Рейтинг
Порталус


Рецензии. В. А. АРТЕМОВ, Е. В. КАРДАШОВА. ФРИДРИХ ЭБЕРТ - ПЕРВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ ГЕРМАНИИ. Воронеж, 2001

Дата публикации: 11 июня 2021
Автор(ы): М. Е. Ерин
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Номер публикации: №1623417966


М. Е. Ерин, (c)

В. А. АРТЕМОВ, Е. В. КАРДАШОВА. ФРИДРИХ ЭБЕРТ - ПЕРВЫЙ ПРЕЗИДЕНТ ГЕРМАНИИ. ВОРОНЕЖ: ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ, 2001, 342 с.

Доктор исторических наук В. А. Артемов и кандидат исторических наук Е. В. Кардашова написали интересную книгу о Ф. Эберте - первом президенте Германии. Нужно отдать должное авторам, сумевшим не только довести ее до читателей, но и преодолеть негативное отношение к личности Эберта, которое существовало в марксистской литературе на протяжении многих десятилетий. Ведь он рассматривался не иначе как контрреволюционер и предатель революции, а социал-демократическую партию Германии (СДПГ) обвиняли во всех поражениях, неудачах и просчетах немецкого рабочего движения. И только в начале 90-х годов произошла переоценка политики германских социал-демократов. Авторы попытались создать объективный образ Эберта - человека, партийного функционера и государственного деятеля.

В заслугу авторов книги следует отнести использование богатых источников, почерпнутых в Федеральном архиве ФРГ (Берлин), документов архива рейхсканцелярии, протоколов заседаний кабинетов Веймарской республики с 1919 по 1925 гг., а также личных архивов ведущих политиков Германии. Ими тщательно проработаны "Статьи, заметки и речи" Эберта, отчеты партийных съездов и конференций СДПГ, периодическая печать и многие другие публикации. В. А. Артемов и Е. В. Кардашова учитывают результаты исследований немецких историков, критически проанализировав их труды. Они верно отмечают, что в разное время Эберту давались различные оценки как политику и государственному деятелю. В германской историографии интерес к жизни и деятельности Эберта необычайно повысился только в последние двадцать с лишним лет, ярким доказательством чего является создание в Гейдельберге фонда "Рейхспрезидент - Фридрих - Эберт - Геденкштетте". Споры историков вокруг фигуры Эберта не утихают до сих пор.

Эберт стал президентом в один из самых трудных периодов новейшей германской истории. Это были переходные годы от рухнувшей монархии к парламентской республике. Первые шесть с лишним лет ее существования связаны с его именем. Он заложил основы демократического правления. Авторы ставят в заслугу Эберту тот факт, что он сумел сохранить единство империи и нации, предотвратить социалистическую революцию и последовавшую бы за ней гражданскую войну, не раскалывал нацию на "врагов" и "друзей" государства, попытался преодолеть классовые различия и политико- общественную дискриминацию, определил ориентиры для социальной республики, не допустил интервенции Антанты, уберег немецкий народ от голода и нужды и, наконец, отразил угрозу большевизма.

Путь к вершинам власти был стремительным и проходил в экстремальных условиях: поражение Германии в первой мировой войне, революция, свержение монархии, отречение кайзера Вильгельма II и провозглашение республики. В короткий срок Эберт сменил ряд высших государственных постов: канцлер революционной Германии, председатель Совета Народных уполномоченных и, наконец, избрание Эберта И февраля 1919 г. рейхспрезидентом первой демократической республики - вершина его жизненной и политической карьеры. Да и до Ноябрьской революции 1918 г. жизнь и деятельность молодого Эберта складывались весьма удачно. Он быстро продвигался по профессиональной, а затем партийной лестнице. Перепробовав многие партийные должности, он в 42 года неожиданно оказался преемником А. Бебеля и в сентябре 1913 г. стал сопредседателем СДПГ вместе с Г. Гаазе. Карьера партийного функционера привела его на пост лидера одной из крупнейших и влиятельнейших рабочих партий II Интернационала. Это был большой успех Эберта, хотя, как отмечается в книге, он не отличался ни широтой и глубиной теоретических знаний, ни ораторским талантом, каким был одарен его предшественник А. Бебель. Эберт был практиком и умелым тактиком. Вопросы стратегии его мало волновали.

Авторы справедливо замечают, что в личности Эберта отразились, пожалуй, все противоречия и трагические парадоксы, характерные для Германии времен первой мировой войны и первых лет республики. Он был символом эволюции социал-демократии от конфронтации с государством к положению государственной партии. Во время войны руководство СДПГ перешло на позиции оборончества. Ее большинство выступило, по сути дела, опорой имперского правительства, одобряя расходы на войну и тем самым формально отвергая принципы интернационализма. Чувство национального единства оказалось превыше всего. Эберт был сторонником защиты отечества и "гражданского мира", считая, что Германия ведет национальную и освободительную войну (с.48). Отказавшись от революционных преобразований, он даже выступал за сохранение монархии.

До сих пор продолжается спор историков по вопросу, оправдан ли был союз рейхсканцлера Эберта и представителя верховного командования армии генерал-лейтенанта В. Тренера, заключенный 10 ноября 1918 г. Авторы монографии считают, что в тогдашней ситуации этот союз был необходим для того, чтобы оставить на своих постах верховное командование, которому нужно было сохранить дисциплину в войсках, демобилизовать миллионную армию и вывести германские войска

стр. 210


из оккупированных западных областей в соответствии с условиями перемирия и сохранить власть Эберта. Союз Эберта - Тренера был заключен с целью не допустить революции, к которой призывали левые, и начать борьбу с большевизмом (с. 60 - 61). Большой заслугой, продолжают авторы, правительства Народных уполномоченных и Эберта остается то, что они устранили экономический и политический хаос в стране и создали предпосылки для образования конституционного государства.

Действительно, вся недолгая деятельность Эберта как председателя Совета Народных уполномоченных (СНУ) и президента проходила в условиях непрерывных политических и социально-экономических кризисов. К этому следует добавить постоянные разногласия с руководством собственной партии по вопросам политической ситуации, коалиционной политики, по военным вопросам, критику непопулярных чрезвычайных распоряжений внутри социал-демократии, различие мнений между Эбертом в его функции как главы государства и социал- демократическими министрами. СДПГ недоверчиво отнеслась к посту президента как таковому, опасаясь, как бы появившаяся парламентская демократия не была похоронена из-за злоупотреблений президентом и его окружением широкими полномочиями, данными конституцией (с. 85). СДПГ не хотела предоставить Эберту-президенту всю полноту власти и требовала ограничить его полномочия узкими рамками. В момент принятия Версальского договора Эберту также пришлось выдержать сильное сопротивление именно со стороны СДПГ, социал-демократического правительства и военных. И, тем не менее, у него хватило мужества взять на себя позор Версаля, несмотря на то, что он не был ответственным за поражение Германии. Особой остроты конфликт между Эбертом и СДПГ достиг во время событий в Саксонии в октябре 1923 г., когда президент подписал распоряжение о срочной отставке правительства СДПГ-КПГ (с. 257). В 1924 г. на берлинском съезде социал-демократии даже ставился вопрос об исключении Эберта из партии. Авторы книги правы, когда подчеркивают, что СДПГ была одновременно силой и слабостью президента. Однако Эберт во многих тактических вопросах был гибче и дальновиднее своих коллег по партии.

Эберту приходилось постоянно отстаивать и доказывать свои права и обязанности главы государства и постоянно напоминать о соблюдении государственно-правового положения президента. Многократное пренебрежение главой государства особенно проявилось в области внешней политики, когда о некоторых важнейших решениях президент узнавал слишком поздно, так как его вовремя не информировали. О международных конференциях или подписанных соглашениях он был вынужден черпать информацию из прессы. Порой его мнение сознательно игнорировалось, хотя, как пишут В. А. Артемов и Е. В. Кардашова, Эберт хорошо разбирался во внешнеполитических вопросах (с. 194). Особенно болезненно он реагировал на любые контакты с Советской Россией. Президент вообще не был посвящен в процесс принятия связанных с Рапалльским договором решений. Для него Рапалльский договор был полной неожиданностью. Он был противником его заключения. Эберт был возмущен заключением договора не только потому, что рейхсканцлер и министр иностранных дел без его ведома приняли такое решение и тем самым поставили под вопрос его конституционные полномочия, но и расценивал Рапалло как политическую ошибку (с. 199). Президент резко выступил против коммунизма. Он был решительным противником проводившейся канцлером Виртом политики "прорыва на восток". Существует мнение, что от Эберта скрывались практически все подробности советско-германских отношений и он ничего не знал о тайном вооружении Германии с помощью Советского Союза. В. А. Артемов и Е. В. Кардашова считают, что в целом влияние президента на внешнюю политику Германии было незначительным (с. 201).

В отличие от многих других историков, авторы дают обстоятельный анализ применения 48-й статьи Веймарской конституции в период президентства Эберта, на основании этой статьи чрезвычайное положение вводилось 135 раз. В ней, как известно, были заключены основные права президента. Авторы высказывают свое мнение по этому спорному вопросу. Аргументы их обоснованы и логичны. Их взгляд на проблему применения 48-й статьи глубже. По их оценке, с весны 1919 до весны 1921 г. предписания по 48-й статье оставались в конституционных рамках и служили своей основной цели - предотвращению и подавлению попыток переворота и восстаний, они в какой-то степени содействовали стабилизации молодой республики (с. 243). В. А. Артемов и Е. В. Кардашова не отрицают, что 48-я статья часто применялась и в случаях отсутствия непосредственной угрозы конституционному строю. Именно во время президента Эберта произошло расширение чрезвычайного права и чрезвычайное положение могло распространяться и на финансово-экономические чрезвычайные ситуации. Однако с 1922 г. чрезвычайные мероприятия постепенно начали менять свое основное направление. Согласимся с авторами, что в кризисный 1923 г. благодаря чрезвычайным мерам республика выстояла. Эберт в целом поддерживал намерения правительства и применял 48-ю статью, когда возникала опасность для демократическо- парламентской системы (с. 249).

В. А. Артемов и Е. В. Кардашова не согласны с мнением тех исследователей, которые утверждают, что использование 48-й статьи свидетельство-

стр. 211


вало о "росте влияния" президентской власти. Такой "рост влияния" президента на политику произошел только в 1923 г. Один из главных выводов авторов книги: институт президентской диктатуры под руководством Эберта проявляется не как инструмент для усиления власти президента, а скорее как средство для осуществления и правового обеспечения мер кабинета (с. 249, 250).

Следующий важный вывод историков: говоря о расширении применения 48-й статьи при Эберте, необходимо учитывать и роль рейхстага, и роль правительства. Законы о чрезвычайных полномочиях правительства и чрезвычайные предписания президента часто действовали одновременно. В свою очередь, рейхстаг при помощи законов о предоставлении правительству чрезвычайных полномочий расчищал поле деятельности исполнительной власти (с. 251). Тем самым принятие решений о применении 48-й статьи базировалось на согласии правительства и президента, с одной стороны, и правительства и парламентского большинства, с другой. Авторы обвиняют рейхстаг в том, что он посредством законов о предоставлении чрезвычайных полномочий очень рано открыл правительству возможность чрезвычайно упрощенного законодательства (с. 251).

И, наконец, третий вывод: на фоне широкого использования правительством своих чрезвычайных полномочий применение чрезвычайной власти президентом играло скорее дополнительную роль (с. 252). Таким образом, 48-я статья служила не столько прямому усилению позиций президента, сколько ускоренному осуществлению мер, принимаемых кабинетом. Авторы правы, когда пишут, что существует серьезное отличие от дальнейшего использования чрезвычайной статьи президентом П. Гинденбургом. Если Эберт применял чрезвычайные президентские полномочия для сохранения демократии и парламентской системы, то Гинденбург и стоявшие за ним круги намеревались преодолеть рамки конституции и сделать шаг в новое государство, т.е. был расчищен путь для прихода к власти Гитлера. За это Эберт уже не несет ответственности.

Судя по материалам книги, судьба Эберта в последний год жизни складывалась весьма драматично. Он все больше попадал в политическую изоляцию и становился лишь формальным главой государства. А в 1924 г. был оттеснен в сторону буржуазными партиями и к его совету больше не прислушивались (с. 326). Все ошибки и слабости республики многие возлагали именно на президента. Личный авторитет Эберта в его собственной партии и в широких кругах рабочих был сильно подорван. К сожалению, констатируют авторы, личность Эберта многими современниками не была оценена по достоинству и он "является символом низкой политической культуры Веймарской республики" (с. 327). Выражением этого являлась, в частности, разнузданная кампания клеветы против президентской власти и первого президента республики до самой его смерти в феврале 1925 г., развернутая антиреспубликанскими силами. В адрес Эберта высказывалось множество оскорблений и грубостей, велась травля членов семьи. Его обвиняли во всех бедах Германии, во взяточничестве, продажности и даже в государственной измене, ему угрожали убийством. Нападки на президента были не только катастрофой для авторитета демократической республики, они были и личной трагедией президента (с. 298). Очевидно, что кампания клеветы и оскорблений против президента была направлена на то, чтобы в его лице опорочить и республику и демократические устои.

В. А. Артемов и Е. В. Кардашова не переоценивают политическую деятельность Эберта. Они констатируют, что он не являлся яркой политической личностью. Но в Германии того времени не было альтернативного ему политика, который находил бы поддержку среди различных политических кругов. Вместе с тем, авторы указывают на такие его черты, как честность, порядочность, искреннее стремление служить своему народу. Авторы отдают должное первому президенту Германии, который при исполнении своих полномочий действовал в духе сохранения гражданских свобод, демократии и социального правового государства. И в этом его главная историческая заслуга.

Книга В. А. Артемова и Е. В. Кардашовой -весьма ценный вклад в исследование истории первой германской республики. К сожалению, небольшой тираж этой книги вряд ли сможет удовлетворить потребности читателей.

М. Е. Ерин доктор исторических наук, профессор Ярославского педагогического института

Опубликовано на Порталусе 11 июня 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама