Полная версия публикации №1617102425

PORTALUS.RU ПОЛИТОЛОГИЯ В. Я. ГРОСУЛ. Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX века → Версия для печати

Постоянный адрес публикации (для научного и интернет-цитирования)

По общепринятым международным научным стандартам и по ГОСТу РФ 2003 г. (ГОСТ 7.1-2003, "Библиографическая запись")

Н. А. ТРОИЦКИЙ, В. Я. ГРОСУЛ. Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX века [Электронный ресурс]: электрон. данные. - Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU, 30 марта 2021. - Режим доступа: https://portalus.ru/modules/politics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617102425&archive=&start_from=&ucat=& (свободный доступ). – Дата доступа: 07.05.2021.

По ГОСТу РФ 2008 г. (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка")

Н. А. ТРОИЦКИЙ, В. Я. ГРОСУЛ. Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX века // Москва: Научная цифровая библиотека PORTALUS.RU. Дата обновления: 30 марта 2021. URL: https://portalus.ru/modules/politics/rus_readme.php?subaction=showfull&id=1617102425&archive=&start_from=&ucat=& (дата обращения: 07.05.2021).



публикация №1617102425, версия для печати

В. Я. ГРОСУЛ. Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX века


Дата публикации: 30 марта 2021
Автор: Н. А. ТРОИЦКИЙ
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Номер публикации: №1617102425 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В. Я. ГРОСУЛ. Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX века. М. РОССПЭН. 2001. 408 с.

Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН В. Я. Гросул - авторитетный специалист по истории российской политической эмиграции XIX века. Рецензируемую монографию отличает, прежде всего, масштабность - и в постановке темы, и в раскрытии многообразия связанных с нею проблем: состав, центры, роль, конфетные действия российской политэмиграции, ее взаимоотношения не только с оппозиционными, но и с правительственными кругами других стран.

Как подчеркивает автор, российская эмиграция решала "двуединую задачу", которую "видел перед ней" уже декабрист Н. И. Тургенев: "говорить России о Западе и Западу о России". При этом эмиграцию даже "называли мозгом русского революционного движения и высоко оценивали общественные деятели и исследователи, сами в эмиграции не побывавшие" (с. 5). Впрочем, не все пришло к ней сразу. Хотя речь в книге идет и о Н. И. Тургеневе, Я. Н. Толстом, В. С. Печерине, Н. И. Сазонове, И. Г. Головине и многих других, эмигрировавших из России еще до середины XIX в., "оформление русской политэмиграции как существенного явления происходит лишь во второй половине столетия" (с. 15).

Отметив, что до 1861 г. "единственная русская эмигрантская колония существовала только в Англии, а в остальных странах были лишь отдельные деятели российского революционного движения" (с. 67), Гросул показывает, как складывались в течение 1860 - 1880-х годов такие же и еще более крупные колонии в Париже, Цюрихе, Гейдельберге, Вене, в Италии и на Балканах, в США. Уже за 1861 - 1866 гг. ему удалось выявить до 100 русских политэмигрантов, а всего с 1861 по 1895 гг., по его подсчетам, "в эмиграции побывало более 1100 участников российского революционного движения", то есть 5% от общего числа - примерно 25 тыс. революционеров того времени (с. 66).

Хорошо показана социальная, идейная, политическая разноликость российских политэмигрантов. В эмиграции перебывали и либерально настроенные выходцы из древнебоярских родов (князья И. С. Гагарин, Н. И. Трубецкой, П. В. Долгоруков, Ю. Н. Голицын), и ультрареволюционеры из разночинцев, вроде С. Г. Нечаева или М. П. Сажина. Она включала в себя отдельных деятелей, группы и целые организации разных тактических направлений: анархо-бунтарского (М. А. Бакунин и бакунисты), пропагандистского (П. Л. Лавров и лавристы), заговорщического (П. Н. Ткачев и его единодумцы: русские бланкисты или якобинцы). Идейно полемизируя (вплоть до обид, склок и личной вражды) между собой, эти люди были заодно в непримиримой борьбе против общего врага - российского самодержавия.

Впечатляюще представлены вожди русской политэмиграции. Первым из них и по времени, и по значению был А. И. Герцен, который свидетельствовал, что уже в 1857 г. русских в Англии, стремившихся повидаться с ним, было "видимо- невидимо", а в 1858 г. - "несметно много" и что его посещают "лавины русских" (с. 35). В 1870-е годы лавры самых авторитетных лидеров российской эмиграции делили Бакунин, Лавров и, в меньшей степени, Ткачев, а в 1880- 1890-е - "центральной фигурой" являлся Лавров (с. 306).

Впервые столь основательно рассмотрена в книге вся совокупность политических организаций эмигрантов из России - Русской и Славянской секций I Интернационала, Славянского общества и клуба в Цюрихе, Славянского кружка, "Красного Креста" партии "Народная воля" и Группы старых народовольцев в Париже, Фонда Вольной русской прессы в Лондоне. О политической активности русских эмигрантов свидетельствуют такие акции, как "общеэмигрантский съезд" 1884 г. в Женеве с участием Герцена, международный конгресс Лиги мира и свободы

стр. 158


1867 г. там же под председательством Д. Гарибальди, где "произнес блестящую речь" Бакунин (с. 159), конгресс анархистов 1881 г. в Лондоне с докладом П. А. Кропоткина.

Тщательно, с привлечением новых данных, прослежены идейные и деловые связи русской политэмиграции с революционерами и социалистами разных стран (К. Марксом, Ф. Энгельсом, Р. Оуэном, П. Лафаргом, Ж. Гедом, В. Либкнехтом, К. Каутским и многими другими), с лидерами национально- освободительных движений (Д. Гарибальди, Д. Мадзини, Л. Каравеловым, С. Марковичем), с корифеями мировой науки (Ч. Дарвином, Л. Фейербахом, Л. Пастером) и литературы (В. Гюго, Э. Золя, Б. Шоу, М. Твеном) и даже с правительственными и парламентскими тузами (Л. Гамбеттой, Ж. Клемансо, А. Мильераном). В результате, заключает Гросул, "уже в 80-х годах XIX века влияние революционной России в зарубежной прессе было заметно более сильным, чем влияние России официальной" (с. 386). Создавались "Общества друзей русской свободы" (с 1839 г. в Англии, с 1891 г. в США), проводились международные кампании протеста против карательной политики царизма и в защиту русских социалистов (Л. Н. Гартмана, Г. М. Гельфман, П. А. Кропоткина и др.). Все это обеспечивало российскому освободительному движению поддержку мировой общественности и подкрепляло прогноз Маркса о том, что в России неизбежна "грандиознейшая социальная революция". Поскольку Англия и Франция, Германия и Австрия, Италия и Швеция, США и Япония пережили свои революции, "наивно было полагать, - подытоживает Гросул, - чтобы такая огромная страна, как Россия, с ее множеством проблем имела противореволюционный иммунитет" (с. 125).

Разумеется, не все в содержательной книге Гросула бесспорно, а ряд мест вызывает и возражения. Можно поставить в укор автору уклонение от дискуссий. Так, он, по собственному его выражению, "отрешается от спора": была ли на рубеже 1870 - 1880-х годов в России революционная ситуация (с. 248), оставляя читателей в неведении, на чьей он стороне: тех ли ученых, которые доказывали наличие революционной ситуации, или тех, кто считает, что оной не было, а вся ее историография, представленная такими именами, как Н. М. Дружинин, П. А. Зайончковский, И. Д. Ковальченко, всего лишь блеф, нечто ни о чем. Точно так же, отметив, что о переговорах Герцена с Н. Г. Чернышевским в 1859 г. "в литературе сложились два научных мнения, одно из которых первоначально изложил В. П. Козьмин, а другое - М. В. Нечкина" (с. 40), Гросул сам "отрешается от спора" и даже не излагает сути ни того, ни другого мнения.

Терминологическая неточность допущена на с. 67 - 63 в рассуждениях о том, что "белый террор - это термин 60-х годов" и что так "стали называть время после каракозовского выстрела", когда появилась статья Герцена "Белый террор". Здесь следовало бы пояснить, что впервые в истории термин "белый террор" (по цвету герба Бурбонов) родился во Франции после второго отречения Наполеона, и что сам Герцен писал ранее о "terreur blanche" именно 1815 года 1 .

Теперь - о более серьезных недочетах. В первую очередь, монографию обедняет (а читателя озадачивает) отсутствие аналитического обзора источников и литературы, Только по мере знакомства с нею видно, сколь основательна ее историографическая база (включая диссертации, исследования на английском, французском, немецком, итальянском, румынском, болгарском, греческом языках) и сколь богат использованный в ней круг источников (в том числе - материалы из фондов ГАРФ, РГИА 2 , РГАЛИ, АВПРИ, ОПИ ГИМ, Партархива ЦК ВКП); впрочем, - не без досадных упущений. Даже не упомянуты труды японского историка Харуки Рада, публиковавшиеся и на английском, и на русском языках 3 (Вада, кстати, - автор двухтомной биографии одного из персонажей книги Гросула, народника-эмигранта Н. К. Судзиловского-Русселя). Что касается источников, то странно, что не использован фундаментальный 2-томник документов "П. Л. Лавров. Годы эмиграции", изданный Б. М. Сапиром в Нидерландах (1974 г.).

Упущений, неточностей и ошибок фактического порядка в книге немного. К примеру, среди революционеров, сотрудничавших с П. Н. Яблочковым в его электротехнической лаборатории в Париже, не назван самый выдающийся - первый руководитель динамитной мастерской "Народной воли" (предшественник знаменитого Н. И. Кибальчича в этом качестве) С. Г. Ширяев. Число арестованных народников за 1874 г. Гросул определяет в 1600 человек (с. 248), ссылаясь при этом на Е. С. Итенберга, который, в свою очередь, сослался на П. Л. Лаврова, не обладавшего должной информацией. Между тем, давно опубликованы более точные цифры: жандармский генерал В. Д. Новицкий, который лично осуществлял "проверку числа арестованных лиц", насчитал таковых в 1874 г. только по 26 губерниям больше 4 тыс., а М. И. Венюков по всей России - до 8 тыс. 4 . На с. 281 ошибочно зачисляется в члены Исполнительного комитета "Народной воли" С. П. Дегаев и повторяется сомнительный тезис М. Г. Седова о том, что в 1884 г. "был ликвидирован Исполнительный комитет, и на смену ему была

стр. 159


создана так называемая Распорядительная комиссия" в составе ГА. Лопатина, Н. М. Саловой и В. И. Сухомлина. Все, члены этой комиссии засвидетельствовали иное: она была избрана на январском 1884 г. съезде народовольцев в Париже не "на смену", а при Исполнительном комитете, как его распорядительный орган 5 .

В целом же монография при отдельных ее недостатках, заслуживает высокой оценки как самое обстоятельное исследование международных связей русской политической эмиграции XIX века. Фактически Гросул закрыл тему, оставив будущим исследователям лишь возможность вносить в нее частные дополнения и уточнения.

Н. А. ТРОИЦКИЙ.

Примечания

1. ГЕРЦЕН А. И. Собр. соч. В 8 т. М. 1975. Т. 3, с. 192.

2. На с. 71 и 301 Гросул ссылается на некий ЦГАРФ, судя по номерам фондов которого (1405 и 1284) это и есть РГИА, бывший ЦГИА СССР.

3. См.: ВАДА ХАРУКИ. Россия как проблема всемирной истории. - Избранные труды. М. 1999,400 с.

4. НОВИЦКИЙ В. Д. Из воспоминаний жандарма. Л. 1929, с. 77; [ВЕНЮКОВ М. И.]. Исторические очерки России со времени Крымской войны до заключения Берлинского договора. Т. 4. Прага. 1880, с. 83.

5. РГИА, ф. 1093, оп. 1, д. 272, л. 2 - 2об. (письмо ГА. Лопатина к В. Я. Богучарскому от 13 октября 1910 г.); Деятели СССР и революционного движения России. Энциклопедический словарь Гранат. М. 1989, с. 216 (автобиография Н. М. Саловой), 230 (автобиография В. И. Сухомлина).

Опубликовано 30 марта 2021 года

Картинка к публикации:





Полная версия публикации №1617102425

© Portalus.ru

Главная ПОЛИТОЛОГИЯ В. Я. ГРОСУЛ. Международные связи российской политической эмиграции во 2-й половине XIX века

При перепечатке индексируемая активная ссылка на PORTALUS.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на Portalus.RU