Поиск
Рейтинг
Порталус
база публикаций

ПОЛИТОЛОГИЯ есть новые публикации за сегодня \\ 31.05.20


Советско-французские отношения в период президентства Ж. Помпиду (1969-1974 гг.)

Дата публикации: 21 апреля 2020
Автор: Е. А. Осипов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Источник: (c) Вопросы истории, № 7, Июль 2011, C. 114-120
Номер публикации: №1587481246 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Е. А. Осипов, (c)

найти другие работы автора

В 1969 г., когда Ж. Помпиду сменил на посту президента Франции основателя Пятой республики генерала де Голля, советско-французские отношения находились далеко не на пике развития. Это было связано, прежде всего, с вводом войск стран Варшавского договора в Чехословакию. Тем не менее, у этих отношений имелся достаточно прочный фундамент. Во-первых, речь идет о визите де Голля в СССР в 1966 г. и подписанной в ходе него декларации, которая, по сути, ознаменовала собой начало разрядки международной напряженности в мире. Во-вторых, позиции французской и советской сторон были схожи по некоторым международным проблемам. Прежде всего, это касалось конфликтов на Ближнем Востоке и в Индокитае. Что касается арабо-израильского противостояния, то обе стороны считали необходимым выполнение резолюции ООН от 22 ноября 1967 г., предполагавшей уход израильских войск с оккупированных территорий. По вьетнамскому вопросу Франция и СССР выступали за скорейшее урегулирование проблемы на основе уважения права вьетнамского народа распоряжаться своей судьбой1.

 

Третьей составляющей советско-французских отношений был "германский" фактор. Обе стороны стремились во что бы то ни стало не допустить ФРГ к ядерному оружию, а также помешать воссоединению ФРГ и ГДР. Отметим, что для внешнеполитической концепции Помпиду германский вопрос был центральным, а проблема экономического могущества ФРГ стала основным катализатором не только развития франко-советского сотрудничества, но и принятия важнейшего решения о расширении ЕЭС.

 

Первым событием, послужившим "размораживанию" двусторонних отношений, стал визит министра иностранных дел Франции Мориса Шумана в Москву в октябре 1969 года. По итогам визита было составлено советско-французское коммюнике, в котором впервые появляется положительная оценка со стороны французской делегации созыва общеевропейской конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), инициатором которого являлись страны Варшавского договора во главе с СССР2. Эта линия была продолжена в коммюнике по итогам визита А. А. Громыко во Францию

 

 

Осипов Евгений Александрович - аспирант Государственного академического университета гуманитарных наук.

 
стр. 114

 

в июне 1970 г., в котором подчеркивалось, что "проведение общеевропейского совещания мыслится обеими сторонами вне категории блоковой политики как средство закрепления и развития линии на разрядку и сотрудничество между заинтересованными государствами, как средство упрочнения мира в Европе"3.

 

Французская сторона, ранее относившаяся к СБСЕ достаточно скептически, при Помпиду меняет свою позицию по нескольким причинам. Основную роль в этом сыграла "восточная политика" нового канцлера ФРГ Вилли Брандта, направленная на урегулирование спорных вопросов с СССР и Польшей, а также на установление отношений с ГДР. На официальном уровне французское руководство поддерживало политику Брандта, однако, самостоятельные внешнеполитические действия ФРГ очень волновали Помпйду. По сути, западногерманская сторона перехватила у Франции инициативу в деле разрядки напряженности и стала самостоятельным игроком на политической сцене Европы, что в совокупности с экономической мощью ФРГ было очень опасно для Франции. В данном контексте СБСЕ открывало для Франции новые перспективы, так как она могла "включить" политику Брандта в более широкое, общеевропейское движение и тем самым лучше контролировать своего восточного соседа.

 

Был еще ряд причин, по которым Франция решила поддержать идею общеевропейского совещания. В частности, СБСЕ могло привести к установлению более тесных экономических и политических связей с социалистическими странами, так как изначально предполагалось, что все европейские государства будут выступать на этом совещании вне зависимости от блоковой ориентации. Французское руководство надеялось, что в долгосрочной перспективе СБСЕ может привести если не к распаду социалистического лагеря, то хотя бы к снижению зависимости некоторых стран от СССР. Отметим также, что проведение общеевропейского совещания в целом отвечало политике разрядки, начатой еще при де Голле. Для советской стороны тема СБСЕ занимала центральное место среди внешнеполитических приоритетов. Поддержка Францией идеи созыва европейской конференции стала отправной точкой к улучшению франко-советских отношений, которые достигнут своего наивысшего подъема в 1970 и 1971 годах.

 

В октябре 1970 г. Помпйду совершил свой первый восьмидневный визит в СССР в качестве президента. За несколько дней до приезда в Москву он дал интервью советскому телевиденью, и в первой же фразе сказал, что "предстоящий визит, прежде всего, покажет, что Франция остается верной политике генерала де Голля, целью которой было упрочнение разрядки и сотрудничества между восточными и западными странами Европы, и в первую очередь, между Францией и СССР"4. Эта фраза, безусловно, придала положительный импульс дальнейшему развитию событий.

 

При подготовке первой встречи на высшем уровне между Ж. Помпиду и Л. И. Брежневым встал вопрос о подписании документа, который явился бы продолжением Декларации 1966 г. и стал бы подтверждением франко-советской дружбы. Речь шла о документе, который закрепил бы в официальной форме двустороннее сотрудничество и при этом был бы выше по статусу, чем Декларация 1966 года.

 

Внутри французского руководства переговоры по вопросу подписания такого рода документа вызвали жаркие споры. Президент Помпиду сомневался до последнего момента. Тем не менее, 13 октября 1970 г. двусторонний документ был подписан и вошел в историю под названием "Советско-французский протокол". Он предполагал политические консультации между руководством двух стран по важнейшим международным проблемам и, что

 
стр. 115

 

самое главное, ставил эти консультации на регулярную основу (два раза в год). Вместе с Протоколом была подписана и советско-французская Декларация от 13 октября 1970 г., в которой отмечалась близость позиций обеих сторон по конфликтам на Ближнем Востоке и в Индокитае, убежденность в необходимости созыва конференции по вопросу ядерного разоружения и положительное отношение Франции и СССР к созыву общеевропейского совещания5.

 

В октябре 1971 г. состоялся визит Брежнева во Францию. В первый раз лидер СССР отправился в другое государство без сопровождения Н. В. Подгорного и А. Н. Косыгина. Это возводило советско-французские отношения в статус привилегированных.

 

Еще до визита советская сторона выступила с инициативой принятия нового документа, который характеризовал бы поступательное развитие двусторонних контактов. В итоге были подписаны "Принципы сотрудничества между СССР и Францией", подтверждавшие важность и взаимный характер сотрудничества двух стран, дальнейшее развитие регулярных политических консультаций на основе Протокола 1970 года. Отметим, что стороны смогли договориться и о внесении в текст таких важных принципов, как нерушимость существовавших границ, невмешательство во внутренние дела, равенство, независимость и отказ от применения силы6.

 

Помимо "Принципов сотрудничества" были подписаны Декларация и Коммюнике по итогам визита. Генеральный секретарь Министерства иностранных дел Франции Эрве Альфан оценил эти документы достаточно скептически: "Они длинные, дружественные, но не несут ничего нового. Их нужно было подписать, чтобы заставить всех поверить в "новый шаг", которым должна была быть отмечена каждая франко-советская встреча"7. Действительно, ничего особо нового в этих текстах не содержалось.

 

Однако, визиты Помпиду в СССР и Брежнева во Францию соответственно в 1970 и 1971 гг. стоит признать успешными. В ходе встреч на высшем уровне между двумя лидерами были установлены благожелательные, доверительные отношения, что было важно для общей атмосферы советско-французского сотрудничества. Подписанные документы, хотя и не были полноценными межгосударственными договорами, тем не менее явились документами самого высокого политического значения8. Они также были важны с психологической точки зрения, что в будущем даст положительные результаты для развития экономических советско-французских связей. В целом, период 1970 - 1971 гг. был временем действительно дружественных и доверительных отношений между Францией и СССР, когда позиции сторон совпадали по многим ключевым проблемам, а руководители обеих стран с оптимизмом смотрели в будущее.

 

К сожалению, период с конца 1972 по 1974 г. оказался намного более противоречивым. С одной стороны, в это время состоялись три встречи на высшем уровне между Брежневым и Помпиду, и были достигнуты серьезные успехи в области экономического сотрудничества. С другой стороны, в те годы не было подписано ни одного важного с политической точки зрения документа, а по многим центральным международным вопросам проявились серьезные, подчас непреодолимые разногласия.

 

Благодаря нескольким донесениям посла Франции в СССР Роже Сейду, до настоящего момента не введенных в научный оборот, у нас есть возможность точно установить время, когда климат советско-французских отношений начал портиться. Еще 4 ноября 1972 г. Сейду пишал, что Ю. В. Дубинин (известный советский и российский дипломат) по поручению министра иностранных дел СССР Громыко начал обсуждать с французским послом тему

 
стр. 116

 

возможного подписания еще одного двустороннего документа при следующей встрече на высшем уровне с целью совершения "нового шага" в отношениях между СССР и Францией. Таким образом, в ноябре 1972 г. советско-французские отношения еще развивались в прежнем русле. Однако, по словам Сейду, уже в середине декабря 1972 г. ситуация начала меняться. Громыко и член коллегии МИД СССР А. Г. Ковалев неожиданно устранились от выработки текста коммюнике по поводу предстоящего визита Помпиду в СССР, после чего работа была продолжена, но уже на более низком дипломатическом уровне. С этого момента франко-советское политическое сотрудничество будет испытывать все больше и больше трудностей. Сейду связывает данные негативные изменения с событиями внутри Франции, где по результатам социологических опросов, опубликованных как раз в декабре 1972 г., у Французской коммунистической партии внутри коалиции левых сил были неплохие шансы на успех на предстоящих в 1973 г. парламентских выборах. В связи с этим советская сторона, по мнению французского посла, решила притормозить развитие двустороннего сотрудничества9.

 

Однако, ухудшение отношений помимо внутриполитических имело и более глубинные, международные причины. Основные франко-советские разногласия можно отнести к трем проблемам мировой политики, непосредственно связанным между собой.

 

Первой из них для Франции стало сближение между СССР и США. Речь идет о так называемом советско-американском "кондоминиуме" (совместное осуществление власти над одной и той же территорией) над Европой. В мае 1972 г. в ходе визита президента США Ричарда Никсона в Москву были подписаны "Основы взаимоотношений между СССР и США" и договор ОСВ-1 (ограничение стратегических наступательных вооружений), которые официально оформили потепление отношений между двумя сверхдержавами, отодвинув тем самым Францию на вторые позиции в процессе разрядки международной напряженности. В связи с этим перед французской дипломатией встала проблема, которую Помпиду очень четко сформулировал в беседе с Громыко 13 июня 1972 г.: "Мы положительно воспринимаем визит Никсона в Москву и считаем, что создание доверительного климата в отношениях между СССР и США очень благоприятно для установления мира; это соответствует нашим интересам и нашей политике. Но... в момент, когда две сверхдержавы договариваются по большому числу вопросов, такая страна как Франция не может не беспокоиться по поводу возможного желания со стороны сверхдержав установить "кондоминиум" над остальной частью мира"10. Дальнейшее развитие событий подтвердило опасения французской стороны. В октябре 1973 г. очередной конфликт на Ближнем Востоке был улажен с помощью двусторонних американо-советских действий. Франция не была задействована в его урегулировании, несмотря на статус постоянного члена Совета безопасности ООН и статьи Протокола 1970 г., предполагавшего консультации между СССР и Францией в случае возникновения ситуаций, создающий угрозу миру. По итогам арабо-израильской войны 1973 г. не было опубликовано никакого франко-советского сообщения, коммюнике или декларации. Мишель Жобер, сменивший Шумана на посту министра иностранных дел Франции, отмечал "молчание" по этому поводу советской стороны, о котором французские правящие круги очень сожалели11.

 

Сближение СССР с США представляло для Франции целый комплекс проблем. Постоянно обсуждавшиеся между двумя сверхдержавами проекты разоружения в конечном счете могли привести к военной нейтрализации Европы, к еще большей зависимости старого континента как от США, так и от СССР, к потере возможности самой решать свою судь-

 
стр. 117

 

бу, что означало бы провал всей голлистской внешней политики. Тема планируемого разоружения была второй проблемой, осложнявшей советско-французские отношения.

 

Франция и при де Голле и при Помпиду всегда выступала против сокращения вооружений в Европе на блоковой основе. Именно с этим связан отказ французского руководства от участия в женевских, а потом и венских переговорах по разоружению. Несмотря на то, что такая тема поднималась на каждой советско-французской встрече в рассматриваемый период и СССР настаивал на участии Франции в переговорах, стороны так и не смогли договориться. Помпиду и его окружение считали, что сокращение вооружений на блоковой основе, за которое выступали СССР и США, приведут не к реальному разоружению, а к стабилизации обстановки в Европе, к консервации сложившейся ситуации12. Сокращение вооружений в Европе, проводимое и контролируемое двумя сверхдержавами, делало старый континент беззащитным и лишенным самостоятельной роли в мировой политике. В конечном итоге, по мысли французского руководства, разоружение на блоковой основе могло привести не к устранению угрозы войны, а к перемещению зон опасности, и такой зоной могла стать именно Европа.

 

Третий комплекс проблем во франко-советских отношениях был связан с подготовкой к проведению общеевропейского совещания, которая выявила целый ряд противоречий в позициях двух государств. В частности, один из фундаментальных принципов - нерушимость существующих границ - воспринимался сторонами по-разному. Франция допускала мирное изменение границ при волеизъявлении народа, СССР же выступал за сохранение границ без каких бы то ни было исключений. По понятным причинам, серьезные разногласия вызывало и обсуждение таких тем, как права человека и свобода информации13.

 

В итоге весь спектр франко-советских противоречий, связанных со страхом Франции перед американо-советским "кондоминиумом", с разным пониманием проблемы разоружения и разным отношением к общеевропейскому совещанию, проявился как раз в ходе предварительных консультаций по СБСЕ. Отметим, что эти консультации начались 22 ноября 1972 г., поэтому логично предположить, что к середине декабря, как пишет Сейду, негативные изменения стали уже заметно сказываться на общем развитии сотрудничества.

 

Все последующие франко-советские контакты в период президентства Помпиду были отмечены печатью разногласий и противоречий. Две встречи на высшем уровне в январе 1973 г. в Заславле и в июне 1973 г. в Париже не помогли решить накопившиеся проблемы и не способствовали развитию политического двустороннего сотрудничества. А с июля 1973 г. франко-советские отношения еще более осложнились. Это было связано с выступлениями министра иностранных дел Франции Жобера в июле 1973 г. на открытии конференции СБСЕ в Хельсинки и 12 ноября 1973 г. перед Национальным собранием в Париже, в которых он критиковал американо-советский подход к проведению общеевропейского совещания и "пассивность" самих европейцев, не сознающих всю опасность складывающейся ситуации. В качестве альтернативы он предлагал строительство сильной, независимой Европы, что предполагало развитие европейских вооруженных сил, в том числе и ядерных14. Все это шло в разрез с позицией советской стороны, предпочитавшей видеть Европу политически самостоятельной, но зависимой в военном плане от двух сверхдержав.

 

Однако, несмотря на большое количество негативных явлений в отношениях между Францией и СССР с конца 1972 по 1974 г., пятая встреча между Брежневым и Помпиду в Пицунде в марте 1974 г., всего за несколько

 
стр. 118

 

недель до смерти французского президента, все же имела положительное политическое значение. Дело в том, что в сентябре 1973 г. Помпиду совершил визит в Китай, с которым у СССР на тот момент были очень напряженные отношения. Советская сторона хотела бы, чтобы французский президент на обратном пути из Пекина остановился в Москве. Тем не менее, Помпиду не сделал этого и вернулся прямым рейсом в Париж. По словам Дубинина, встреча Брежнева и Помпиду в Пицунде в марте 1974 г., состоявшаяся по инициативе французского президента, была призвана разрядить создавшуюся напряженную ситуацию15. Таким образом, Помпиду, чье состояние здоровья к тому времени резко ухудшилось, попытался все-таки вернуть франко-советским отношениям прежний статус, что имело большое психологическое значение для развития двусторонних контактов уже после смерти французского президента.

 

Что касается экономических отношений между СССР и Францией, то Помпиду придавал экономике, пожалуй, даже большее значение, чем непосредственно политике. Российский историк Ю. И. Рубинский по этому поводу писал, что "в его (Помпиду. - Е. О.) прагматической шкале приоритетов независимость и величие Франции определялись не столько политическими или военными, сколько прежде всего экономическими категориями"16.

 

С 1969 по 1974 г. советско-французские экономические отношения развивались поступательно, общий объем торговли каждый год возрастал, а ухудшение в области политических контактов на экономическом сотрудничестве никак не отразилось.

 

Фундамент для успешного развития двусторонней торговли был заложен еще во времена де Голля. С января 1967 г. начали свою работу две смешанные советско-французские комиссии, получившие название "Большой" и "Малой", призванные решать практические вопросы существующих экономических соглашений и изучать перспективные области, в которых могло бы развиваться сотрудничество. В 1969 г. было заключено долгосрочное торгово-экономическое соглашение на 1970 - 1974 гг., которое предусматривало увеличение вдвое объема советско-французской торговли и доведение его за указанное пятилетие примерно до 3 млрд. рублей.

 

В период президентства Помпиду было заключено два основополагающих советско-французских документа, предопределивших дальнейшее развитие торговых контактов: Соглашение о развитии экономического, технического и промышленного сотрудничества (27 октября 1971 г.) и Программа углубления советско-французского сотрудничества в области экономики и промышленности на десятилетний период (10 июля 1973 г.). Эти документы предполагали развитие подлинного промышленного сотрудничества между двумя странами, которое должно было выразиться, например, в участии французских фирм в строительстве Камского автомобильного завода или Усть-Илимского лесопромышленного комплекса, а также в участии советских организаций в строительстве металлургического комплекса в Фосс-сюр-Мер или метро в Марселе.

 

Для Франции, чье сальдо торгового баланса за исключением 1971 г. было всегда положительным, а статьи экспорта в СССР состояли в основном из готовых промышленных товаров, развитие торговли с СССР было экономически очень выгодно. Советская же сторона испытывала ряд серьезных проблем с увеличением продаж промышленных товаров во Францию. Однако, доля сырьевых продуктов (в частности нефти и угля) в советском экспорте постепенно сокращалась17.

 

В целом советско-французские экономические отношения при президенте Помпиду развивались достаточно успешно. С 1970 по 1974 г. товаро-

 
стр. 119

 

оборот вырос более чем в два раза, с 413 до 941 млн. рублей. Программа торгово-экономического соглашения, принятого в 1969 г., была успешно выполнена. Подчеркнем, что самыми успешными в экономическом смысле были именно 1973 и 1974 гг., отмеченные значительными политическими разногласиями, что еще раз подтверждает, что Помпиду мыслил прежде всего экономическими категориями.

 

Итак, в период президентства Помпиду советско-французские отношения характеризовались высокой интенсивностью контактов на самых разных уровнях, эффект от которых был неоднозначным. Период с 1970 по конец 1972 г. - время, когда двусторонние отношения действительно носили особый, привилегированный характер. Подписание Протокола в 1970 г. и принципов сотрудничества в 1971 г. явилось серьезным успехом как для французской, так и для советской дипломатии. В дальнейшем, примерно с середины декабря 1972 г., все более заметными и определяющими становятся разногласия между СССР и Францией, связанные со страхом последней перед американо-советским "кондоминиумом" и несовместимостью позиций по проблемам разоружения и подготовки к СБСЕ. В конечном счете, все эти разногласия носили объективный характер и были связаны с разным пониманием политики разрядки. Для советской стороны разрядка носила биполярный характер и означала стабилизацию, консервацию существовавшей блоковой системы. Для Франции советский вариант разрядки автоматически означал уход на второстепенные позиции в мире и возрастающую зависимость от сверхдержав, поэтому она была заинтересована в либерализации мировой системы, расширении принципов разрядки, что должно было помочь ей сохранить свою самостоятельную роль в мире и лучше контролировать ФРГ, которая приобретала все больший вес в международных отношениях. Выше перечисленные проблемы двусторонних контактов не отразились на успешном развитии торговли и экономического сотрудничества. Товарооборот между странами увеличивался из года в год, основные экономические задачи, несмотря на ряд трудностей, были выполнены.

 

Примечания

 

1. Советско-французские отношения. 1965 - 1976 гг. Документы и материалы. М. 1976, с. 90.

 

2. Там же, с. 89.

 

3. Архив внешней политики Российской Федерации (АВПРФ) 136, оп. 54, д. 14, п. 117, л. 10.

 

4. Archives du ministere des affaires etrangeres. URSS, N 2679.

 

5. Советско-французские отношения. 1965 - 1976 гг., с. 116, 118 - 120.

 

6. Там же, с. 151.

 

7. ALPHAND H. L'etonnement d'etre: Journal (1939 - 1973). P. 1977, p. 563.

 

8. ДУБИНИН Ю. В., КЕЛИН В. И. СССР-Франция. Опыт сотрудничества. М. 1979, с. 112.

 

9. Archives du ministere des affaires etrangeres. URSS. N 3722, 3723.

 

10. Ibid., N 3722.

 

11. JOBERT M. L'autre regard. P. 1976, p., 385.

 

12. Archives du ministere des affaires etrangeres. URSS, N 3719.

 

13. REY M. -P. La tentation du rapprocnement. France et URSS a l'heurede la detente. P. 1991, p. 103.

 

14. Ibid., p. 101; JOBERT M. Memoires d'avenir. P. 1974, p. 245 - 247.

 

15. ДУБИНИН Ю. В. Сталин на связь так и не вышел - Международная жизнь. N 5, 2003, с. 142.

 

16. РУБИНСКИЙ Ю. И. Национальная идея в политической культуре Франции. М. 2004, с. 40.

 

17. REY M. -P. Op. cit, p. 131 - 132.

 

 

Опубликовано 21 апреля 2020 года



Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?


© Portalus.ru, возможно немассовое копирование материалов при условии обратной индексируемой гиперссылки на Порталус.

Загрузка...

О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама