Рейтинг
Порталус


ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТРИЗМ В РОССИИ (ИСТОРИЧЕСКИЕ УРОКИ И ПЕРСПЕКТИВЫ)

Дата публикации: 28 апреля 2021
Автор(ы): И. Сафранчук, В. Кизиченко, Ю. Кандалов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Номер публикации: №1619606705


И. Сафранчук, В. Кизиченко, Ю. Кандалов, (c)

10 августа 1999 г. в Подмосковье состоялась конференция на тему "Политический центризм - основа стабильности России", созванная по инициативе Фонда развития политического центризма в России.

Открывая конференцию, лидер движения, член Государственной думы С. С. Сулакшин высказался за необходимость дальнейшей разработки фундаментальных теоретических аспектов проблемы центризма в России, а также уточнения актуальных задач политического центризма в складывающейся ситуации. Идущие в стране политические процессы, отметил оратор, в значительной степени стали объектом крупномасштабного геополитического манипулирования. Пока нет ни малейших признаков того, что Россия приостановила свое сползание в небытие. "Левая" идеология исчерпала себя, "правая" доктрина развития страны провалилась. Наступает отрезвление, которое, однако, больше напоминает духовное опустошение, а не возрождение созидательной энергии.

Неизбежность именно такого исхода так называемых демократических реформ предсказывалась движением политического центризма. Идеологические и методологические основы позиции этого движения по преодолению углубляющегося кризиса достаточно хорошо проработаны, но до сего времени оставался как бы в тени такой аспект проблемы, как проецирование идей центризма на взаимоотношения гражданского общества и государственной власти.

Сейчас, в преддверии выборов в Государственную думу, особенно ясно виден огромный разрыв между этими полюсами. К тому же эта тенденция самовоспроизводится. Положение усугубляется тем, что в России нет других политических партий, которые были бы способны выступить как медиаторы, связующие посредники между государственной властью и обществом. Верхушечные партии и блоки служат интересам определенных влиятельных кланов, они далеки от интересов и народа, и государства. Эта ситуация таит в себе, с одной стороны, угрозу сильнейших социальных потрясений, а с другой - инспирирует попытки власти задействовать механизмы жесткого подавления волеизъявлений социума. О таком развитии событий свидетельствуют меры по реорганизации силовых структур и их приоритетному финансированию. Назначение В. Путина на пост премьера и заявление Президента о необходимости изменения "политической конфигурации в стране" С. Сулакшин относит к явлениям означенного выше ряда.

Политических союзников у движения политического центризма пока практически нет. Это движение осталось единственной демократической партией, представляющей интересы народа. Остальные же так или иначе адаптировались к установившемуся в стране режиму, и вся борьба между ними сводится к тому, чтобы занять место повыгоднее в существующем раскладе политических сил.

В этих условиях прохождение в Государственную думу представителей движения политического центризма крайне осложнено, рассчитывать на финансовую поддержку с чьей-либо стороны не приходится. Правительство открыто заявляет, что намерено активно вмешиваться в предвыборную борьбу. Разумеется, шансы быть избранными в Думу теоретически у движения сохраняются, но будут ли они реализованы, сказать сегодня невозможно.

Участники конференции в основном солидаризовались с высказанной Сулакшиным оценкой положения в стране. Говорили и о том, как следует действовать в складывающейся политической ситуации, особенно в связи с предстоящими выборами. Преобладающей была точка зрения, согласно которой необходимо энергично, и при этом не питая особых надежд на скорый успех, заняться серьезной просветительской работой, разъяснением российской общественности сущности политического центризма. На конференции выявилось и различие в подходах к этой теме. Одни, например доктор политических наук, директор Центра стратегического анализа и прогноза Д. Ольшанский, настаивали на том, что во главу угла надо ставить

стр. 141


вопросы разработки теории, другие утверждали, что главным является разъяснение позиции центристов по актуальным вопросам реальной жизни населения (В. Ковалев, Р. Яновский, А. Искендеров, В. Шевченко, В. Андрющенко).

Среди участников обсуждения преобладало мнение, что важным направлением политической работы Движения должны стать поиски широкого согласия в подходе к общенациональным задачам, невзирая на партийную принадлежность, завоевание репутации партии, способной удерживать политические силы, находящиеся на разных полюсах политического спектра, от деструктивных действий. Раскрывая сущность понятия "центризм", многие выступавшие отмечали, в частности, что отношение к "левому" и "правому" флангам должно быть равнозначным и взвешенным. Тем более, что четкого и единого определения политического центризма пока не выработано, к тому же феномен этот находится в постоянном движении и изменении.

Новая и новейшая история показывает, что центризм как политическая сила чаще всего возникает не как структурное образование. Член-корреспондент РАН Г. Шахназаров отметил, что центристские движения возникают там, где налицо абсолютное расхождение между политическими флангами (этот тезис встретил одобрение участников конференции). В качестве одного из примеров он назвал Великую французскую революцию XVIII в., и Конвент с Жирондой и Горой, но также и Болотом.

Вопросы развития идей центризма, его роли и места в политической жизни России затрагивали в своих выступлениях член-корреспондент РАН А. Искендеров, доктор исторических наук В. Сироткин, Д. Ольшанский и другие.

В. Сироткин связывает появление российского центризма в современном понимании этого термина с деятельностью I Государственной думы (27 апреля - 8 июля 1906г.). К числу первых представителей правого центра он отнес октябристов и их лидера А. Гучкова, а также умеренного национал-монархиста В. Шульгина. К левоцентристской оппозиции Сироткин относит партию кадетов во главе с П. Милюковым, В. Маклаковым. А. Искендеров включил в перечень видных российских центристов П. Столыпина и председателя IV Государственной думы М. Родзянко, озабоченного расколом правящей верхушки в России на два лагеря. После революций 1917 г., с уходом в 1922 г. с политической сцены левых эсеров и меньшевиков, кратковременному периоду существования центристских политических движений был положен конец. На смену пришел - и на долгие годы - авторитарный режим, который Д. Ольшанский назвал "цезаристским моноцентризмом", В. Сироткин - "византийским периодом управления", а доктор философских наук В. Шевченко "бонапартистским". Однопартийный режим безжалостно подавлял как правых, так и левых. "Цезаристский моноцентризм" как тип управления был и в значительной степени до сих пор остается тормозом в развитии подлинного центризма в массовой политической культуре России. В этих условиях общественное сознание теряет ориентировку, проявляются тенденции к так называемому логичному политическому центризму, а на деле к формированию псевдрцентристских партий и объединений.

В последнее десятилетие в истории России начался период, связанный с попытками преодоления прямолинейного моноцентризма КПСС. Однако и общество, и политическая элита вступили в этот период фактически неподготовленными, не располагая необходимым набором понятий и терминов. Поэтому в первое время дело сводилось лишь к упражнениям в "левой" и "правой" риториках.

Разрушение прежнего типа массового сознания сопровождалось возникновением весьма путанного вариативного восприятия реальности. К какому флангу политического пространства можно отнести, например, "Демократическую платформу КПСС"? Почему правительство Гайдара считалось "левым", а опасность коммунистического реванша именовалась "правой"? Таких примеров утраты ориентиров в общественном сознании можно привести много. В этой смысловой и терминологической неразберихе проходили президентские выборы 1996 г., когда избиратели фактически голосовали за президента "всех россиян", а не за "левых" или "правых". Это обстоятельство дало возможность режиму в своей пропагандистской кампании призывать к консолидации всех социально-политических сил страны, сохраняя, разумеется, свою власть, "руководящую и направляющую роль"". В результате президентских выборов и последовавшей за ними экономической и политической

стр. 142


деградации более явственно определился процесс перехода от крайних форм идеологического противостояния ("правые" и "левые") к более мягким (соперничество левоцентристских и правоцентристских сил).

При отсутствии четкого и самодостаточного определения политического центризма центр может быть идентифицирован лишь относительно краев - "левых" и "правых". Но беда в том, что и эти последние категории не постоянны и также не имеют ясных критериев классификации, существенно изменяясь в разные периоды развития. Все это порождает путаницу, способствует фальсификации и спекулятивному использованию центристской терминологии, сплошь и рядом в демагогических целях. В общественном сознании сложились и сохраняются различные понимания центризма - от поисков методов и путей достижения всеобщего консенсуса до беспринципного соглашательства и плохо скрываемого стремления обеспечить с его помощью свои личные, зачастую откровенно корыстные, интересы.

Позиция сторонников движения политического центризма - это равная удаленность от краев социума и свободная от крайностей при формировании целей движения, а также способов и форм их достижения. Историческое предназначение подлинно центристских сил состоит в том, чтобы играть стабилизирующую роль, на деле содействовать консолидации общества. Стало очевидным, что ни "левые", ни "правые" уже не смогут вывести Россию из кризиса. Это может сделать только реальный политический центризм.

А. Искендеров в своем выступлении признал вполне нормальным и естественным существование разных взглядов и оценок при определении роли и задач центризма. Однако, по его мнению, если движение политического центризма собирается идти на выборы, оно должно выступать не как дискуссионный клуб, а иметь свою, достаточно определенную, и притом единую, точку зрения по принципиальным вопросам, а не пытаться притянуть к центризму точку зрения, скажем, Коммунистической партии или некоторых "правых". Надо учитывать, что, хотим мы того или не хотим, понятие "центризм" уже прочно вошло в политический лексикон и даже превратилось в реальное средство борьбы за общественное мнение, за электорат.

Участники конференции не ставили перед собой задачи выработать четкую и единую дефиницию политического центризма. Пожалуй, из всех предлагавшихся определений этого понятия наиболее приемлемым было то, что предложил Сулакшин, считающий, что базовым принципом политического центризма является баланс интересов всех слоев общества, всех его срезов, от личных до групповых, независимо от социальной, национальной, религиозной, культурной и другой принадлежности. Подлинный, научно обоснованный центризм- это антитеза "диктатуре пролетариата" и "большевистской методологии". Он служит гарантией того, что общество не погрязнет в пучине потрясений, гражданской войны и кровопролития и пойдет путем, стабильного, устойчивого эволюционного развития. Центрист - убежденный реформатор, а не революционер или радикал. Для настоящего центриста стремление к достижению баланса интересов - не соглашательство, а поиск действительного широкого общественного консенсуса и взаимопонимания. Мировой и российский исторический опыт убедительно доказали, что политический центризм - единственно реальный путь к процветанию страны.

Опубликовано на Порталусе 28 апреля 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама