в 1913г. (1236 экз.): 899 163 -134--40; в 1910 -1913гг. (5043 экз.): 3446-808-606-183. Среди губерний лидировали: Киевская, Херсонская, Харьковская, Казанская и Владимирская.

Наверное, стоит сегодня открыть последнюю книжку первого русского философского журнала на статье историка-правоведа проф. В. М. Хвостова, чтобы прочесть следующее: "...Новые правительства, иногда сами того не замечая, начинают копировать приемы старых, ими же горячо осуждавшиеся, а "свободные" граждане продолжают себя вести совершенно так, как они вели себя при "старом режиме". В результате в эти бурные эпохи свобода нередко обращается в еще горший деспотизм, а равенство на практике состоит в новом неравенстве, а угнетенные превращаются в угнетателей. Тот факт, что человеческое поведение определяется не столько рассуждением, сколько эмоциями, самые же эмоции направляются тенденциями, глубоко заложенными в подсознательной сфере, приводил и будет приводить к тому, что жизнь постоянно разбивает мечты людей о возможности скоро и просто переменить в корне общественные и политические порядки" (9).

В конце XX в. сбылись слова профессора Н. Я. Грота: "Значение периодического органа вполне выясняется и правильно оценивается лишь по истечении десятков лет" '. Журнал "Вопросы философии и психологии", учивший русского

стр. 133


человека мыслить, дабы сохранить себя как личность, предстал в новом качестве. Теперь - это ценный исторический источник, "хранитель" не только оригинальных статей-исследований по философии, психологии и логике, но также комплекса добротных документальных материалов по истории психологического общества при Московском университете.

Примечания

1. АЙХЕНВАЛЬД Ю. И. Очерк этических воззрений Н. Я. Грота.- Вопросы философии и психологии,М., 1900, кн.51,с. 73.

2. Отдел письменных источников Государственного исторического музея, ф. 451, ед. хр. 3, л. 32 об.-33.

3. ГРОТ Н. Я. О задачах журнала.- Вопросы философии и психологии, 1889, кн. 1, с. XI.

4. ГРОТ Н. Я. Еще о задачах журнала. - Вопросы философии и психологии, 1891, кн. 6, с. VI.

5. Там же, с. III -IV.

6. Цит. по: Николай Яковлевич Грот в очерках, воспоминаниях и письмах товарищей и учеников, друзей и почитателей. СПб. 1911.

7. ВВЕДЕНСКИЙ А. Памяти Ник. Яковл. Грота. В кн.: Николай Яковлевич Грот в очерках, с. 139.

8. СОКОЛОВ П. П. Н. Я. Грот, как мыслитель.- Вопросы философии и психологии, 1900, кн. 51, с. 100.

9. ХВОСТОВ В. М. Социальная связь. - Там же, 1918. кн. 141 142, с. 84. 10. Вопросы философии и психологии, 1890, кн. 4, с. VII.

 

Опубликовано на Порталусе 20 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама