Рейтинг
Порталус


В. В. Дегоев. БОЛЬШАЯ ИГРА НА КАВКАЗЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Дата публикации: 24 июня 2021
Автор(ы): В. Н. Виноградов
Публикатор: Научная библиотека Порталус
Рубрика: ПОЛИТОЛОГИЯ
Номер публикации: №1624535213


В. Н. Виноградов, (c)

М.: Русская панорама, 2001,495 с.

Книга В. В. Дегоева сложна по своей структуре, так как включает статьи, очерки и эссе. Объединяет их общая тема - проблема взаимоотношений России с Кавказом, более всего Северным, и в первую очередь Чечней, в прошлом, настоящем и будущем, тема, ныне широко дискутируемая. Автор указывает, что в этой полемике, "как не было, так и нет научных вопросов. Есть вопросы острой идеологической борьбы, в которой прежние противники, - "марксисты" и "буржуазные фальсификаторы", потеснены новыми, столь же непримиримыми - "русскими патриотами" и "нерусскими националистами"" (с. 9). В. В. Дегоев стремится внести голос научного рассудка в хор разыгравшихся политических страстей.

Заслугой автора является то, что он рассматривает Кавказ как регион громадного геополитического значения в широких хронологических рамках: с XVIII в, как место борьбы России, Турции и Ирана и пристального внимания к нему супердержав, в XIX столетии - Великобритании, в XX -США. Он отвергает элементарное противопоставление двух форм российско-кавказского освещения - "жестокое завоевание - добровольное присоединение", показывая взаимодействие в ходе общения сил притяжения и отталкивания (с. 21). Книга содержит серьезный и разносторонний анализ поисков несиловых методов, с помощью которых самодержавие стремилось утвердиться на Кавказе, начиная с размышлений Г. А. Потемкина "не допускать своевольства", "ловить сердца и призывать к себе" (с. 22).

Автор широко привлекает западную, прежде всего британскую, историографию ("взгляд с Запада"), что внове при трактовке этого сюжета у нас. В этом смысле очерк "Россия и Кавказ в XVIII -первой половине XIX в." уникален по использованным в нем английским источникам и литературе прошлого и даже позапрошлого столетия, и представляет большой интерес для всякого, желающего углубленно и всесторонне ознакомиться с проблемой, уже тогда имевшей международное значение. Великобритания упорно пыталась воспрепятствовать утверждению России на Кавказе, считая его важнейшим стратегическим плацдармом на подступах к своим имперским морским путям и к Индии. При этом кавказская проблематика разбирается в общем контексте англо-российских противоречий, являвшихся в XIX в. осью европейской политики. Еще в 20-е годы была выдвинута идея коалиционной войны Англии и Франции против России с помощью горцев и Персии (с. 58). В дальнейшем список возможных участников пополнился Турцией, Крымом и Польшей. Все это сопровождалось раздуванием русофобии и приобщением априори к цивилизаторской миссии Запада всех, кто боролся с Россией (с. 101).

О страхе Лондона перед нависшей над Индией угрозой Дегоев пишет с оправданной осторожностью: "в принципе" Петербург мог "при желании двинуть свои войска в Индию" (с. 119), что и попытался сделать Павел I. Но "поход на Индию" завершился под Оренбургом, и никаких попыток в этом направлении больше не предпринималось. Жаль, конечно, что автор, увлекшись анализом ценных английских источников, включая парламентские дебаты, упускает из виду, что главным желанием Николая I являлось сближение с Великобританией как вторым после России оплотом "порядка" и консервативных устоев в сотрясаемой революциями Европе.

В. В. Дегоев заслуженно уделяет внимание Крымской войне, при этом останавливаясь, однако, лишь на ее кавказском аспекте, что приводит его к известной односторонности в оценках. Автор окунается в парламентские дебаты, которые всегда страдают пристрастием и субъективностью. Он пишет об "удручающих для торгово-промышленных слоев британского общества итогах мирных переговоров в Париже" (с. 139). И это - по поводу торгово- промышленного бума, связанного с войной? Он приводит прозвучавшее в дебатах фантастическое утверждение: потеря Севастополя для России не так страшна, как потеря Карса для англичан, которая "навсегда останется черным пятном в их истории" (!!!) (с. 140).

Парламентские дебаты но Крымской войне строились но канонам театральной инсценировки, в которой оппозиция изобличала правительство во всех мыслимых грехах. В итоге "русская звезда на Востоке затмила английскую" - это о схватке, в которой Великобритания, не одержав ни одной

стр. 234


победы, лишила Россию последствий четырех победоносных войн (1768 - 1774, 1787 - 1791, 1806 - 1812 и 1877 - 1878 гг.). Вот констатация российского министерства иностранных дел о положении Великобритании "после Крыма": "Восточную войну она вела для себя и извлекла все практические результаты", используя рознь великих держав и испытываемые ими трудности, поддержку, которую ей оказали, и союзы, которые она создала. Спокойствие на континенте зависит от ее милости. Возвысившись, она оказывает давление на второстепенные государства по причине их слабости и изолированности" 1 .

Еще одно замечание. В. В. Дегоев приводит принадлежащее Г. Д. Пальмерстону предложение -"расчленить Российскую империю", отторгнув от нее Крым, Кавказ и т.д. (с. 390). Высказывание это не раз появлялось в отечественной литературе и выдавалось за вынашиваемый британским кабинетом определенный план. Но расставим все по местам. Никакого такого плана не существовало, было лишь частное письмо Пальмерстона одному своему корреспонденту. Виконт тогда занимал пост министра внутренних дел, т.е. являлся лицом, за внешнюю политику не отвечавшим. Став премьер- министром, он не вспоминал об этой химере и, даже будучи "ястребом", помышлял только о подрыве имперских позиций России.

Большой познавательный интерес представляет очерк "Три силуэта Кавказской войны: А. П. Ермолов, М. С. Воронцов, А. И. Барятинский". В советской историографии они пребывали в небрежении -царские наместники. М. С. Воронцову досталось от гениев нашей литературы - А. С. Пушкина в эпиграмме и Л. Н. Толстого в "Хаджи Мурате". В. В. Дегоев против использования только черно-белых цветов при характеристике наместников. Он останавливается на их административной деятельности, стремлении завоевать Кавказ "политически, экономически, духовно", превратив этот регион в "органическую часть Российской империи" (с. 168), вовлечь его в общероссийский рынок. Не скрывает он и трагических для российской армии страниц войны, вроде предпринятой в 1844 г. по приказу Николая I экспедиции к "столице" Шамиля, аулу Дарго. Однако он же приводит отрывок из всеподданнейшего отчета А. И. Барятинского за 1857 - 1859 гг.: "Чтобы замирить кавказское население навеки, нужен, после покорения его, двадцатилетний период совершенно мирной жизни" (с. 196). Автор делает вывод: "Итоги войны имели огромное геополитическое и международное значение, Россия обеспечила свою безопасность на юге, создала условия для мирного освоения Северного Кавказа как составной части империи, лишила иностранные державы возможности и предлога для вмешательства в кавказские дела" (с. 202).

Обстоятельный очерк посвящен отечественной историографии Кавказской войны. Автор отдает должное своим предшественникам в дореволюционной России - ими "собран колоссальный фактографический материал, создана прочная источниковая база, без которой сегодня не может обойтись ни один исследователь" (с. 236). Остается пожалеть, почему он сам не использовал эту сокровищницу при написании очерков об англо-русских отношениях вокруг Кавказа, основанных исключительно на британском материале.

Советская историография представлена в двух ее крайне идеологизированных и политизированных ипостасях. В 20 - 30-е годы войну со стороны горцев представляли как национально-освободительную, направленную против колониальной политики царизма, и одновременно как антифеодальную (с. 240); автор пишет о воздействии на нее публицистических трудов К. Маркса и Ф. Энгельса, которые, в отличие от их выдающихся теоретических исследований, он именует "журналистской поденщиной", обвиняя их в "русофобии, которая в советской историографии упорно именуется священной ненавистью к царизму" (с. 245). После Великой Отечественной войны позиции кардинально меняются, и в литературе начинают задавать тон "антишамилевцы". "Партийно- политические декреты, вселявшие оцененяющий страх по поводу опасности сказать "не то", парализовали творческую мысль". Издавались книги, "отличавшиеся друг от друга лишь величиной фактического материала" (с. 255). К сожалению, автор не останавливается на характеристике этого фактического материала, а это было бы интересно, тем более, что он сам признает: для советских историков-профессионалов "существовали пределы приспособления к предписаниям партии" (с. 292).

Напротив, в последние годы существования СССР историография достигла пика критического настроя в отношении официальной кавказской политики, но по-прежнему "идеологический лейтмотив доминировал над наукой" (с. 257).

Большой объем и соответствующее ему значение имеют помещенные в книге материалы, посвященные анализу дискуссий но кавказским проблемам после распада СССР. Переиздаются исторические источники, публикуются исследования о Шамиле и его движении и, как побочный эффект научных дискуссий, Шамиль "превращается для сепаратистски настроенных политиков конца 80 - начала 90-х годов в знамя и вдохновенный пример "освободительной" борьбы с новым имперским "центром"" (с. 260). Заслуживает упоминания высказанный проф. М. М. Блиевым взгляд на формационные истоки Кавказской войны 1817 - 1834 гг.: социально- хозяйственный строй горцев имел в качестве "базовой" сердцевины "набеговую систему", приносившую материальный результат (добычу), и в качестве надстройки - идеологию мюридизма (с. 260 - 261). В то же время автор


1 Архив внешней политики Российской империи, ф. Отчеты, 1856, оп. 1, д. 134, л. 237.

стр. 235


признает, что добыча от набегов быстро "проедается", и поэтому не может быть прочным фундаментом для формирования собственности (с. 263), т.е. для движения общества вперед.

В целом же политико-идеологический ориентир доминировал в дискуссиях, и "порочная традиция отталкиваться от готовых "позитивно-негативных оценок"" сохранялась (с. 296), и поэтому ничего существенно нового на дискуссионных нолях не происходит, а научный аспект по-прежнему оттеснен на второй план.

Последний раздел книги посвящен историко-политической публицистике автора, который выступает здесь страстным полемистом. Он пишет о "крупных и унизительных провалах российской политики в Чечне", предупреждает насчет развития "катастрофогенных процессов" на Кавказе. Слом здесь одной из "несущих этногеополитических опор федерализма в России" чреват "последующим обвалом российской государственности" (с. 315). "Резкие перепады от грубой силы к полной пассивности и растерянности выдают то, в чем российскому правительству неловко признаваться, -отсутствие ясной программы в кавказском вопросе" (с. 318). Под статьей стоит дата - август 1997 г.

Но политическая публицистика не предназначена для длительного пользования. Некоторые из высказанных автором положений устаревают на ходу. Один пример. Название очерка: "Россия на Кавказе: уйти нельзя остаться", без запятой (с. 405), предполагает возможность двухвариантного решения проблемы. Но рядом соседствует иная формула - отпустить Ичкерию на все четыре стороны невозможно, ибо этих сторон нет, вокруг Россия: "А это означает, что на российской территории появится анклав военно-криминально- фундаменталистского типа, со всеми сопутствующими "прелестями" для ближних и дальних соседей" (с. 382). Значит, альтернативы по существу нет. А с "прелестями" мы уже познакомились еще до так называемой первой чеченской войны, когда из скупых заметок в печати становилось известно о чудовищных фальшивых авизо и приходивших из Грозного разгромленных и разграбленных товарных составах. Что же, увековечивать подобное положение?

В. В. Дегоев один из очерков снабдил подзаголовком в подражание Бальзаку - "Блеск и нищета исторического опыта". Что касается блеска, мы позволим себе глубоко усомниться, насчет нищеты - тоже. Исторический опыт дает много для размышлений о нынешней ситуации и поисков выхода из нее. И сам автор пишет в ретроспекции о гибком, прагматичном приспособлении российской власти к региональным реалиям, об "ухаживании" за местной знатью, об интернационализации правящей верхушки, о веротерпимости (а ныне - об уважительном отношении к исламу и его традициям), о сохранении той или иной степени автономии (с. 323). Все это, в осовремененном виде, применимо к дню сегодняшнему. А дальше - методом проб и ошибок. Иного не дано.

В. В. Дегоев упоминает об особом статусе территорий, населенных казачеством, - и это тоже предмет для серьезного размышления. Мысль об отказе от полной унитаризации империи (с. 326) представляется нам заслуживающей внимания. Чечня должна убедиться, что спокойная, обеспеченная и безопасная жизнь возможна лишь в лоне России, в противном случае - прозябание, произвол, разбойничьи нравы полевых командиров, отрыв от мировой цивилизации в клетке шариатской замкнутости.

Попутно В. В. Дегоев высказывает мысли о Российской империи, представляющиеся справедливыми: она не относилась к классическому типу колониальных держав, а являлась своеобразной разновидностью имперской модели. Это "государство-континент", созданное далеко не только силовой экспансией; в ее структуре никогда не было разделения на "метрополию" и "колонии"; в ней не существовало господствующего народа, ибо "главная привилегия" русского этноса состояла в том, что он нес на своих плечах "всю тяжесть имперской махины"; "крестьянину из какой-либо русской губернии государство никогда не предоставляло тех прав, которые имели жители имперских "колоний"; представителям местной элиты предоставлялась возможносгь сделать карьеру на престижном поприще (с. 327 - 329) и многое другое.

В целом книгу можно оценить как весьма полезную и актуальную. В. В. Дегоев предпринял серьезную попытку перевести дискуссию о Кавказе из сферы сталкивающихся взглядов и страстей в русло взвешенных суждений. А это важно сейчас не только для ученых, но и для политиков. Надо постараться спокойно осмыслить исторический опыт для его учета в настоящем и будущем.

В. Н. Виноградов, доктор исторических наук, профессор, главный специалист Института славяноведения РАН

Опубликовано на Порталусе 24 июня 2021 года

Новинки на Порталусе:

Сегодня в трендах top-5


Ваше мнение?




О Порталусе Рейтинг Каталог Авторам Реклама