Рейтинг
Порталус


С. П. ПЕРЕГУДОВ. ТЭТЧЕР И ТЭТЧЕРИЗМ

Дата публикации: 24 мая 2021
Автор(ы): П. Ю. РАХШМИР
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Номер публикации: №1621833182


П. Ю. РАХШМИР, (c)

М. Наука. 1996. 301 с.

Монография доктора исторических наук, профессора, главного научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений С. П. Перегудова - результат его многолетних исследований общественно-политической жизни Великобритании, своеобразной политической культуры этой страны.

Обычно большинство авторов, рассматривающих данную тему, либо пишет портрет М. Тэтчер, либо сосредоточивается на анализе явления, получившего наименование тэтчеризма. Само возникновение этого термина свидетельствует, насколько глубокий след оставила Тэтчер в британской и мировой истории. Оба эти подхода - персоналистский и социологический - редко встречаются в чистом виде и обычно переплетаются друг с другом в различных сочетаниях. Перегудову удалось достигнуть органичного баланса указанных подходов. Незаурядная личность Тэтчер не растворилась в характеристике ее политического курса - тэтчеризма, который рассматривается автором в широком контексте: и британском, и международно-историческом. Это позволяет автору полнее и разностороннее раскрыть масштаб и многообразие исследуемого явления, возникшего на гребне мощной "консервативной волны", захлестнувшей на рубеже 70 - 80-х годов практически весь западный мир. Уже вскоре стало ясно, что речь идет не об очередном волнообразном колебании экономико-политического курса, но о том, что на смену послевоенной парадигме социально-политического и экономического развития Запада, ассоциировавшейся с либерально-реформистским кейнсианским консенсусом, пришла новая, основополагающим элементом которой стал правый консерватизм традиционалистского типа.

Хотя главные герои консервативного "штурма и натиска", Тэтчер и Р. Рейган, сошли с политической сцены, во многом потускнела и забылась их риторика, но степень необратимости тэтчеризма и рейганомики оказалась на удивление велика. Отлив "консервативной волны" был существенно слабее прилива, политический маятник, качнувшийся в сторону консерватизма, так и не вернулся в исходное положение. На стороне консерватизма оказалась историческая инициатива; он уже не просто реагировал на ситуацию в экономике и политике, а во многом определял направление и тенденции их развития.

Во всем этом огромная роль принадлежала личностям незаурядным, проникнутым чувством исторической ответственности и даже миссионерским духом. Среди них исключительная роль принадлежит Тэтчер. Наряду с Рейганом, она занимала ключевое место в процессе реализации консервативной альтернативы на Западе, сопряженной с серьезными сдвигами во всех сферах жизни развитых стран и получившей сильнейший резонанс во всем мире.

Необходимость перемен осознавали и ее предшественники Э. Хит и Дж. Каллаген, но им не хватало решимости и политической воли. К тому же свои робкие шаги в новом направлении они всячески пытались замаскировать обветшалой фразеологией (с. 24, 28 - 29, 103). Тэтчер же и ее окружение мыслили масштабнее и подчеркнуто подавали свой курс как решительную альтернативу кейнсианскому консенсусу.

Интересные страницы посвящены формированию идейных предпосылок тэтчеризма. Впервые столь основательно прослежена интенсивная теоретическая и пропагандистская деятельность консервативных "мозговых трестов", видных консервативных идеологов и публицистов. К сожалению, при всей широте охвата организаций и личностей, разрабатывавших основы тэтчеризма, в книге не упомянуты "группа Солсбери" и ее идейный лидер Р. Скрутон.

Как подчеркивает Перегудов, новая политическая модель сложилась еще до прихода Тэтчер к власти. Но только "железной леди" оказалось под силу приступить к практической ее реализации. Здесь сыграла свою роль ее решительность и последовательность как политика.

Автору чуждо стремление изображать тэтчеристскую модель как жесткую, догматическую конструкцию. "Железная леди" для этого была слишком прагматична. При сохранении принципиальных структурных блоков тэтчеризм эволюционировал в зависимости от возникавших практических потребностей (с. 137). И это связано не только с личными свойствами "железной леди" и ее соратников, но принадлежит к традиционным свойствам консерватизма, избегающего догматического доктринерства.

Когда речь идет о конкретных социально-политических аспектах тэтчеризма, автор широко предоставляет слово статистике. Чувствуется, что эта сторона исследования особенно соответствует его научным интересам. Перегудов показывает несостоятельность представлений, будто Тэтчер, выступая против модели "государства всеобщего благосостояния", стремилась сокрушить социально-политическую сферу как таковую. Статистические данные свидетельствуют, что при Тэтчер росли расходы на здравоохранение и образование, на 1/3 увеличился размер пенсий (с. 203 - 204). Существенно увеличилось число обладателей собственного жилья, резко возросло - за счет приватизации - количество акционеров (с. 201). Выросли доходы работающих англичан. За консерваторов голосовало больше квалифицированных рабочих, чем за лейбористов. Тэтчеризм не похоронил социальную политику, а преобразовал ее. По многим параметрам она стала более эффективной, хотя и более жесткой, вследствие чего усилилась поляризация: социальная и региональная.

стр. 165


Тэтчер и ее единомышленники считали, что прежняя система "вэлфера" (welfare) порождает иждивенческие настроения. Люди же, придерживающиеся протестантской этики, должны больше полагаться на собственный труд, а не перекладывать социальное бремя на плечи государства. Восхваление частнопредпринимательской инициативы не было для Тэтчер пустой риторикой. Число лиц, имеющих собственное дело, возросло в Англии с 1,9 млн. в 1979г. до 3,25 млн. человек к весне 1990 г. (с. 160, 201).

За время пребывания Тэтчер у власти в стране произошли сдвиги, сопоставимые с теми, что Англия пережила после второй мировой войны. И дело не только в экономических показателях, хотя именно при Тэтчер Англию перестали воспринимать как "больного человека" Европы. Свершились существенные изменения в образе мышления британцев, даже в языке. Если в 1945 году Г. Макмиллан подумывал о том, чтобы заменить прилагательное "консервативная" в названии партии, то теперь даже оппоненты консерваторов усваивают элементы их идей, их аргументации и лексики.

На страницах книги Тэтчер предстает как в высшей степени харизматическая личность, оказавшаяся в нужное время на нужном месте. У Тэтчер были все основания называть себя "политиком убеждения". Причем, как верно замечает Перегудов, "в понятие "убеждения" она вкладывала нечто большее, чем свою инстинктивную приверженность к традиционным британским ценностям" (с. 291). В свое время М. Вебер утверждал, что харизматическим лидерам есть место и в условиях парламентской демократии. В качестве примера он называл У. Гладстона.

Спрос на харизматическое лидерство возникает в особых обстоятельствах, когда политическому деятелю необходимо взять на себя груз ответственности за неординарные решения. В парламентской демократии, особенно такой укорененной, как британская, харизма отшлифована вековыми традициями политической культуры, сглаживающими неизбежные авторитарные тенденции. Они проявились и в политическом стиле Тэтчер, что дало повод исследователям левой политической ориентации характеризовать тэтчеризм как "авторитарный популизм". Однако уместнее говорить об элементах авторитаризма, причем настолько мягких, что они не нарушали устоявшуюся систему сдержек и противовесов.

Харизме свойственно быстро улетучиваться или превращаться в рутину. Подтверждением тому и судьба Тэтчер. Она пришла к власти и рассталась с ней "чисто по-английски", в рамках процедур и правил игры, присущих отлаженной политической системе. После того, как она выполнила свою основную задачу, ее политический стиль стал тяготить даже значительную часть ее собственной партии.

Портрет Тэтчер написан знатоком и ценителем британской системы власти и политической культуры. Автор показывает, что она была политиком до мозга костей и политика поглощала ее полностью, она была целиком погружена в политику, жила в основном ею. Вместе с тем Перегудов постоянно подчеркивает, что идейная и моральная убежденность Тэтчер уравновешивалась здоровым прагматизмом, обусловленным чувством ответственности за судьбы своей страны. (Если воспользоваться мыслью и терминологией Вебера, серьезному политику приходится вращаться в поле напряженности между "этикой убеждения" и "этикой ответственности"; но при этом они не являются абсолютными противоположностями, а взаимодополняют друг друга в личности, имеющей подлинное "призвание к политике". 1 ) Именно таким политиком по призванию и выглядит Тэтчер в книге Перегудова.

Удаче рецензируемого труда способствовали глубокая "погруженность" автора в британскую политическую жизнь, отличное знание британской периодики, систематические контакты с британскими коллегами и, что особенно важно, с практикующими политиками.

Высокая оценка книги отнюдь не означает согласия со всеми суждениями автора. Прежде всего вызывает возражение частое и, по нашему мнению, неадекватное использование понятия "правый радикализм". Даже по отношению к И. Пауэл- лу оно выглядит явным преувеличением. С точки зрения типологии консерватизма, Пауэлла рубежа 60 - 70-х годов уместнее было бы охарактеризовать как консерватора-экстремиста. Правый же радикализм находится за собственно консервативными рамками, так как предполагает коренную ломку существующих общественно-политических структур, тяготение к порядкам тоталитарного типа, приверженность к принципу "друг- враг", "теории заговора", ультранационализму, переходящему в агрессивный расизм. Конечно, между экстремистским консерватизмом и правым радикализмом есть определенные точки соприкосновения, особенно по расовому вопросу, но типологически это разные явления. Поэтому неправомерно говорить о некоем праворадикальном консервативном течении (с. 76). Вряд ли есть серьезные основания для того, чтобы причислять к праворадикальному течению директора тэтчеровского Центра политических исследований А. Шермана (с. 78). В конечном счете тень правого радикализма падает и на тэтчеризм как таковой (с. 86), что вступает в противоречие с концептуальными установками автора.

К системообразующим компонентам тэтчеризма Перегудов относит "инстинктивный" (или "прагматический") и "идеологический". Такой подход помогает автору избежать крайностей, присущих многим интерпретациям исследуемого явления. Обе эти стороны, как пишет он, "дополняли друг друга и были немыслимы одна без другой. Что опять-таки не означает, что в какие-то моменты не

стр. 166


могла бы превалировать то одна, то другая сторона" (с. 289).

При всей привлекательности такого сбалансированного подхода трудно с ним полностью согласиться, поскольку тем самым приглушается тра-диционалистский лейтмотив тэтчеризма, который не укладывается ни в инстинктивную, ни в прагматическую сторону тэтчеристской модели. Дело в том, что традиционные ценности, органично связанные с консервативным "инстинктом", играли первостепенную роль в идеологическом наборе тэтчеризма. Можно даже утверждать, что последний представлял собой модернизированную форму традиционалистского консерватизма, сочетавшего традиционные моральные ценности с решительным курсом на использование самых передовых достижений современной научно-технической цивилизации. Как явствует из книги, сила британского консерватизма, а также британской политической системы, состоит в том, что они порождают лидеров такого типа, как Тэтчер, которые в случае необходимости обращаются и к нетрадиционным методам, способным обеспечить дальнейшее развитие и упрочение британских традиций.

Монография Перегудова - удачный пример исследования в такой динамичной области исторического познания, как современная история. Хотя концептуальные суждения автора всегда подкреплены солидным эмпирическим материалом, он избегает излишней категоричности, ведущей часто к односторонности и упрощению. Поэтому в книге ощутима текучесть, незавершенность исследуемых процессов, явлений и личных судеб, что и составляет главную специфическую черту современной истории.

Рецензируемая книга - заметное явление в российском англоведении. Не затеряется она и в обширной международной "тэтчериане".

Примечания

1 . ВЕБЕР М. Избранные сочинения. М. 1990, с. 705.

Опубликовано на Порталусе 24 мая 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама